Поиск

среда, 27 марта 2013 г.

Смертельные фальсификации


В последние дни было сразу два сообщения о результатах вскрытия умерших людей.

Самый главный из умерших в настоящее время, понятное дело, Борис Березовский. Сообщалось, что его нашли в ванной, без признаков какой бы то ни было насильственной смерти. Рядом был шарф. Результаты вскрытия - повешение. Основная версия - самоубийство.

Обычно следы повешения видны сразу и невооружённым взглядом в виде соответствующей полосы на шее, ну и по многим другим признакам. Но тут странно не только то, что никаких следов не было видно, и "повешение" было определено только в результате вскрытия. Шарф, лежащий рядом - это как? Это что повесился, в смысле - удавился, но не до конца, шарф свалился, а он потом ещё потихоньку отдавал Богу душу? Или, вообще: удавился, снял шарф, лёг?..

Нет, я, конечно, допускаю, что детали столь эпохального события, просочившиеся в СМИ, могут не совпадать с реалиями, но, пардон, зачем же тогда их вообще выдавать, если это - откровенная чушь?

Другое событие: смерть Романа Войницкого, одного из лидеров белорусской диаспоры в Вильне, и, опять же, результаты вскрытия. Они такие: умер, мол, из-за остановки сердца. Также сообщалось, что на теле было много синяков и кровоподтёков, однако, если верить тексту, опубликованному Радио "Свобода", следствие считает, что синяки и кровоподтёки могли образоваться из-за того, что он лежал связанный на полу в подвале (видимо, не идеально ровном). Таким образом, следствию осталось лишь установить, зачем преступники его связали.

Что смерть наступает в результате остановки сердца - это мы и без вскрытия знали. Сердце бьётся - человек живёт. Сердце останавливается - умирает. Диагностировать такую причину смерти для человека с внешними физическими повреждениями, это значит не диагностировать ничего, поскольку требовалось-то, как раз, назвать причину остановки сердца! А её, как раз, и не назвали.

Более того, заявили, что синяки у связанного могли появиться благодаря тому, что он лежал на полу, связанный. Из этого следует, что преступники совершили только одно злодеяние - связали этого человека. Ну а синяки, лежание на полу, остановка сердца... Это уже, как дети в детском саду говорят: "Оно само..."

Меня не покидает ощущение  того, что фальсификации расследований громких смертей проходят всё грубее и грубее.

понедельник, 25 марта 2013 г.

Пераасэнсаваць, каб даць жыцьцё!


Сьвята Дня Волі – 25 сакавіка – сьвяткуецца на Беларусі ўжо шмат год. І аммаль ўсе, хто хаця б крыху ведае гісторыю сваёй краіны, шануе яе і ганарыцца ёй, гэтае сьвята адзначаюць.

Як і ў кожным іншым сапраўдным нацыянальным сьвяце, ў Дні Волі крыецца вялізарны патэнцыял. Гэты патэнцыял выключна стваральны, выключна пазітыўны, ён, калі будзе правільна выкарыстаны, можа стаць тым імпульсам, стымулам, які будзе здольны сфармаваць сучасную беларускую нацыю – еўрапейскую нацыю.

Сымбалі адыгрываюць ў нашым жыцьці першасную ролю. Пры ўсёй сваёй умоўнасьці, пры тым, што, як падаецца, яны не ўплываюць наўпрост на ўзровень і якасьць нашага жыцьця, яны, тым ня меньш, фармуюць нашы сьветапогляды і, тым самым, праграмуюць нашыя паводзіны, і, натуральна – іх вынік. Як і ёсьць, ў канчатковым выглядзе, нашым жыцьцём: добрым, ці, наадварот, дрэнным. Калі у афіцыйнай ўлады сымбалі збольшага савецкія, то мы і жывем як пры СССР, з папраўкамі на час і на сучасныя умовы.

Дык а ці адыгрывае сёньня нашае галоўнае сьвята – Дзень Волі, тую ролю, якую можа адыгрываць? 25 сакавіка 1918 году стварылася незалежная беларуская дзяржава і, калі б не гэты гістарычны момант, цалкам магчыма, не было б потым БССР і сёньня – тае Беларусі, ў якой мы жывем. Гэты дзень – дзень вялікага, лёсавызначальнага стварэньня, нясе ў сябе выключна пазітыўную энергетыку.

