Поиск

вторник, 25 октября 2011 г.

20 лет спустя...


Прошедший уже несколько дней назад Народный Сход, как выяснилось, продолжает будоражить умы некоторых его организаторов, пытающихся доказать себе и окружающим, что и идея была замечательной, и реализация – на уровне, да только кто-то со стороны подкачал: не то погода, не то, как у нас принято, народ, не то – те общественные и политические силы, которые сие мероприятие не поддержали или поддержали недостаточно активно.

Удивительно было читать подобные размышления недавно на страницах «Народной воли». Удивительно, в первую очередь, потому, что – неожиданно. Ибо, казалось, всё предельно ясно: мероприятие предсказуемо провалилось, почему – об этом много говорили ещё до Схода, и нет сегодня никакой надобности терять время и умственную энергию на то, чтобы оправдывать по всем статьям провальное начинание, либо, наоборот – продолжать объяснять людям, почему провал – это провал.

Но ещё удивительнее было находить в подобных размышлениях прямые намёки на вину в провале тех, кто воздержался от необдуманных действий и не внёс свою лепту в многолетнюю копилку провальных дел. Однако читать это пришлось, приходится и реагировать. Потому что, конечно же, ознакомиться с этими обвинениями посчастливилось не только мне.

Итак…

А ЧЕГО БЫЛО ЖДАТЬ?..

Ничего нового я сейчас не скажу, а лишь повторю то, что говорил ещё за месяц до Схода на одном нашем внутреннем совещании, которое было призвано дать ответ: принимаем ли мы участие, если да – то в каком формате. Так вот, тогда, среди прочего, мне довелось сказать ещё такую вещь.

В природе существуют, как бы нам иногда не хотелось этот факт проигнорировать, законы массовой коммуникации. В политике, в связях с общественностью и т. д. их игнорирование смерти подобно, потому что приводит к одному простому и очевидному результату: массы просто тебя не понимают, и, как следствие, не поддерживают.

По «горячим следам» Схода политолог Юрий Чаусов сказал о том, что Сход был обречён уже потому, что организаторы слишком часто и слишком явно меняли его формат, предназначение, месседж. Если весной, когда зародилась идея, говорилось о том, что осенью будет обязательно что-то типа революции, многотысячные выступления, возможно – забастовки, протесты, смена режима, то уже летом голоса раздавались несколько иные, и Народный Сход уже рассматривался едва ли не как площадка для получения представителями оппозиции легитимности для переговоров с властью.

Ещё чуть позже, осенью, когда становилось всё более очевидным, что ничего толкового из этого не выйдет, нам было предложено другое понимание миссии Схода: это теперь, оказывается, будет регулярное собрание, для того чтобы обсудить, потребовать, принять, передать и т. д.

Тут ведь такое дело… Чтобы люди куда-то пошли, надо чтобы они во что-то поверили. Во что им верить из предложенного набора? Может быть, если нет чёткого видения, что сказать людям, имеет смысл сначала определиться и промолчать?

Кстати, этот вопрос, по поводу того, что сказать людям и чем заставить их себе поверить, если копнуть глубже, обнажает ещё большие проблемы сегодняшней политической оппозиции, которые ещё не раз дадут о себе знать в предстоящих схватках за общественное мнение.

КАКОЙ ВЕК НА ДВОРЕ БЕЛОРУССКОЙ ПОЛИТИКИ?

Тут перед социологами, политологами и политиками встала такая проблема… Вроде бы рейтинг Лукашенко упал если не ниже плинтуса, то уж до этого уровня (при такой-то тотальной пропаганде!) – точно. А рейтинг оппозиции устойчив, примерно как Эверест. Может быть, даже, устойчивее: ни вниз, ни вверх.

Объясняется это обычно просто, если не сказать: упрощённо. Ну, не стал белорус доверять оппозиции, перестав верить власти, и всё тут! Но – почему?

Реальных причин может быть несколько, я же попытаюсь остановиться лишь на одной.

