Поиск

четверг, 30 сентября 2010 г.

Рекомендовано: подписи безопасно ставить только на работе!


Ещё не просохли чернила на подписанном распоряжении гомельских властей о том, что собирать подписи за выдвижение кандидатов в президенты Беларуси запрещается в общественных местах.

Ещё не забылось обещание Лидии Ермошиной пересмотреть это (и ему подобные в других регионах) решение.

А от белорусских властей – уже следующий шаг, призванный существенно ограничить пространство для манёвра претендентам.

Сегодня милиция выступила с предупреждением: дорогие граждане! Сборщики подписей могут оказаться мошенниками. И украсть у вас, как у кричевского деда, 5 млн. рублей. Будьте бдительны!

Запуганный народ, конечно, призадумается. Выборы те – их ещё «нунафиг» может… А мошенника в дом пустить: это совершенно лишнее…

Что у нас на выходе? На улице – запрещено. Дома – страшно. Остаётся только на работе?

Да, на работе, не переживайте, в сборщиках недостатка не будет. В каждом учреждении, на каждой фабрике и на каждом заводе есть для этого идеологи: придут с уже заполненным листом (а данные все проставят в отделе кадров, не волнуйтесь), вам только галочку поставить останется. Или крестик.

А уж за кого эти идеологи будут собирать – догадайтесь… Со скольки там? С 17-ти раз?

среда, 29 сентября 2010 г.

Почему Беларуси не нужны прозрачные урны для голосования? И что нужно?


Возможно, это прозвучит парадоксом, но я, оппозиционер, который всей душой против фальсификаций выборов в Беларуси – против введения у нас прозрачных урн для голосования.

Почему? Да просто потому, что они не решат ни одной системной проблемы проведения наших выборов.

Самый больной вопрос для нас вчера, сегодня, и на будущих президентских выборах – контроль за подсчётом голосов.

Заметьте: не за тем, как эти голоса попадают в урну, и не затем, как они там лежат, а как их считают.

Я неоднократно присутствовал при процедуре подсчёта. Могу кратко рассказать, как это делается: члены комиссии отгоняют всех наблюдателей как можно дальше, а потом с деловым видом перекладывают бюллетени из одной стопочки в другую. При этом разглядеть, за кого и где проставлена «галочка» - просто невозможно. На выходе нам всегда объявляют «элегантную победу».

Скажите, как с этим можно бороться при помощи прозрачных урн? Ответ очевиден: никак.

Сама по себе эта идея совсем неплоха, и невредна, но – не для наших условий. Почему – чуть ниже. А пока давайте разберёмся, что же всё-таки нам нужно.

Нам просто необходимо сегодня решить проблему визуализации процесса подсчёта голосов. И решить так, чтобы с любого расстояния, находясь в любой точке избирательного участка, наблюдатель мог видеть: какой бюллетень за кого подан.

Как этого добиться? В Европе используется простейший и эффективнейший метод. Там все бюллетени – разного цвета! У каждого кандидата – свой цвет. Бюллетени одного кандидата – красные, другого – зелёные, третьего – синие. И за милю видно, чья стопочка больше и насколько, чья – меньше и на сколько. Синие бюллетени не запихаешь в красную пачку – сразу режет глаза. И стоять прямо за спиной члена комиссии для контроля – не нужно. И членам комиссии вопеть, что «Вы мне мешаете» нет никакой необходимости: наблюдатель может отслеживать процесс подсчёта голосов хоть с 10-ти метров: всё, как на ладони.

Вот это новшество, если бы его приняли, действительно стало бы для Беларуси революционным.

Но, надо сказать, что прозрачные урны, хотя они и не вредны сами по себе, нельзя применять одновременно с разноцветными бюллетенями. Просто потому, что в ходе голосования избирателям будет хорошо видно, за кого голосуют больше, а за кого – меньше. Человеческая психика устроена так, что ему всегда хочется чувствовать причастность к команде победителя. Поэтому, фактически, прозрачная урна в сочетании с разноцветными бюллетенями – это средство дополнительной агитации за кандидатов-фаворитов. А это, как Вы сами хорошо понимаете, недопустимо в день голосования.

И ещё одна идея, конечно же, была бы сейчас очень даже полезной в Беларуси. Пользователь сети Twitter @daZor предложил устанавливать на избирательных участках… веб-камеры!

С первого взгляда может показаться, что идея – больше декоративная, и практического толка с неё – мало. Некоторые так и отреагировали: мол, можно же и с телефона видео сразу в сеть транслировать.