Ўсе мы прагнем пераменаў. Ўсе мы хочам жыць у, найперш, вольнае і заможнае,с учаснае і эўрапейскае краіне. І мы пратэстуем ў гэты дзень – галоўны наш сьвяточны дзень на год, супраць тых парадкаў, якія ўсталяваліся ў краіне дзякуючы існуючае ўладзе і якія перашкаджаюць нам будаваць Беларусь менавіта такой дзяржавай, як мы марым.

Пратэст. А ці задумываемся мы аб тым, што, каб пратэст быў эфектыўным, каб ён даваў плён, пратэставаць мусіць НАЦЫЯ, а не асобныя групы гэтай нацыі. І, калі задумацца, ці ня ў тым прычына таго, што Дні Волі зьбіраюць ўсё меньш і меньш людзей, што Сьвята стала не сымбалем стварэньня, а сымбалем пратэсту, які – не аб’ядноўвае сёньня ўсю нацыю, не падзяляецца калі не большасьсю, то, прынамсі, значнаю часткаю беларускага народу?

Патэнцыял Дня Волі, на маю думку, палягае ў тым, што гэта – патэнцыйна галоўнае сьвята беларускага народу, а не нагода дзеля пратэсту. Ў гэты дзень беларусы самых розных палітычных поглядаў павінны аб’ядноўвацца дзеля таго, каб адзначыць сам факт існаваньня беларускае дзержава, ўьсміхнуцца адзін адному, павіншаваць і памарыць пра ўжо блізкую, вельмі шчасьлівую будучыню. Сымбаль, сьвята, мусяць быць не палітычнымі, не “апазыцыйнымі”, яны мусяць быць агульнанацыянальнымі, аб’ядноўваючымі і пазітыўнымі. Пратэставаць можна ў любы іншы дзень, а ў дзень галоўнага беларускага сьвята трэба крычэць на кожным вуглу: МЫ – БЕЛАРУСКІ НАРОД, І МЫ – ЁСЬЦЬ!!!

І калі такое сьвята насамрэч стане агульным, калі яго будуць падзяляць ўсе, хто лічыць сябе беларусам, тады той, каму яно не падабаецца, апынецца па-за народам, дзяржавай і… гісторыяй.

І варта задумацца ідэёлягам сьвяткаваньняў Дня Волі, на будучыню6 ці не надыйшоў час пераасэнсаваць гэтае сьвята, ператварыць яго з Дню пратэсту ў дзень Моцы, Адзінства, Салідарнасьці ды Шчасьця? Ў дзень не пакрыўджаных, але – моцных. Не маленькіх, але – вялікіх і магутных гаспадароў сваёй зямлі?!

Асабіста ў мяне няма сумневаў: толькі тады сымбаль Волі, 25-е сакавіка, рэалізуе свій патэнцыял, калі выбярэцца з вузкага рэчышча нагоды дзеля апазыцыйнага пратэсту, на ролю агульнага, пазітыўнага Сьвята. Сьвята, якое стварае моцную нацыю.

Жыве Беларусь!

воскресенье, 24 марта 2013 г.

Пост о «настоящих мужчинах»


Гендерные вопросы – скользкая и неблагодарная тема. Всегда найдутся те, кто не согласится, даже если ты будешь говорить тысячу раз правильные вещи. Но, несмотря на то, что тема этой заметки так или иначе будет всё же касаться вопроса взаимоотношений полов, суть предлагаемой проблемы – совсем не в гендере.

Думаю, многие со мной согласятся, хотя это и чисто умозрительное заключение, что в моменты, когда в нашем обществе становятся очевидными какие-то кризисные проявления, сразу актуализируется вопрос наличия либо отсутствия среди нас т. н. «настоящих мужчин».

За последние пару лет, с того самого момента, как рухнула финансово-государственная пирамида 2010-11 гг. и жизнь в Беларуси, с экономической точки зрения, стала невыносимой, мне уже десятки раз пришлось наблюдать, как эта же проблема («настоящего мужчины») актуализировалась в различных семьях.