Наше государство живёт ещё в индустриальной эпохе, а по некоторым параметрам – так и в феодальной. Но люди, в подавляющем своём большинстве, живут уже в постиндустриальной эре. Главной чертой этой эры, наступившей с развитием технологий, в том числе, и информационных (Интернет), является то, что теперь главным продуктом является не материальный товар, а знание. Практически все процессы в наиболее развитых странах автоматизируются, ведущие же и квалифицированные работники отныне производят не материальный продукт, а – знание, или, по иному - информацию!

Если спроецировать эту простую истину на рынок пиара (в том числе и политического), то, получается, что сегодняшний потребитель потребляет уже не сам продукт как таковой, а – образ, то есть, то знание о материальном предмете, которое произведено и вложено ему в голову.

Это же касается и политики, и развития медиа. Если, в период своей первой избирательной кампании, Лукашенко провёл 150 встреч с избирателями, то сегодня не проводит вообще. Потому что за него это делает телевизор.

Сегодня в головах людей побеждают не конкретные люди, программы или предметы, а те образы, которые он знает, понимает, которым верит. А, если даже и не верит так уж полностью, то, в условиях выбора, склонен выбирать скорее известное, пусть и с недостатками, чем неизвестное. Опять же – образ.

К слову, ведь мы можем наблюдать этот эффект каждую электоральную кампанию. К каждым выборам большинство белорусов подходит, не имея чёткой картины, за кого оно хочет голосовать. Перед каждой кампанией социологи констатируют, что большинство – так называемое «болото», то есть люди, не определившиеся, и откладывающие свой выбор на последний момент.

И после каждой кампании приходится признавать, что большинство (неважно, критическое, или некритическое), всё же, в последний день, поддержало Лукашенко.

Законы массовой коммуникации работают. Особенно эффективно они работают в информационном обществе, в которое, понемногу, превращается Беларусь.

А теперь, не растекаясь особо мыслями по древу, предлагаю просто, навскидку, прикинуть: разочаровались люди в Лукашенко, хорошо им известном и привычном. Кому они должны поверить, и должны ли кому-то верить автоматически? Есть ли в Беларуси ещё хотя бы один известный, на уровне образа, политик, внятная альтернатива, так сказать – брэнд?

Ответ очевиден. А теперь следующий вопрос: должны ли белорусы выходить на улицы по призывам тех, кого они не знают и кому, как следствие, не верят?


20 ЛЕТ СПУСТЯ…

Ещё один принципиальный момент, со всей яркостью иллюстрирующий абсурдность происходящего заключается в следующем.

Совсем недавно главный организатор Народного Схода, Виктор Ивашкевич, сравнил Сход с БНФ образца конца 80-х гг.

Очень метко, если не сказать, остроумно. Совершенно согласен.

Единственная проблема заключается в следующем.

Виктор Ивашкевич, как пришёл в демократические силы в 1988 (если не ошибаюсь) году, как увидел воочию, что такой формат работы с массами может приносить эффект, так, кажется, до сих пор где-то в 1988 году и находится.

Как будто не прошло 20 лет, как будто не внедрился во все сферы жизни Интернет, не появились мобильные телефоны, рассылки, форумы и социальные сети…

Кардинальная разница между концом 80-х и сегодняшним днём состоит в том, что тогда люди вынуждены были собираться на митинги даже если они хотели просто обсудить текущую политическую либо экономическую ситуацию. Правильно на последних этапах подготовки Схода говорили организаторы: собираемся, чтобы обсудить, власти наше мнение передать. Да только не сегодняшнего дня это реалии.

Потому что раньше, чтобы обсудить, надо было собираться, а сегодня все обсуждения с разной степенью успешности проходят в социальных сетях, на форумах, конференциях в скайпах и пр. и пр. и пр.

Вера в то, что власти будут читать принесённые им петиции, равна нулю – кто пойдёт их носить?

Получается, что народу выходить на улицы для всякого рода обсуждений нет никакого проку. Выйти люди могут лишь под реальное действие, да под перспективу реальных перемен. Но: что для этого нужно? Ответ очевиден, как 2*2: та же вера в конкретных людей, в конкретные образы, в реальность происходящего и положительной перспективы. Есть ли такая вера, есть ли такие образы-брэнды? Эти вопросы мы задавали выше.


«КТО ТУТ УМНЫЙ?..»