Да только дело в том, что вся ценность предложенного не в том, чтобы процесс подсчёта в Интернете показывать, а в том, чтобы избирательная урна была круглосуточно доступна для обозрения всем желающим.

Ведь, ещё одна серьёзнейшая проблема белорусских выборов – абсолютное недоверие общества и наблюдателей досрочному голосованию. Целую неделю любой желающий может придти для того, чтобы сделать своё волеизъявление, и целую неделю эти урны по ночам находятся совершенно без присмотра – в полной власти избиркомов, исполнительной власти и милиции. Одновременно все зависимые категории граждан (студенты, чиновники, работники госпредприятий, солдаты и так далее) едва ли не насильно загоняются на это самое досрочное голосование, так, что процент явки на него достигает тридцати (треть избирателей!). Само собой разумеется, что все голоса, поданные этой третью, потом оказываются в копилке провластных кандидатов – подменить бюллетени ночью не составляет никакого труда.

Веб-камера в помещении нахождения избирательной урны поставила бы крест на этой технологии фальсификации, и при этом не потребовала бы от организаций – наблюдателей значительного (почти полтора десятка тысяч – по числу избирательных участков в стране) людского ресурса, который в белорусских условиях является главной проблемой любой неправительственной организации.

Идея, на самом деле, так же хороша (оригинальна, эффективна, свежа), как и утопична: оборудовать все участки веб-камерами могло бы только государство. Но ему это, конечно же, не нужно: тогда проще было бы досрочное голосование отменить – намного дешевле, а результат был бы всё тот же.

А вот на введении разноцветных бюллетеней общественность могла бы и настаивать. Правда, забыв о таких декоративных вещах, как прозрачные урны – совершенно бесполезные в белорусских условиях.

вторник, 28 сентября 2010 г.

И где логика?


Сегодняшняя принудительная отставка Юрия Лужкова вызвала массу комментариев.

Самым распространённым объяснением всей цепочки событий было примерно такое: градоначальник вёл себя вызывающе по отношению к президенту, «вытирал ноги» о Кремль, за что и поплатился в итоге. А вёл он себя так потому, что рассчитывал на поддержку Владимира Путина.

Я не искушён в московских интригах, просто потому, что мне они – «фиолетовы». Но один момент меня всё же заинтересовал.

Несколько недель перед отставкой все госСМИ Российской Федерации «мочили» Лужкова, как только могли. Даже «Крёстного батьку» так не «поливали».

У меня один только вопрос: если Лужкова поддерживал Путин, он что, контроль над СМИ потерял? Теперь это – прерогатива Медведева?

Если так, о какой «интриге 2012» можно говорить?

Но что-то мне подсказывает, что всё – далеко не так…

"Временное пособие" или "Помощь с особым цинизмом"


Сегодня Интернет облетела новость о том, что в Беларуси на 54,7% повышена минимальная заработная плата.

То есть, фактически, в полтора раза.

Самое интересное, что пресс-служба Лукашенко, равно как и подконтрольные ему СМИ, как говорится, с «особым цинизмом», и не скрывают, что это – «предвыборная подачка».

Вот текст сообщения БЕЛТЫ со ссылкой на пресс-службу Лукашенко.

«Минимальная зарплата в Беларуси с ноября возрастет на 54,7%. Соответствующий указ 27 сентября подписал Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, сообщили БЕЛТА в пресс-службе белорусского лидера.

В указе предусмотрено установить на ноябрь-декабрь 2010 года минимальную заработную плату в размере Br400 тыс., часовую минимальную заработную плату в размере Br2360.

Таким образом, минимальная заработная плата увеличится на 54,7%, а часовая минимальная заработная плата - на 54,2%. Это позволит усилить социальную защищенность низкооплачиваемых категорий работников всех организаций отраслей экономики независимо от формы собственности, не допустить снижения соотношения минимальной заработной платы к бюджету прожиточного минимума, приблизить уровень минимальной заработной платы к уровню минимального потребительского бюджета».

Да… «Позволит усилить социальную защищённость…» На два месяца.

среда, 22 сентября 2010 г.

Аналитика «с потолка»


Белорусские авторы, публицисты и комментаторы, которых принято называть экспертами, в последнее время очень активизировались в связи с грядущими президентскими выборами.

Белорусские авторы, публицисты и комментаторы, которых принято называть экспертами, изо всех сил анализируют и описывают состояние дел в белорусской оппозиции.