Выглядит это примерно так: «Ты почему такой-сякой с работы своей за полтора миллиона уволился и новой найти за 4-5 млн. не можешь, дома сидишь». Или вот так: «Ты почему на своей работе сидишь за 2,5-3 миллиона, вон все соседи в Москву разъехались, по тысяче долларов домой в семью привозят». Или вот так: «У себя на работе ты один неудачник, не можешь выдвинуться, сидишь, абы что, все деньги гребут, один ты неудачник». Ну и десятки подобных вариаций.

Резюме всегда одно, хоть и в разные фразы обрамлённое: «Настоящий мужчина всегда может обеспечить семью и заработать для семьи!». Ну а кто попал под раздачу по одной из приведённых выше схем, тот, понятное дело – мужчина ненастоящий. Ну или будет объявлен ненастоящим, если в ближайшее время ситуацию не изменит.

К слову сказать, разделяю негодование практически во всех случаях, и разделяю мнение о том, что настоящий мужчина должен обеспечивать свою семью. В нынешних же реалиях у меня есть только одно замечание. «Настоящих мужчин», какие бы они не были в Беларуси, воспитывают женщины.

О том, что мужчина должен обеспечить семью, потому что он – «настоящий мужчина» (следовательно, я так понимаю, и – «глава семьи») у нас принято вспоминать лишь тогда, когда очень сильно припрёт. И только в данной конкретной ситуации: припёрло. В общем контексте на ситуацию никто не смотрит.
А общий контекст, между тем, приблизительно таков. В детских садиках у нас воспитатели – женщины. В школах учителя – тоже. В ВУЗах преподаватели, в большинстве – тоже. В семьях у нас руководят женщины (по крайней мере, на роль хранительницы и, следовательно, распорядительницы семейного бюджета претендует, с разной степенью успешности, 90% именно женщин).

Обогульняя в голове и свой личный опыт (на основе воспоминаний из жизни, начиная с детсада – что сохранилось), то, что приходится наблюдать со стороны, делаю вывод: в процессе воспитания мужской части белорусов, во всех институциях, есть множество критериев того, что такое «настоящий мужчина». Но есть среди них 2 (два!) которые есть в любом более широком наборе таких критериев. Два совершенно универсальных, обязательных, всепоглощающих критерия.

Итак, в любом случае, независимо от того, кто формирует личность мужика в процессе жизни, обязательным для «настоящего мужчины» у нас считается:

1)      «Настоящий мужчина» не обижает женщину;
2)      «Настоящий мужчина» «имеет руки», то есть умеет забить гвоздь, прочистить тросиком сантехнику, прицепить карниз и тд.

Всё остальное – преходящее и уходящее, но эти два критерия для «настоящего мужчины» - они обязательны. О том, что он – глава семьи и обязан обеспечить семью, вспомнят во время кризиса. О том, что «защитник» - во время нападения, и т. д. Но что он обязан «иметь руки» и «не обижать женщину», ооооо, об этом воспитатели, начиная с детского сада, не забудут никогда.

Скажите мне, где, в рамках описанной модели «настоящего мужчины» (с руками и без обид к женщине), заложены хотя бы в малейшей степени лидерские качества? Ответственность? Есть, нет? Я не вижу.

Первая функция – совершенно второстепенная, закладывающая пассивность. С детства именно женщины, начиная от воспитателей и мам, стремятся взять на себя решение всех вопросов, и мужчина не имеет права спорить. Вторая функция, если можно так высказаться – сервисная. Не более того.

Нет, я, конечно же, не претендую на то, чтобы мои оценки считались или выглядели всеобъемлющими и полностью объективными. Но, тем не менее, приведу ещё такой факт. В позапрошлом году статистика показала 980 разводов на 1000 браков, цифра катастрофическая. А в прошлом году где-то около 600. Социологи объяснили такую пляску цифр какой-то цикличностью, но никак не кардинальным улучшением положения. А в комментарии психолога, который публиковал телеканал БЕЛСАТ, было чётко сказано, что главной проблемой молодых семей, приводящей к разводам уже на ранней стадии, сегодня является ИНФАНТИЛЬНОСТЬ. То есть большинство молодых супругов надеются найти в партнёре замену родителям. Таков результат воспитания.