Высказав основные соображения об ущербности образа действий, предложенных нам титульной оппозицией на текущий осенний сезон, мы подошли к главному аргументу сторонников Сходов, и главному вопросу, который нам задают в последние месяцы.

Дискутируя по рассмотренным выше вопросам, часто приходилось слышать от оппонентов примерно следующее: «Ну так, если вы не верите в наши идеи, так что вам мешает присоединиться и сделать лучше?»

Аргумент хороший, можно сказать, железный.

Единственное замечание: он – слишком на поверхности. А, если копнуть чуть-чуть глубже, картина получается совсем неприглядная.

Как видно из всего вышенаписанного, ущербной является сама по себе модель Народных Сходов в сегодняшних условиях: она просто не соответствует духу времени и реальному состоянию оппозиции, её восприятию обществом.

И, получается как-то так. Мы-то умные, всё-то понимаем, но зачем нам предлагать присоединяться к формату, который по нашему мнению просто не может привести к успеху? Как, извините, я могу поддерживать Народный Сход, и даже просто к нему терпимо относиться, если, приглядевшись, вижу, что проект направлен, в лучшем случае, на имитацию и перехват кем-то инициативы в оппозиции, и, в худшем – на «стравливание пара» самой активной частью общества, следовательно – на руку властям?

Как своими идеями можно повлиять на такие Сходы, если никакие идеи там нафиг никому не нужны? Совершенно не припомню, чтобы Оргкомитет Схода хотя бы близко допускал пересмотр формата. Месседжи перекраивали постоянно, чем довели людей до умоисступления (по последним оценкам НИСЭПИ, рейтинг доверия оппозиционным партиям упал в последний месяц подготовки Схода не меньше, чем рейтинг Лукашенко, и остановился на катастрофической цифре в 12%). Но чтобы кто-то допускал пересмотр формата – такого не было. И о какой конкуренции идей может идти речь?

Весь аргумент сводился к тому, чтобы все должны «показывать класс» в рамках заведомо проигрышного формата. При этом, те, кто не хотел плескаться лицом в грязи, априори назывались «здрадниками». Кому-то смешно. Мне – грустно…

«И ЧТО?»

Да, раскритиковав Сходы уже на уровне идеи, логично сказать: что же предлагаем мы и чем мы занимаемся?

Насчёт того, чем мы занимаемся, мы неоднократно писали, говорили… Что мы предлагаем, в принципе, тоже. Но – не поленюсь повториться. Теперь это будет структурировано несколько по-иному, в соответствии с темой и содержанием статьи.

Во-первых, чтобы победить Лукашенко, нужен альтернативный образ-брэнд, который люди будут как минимум хорошо знать и противопоставлять в сознании образу власти (это позволит в последний момент, как минимум захватить свою часть неопределившихся, и, как максимум, склонить на свою сторону большинство изначально, привлекая их ясными очертаниями предлагаемого).

Самое очевидное воплощение такого образа-брэнда – единый кандидат от оппозиции, либо – единый лидер.

Тут кстати было бы вспомнить Конгресс демократических сил 2007 года, когда ломались копья насчёт будущего формата работы тогда ещё единой оппозиции – ОДС. Так вот, кто не помнит, тому напомню, кто не в курсе, тому расскажу: На том конгрессе Движение «За Свободу!», возглавляемое Александром Милинкевичем, настаивало на том, что должен быть избран легитимный лидер оппозиции, как образ, который будет олицетворять демократическую альтернативу перед народом.

Большинство же партийцев настаивали на институте «сопредседательства», то есть, чтобы лидерские полномочия принадлежали одновременно 5-6 политикам. Самым главным адептом этой идеи был некто Анатолий Левкович, чью сегодняшнюю роль в белорусской политике трудно оценить неверно – он явно раскрылся как агент лукашенковской администрации и спецслужб.

Остаётся надеяться, что лишь он действовал так осознанно во вред, по заказу режима, а остальные – лишь под влиянием амбиций. Ведь каждому, как говорится, хочется порулить… Амбиции – это зло, но, по крайней мере, чаще всего – неосознанное зло.

Таким образом, Движение «За Свободу!» и его союзники, одни кто давно и последовательно выступал за единственно правильную стратегию завоевания доверия населения: создания понятной и узнаваемой альтернативы, как личностного брэнда – противовеса брэнду лукашенковскому.