Они констатируют разброд и шатание. Они описывают бесперспективность и тщетность всех усилий при нынешнем раскладе.

Они оценивают шансы многочисленных претендентов на то, чтобы хотя бы быть зарегистрированными. Чтобы собрать необходимые для этого 100 тысяч подписей граждан.

До того момента, когда Александр Милинкевич заявил о своём снятии с «выборов», аналитики, эксперты, комментаторы и публицисты задумчиво почёсывали затылки: да, только у двух претендентов есть шансы собрать подписи: Милинкевича и Некляева. И то, говорили они, это ещё всё под большим вопросом, получится ли…

У Милинкевича уже в августе количество инициативной группы шло на вторую тысячу, и это были живые люди, известные, опытные. И, сегодня, если бы были условия продолжать работу, это было бы 3-5 тысяч. Но: «сомнительно», - машут пальцами эксперты. Публицисты и комментаторы.

Зато сейчас-то, как же поменялась картина! «У одного Некляева есть шансы собрать 100 тысяч подписей. Есть и команда, и ресурсы», - один за одним вещают «лидеры общественного мнения». И всё это происходит параллельно с публикациями в СМИ, где гордо сообщается, что численность инициативной группы «Говори правду» будет аж… 1300 человек.

Вот это вот я и называю: аналитика «с потолка». Сидит «эксперт», и чешет, что в голову взбредёт. Вот все говорят, что у Некляева много шансов, дай-ка и я напишу! «Шансы есть, команда есть», - так и вылетает из-под клавиш.

Да ладно бы, что я, против, что с командой в 1300 человек есть шансы собрать 100 тысяч подписей? Да ни секунды ни против – конечно есть. Только, чтобы оценить потенциал «Говори правду» с этой точки зрения, тут уже нужна аналитика не «с потолка», а «от жизни».

А какова она, если «от жизни», это я сейчас поясню.

Я руковожу областной структурой Движения «За Свободу». Наши представительства есть в 10 районах Гомельской области и, естественно, в областном центре. И мне приходится много с этими районами общаться.

«Они просто говорят: дай данные, и получи 5 тысяч», - рассказали из одного района.

«Кому-то - деньги, кому-то - водку, кому-то - коробку конфет, просто чтобы данные дал человек для списка», - новость для меня из другого района.

«Деньги разбрасывают, чтобы люди к ним записывались», - третий район.

«Ну они платят за то, что люди к ним вступают, так, без подписей, чтобы только вступали, про подписи вроде вообще не заикаются», - четвёртый район.

О ком это я? Это так формируется «команда, которая есть, и у которой есть шансы» сборщиков подписей за Владимира Некляева. Это так сейчас пожарно побежали, что сколотить хотя бы список из 1300 человек, на который замахнулись. И который, если вести речь о «команде», им попросту не под силу.

Вот эта информация – это «от жизни». Это если двигаться по земле этой грешной, а не черпать темы для экспертных заключений и комментариев с потолка. Или из сообщений пресс-службы заинтересованной стороны.

Что касается потенциала «Говори правду» к сбору нужного количества подписей, то, уверен, всё решится в ближайшие дни. Владимир Некляев просто по закону, исходя из его буквального смысла, не имеет права выдвигаться президентом: он не жил на территории Беларуси в течение последних 10-ти лет. Но Лидия Ермошина заявила, что «этот вопрос надо тщательно изучить».

Собственно, как и куда она его изучит, я лично уверен. Но, сохраним интригу и сделаем допущение.

Может быть так, что Ермошина поступит по закону и не допустит Некляева до сбора подписей. Тогда этот потенциал так и останется невыясненным.

А может быть так, что Ермошина поступит не по закону (и тогда можно будет смело говорить о том, что Некляев в глазах Центризбиркома обладает такими же правами, как баллотирующийся неправомерно Александр Лукашенко), и кандидата от «Говори правду» до сбора подписей всё же допустит.

Хотя… Объективно, если власть допускает кого-то до выборов, нарушив закон, это значит, что она его хочет видеть в процессе. А ещё это значит, что вряд ли подписи этого кандидата хоть кто-то будет проверять. Некляев может сам за месяц под копирку нарисовать 100 тысяч автографов, и ЦИК закроет на это глаза: а иначе какой был смысл допускать его до сбора вопреки действующему законодательству?

