Поиск

вторник, 12 марта 2013 г.

Почему больше не плачет Лукашенко?


Интернет-газета «Салідарнасць»опубликовала сегодня архивные снимки плачущего Александра Лукашенко 1995 года. Что правда, такое зрелище белорусам доводилось наблюдать нечасто.

Расплакался, на тот момент ещё законно избранный президент, не просто так. Слёзы полились у него во время антикоррупционного доклада депутата, тогда ещё законного Парламента, Сергея Антончика. Доклад касался беспрецедентного размаха коррупции в президентской команде, которая находилась у власти всего лишь второй год. Совсем недавно именно под лозунгами борьбы с коррупцией Лукашенко выиграл президентские выборы – народ поддержал его всеми руками и ногами. И, когда зазвучали конкретные факты о том, что главный “борец с коррупцией”, на самом деле, придя к власти, стал главой шайки казнокрадов, расплакаться было от чего: кто-кто, а Лукашенко прекрасно знал, как народ реагирует на такие сообщения и чем это чревато. В воспоминаниях Сергея Наумчика, который являлся тогда депутатом Верховного Совета, и которые публикует та же “Салідарнасць”, прямо говорится о том, что Лукашенко понимал: этот антикоррупционный доклад может лишить его власти в том случае, если его содержание станет известно народу.



Впрочем, отплакавшись и собравшись с силами, Лукашенко и его команда вернули ситуацию под контроль и почти все газеты страны, которые доселе ещё не были подконтрольны (напомню, речь идёт о далёком 1995 годе) президентской администрации, вышли с белыми пятнами на полосах вместо положений доклада. Факты воровства и казнокрадства президентской команды остались неизвестными широкой общественности, и коррупционная команда у власти удержалась.

С тех пор прошло немало времени. Лукашенко уже давно не законно избранный президент. Легитимного парламента, в котором могли бы быть депутаты, способные на подобные расследования, в Беларуси также не наблюдается. Тема коррупции в обществе практически не звучит, либо звучит лишь изредка, когда, в результате каких-то этапов клановой борьбы внутри властной системы, случаются громкие аресты.

Однако может ли эта тишина вводить в заблуждение, и можем ли мы считать, что коррупции в Беларуси нет, как об этом говорят наши соседи – россияне и украинцы?

Любителям “стабильности” и “сильной руки” надо понять одну вещь. В стране, где все властные полномочия узурпированы одной или несколькими группировками, воровство, коррупция – процветают в масштабах, невиданных для стран демократических. И если в каком-то государстве звучит в СМИ тема одного факта коррупции, то в государстве рядом, где властная система построена по принципу корпорации, в это же время будет происходить сотня куда более значимых эпизодов воровства, правда, никто об этом не узнает.

Коррупция в закрытых государствах просто неизбежна, и способствуют этому несколько важных факторов:

 - монополия на власть, и, значит, на принятие решений, от которых зависят коммерческие проекты;

 - отсутствие независимых СМИ и невозможность  развития журналистских расследований;

 - подконтрольность силовых органов, которые целиком зависят по своему служебному положению от тех же лиц, от которых зависят экономические и коммерческие решения, судьба бюджета, тендеров, госзаказов и т. д.

 - аналогичная подконтрольность судей.

То есть, это ситуация старого замшелого леса, на который пролился обильный дождь а на следующее утро выглянуло солнышко: вырастут в этом лесу грибы? 99 к 1, что – вырастут. Один шанс из ста, что – не вырастут. Именно в таком разрезе можно рассматривать сегодняшнюю ситуацию с коррупцией в Беларуси: если мы не видим грибов подо мхом, это ещё не значит, что их там нет, надо просто уметь искать.

Вот один из последних примеров.

В Гомеле сносятся исторические здания – уникальная городская деревянная застройка, аналогов которой нет больше нигде в мире. Никаких мер по сохранению исторического наследия власть не принимает. Если коротко, то они говорят примерно так: «Мы не против сохранения образцов, вот, мол-де, забирайте свои домики и переносите, но, пардон, у властей на это денег нет, а инвестора соответствующего заинтересованная общественность не нашла и за руку не привела, поэтому, ещё раз пардон, но вашим домикам - капец».

