Поиск

четверг, 22 сентября 2011 г.

Белорусская политика: «с вилами на танк»


Обострившийся социально-экономический кризис поставил перед белорусским (и гомельское тут – не исключение) гражданским обществом ряд чрезвычайно важных вопросов и проблем.

Неожиданно обнаружилось, что среди демократических и околодемократических сил нет единства не только фактического (единая стратегия, единые действия и кампании, коалиционное строительство), но и теоретического: что же вообще в сегодняшних условиях стоит делать, а чего не стоит? В каких условиях мы находимся и как действовать дальше?

Часть общественных и политических сил демократической ориентации придерживаются твёрдого убеждения, что в Беларуси сейчас актуален политический протест, как форма борьбы за власть и отстаивания интересов граждан.

Другая часть декларирует, что в стране нет достаточных условий, чтобы общество могло консолидировано выступать против действующей власти (за перемены), и поэтому явный политический протест в настоящее время приводит лишь к усилению репрессий, следовательно – к разочарованию активной части общества.

Третья часть демократических сил не декларирует ничего и находится в «спячке». Ну, или, скажем так, занимает выжидательную позицию.

Таким образом, фактически мы подошли к вопросу: что такое белорусская политика и можно ли сейчас решить насущные проблемы политическими методами?

Не буду оригинален, если выскажу следующую мысль.

Нормальная политика, если она подразумевает борьбу за интересы избирателей, реализацию своих программных ценностей и целей, всегда должна опираться на общественное мнение.

Без общественного мнения невозможно победить на выборах. Без поддержки большинством твоих мыслей и идей невозможно вывести на улицы достаточное количество людей для «революции». Занятие «политикой» при условии отсутствия поддержки большинства сводится лишь к внутрипартийным дискуссиям, межпартийным разборкам и борьбой за сферы влияния. Собственно говоря, именно эти процессы мы наблюдаем в демократических силах уже полтора десятка лет.

Все последние социологические исследования в один голос твердят: рейтинг власти катастрофически упал (до приблизительно 25%-30%), рейтинг же оппозиции остался на прежнем уровне (те же 20-25%, что и всегда, в совокупности на всех). Фактически это означает, что большинство пока что не готово верить ни власти, ни оппозиции. По народному говоря, «ушли в себя».

Люди, не склонные никому верить, чаще всего рассчитывают исключительно на свои силы. И этот процесс в Беларуси мы сейчас можем наблюдать как нельзя ярко. Подавляющее большинство граждан, не ударяясь в политические и философские дебри, ищут свои пути выживания: кто-то ищет вторую работу, кто-то – учится экономить, кто-то – возить по выходным продукты в Россию, кто-то подумывает вернуться на грядки. В любом случае, всё это мало смахивает на повышенную политизированность и готовность что-то в какую-то сторону менять в государстве.

И ответ на вопрос «почему так происходит?» чрезвычайно очевиден: просто потому, что люди не верят никому. Они бы, может, и пошли бы на Площадь, если бы верили демократическим силам, если бы верили в оппозицию и готовы бы были обменять «шило не на мыло». Но сейчас такой ситуации очевидно нет, и мы видим это как из социологических исследований, так и ежесекундно своими глазами.

Простейший пример. Политическая оппозиция на осень предложила обществу «Народный сход» - как всенародную акцию протеста, на которой мы должны у власти что-то (а конкретнее - всё) потребовать. Однако сегодня мы видим, что подготовка к Сходу идёт, мягко говоря, ни шатко, ни валко. Нет массового притока волонтёров для распространения информационных материалов Схода. Нет большого ажиотажа в интернете. Нет даже собственно печатных материалов. Главный организатор схода, политик В. Ивашкевич долго жаловался на сайтах, что «вопрос пока не можем решить», в конце концов, сообщил, что «проблема решена». Решение проблемы оказалось в том, что напечатан повышенный тираж газеты «Народная воля», где есть информация о мероприятии, и теперь этот тираж будет раздаваться.

Я очень скептично смотрю на перспективы Народного схода, и вот по какой причине.