Потенциал «команды, у которой есть шансы», при этом, само собой, также останется невыясненным…

Хотя, с другой стороны, что тут выяснять-то, после последних сообщений из районов о том, как эта «команда» формируется? Команды никакой и нет… Есть только шум в прессе. И аналитика «с потолка».

понедельник, 20 сентября 2010 г.

Заметки: "Петля Бакиева"


Был просто потрясён, потрясён до глубины души, тем, как виртуозно Москва (а в том, что все процессы, связанные с «делом Бакиева», контролируются из Кремля, у меня лично сомнений нет) затягивает петлю на шее Лукашенко. Ту самую петлю, которую он сам же на себя и набросил.

По порядку.

На днях прозвучала новость из Бишкека, столицы Кыргызстана. Беглого диктатора Курманбека Бакиева, которого сверг народ, и который нашёл себе убежище только под крылом такого же диктатора Лукашенко, будут судить. Заочно, потому что Минск подельника не выдаёт.

Вспоминаю, как развивались события несколько месяцев назад. Доведённый до отчаяния киргизский народ восстал против своего правителя, потребовав отставки. В ответ Бакиев дал приказ стрелять на поражение. Погибло несколько десятков человек, но власть всё равно Курманбек потерял. Вынужден был бежать в Минск, к Александру Лукашенко. Приличные люди на порог не пустили.

Белоруссский правитель некоторое время бравировал тем, что он, будто бы, спасает легитимного президента. Активно размахивал этим аргументом в ОДКБ, внося путаницу в планы России. По слухам даже, имел отношение к организации беспорядков в Киргизии.

Однако вскоре события стали развиваться таким образом, что Александр Лукашенко, на сегодняшний день, боюсь, проклинает и Бакиева, и его семью, и тот день, когда было принято решение о его спасении.

Сначала в Киргизии прошли выборы президента. Легитимным главой государства стала Роза Отунбаева. Теперь, по сути дела, Лукашенко укрывает у себя не несчастного изгнанника, но объявленного в международный розыск человека, подозреваемого в тяжких преступлениях.

Финал этой истории не за горами, и уже ясно проклёвывается его перспектива для белорусского диктатора.

В Киргизии объявили, что, коль скоро официальный руководитель Минска своего подельника выдавать не хочет, то Курманбека Бакиева будут судить заочно.

Чем это чревато, подозреваю, объяснять не надо. Там, если даже не брать в расчёт казнокрадство, на опальном президенте больше 80-ти убиенных граждан собственной страны. Чем закончится суд – ясно как Божий день.

И на следующую минуту после вынесения решения суда, уже получится, что в Минске, под личные гарантии местного президента, скрывается не легитимный президент, и даже не подозреваемый в совершении преступления, а просто - беглый каторжник, чья вина доказана решением суда. И всё это происходит с личного позволения Александра Лукашенко.

Представьте себе с этой минуты его статус и репутацию. Которой итак уже почти нет…

среда, 15 сентября 2010 г.

Равные неравные условия для кандидатов в президенты от ЦИК


В Избирательном кодексе Республики Беларусь на этих президентских выборах предусмотрена одна новинка.

Как отметило Радио «Свобода», новация заключается в принципиально новых возможностях финансирования избирательной кампании. Если ранее расходы на ведение агитации могли оплачиваться только из государственных средств (якобы, это позволяло создать действительно равные условия для кандидатов в президенты), то теперь теоретически можно сформировать избирательный фонд.

В том, что мера – чисто косметическая, нету никаких сомнений. Представьте себе, чтобы у оппозиционного кандидата вдруг появился такой фонд. Первый, кто выйдет в таком случае на арену – налоговая инспекция. Потом уже представителями бизнеса, которые решились профинансировать оппозиционера, займутся представители всех проверяющих органов, и, возможно, спецслужб. В общем, дураков в Беларуси давно нет, и, держу пари, ни у кого из претендентов на «порулить» на счету не появится ни цента.

Однако это даже не самое главное, о чём хочется сказать.

Итак, избирательный фонд. Допустим, теоретически он возможен. Его размер, как то же Радио «Свобода» не поленилось подсчитать, не может превышать $35000 (три тысячи базовых величин, размер которой равняется примерно $11). Для президентской кампании это – копейки, с такими деньгами не то, что выиграть, даже «раскрутиться» невозможно.