Это тема отдельного разговора, почему власти вопросы сохранения исторического наследия, которые несут массу хлопот и не сулят сверхприбылей, оставляют для общественности, а вопросы распределения материальных благ (к которым, между прочим, относится и земля, которая освобождается после сноса исторической застройки, поскольку находится в самом, что ни на есть, центре полумиллионного города) относят исключительно к своей компетенции.

Однако вот интересный момент. Строительные работы по улице Волотовской, где стоят злосчастные исторические дома, идут полным ходом. Хотя идти они не должны были. Радио «Рацыя» публикует документ – разрешение застройщику на строительные работы. Гомельские активисты отмечают, что этот документ выдан уже ПОСЛЕ того, как Министерство культуры приняло к рассмотрению обращение о придании домам статуса историко-культурного памятника. А, по Закону, пока продолжается рассмотрение, даже вблизи рассматриваемых объектов не должно вестись никаких работ, дабы не нанести никакого вреда.



Итак, документ о разрешении ведения строительных работ выдан, и выдан с нарушением законодательства. Что дальше? Дальше уже либо очевидный ляп, либо чиновничья уловка, направленная на то, чтобы процессы сноса и строительства приняли необратимый характер.

Как можно заметить, срок выданного разрешения заканчивается 1 марта. Сегодня известно, что продлять его чиновники не стали. Однако строительные работы там всё равно ведутся, уже без разрешения! И – никакой реакции от местной власти!

Чиновники – они на то и чиновники, чтобы заниматься крючкотворством и прятать концы в воду. Результат один: было незаконное разрешение, сегодня незаконные работы ведутся уже без разрешения, и никто остановить этот процесс не в силах.

Есть мнение, что это – бюрократические ляпы, которые, мол, случайны. Однако позвольте усомниться. Белорусское корпоративное государство не допускает ляпов и работает слаженно и чётко в куда менее проблемных делах. А здесь, между прочим, цена вопроса, без сомнения в миллионах долларов.


Вот что должно появиться на месте исторической застройки и в чём, без сомнения, и скрывается "цена вопроса"...


На элитной городской земле строится элитное жильё. И процесс идёт с нарушением законодательства. Возможны ли такие «случайные ляпы»? В это может верить кто угодно, я – не верю!

Приведённый пример – лишь один из десятков, которые можно приводить, особо не напрягая память.

Коррупция в стране процветает буйным цветом, её видно невооружённым глазом. И, между прочим, как и ранее, именно этот вопрос действительно может влиять на общественное мнение. И именно этот вопрос может, в конце концов, стать определяющим в вопросе принадлежности власти в Республике Беларусь. Политическая культура белорусов очень мало отличается от политической культуры россиян, а их пример – близок: совсем недавно стартовавшая антикоррупционная деятельность Навального фактически создала в России с нуля дееспособную оппозицию, спровоцировала общественный подъём и раскрутила Навального, опять же, с нуля, до политической величины масштаба 1/6 части земной суши. Нет сомнений, что подобные эффекты вполне возможны и в Беларуси, но, учитывая её компактность и унитарность – с куда более далеко идущими последствиями.

Отчего же не плачет больше по этому поводу Лукашенко?

Не плачет он потому, что нет повода для беспокойства. Навальные в нашей стране невозможны в принципе, как практически невозможны утечки фактов о коррупции из корпоративной властной системы. По крайней мере, на этом этапе.

Но значит ли это, что гражданскому обществу, титульной оппозиции, простым людям, надо закрывать глаза на очевидное и делать вид, что коррупции – этого рака государственного масштаба – у нас нет?

Конечно, не значит. О проблеме надо говорить, трубить, всеми силами бороться против любых проявлений коррупционности, и только тогда в общественном мнении начнут происходить сдвиги, и только тогда народ поверит, наконец-то, в демократию, когда поймёт, что от гласности, прозрачности и подконтрольности зависит целостность национального достояния. От недр, до истории и земли в областных центрах.

Вот, хотя бы так, как борются в Гомеле общественные активисты против незаконной застройки. Почему бы и нет? Перемены не обрушиваются на головы тоннами манны небесной. Они складываются, как мозаика, из множества случаев проявления гражданской ответственности и активности в защите своих прав и интересов против явных злоупотреблений. И в такой активности может найти для себя место любой гражданин.

Комментариев нет:

Отправить комментарий