Как уже написал выше, сегодня ситуация такова, что большинство населения не верит демократическим силам и это факт очевидный. Соответственно, возникает логичный вопрос: а с чего они, собственно говоря, эти люди, должны откликнуться на призыв тех, кому не верят? Тут всё упирается в пресловутое общественное мнение…

Одним словом, при ближайшем рассмотрении, мы видим, что политизированная часть демократических сил на сегодняшний день оказалась в состоянии предложить обществу лишь один сценарий на осень – Народный сход. Но этот Сход пытаются собрать в условиях, когда сами позиции демократических сил не изменились в лучшую сторону ни на йоту. Общественное мнение, которое раньше было «за» власть, сегодня, объективно, против власти, но и не за демократов. Скорее – само за себя. Стартовые позиции остались прежними. Можно было бы делать ставку на мобилизацию протестного, активного электората (традиционные 25% приверженцев оппозиции), но для этого надо было бы иметь в своём распоряжении:

- финансовые ресурсы;
- информационные ресурсы, покруче одного тиража «Народной воли» и аудитории Интернет-сайтов (если уж мы говорим о том, что у демсил нет доступа к республиканским СМИ, то можно было бы опереться на широкую сеть малых локальных СМИ – сайтов, блогов, сообществ в социальных сетях, бюллетеней, да и просто – «сарафанное радио»);
- человеческие ресурсы: опять же, если у партий не хватает людей (а их не хватает), то это могут быть: малые инициативы, группы, отдельные активные не ангажированные граждане, НПО.

Вторые два пункта, кстати, при умелом использовании могу частично заменить не хватающие финансовые ресурсы.

Однако всего этого у Оргкомитета Народного Схода попросту нет, нет и влияния на общественное мнение, нет, соответственно, и инструментов для мобилизации своего электората (который не мобилизуется от прочтения одного номера «Народной воли», для этого в политтехнологиях есть «принцип тотальности»: через все возможные каналы получения информации человек должен соприкоснуться с месседжем минимум 7 раз. Это объективные законы массовых коммуникаций, они работают всю историю человечества (даже в те времена, когда и сформулированы-то не были) и нет ни малейших оснований надеяться, что для Народного схода они сделают исключение).

И вот тут мы вплотную подбираемся к ключевым вопросам.

Есть ли надежда, что политическая жизнь этой осени (олицетворяемая Народным сходом) выйдет за рамки традиционного оппозиционного мероприятия? На мой взгляд, нет. Никаких предпосылок для этого сегодня мы не наблюдаем.

Есть ли смысл, не будучи подготовленными к действительно серьёзным акциям, которые могли бы каким-то образом повлиять на ситуацию, завлекать в бесперспективные затеи самых активных людей? На мой взгляд, смысла нет. А есть большая опасность. Опасность в том, что самые активные, бросившись в бой, и, не добившись ожидаемых результатов, разочаруются и махнут на это дело рукой. И это ещё в лучшем случае, если просто разочаруются. А ведь могут и под «каток» репрессий попасть. И тогда (если эти страдания будут бессмысленными) иных оценок, кроме как «они использовали нас как пушечное мясо» ждать не приходится.

На самом деле, ключ к изменению ситуации в стране лежит в изменении общественного мнения. Борьба между властью и демократическими силами должна была бы сейчас идти как раз на этом фронте: за сознание людей. Но эту борьбу ведёт одна власть… Политические же силы пытаются, не имея для этого инструментов (как мы установили выше), мобилизовать свой электорат (на большее рассчитывать было бы даже не наивно - глупо).

Приведу простейший для меня пример: Гомельская область. Кто здесь работает с общественным мнением?

Сайт «Сильные новости» (odsgomel.org). Самый популярный сайт региона, освещающий события объективно, с точки зрения позитивной демократической альтернативы для Беларуси и области. Объективный и всесторонний анализ статистики сайта показывает, что по множеству параметров, ресурс является самым влиятельным местным СМИ, даже влиятельнее телевидения (что касается экономических и политических вопросов, аналога передачи «Твой день» на «Сильных новостях» нет).

Важная деталь: насколько известно, никто из Народного схода за поддержкой к редакции сайта не обращался. Более того, никто ни разу даже не прислал ни одного материала и не вышел на контакт. Это – мобилизационная работа? Борьба за общественное мнение?