Второе необходимое условие того, чтобы люди поверили в оппозицию и могли её поддержать в борьбе за власть – создание качественной внутриполитической альтернативы. В условиях информационного общества, белорусы предстают уже людьми совсем не глупыми, мягко говоря, не готовыми менять шило на мыло. В конце 80-х, на закате СССР, существовал массовый стереотип: мы живём плохо, а на Западе живут хорошо, там демократия, достаточно свергнуть КПСС, у нас будет также. Это был стереотип на уровне ментального штампа, и формировался он десятилетиями, через самые разнообразные сферы жизни советского общества: через фарцовщиков, через крайне редкие, и оттого особо привлекательные вещи, привозимые с Запада редкими счастливчиками, через стиляжничество, стремление к информации и зарождавшийся медиаактивизм (на тот момент – кустарное радио) и т. д. и т. п. Поэтому, когда положение в СССР стало уже совсем катастрофическое, люди автоматически делали простейший выбор: долой КПСС – и всё будет хорошо.

Собственно говоря, сейчас тот же самый пресловутый Народный Сход пытается повторить эту же модель, не выдвигая никаких внятных альтернатив, а лишь выставляя к власти требования и заявляя о необходимости её сменить, если требования выполнены не будут.

Но опыт начала 90-х, когда простая смена режима через смену названий правящих кланов, не привела к улучшению качества жизни, многому научил белорусов. Плюс к тому, нельзя забывать про новые условия – условия информационной эпохи. Сегодняшние белорусы примерно знают, что происходит в мире, примерно знают, что, и строя «рай» по западной модели, надо понимать, что делаешь, и совсем не стремятся менять сегодняшние условия, пусть и плохие, но известные и понятные (а мы хорошо знаем, что самое страшное – это неизвестность), на совершенное отсутствие таковой. Кстати, не могу сказать, что они не правы.

Внятная внутриполитическая и экономическая альтернатива должна быть качественной, и, одновременно, сформулирована для обывателя, опять же, на уровне простейшего образа, западающего в подсознание и заставляющего делать выбор, пусть иногда и не осознанный.
В этом отношении бесценный урок всем заинтересованным преподала команда как раз Лукашенко в ходе кампании 2010 года, с пресловутыми 500 долларов. Для белорусов это была совершенно фантастическая цифра, и сам Лукашенко толком не мог объяснить, откуда она возьмётся, а просто взял и раздал, в качестве доказательств серьёзности своих намерений, эти деньги из ЗВР. Чем это закончилось, мы все сейчас ощущаем, но у оппозиции здесь есть стратегическое преимущество: если она какую-то такую изюминку и найдёт, то уж точно, чтобы это сработало, ей придётся глубочайше всё продумывать и обосновывать, ибо доступа к государственным ресурсам для тупой и недальновидной демонстрации и неё просто нет.

И, да, сразу скажу: Движение «За Свободу!» занимается сейчас и этой работой: идёт кампания «Народная программа», которая направлена как раз на создание качественной и понятной людям внутриполитической и экономической альтернативы. ДО таких конкретных пиаровских образов ещё далеко, но ведь работа движется, и из неё вполне может получиться что-то толковое. Несмотря на критику любителей пустых Сходов, заявляющих о «травоядных» и «уютных» «нжошных проектах».

Если качественный личностный образ-брэнд, противовес Лукашенко, будет подкреплён ещё и качественным внутриполитическим предложением, это уже создаст серьёзные основания для людей поверить оппозиции. И поддержать её в борьбе за власть.


И, наконец, третье необходимое условие – качественная внешнеполитическая альтернатива.

Тут, кажется, и объяснять особо ничего не надо. Современный мир идёт по пути интеграции государств в межгосударственные образования, с крупными державами в качестве центров силы. Беларусь – маленькое государство, центром силы быть не может, но и без интеграции ей сегодня не обойтись. Белорусы это, кстати, хорошо понимают, поэтому в обществе практически нет людей с не сформулированной внешнеполитическое позицией. Примерно половина – за интеграцию с Россией. Вторая половина – за интеграцию с ЕС. Интересы евроинтеграции в обществе традиционно презентовала демократическая оппозиция, интересы восточного вектора – власть. Собственно говоря, уровень доверия и тем, и другим со стороны населения очень красноречиво говорит в том числе и о том, как люди верят в способность и тех, и других, свои декларируемые внешнеполитические цели реализовать.