И я полностью согласен, что у большинства современных мужчин не хватает инициативности и ответственности – как раз тех качеств, которые позволяют стать полноценным главой семьи, который может выпутаться из сложной жизненной ситуации и никогда не будет пренебрегать интересами и положением своей семьи. Защищать мужчин сегодня нет никаких оснований. И в день 8-го марта мы не случайно слышим из всех щелей о том, как именно женщины играют сегодня главную роль в сохранении семьи, какую ношу они на себе тянут, как взваливают на себя обязанности, ранее им не свойственные. И это всё правда.

Но дорогим женщинам надо иногда задуматься: а так ли виноваты их мужчины в том, что происходит? А не случилось ли в нашем обществе каких-то перекосов, каких-то подмен понятий? Наверное, не стоит этого говорить и даже думать, но иногда такие мысли возникают: в относительно спокойное, бескризисное время (я имею ввиду настоящие кризисы, вроде войны или голода), роль мужчины, по сравнению с женщиной, снижается настолько, что это позволяет женщине всё более обоснованно заявлять о своём лидерстве, брать ответственность за воспитание будущих поколений, и воспитывать эти поколения, исходя из своих желаний, а не соображений того, какая же всё же вырастет личность из этого маленького мужчины.

Такой подход имеет право на жизнь, ведь мы вступаем в эру всеобщего равенства, в том числе – и равенства полов. Но тогда, если быть уже до конца последовательными, возникает вопрос: когда кризисы приходят, стоит ли требовать именно от мужчин, чтобы они вспомнили заложенные в них на протяжении веков гены лидеров, добытчиков и глав семей и бежали добывать мамонта? Гены – генами, но результаты социального воспитания тоже никуда никогда не денутся.

Все эти проблемы не стоили бы, на самом деле, выеденного яйца, если бы не одно НО: та же самая статистика разводов. Проблема в том, что подобные подходы, когда от одного члена семьи требуется то, что он, в принципе, обеспечить не в состоянии, поскольку всю жизнь его учили и приучали к другому, создают атмосферу дискомфорта и враждебности, что, как раз, нередко заканчивается разводами. В Беларуси проблемы разводов и демографические трудности приобрели уже угрожающе-критический характер. Так стоит ли закрывать глаза на очевидное? Или стоит, наконец-то, признать и взять за правило: тот, кто хочет счастливой семьи, должен как минимум адекватно оценивать своего партнёра по созданию этой семьи и не требовать от него невозможного?

пятница, 15 марта 2013 г.

С праздником!


Очень странное чувство, когда, с одной стороны, вроде бы привык считать, что, как законопослушный гражданин, уважаешь Конституцию, но, с другой стороны, умом понимаешь, что уважать в Беларуси – нечего.

Сегодня 15 марта и сразу два праздника: День Конституции и, как это ни парадоксально, День потребителя.

Ещё в прошлом году, как и во все предыдущие, казалось, что, всё-таки, это какой-то особенный день, надо кого-то поздравлять и что-то по этому поводу говорить. Что все мы в душе уважаем Конституцию, ну, хотя бы ту, которая была, или хотя бы ту, которая будет.

Не знаю, что произошло в этом году. Возможно, какие-то события заставляют смотреть на жизнь более трезво и реально.

А реальность сегодня такова, что праздник (или так: государственный праздничный день), он ведь здесь и сейчас. А здесь и сейчас наша ситуация такова, что

А) Та, демократическая Конституция 1994 года сохранилась только в архивах и никакой силы не имеет;

Б) Нынешнюю официальную всё равно никто не исполняет. То есть, она, хоть и не в архивах, но тоже – никакой силы не имеет.

Так в чём же праздник и в чём особенность этого дня? Беларусь – это не только последняя диктатура Европы.

Беларусь – это ещё и страна первой в Европе Конституции (Конституция Речи Посполитой, куда мы входили, 1793 года, или, даже, Статут ВКЛ 1529 года!).

А, кроме того, что Беларусь – страна первой в Европе Конституции, одновременно, это ещё и последняя в Европе страна, живущая без Конституции. Чувствуется парадокс? Ещё бы: сила личности Лукашенко такова, что он смог обеспечить нам деградацию на полтыщи лет: В 1529 году у нас Конституция была, а в 2013 – нет.

С праздником?

Ах, ну да… Сегодня же ещё и День потребителя. Так что, всё-таки, с праздником!

вторник, 12 марта 2013 г.

Почему больше не плачет Лукашенко?