Гражданская инициатива «Гомельский Демократический Форум». Постоянно, начиная с 2009 года, без конкретных политических целей, ведёт информационную кампанию «Знаю!», издаёт листовки по всем актуальным вопросам развития Беларуси, выпускает самое тиражное печатное СМИ региона из демократических – «Гомельский Форум». Информационные ресурсы наработаны большие, только база подписчиков «Гомельского Форума» составляет более 500 человек, тираж же не опускается ниже 3000. Аудитория кампании «Знаю!» - не менее 30 000 человек. Ничего подобного ни у одной партии региона нет. Как нет инструментов для других средств агитации, например, смс-рассылки (базы телефонов, программное обеспечение – все это есть у общественной инициативы «ГДФ»), e-mail – рассылки.

Насколько известно, к этой общественной инициативе также никто из политических сил за поддержкой не обращался.

Движение «За Свободу!», которое координирует и поддерживает целый ряд локальных инициатив, которые имеют самый ценный ресурс – человеческий. Отмечу, что лишь Движение «За Свободу!» в настоящий момент в Гомельском регионе не стесняется проводить свои областные собрания и демонстрировать фотоотчёты – меньше 100 человек там не собирается. По нашим оценкам, сейчас в организации порядка 150 активных человек, в любой момент готовых работать, а есть ещё ряд локальных инициатив и мелких групп, в которых также порядочно работящих людей. То есть, большой людской ресурс.

Который, опять же, остаётся невостребованным. Ибо в Оргкомитет Движение также никто не приглашал, никаких переговоров не велось.

Я не покривлю душой, если скажу, что больше системно в направлении изменения общественного мнения в пользу демократических сил, в регионе никто не работает. Когда приходит «политический сезон», раскидывается несколько разовых листовок, тысяч по 5, и всё. В этом году готовится Народный сход – распространяется газета «Народная воля». Опять же, единичная информационная акция. Полное игнорирование законов массовой коммуникации (пресловутого «Принципа тотальности») приводит лишь к тому, что ситуация не меняется ни в какую сторону. Убеждённые остаются убеждёнными: как те, кто «за» власть, так и те, кто «за» оппозицию. Тех, кто «против», мы сейчас не рассматриваем, ибо они – против всех. За власть они не будут уже никогда, но их смело можно причислять именно к резерву власти, пока оппозиция не привлечёт их на свою сторону. Потому что молчание большинства сейчас на руку именно власти.

В общем-то, на этом можно и заканчивать. Потому что всё очевидно. Политики как таковой сегодня в Беларуси нет. Мы об этом не говорили, но это ясно каждому: нет выборов, нет возможности придти к власти и реализовать свои идеи, нет возможности для конкуренции программ и предложений.

Оставшаяся лазейка для политических действий – массовые протесты – на сегодняшний день не реальна, потому что силы, которые берутся за реализацию именно таких сценариев, не имеют в своих руках инструментов для влияния на общественное мнение. Без поддержки которого невозможны эти самые протесты.

Такие инструменты есть у гражданского общества, но, во-первых, они ещё очень слабы и недостаточны, и, во-вторых, как мы увидели на гомельском примере, политики «не нуждаются» в помощи гражданского сектора. А, если и нуждаются, то успешно это скрывают. В такой ситуации, шансов у них нет.

Подведём некоторые итоги. Если трезво смотреть на вещи и давать ответ на вопрос «что же делать, ведь кризис, надо что-то менять», могу сказать следующее.

Первое, что надо было бы сделать, это подготовить почву для серьёзной работы с общественным мнением. Это значит, что все политические силы на некоторое время должны стать общественными. Надо работать:

- наращивать связи с локальными группами, что обеспечит приток людских ресурсов;
- налаживать связи с локальными общественными СМИ, усиливать собственные ресурсы и инструменты, что даст возможность достичь в информационном поле страны хотя бы паритета с властью за счёт побед локальных «стычках», ибо БТ всё равно, по определению, до каждого двора достучаться не в состоянии;
- заключать широкие коалиции с местными НПО, а также межу политическими партиями и организациями, чтобы в «час пик» не было разлада и многоголосицы;
- консолидировать финансовые ресурсы, тратить их разумно – на создание и развитие информационных ресурсов;
- заняться, наконец-то, пиаром и брэндингом на профессиональном уровне.