Но, правда, это не всё. Для того, чтобы совсем уж обделённых жизнью в кампании не было, белорусское государство заботливо предоставляет всем страждущим ещё чуть-чуть: каждому кандидату положено на ведение агитации ещё по $25000. Таким образом, в самом лучшем случае (который исключён), если строго соблюдать этот инвалидный закон, то президентскую выборную кампанию нужно провести в денежном эквиваленте на $60000.

Хотелось бы посмотреть на лица Юлии Тимошенко или Виктора Януковича (про Путина или Обаму вообще молчу), если бы им предложили пройти такой стресс-тест, ну да ладно.

А теперь немножко практики.

Как видим, исходя из реальных условий ведения политической борьбы в Беларуси, выиграть президентские выборы просто невозможно, поскольку к этой работе фактически запрещено привлекать ресурсы (денежные, а за ними – людские, информационные, интеллектуальные и т. д.). Однако, вот парадокс: кто-то же эти выборы всё время выигрывает (и мало сомнений, что выиграет и в этот раз, хотя бы «на бумаге»)!

Кто это? Правильно. Этого человека мы все знаем. Александр Григорьевич Лукашенко.

Начать с того, что, в период всей президентской кампании этот человек не сходит с экранов телевизоров. Все предыдущие агитационные кампании проходили по одному сценарию: вот Лукашенко поучает фермеров, как правильно ставить вокруг свинарников забор, вот Александр Григорьевич рассуждает об инновациях и покорении космоса, вот президент со школьниками, и, наконец, школьники с президентом! Каждое утро, каждый день, каждый вечер.

Крупнейшая государственная газета «Беларусь Сегодня» освещает деятельность и поездки президента как ход уборочной кампании – регулярно и подробно.

Самые раскрученные белорусские артисты поют «Слухай батьку» и рады с президентом-кандидатом поцеловаться.

Сколько стоят все эти мероприятия в рыночном исчислении? Честно, подсчитать не могу. Могу лишь сказать, что в десятки, а то и сотни раз больше, чем 60 000 долларов, в пределах которых будут барахтаться остальные претенденты (конкуренты).

А теперь маленький нюанс.

«Лукашенко – президент, поэтому он не ведёт агитационной кампании, а просто занимается своими повседневными делами, управляет страной, потому ездит, говорит, и в этих рамках государственные СМИ его и освещают», - так, казалось бы, можно парировать всё вышесказанное.

Но… По тому же закону, по которому теоретически конкуренты Лукашенко обязаны вложиться в $60000, действующий президент, на время избирательной кампании, обязан уходить в отпуск! И государственных дел специально для телекамер не вести! И быть на равных со всеми: кандидатом.

Нарушая на каждых выборах эту статью, г-н Лукашенко попросту ворует бюджетные средства для своей избирательной кампании. Искусственно и неправомерно создавая для себя колоссальную фору.

Выражаясь спортивным языком – сидит на допинге. Притом, ворованном.

А белорусы, сравнивая предвыборные кампании, вопрошают: «И кто вместо Лукашенко? Достойных нет!».

И так ведь может продолжаться до бесконечности…

вторник, 7 сентября 2010 г.

Чего ждать от президентских выборов?


В последнее время всё громче, всё навязчивее звучит из уст многих, не очень-то про-лукашенковски настроенных граждан, вопрос: «Чего ждать от президентских выборов?»

Я не владею всеми тайнами и тайными пружинами белорусской политики, но могу сказать уверенно. Вопрос «Чего ждать от президентских выборов?» сегодня можно задавать так: «Чего ждать от России на белорусских президентских выборах?».

При этом, вся мышиная возня вокруг предположений о «кремлёвском кандидате» не стоит ни ломанного яйца, ни выеденной копейки. Кремль прекрасно понимает, что, вот если сегодня он покажет своего кандидата, то завтра этот кандидат, если и будет ещё жив, то жив будет в тюрьме. А может, будет, как пел в шуточной песне Высоцкий, «приведён в трупный вид».

Так что игра пока идёт «втёмную»…

понедельник, 6 сентября 2010 г.

Гомельский «Писающий мальчик»


Давно видел, но только дошли руки сфотографировать в Гомеле сиё произведение искусства (на фото снизу).

В чём концептуальное отличие невинного граффити от знаменитой скульптуры? Наверное, особо ни в чём. Только, конечно, знаменитый «Писающий мальчик» выполнен более художественно. Зато у гомельского неизвестного автора с чувством юмора явно всё в порядке.

Рисунок на балконе, вокруг водостока…

четверг, 2 сентября 2010 г.