Интернет-газета «Салідарнасць»опубликовала сегодня архивные снимки плачущего Александра Лукашенко 1995 года. Что правда, такое зрелище белорусам доводилось наблюдать нечасто.

Расплакался, на тот момент ещё законно избранный президент, не просто так. Слёзы полились у него во время антикоррупционного доклада депутата, тогда ещё законного Парламента, Сергея Антончика. Доклад касался беспрецедентного размаха коррупции в президентской команде, которая находилась у власти всего лишь второй год. Совсем недавно именно под лозунгами борьбы с коррупцией Лукашенко выиграл президентские выборы – народ поддержал его всеми руками и ногами. И, когда зазвучали конкретные факты о том, что главный “борец с коррупцией”, на самом деле, придя к власти, стал главой шайки казнокрадов, расплакаться было от чего: кто-кто, а Лукашенко прекрасно знал, как народ реагирует на такие сообщения и чем это чревато. В воспоминаниях Сергея Наумчика, который являлся тогда депутатом Верховного Совета, и которые публикует та же “Салідарнасць”, прямо говорится о том, что Лукашенко понимал: этот антикоррупционный доклад может лишить его власти в том случае, если его содержание станет известно народу.



Впрочем, отплакавшись и собравшись с силами, Лукашенко и его команда вернули ситуацию под контроль и почти все газеты страны, которые доселе ещё не были подконтрольны (напомню, речь идёт о далёком 1995 годе) президентской администрации, вышли с белыми пятнами на полосах вместо положений доклада. Факты воровства и казнокрадства президентской команды остались неизвестными широкой общественности, и коррупционная команда у власти удержалась.

С тех пор прошло немало времени. Лукашенко уже давно не законно избранный президент. Легитимного парламента, в котором могли бы быть депутаты, способные на подобные расследования, в Беларуси также не наблюдается. Тема коррупции в обществе практически не звучит, либо звучит лишь изредка, когда, в результате каких-то этапов клановой борьбы внутри властной системы, случаются громкие аресты.

Однако может ли эта тишина вводить в заблуждение, и можем ли мы считать, что коррупции в Беларуси нет, как об этом говорят наши соседи – россияне и украинцы?

Любителям “стабильности” и “сильной руки” надо понять одну вещь. В стране, где все властные полномочия узурпированы одной или несколькими группировками, воровство, коррупция – процветают в масштабах, невиданных для стран демократических. И если в каком-то государстве звучит в СМИ тема одного факта коррупции, то в государстве рядом, где властная система построена по принципу корпорации, в это же время будет происходить сотня куда более значимых эпизодов воровства, правда, никто об этом не узнает.

Коррупция в закрытых государствах просто неизбежна, и способствуют этому несколько важных факторов:

 - монополия на власть, и, значит, на принятие решений, от которых зависят коммерческие проекты;

 - отсутствие независимых СМИ и невозможность  развития журналистских расследований;

 - подконтрольность силовых органов, которые целиком зависят по своему служебному положению от тех же лиц, от которых зависят экономические и коммерческие решения, судьба бюджета, тендеров, госзаказов и т. д.

 - аналогичная подконтрольность судей.

То есть, это ситуация старого замшелого леса, на который пролился обильный дождь а на следующее утро выглянуло солнышко: вырастут в этом лесу грибы? 99 к 1, что – вырастут. Один шанс из ста, что – не вырастут. Именно в таком разрезе можно рассматривать сегодняшнюю ситуацию с коррупцией в Беларуси: если мы не видим грибов подо мхом, это ещё не значит, что их там нет, надо просто уметь искать.

Вот один из последних примеров.

В Гомеле сносятся исторические здания – уникальная городская деревянная застройка, аналогов которой нет больше нигде в мире. Никаких мер по сохранению исторического наследия власть не принимает. Если коротко, то они говорят примерно так: «Мы не против сохранения образцов, вот, мол-де, забирайте свои домики и переносите, но, пардон, у властей на это денег нет, а инвестора соответствующего заинтересованная общественность не нашла и за руку не привела, поэтому, ещё раз пардон, но вашим домикам - капец».

Это тема отдельного разговора, почему власти вопросы сохранения исторического наследия, которые несут массу хлопот и не сулят сверхприбылей, оставляют для общественности, а вопросы распределения материальных благ (к которым, между прочим, относится и земля, которая освобождается после сноса исторической застройки, поскольку находится в самом, что ни на есть, центре полумиллионного города) относят исключительно к своей компетенции.