Только достигнув успеха на обозначенных направлениях, можно рассчитывать, что получится организовать какую-то вменяемую кампанию. Как на республиканском, так и на локальном, гомельском, например, уровне. В идеале, этого можно было бы добиться уже к весне. Но для этого надо заняться кропотливой и неблагодарной работой. Каждый день, полный рабочий день, не отрываясь. Как государство – всю рабочую неделю. А не «от выборов до выборов».

А пока что, это – так… «С вилами на танк».

Ну и, да, возвращаясь к вопросу, с которого начиналась эта статья, могу сказать, что сегодня ситуация выглядит так: настоящая политика в Беларуси начинается с самых, что ни на есть, общественных дел.

Написано для сайта Гомельского экспертного сообщества "Стратегическая мысль"

понедельник, 19 сентября 2011 г.

Взрослая ценность


Сегодня – знаменательная дата. Ровно 20 лет назад наши исторические символы, бело-красно-белый флаг и герб “Пагоня” стали государственными.

Свои герб и флаг – атрибуты настоящей независимости. Без них её не бывает. Без них не бывает и народа. С независимостью, в равной степени, как и с ощущением себя нацией, у белорусов опять начались проблемы с приходом Лукашенко, практически сразу, в 1995 году, когда русскому языку был предан статуст государственного, а наш флаг и герб /уверен - временно/ были отодвинуты с государственного уровня, до уровня атрибутов гражданской позиции.

Часто бывает так, что какой-то вопрос для нас является настолько очевидным, что мы просто забываем о нём думать. Всё настолько ясно, что просто не задумываешься: хорошо это, или плохо. Для меня, как и для очень многих, наша независимость – наивысшая ценность, на уровне аксиомы, не нуждающейся в переосмыслении и анализе. И так повелось примерно года с 1998-го, когда мне было 17 лет, и я начал серьёзно задумываться о том, в какой стране я живу, в какой жил, и в какой хочу жить.

А, между прочим, иногда аксиомы всё же стоит переосмысливать. Просто для того, чтобы по-новому смотреть на вещи. Подвергать что-то сомнению, а в чём-то – убеждаться в очередной раз.

Так было и в последние дни, с приближением сегодняшней памятной даты.

Не могу сказать, что мои мысли и размышления привели меня к каким-то глубоким выводам. Скорее – наоборот: всё очень просто, если не сказать, поверхностно. Но, вместе с тем – очевидно.

Все последние дни я вспоминал себя в те годы, перестроечные, и эволюцию своего отношения к Беларуси и к нашей государственности.

В год распада СССР мне было всего 10 лет, но, хотите верьте, хотите – нет, я всё прекрасно помню, и достаточно неплохо происходящее тогда осознавал. На своём, конечно, уровне, уровне того времени.

И тогда, в первые годы после распада СССР, для меня независимость не представляла никакой ценности. Наоборот: мне очень хотелось обратно в СССР.

Мне было 10 лет, и мне хотелось опять спокойно поехать с семьёй в Сочи или в Красную Поляну (где сегодня строят себе дома российские “тузы”), хотелось, чтобы мама, работающая инженером на оборонном предприятии, опять много зарабатывала, и хотелось ощущать себя частью огромной страны, на которую мы засматривались на школьных картах. Огромной страны, сами размеры которой говорили о силе и мощи! Быть частью чего-то огромного и сильного – это мечта 10-летнего мальчишки!

Это были эмоции, которые формировали основы мировоззрения в момент, когда разум был недостаточно для этого силён. И это естественно.

Но прошло всего несколько лет. Жизнь брала своё, а разум – своё.

И всё происходящее начало переосмысливаться.

И как-то само собой пришло понимание, что маленькая страна может не быть сильной, но может быть уважаемой. А уважаемые и авторитетные, чаще всего, управляют сильными.

И как-то само по себе пришло понимание того, что собственная квартира, какой бы маленькой она не была, лучше, чем койка в прихожей в коммуналке, где ответственный квартиросъёмщик – довольно хамоватый и пьяноватый амбал.