Лично я – твёрдый сторонник евроинтеграции. Даже если не углубляться в исторические и цивилизационные причины, поддерживать именно этот вектор стоит уже хотя бы потому, что невозможно поверить в какие-то реально успешные интеграционные проекты во главе с Россией, которая и сама-то едва-едва не разваливается.

Нелишним будет заметить, что Движение «За Свободу!» уже долгие годы наиболее последовательно работает в обществе на продвижение европейского геополитического выбора. Последний проект – создание сети «Европейских клубов» по вей Беларуси, как информационных центров для белорусов о Европе. Популяризация достигается в первую очередь через информирование. Особенно в XXI веке.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Конечно же, мои выводы могут быть сугубо субъективны. Но их нельзя не высказать.

Сегодня организаторы Народных Сходов неприязненно цыкают на тех, кто предпочитает иной образ действий. Ок, это – их право.

Но дискуссия насчёт того, что же надо делать, чтобы достичь положительных перемен, идёт.

У нас есть два подхода.

Первый подход – а-ля Партия БНФ 1988 года, который теми же людьми и предлагается. Не принимая во внимание текущий момент, его особенности и требования.

Второй подход: создание предпосылок и условий для того, чтобы люди поверили именно демократической перспективе, поддержали, и, основываясь на этой вере, вышли в итоге на улицы. Как говорил известный мультперсонаж: «Лучше день потерять, потом за пять минут долететь».

Для обоих лагерей остаётся чрезвычайно актуальной проблема создания и развития инструментов, для продвижение в общество своих идей, консолидации вокруг них масс: медиа, сети распространения информации, ресурсы и т. д.

Скажу честно: ни у тех, ни у других, пока что глобального ничего не получается.

И те, и другие, несколько недовольны друг другом, считая, что товарищи-оппоненты «занимаются ерундой». Конечно, если бы все объединились вокруг одной стратегии, эффекта было бы больше.

Множество людей сейчас, под влиянием ухудшающегося положения, начинает задумываться о происходящем, и пополняет демократический актив.

понедельник, 24 октября 2011 г.

Первые «американские» впечатления


Соединённые Штаты Америки – одна из наиболее неоднозначных стран в мировом восприятии. Столько мифов, домыслов, легенд, инсинуаций и дифирамб, наверное, не вызывает ни одно другое государство. Не вызывает столько ненависти и любви… Между тем, совершенно однозначно, что мало кто из отзывающихся, как с любовью, так и с открытым неприятием и раздражением, может судить об Америке объективно: мало кто здесь был, в общем-то.

Пользуясь случаем (3-х недельное пребывание в США по программе обмена), не могу не наблюдать всё происходящее вокруг меня с глазами, открытыми так широко, как мне позволяет физиология. Одновременно, также широко пытаюсь открывать свои мозги. Мне хочется не так увидеть что-то, как понять какие-то общие тенденции, делающие Америку тем, что она есть сейчас – мировой центр силы.

Как любой нормальный путешественник, у которого есть блог, не могу не делиться впечатлениями. Сразу хочу сказать, что не имею ни малейшего желания писать в стиле «А, вот сегодня мы были там, видели то, а вот, кстати, у меня тут и фоточка есть». Имхо, всё, что нужно знать простому человеку, в специальной литературе, которой полно в Интернете, описано в разы лучше, чем это получится у меня. Ну а фотографировать Белый дом или Казначейство (Министерство финансов) я вообще не вижу смысла, если они есть на долларах :) Про работы фотографов и журналистов вообще не говорю.

Я попытаюсь излагать те мысли, которые посещают меня при осмыслении тех или иных, увиденных мною воочию, вещей и процессов. Чтобы, в конечном итоге, понять: что же стоит за этой силой, которую так любят и не менее горячо ненавидят.

Заметки будут короткие: время в США – главная ценность.