Однако вот интересный момент. Строительные работы по улице Волотовской, где стоят злосчастные исторические дома, идут полным ходом. Хотя идти они не должны были. Радио «Рацыя» публикует документ – разрешение застройщику на строительные работы. Гомельские активисты отмечают, что этот документ выдан уже ПОСЛЕ того, как Министерство культуры приняло к рассмотрению обращение о придании домам статуса историко-культурного памятника. А, по Закону, пока продолжается рассмотрение, даже вблизи рассматриваемых объектов не должно вестись никаких работ, дабы не нанести никакого вреда.



Итак, документ о разрешении ведения строительных работ выдан, и выдан с нарушением законодательства. Что дальше? Дальше уже либо очевидный ляп, либо чиновничья уловка, направленная на то, чтобы процессы сноса и строительства приняли необратимый характер.

Как можно заметить, срок выданного разрешения заканчивается 1 марта. Сегодня известно, что продлять его чиновники не стали. Однако строительные работы там всё равно ведутся, уже без разрешения! И – никакой реакции от местной власти!

Чиновники – они на то и чиновники, чтобы заниматься крючкотворством и прятать концы в воду. Результат один: было незаконное разрешение, сегодня незаконные работы ведутся уже без разрешения, и никто остановить этот процесс не в силах.

Есть мнение, что это – бюрократические ляпы, которые, мол, случайны. Однако позвольте усомниться. Белорусское корпоративное государство не допускает ляпов и работает слаженно и чётко в куда менее проблемных делах. А здесь, между прочим, цена вопроса, без сомнения в миллионах долларов.


Вот что должно появиться на месте исторической застройки и в чём, без сомнения, и скрывается "цена вопроса"...


На элитной городской земле строится элитное жильё. И процесс идёт с нарушением законодательства. Возможны ли такие «случайные ляпы»? В это может верить кто угодно, я – не верю!

Приведённый пример – лишь один из десятков, которые можно приводить, особо не напрягая память.

Коррупция в стране процветает буйным цветом, её видно невооружённым глазом. И, между прочим, как и ранее, именно этот вопрос действительно может влиять на общественное мнение. И именно этот вопрос может, в конце концов, стать определяющим в вопросе принадлежности власти в Республике Беларусь. Политическая культура белорусов очень мало отличается от политической культуры россиян, а их пример – близок: совсем недавно стартовавшая антикоррупционная деятельность Навального фактически создала в России с нуля дееспособную оппозицию, спровоцировала общественный подъём и раскрутила Навального, опять же, с нуля, до политической величины масштаба 1/6 части земной суши. Нет сомнений, что подобные эффекты вполне возможны и в Беларуси, но, учитывая её компактность и унитарность – с куда более далеко идущими последствиями.

Отчего же не плачет больше по этому поводу Лукашенко?

Не плачет он потому, что нет повода для беспокойства. Навальные в нашей стране невозможны в принципе, как практически невозможны утечки фактов о коррупции из корпоративной властной системы. По крайней мере, на этом этапе.

Но значит ли это, что гражданскому обществу, титульной оппозиции, простым людям, надо закрывать глаза на очевидное и делать вид, что коррупции – этого рака государственного масштаба – у нас нет?

Конечно, не значит. О проблеме надо говорить, трубить, всеми силами бороться против любых проявлений коррупционности, и только тогда в общественном мнении начнут происходить сдвиги, и только тогда народ поверит, наконец-то, в демократию, когда поймёт, что от гласности, прозрачности и подконтрольности зависит целостность национального достояния. От недр, до истории и земли в областных центрах.

Вот, хотя бы так, как борются в Гомеле общественные активисты против незаконной застройки. Почему бы и нет? Перемены не обрушиваются на головы тоннами манны небесной. Они складываются, как мозаика, из множества случаев проявления гражданской ответственности и активности в защите своих прав и интересов против явных злоупотреблений. И в такой активности может найти для себя место любой гражданин.

понедельник, 11 марта 2013 г.

Государство, лес и человек...

В Гомеле гражданские и экологические активисты сняли фильм о том, как в рацион граждан попадают заражённые радионуклидами грибы, как это влияет на здоровье и какова в этом роль государства.