И как-то желание ездить без границ на море отодвинулось на второй план по сравнению с гордостью за свою историю и прошлое, которые тогда объективно изучались в школах. Красная Поляна, по которой тогда в буквальном смысле (найду фотки - выложу) табунами ходили свиньи из местных деревень, мешая отдахающим, перестала казаться чем-то чрезвычайно нужным. Чрезвычайно нужным стала казаться необходимость построить свою страну такой, чтобы все хотели ехать к нам, а не мы хотели ехать к ним.

Эта эволюция происходила на одном, достаточно естественном фоне: я рос, взрослел и учился думать. И пользовался своими навыками. Любой человек, вырастая, взрослея, стремится начать жить самостоятельно, строит свой дом и налаживает свой быт. Вот как-то так это всё и происходило… В коммуналке – может быть хорошо или плохо, пьяноватый и хамоватый амбал может и тебя побить, но и от дворовых хулиганов защитить, но всё это – для слабых. А мы росли, и очень хотели быть сильными… И жить своим умом и своими силами.

Когда человек взрослеет, на место эмоций приходит здравый рассудок, и его приговор однозначен: лучше своя маленькая квартирка, чем койка в прихожей в огромной коммуналке.

Какой там, по последней социологии, процент желающих вернуться обратно в СССР или вступить в Россию? 11%? 20%? Не помню точно, если честно. Помню лишь, что – категорическое меньшинство. А тогда, в начале-середине 90-х было такое же категоричное большинство.

Мы взрослеем, друзья, неуклонно, стремительно, несмотря ни на что – взрослеем! И становимся достойны своей независимости.

Независимость – это ведь ценность только для взрослых и самодостаточных людей. И наций.

среда, 14 сентября 2011 г.

Вот Человек...

Посмотрел видеоинтервью Сергея Михалка. Я всегда любил творчество "Ляписа Трубецкого", но, послушав позицию Человека, ещё и по-настоящему зауважал...



А вот за что я их всегда любил

понедельник, 5 сентября 2011 г.

Подозрительная гибкость…


Как-то в одночасье рухнул миф о том, что кампания «Говори правду!» и возглавляющий её поэт Владимир Некляев – пророссийская политическая сила.

Буквально в течение нескольких последних недель ряд действий и заявлений поставили крест на «про-московском» имидже ГоП. Чего стоит только кампания «Шаг в Европу!» в Брестской и Гродненской областях, а также последние заявления непосредственно Некляева о европейском будущем Беларуси и необходимости дать Лукашенко шанс Беларусь непосредственно в Европу и привести. Теперь они, гопы – европейцы.

Хотя накануне президентских выборов мало кто оспаривал тот тезис, что за ГоП стоит Москва. Ну, да и сам ГоП не оспаривал, а в открытую призывал продать всю промышленность Москве.

Слов нет, политическая гибкость – качество прагматичное, и в благих целях очень даже полезное.

Но гибкость Некляева и его помощников… как бы это сказать…. Несколько странная.

В 2010 году режим Лукашенко делал ставку на признание выборов Евросоюзом, и ему позарез нужна была промосковская оппозиция в качестве страшилки. Вот, мол, если не я, то такие придут, и всё Москве отдадут. Ну и не только Запад, но и обычных граждан-зевак можно пугать приходом русских олигархов, если «такие» дорвутся до власти.

«Говори правду» стала как раз тем самым жупелом, которым пугали простых избирателей (власти), а также – Запад (тут уж старались и власти, и остальная часть оппозиции).

В 2011 году режиму Лукашенко как воздух нужно послабление со стороны Запада ввиду тяжелейшего экономического кризиса и железной хватки Москвы в экономических вопросах. Добиться этого желательно минимальной ценой: просто отпустить взятых зимой заложников, не идя на действенную либерализацию и системные реформы.

Парадоксальным образом, но именно в этот момент происходит геополитическая трансформация «Говори правду». И вот уже они – про-европейская политическая сила, которая устами своего лидера призывает дать Лукашенко шанс войти в Европу ценой освобождения политзаключённых. Ну, конечно, вспоминать о таких мелочах, как доступ к СМИ или свободные выборы, рядом с таким вопросом, как освобождение всех политзаключённых (с этой целью зимой взятых заложников) – ну просто неприлично.