ПО ДЕЛАМ СУДЯ…

О самом первом впечатлении по прибытии в Вашингтон я уже писал в Twitter: ничего особенного. Когда мы едем куда-то, где никогда не были, мы ждём, что увидим что-то, необычное. Если это такая страна, как США, или Россия (Москва, Питер), ждём чего-то, что поразит воображение.

Что до Вашингтона, то здесь всё оказалось на диво обыденным. Все пейзажи – знакомыми, и, что немаловажно, в разы менее внушительными, нежели мы привыкли видеть их по ТВ. Белый дом – скромненькое старое здание, примерно такое же по размерам, как гомельский Дворец Румянцевы-Паскевичей. То же самое можно сказать и обо всём остальном: всё просто. Самое шикарное и роскошное здание – Капитолий, но и ему далековато до питерских либо московских гигантов.

Здесь запрещено строить здания, выше Сената на Капитолийском холме, поэтому архитектура здесь европейская и привычных нам размеров. На улицах чисто и спокойно. Всё это делает Вашингтон удивительно похожим, например, на Минск. Только, как я и писал в твиттере, «без понтов». Масштабы мощи Америки таковы, что то, что в Минске кажется вычурной роскошью, здесь – минимализм, даже как-будто какая-то показная скромность…

Конечно, Вашингтон – далеко не самый грандиозный город в США, будут и другие. Но то, что именно он, как столица, как центр принятия мировых по масштабам решений, предстаёт именно в таком свете – очень показательно.

Потому что, прогуливаясь по Вашингтону, не смотря на его явный минимализм и скромность, всё равно не покидает ощущение чего-то грандиозного, сопричастности к чему-то, что влияет на целый мир. Чего-то огромного, во многом даже – непостижимого. Для меня, мирового провинциала.

И мне подумалось, что фишка тут в том, что Америка – это тот классический случай, когда надо судить по делам. И мы именно так и поступаем. Репутация у их такая, что нет надобности даже руководствоваться расхожим правилом «Встречают по одёжке…». Мы можем сравнивать их столицу хоть с Минском, хоть с Рогачёвом, хоть с Гомелем – их это, в общем-то, и не волнует. Но что касается таких вещей, которые лежат в плоскости их интересов… То тут уж – совсем иная история.

Таким образом, первое впечатление об Америке: это – страна дела. Страна не понтов и показухи, а именно – дела.

В ЧЁМ СИЛА АМЕРИКИ?

В фильме «Брат-2», говоря о силе Америки, постоянно проводится мысль, что вся она – в деньгах. В принципе, в мировом масштабе тоже привыкли руководствоваться именно таким стереотипом. Так-то оно так, но я бы акценты немного сменил.

В Америке отпуск – 7 дней. И ещё 4 дают на праздники. Всех это устраивает. Америка открыта для трудовой миграции, и люди сюда едут заработать денег. Сами американцы зарабатывают деньги.

Америка – страна труда и страна трудоголиков. Вся её сила именно в этом: здесь все работают, и видят в этом единственный смысл существования. Не без исключений, конечно, но я говорю об общих тенденциях.

Деньги при этом – главный, но не всё определяющий фактор. Американец, как и приезжий, постоянно думают о будущем. Они не думают о прошлом, их не волнует, что там происходит на другому конце земного шара (если говорить об обычном человеке), он лишь день и ночь думает о будущем своей семьи, и ради этого работает.

Здесь постоянно говорят о национальном доходе, и за этим просматривается забота о будущем нации, одновременно, никто не рассматривает себя вне этой нации. Мы привыкли проговаривать и слушать идиотские стереотипы о том, что вся мощь Америки основывается на ничем не обеспеченном долларе, который они просто печатают.

США – это 25% мирового ВВП, 40% мирового рынка новых технологий. Именно этим и обеспечивается доллар, этим обеспечивается и устойчивость американской экономики.

Но это ведь – результат упорного и самоотверженного труда! Это ведь не падает с неба, и не может быть куплено за ничего не стоящие деньги, типа белорусских рублей!

И это создают они – простые люди, простые американцы, постоянно озабоченные своим будущим и будущим нации.

Таким образом, главная сила Америки, имхо, она не в долларах. Доллар – лишь инструмент. Сила Америки – в людях. Которые работают ради своего будущего, и получают от этого удовольствие…

To be continued…