Мысли о детях. Мои и президента


Я – счастливый человек. Президент Лукашенко читает мои мысли. И отвечает на них. Вот последний пример: стоило мне задуматься о судьбе детей вообще, и о судьбе детей-инвалидов, в частности, как президент сразу же мне через информагентства ответил.

Расскажу одну историю. Недалеко от меня живёт мальчик Юра. Мальчик – инвалид первой группы. От рождения. Эпилептик, притом болезнь имеет у него такую стадию, что ему нельзя было с самого детства ни в детсад ходить, ни в школу – всё время надо было быть при матери, потому что риск припадка существует абсолютно всегда.

Пикантность ситуации состоит в том, что причина болезни, по которой он на всю жизнь оказался привязан к своей матери… в самой матери! Пьющая всю жизнь женщина и рожала его, будучи в состоянии глубочайшего алкогольного опьянения.

Сегодня она – его опекун. Получает его пособие, получает его лекарства. А дедушка носит мальчику каждый день еду. Покупает лекарства. Те самые, которые мама получает и… пьёт, когда нет спиртного. Вроде как её «вставляет». Дедушка, которому за 60 лет, приходит к внуку каждый день, и несёт эти расходы из своей мизерной пенсии, потому что не может бросить внука умирать.

Такая вот судьба: простого, ни в чём не виноватого мальчика… несчастного дедушки… и простой, пропивающей инвалидное пособие ребёнка матери, выпивающей «для прихода» его лекарства.

Суть ясна. Подробностей много, но – незачем. Итак всё понятно.

Как спасти ребёнка? Как дать ему шанс хотя бы просто кушать, и не рисковать жизнью, оставаясь без таблеток (дедушка старенький, а вдруг и его, с пенсией, завтра не станет?)? Это вопрос…

Разговаривая в последний раз с дедушкой, я спросил: «А почему бы не переоформить опекунство? Чтобы Вы получали пособие и лекарства? Чтобы ребёнок кушал и не умирал?». Я был в шоке от полученного ответа: дедушка сходил уже в райадминистрацию, в отдел соцобеспечения, интересовался. И оказалось, чтобы лишить маму-пьяницу-изувера возможности получать детское пособие и лекарства, надо сначала… отправить ребёнка в дом инвалидов! Что, естественно, не вызывает энтузиазма ни у чиновников (при живой-то маме), ни у самого ребёнка (который в любом случае захочет всегда быть дома), ни у мамы. Замкнутый круг.

А за ним – голод и смерть…

"Какие бы трудности мы ни переживали, главной темой повестки дня в политике Беларуси всегда была, есть и будет забота о человеке, маленьком, большом, ребенке, взрослом, - это наша политика", - сказал вчера Лукашенко, открывая школу в Боровлянах.

"В мире существует немало различных критериев определения уровня развития и благополучия государств. Но настоящее счастье, согласитесь, зависит от простых и поистине вечных ценностей - здоровья, любимой семьи, уютного дома, возможности получить хорошее образование и иметь достойную работу. И для меня как Президента важно состояние именно этих показателей, а не каких-то других цифр", - подчеркнул белорусский правитель.

Итак: здоровье, уютный дом, образование, достойная работа… Ещё добавлю: право на лечение, на то, чтобы просто поесть. Всего этого мальчик Юра лишен, несмотря на то, что обеспечение именно этим является приоритетом деятельности Александра Григорьевича Лукашенко.

В чём дело? Есть такой закон, который запрещает передать опекунство над больным ребёнком трезвому человеку и при этом оставить ребёнка дома? Есть такой закон, по которому, чтобы лишить всегда пьяного человека права распоряжаться чужой жизнью, надо обязательно пихать ребёнка в дом инвалидов, хотя и «на воле» о нём есть кому позаботиться? Или такого закона нет, и всё дело в лени и неповоротливости местных чиновников?

Какая разница?

В стране, где президент считает возможным менять свои даты рождения, как носки, переписывать Конституцию, как школьный черновик, любые законы и правила невозможны в принципе.

Совершенно неважно, есть закон, предписывающий ребёнку-инвалиду всю жизнь находиться при матери-алкоголичке, или такого закона нет, а всё придумали местные чиновники. Разницы нет совершенно, потому что в этой стране вообще нет законов, равно как и нет думающей о человеке власти.

Есть только вот такие, обездоленные, обречённые дети… Которым даже родные дедушки не в силах полноценно помочь: отдел соцзащиты не позволяет.

Такие дела…