Голос из недр оппозиции, призывающий дать Лукашенко такой шанс – это, конечно, козырь. Особенно если такой голос раздаётся из «дружественной» (про-европейской, как бы) среды.

Подозрительная какая-то гибкость, получается. Как будто в Беларуси власть и оппозиция наконец-то зажили в одном ритме, задышали одним воздухом. И начали ирать чётко в такт.

воскресенье, 4 сентября 2011 г.

Мудрость старого еврея в современной Беларуси


Вчера вечером, на лавочке возле своего дома, судьба свела меня для беседы с одним старым и далеко неглупым евреем.

Поток мыслей и словей этого человека далеко не всегда откладывается у меня в голове. Просто потому, что круг тем – чрезвычайно обширен.

Но вчера одно рассуждение крепко запало мне в душу. Примерно следующего содержания.

«В стране невесть что творится, все стонут, кричат, и каждый день спрашивают друг друга: а что делать? А что делать, что делать… Он говорят: «Ну вот, нам же обещали то, нам же обещали сё…». Мозгов у людей нет, это факт. Мало, что тебе обещали? Я на переходе стою, зелёный загорелся, я не иду, и парнишка молодой меня спрашивает: «Дед, а ты чего стоишь, зелёный ведь?». А я что, дурак? Я никогда не пойду на переходе, даже если зелёный, пока первые машины с обеих сторон не остановятся полностью. Потому что откуда я знаю, кто там едет, может, задумался человек и поедет на мой зелёный, и хана мне? А, может, придурок какой, а, может, уколотый? Пока первая машина не остановится, я никогда даже на зелёный не пойду… А они: «На же обещаааааали….». Ну, обещали, так ешьте».

Комментарии, думаю, излишни.

Когда на светофоре зелёный свет для пешеходов, а уколотый придурок несётся на полной скорости, с угрозой раздавить всё и вся, это – очень по-белорусски. Это, буквально, наиболее адекватная иллюстрация сегодняшней модели нашего государственного устройства.

пятница, 2 сентября 2011 г.

Чем сейчас занимается Лукашенко?..


История с диалогом между режимом, оппозицией, ЕС и Россией, типа предложенным Лукашенко, обрастает всё новыми подробностями.

Вчера неожиданно (неожиданно ли?) всплыла информация, что сие мероприятие крывавы рэжым уже обсуждал с министром иностранных дел Болгарии, который, судя по всему, выполняет роль посла ЕС: по крайней мере, говорится о том, что позицию белорусской стороны страны Европы будут обсуждать на встрече в польском Сопоте. И вот, в рамках этих переговоров, выясняется, что Лукашенко пообещал освободить четырёх политзаключённых (и это, кстати, вчера и было сделано), а до октября – всех остальных.

В связи с этим два замечания, две коротенькие реплики.

1) Появившаяся вчера информация о кулуарном торге ЕС и режима полностью подтверждает предположение, которое я высказывал в предыдущей статье на эту тему (см. «Одна бабка сказала…»), а именно: «Помочь ему сохранить какое-то подобие стабильности, влив сюда энное количество настоящих дензнаков, могут лишь Россия или Запад. Которых, кстати, в своём "предложении", Лукашенко тоже упомянул. Можно допустить, что он сейчас пытается добиться от этих сторон каких-то переговоров. Но оппозицию в этом процессе он может использовать только как ширму. И даже не саму оппозицию (её, как всегда, никто никуда не позовёт), а лишь саму декларацию о готовности диалога с ней. Вот, мол, нету у нас внутренней напряжённости, разговаривать собрались...».

Кулуарный характер переговоров ЕС и белорусской диктатуры, то, что демократическая оппозиция узнаёт об этом во всех смыслах последней, притом – из уст Лукашенко, во время его публичного выступления, уже о многом говорит. Как минимум, это говорит о том, что позиции белорусской оппозиции, её интересы и амбиции, мягко говоря, никого не волнуют. Договариваются серьёзные люди, и зря, в общем-то, засуетились всякие сторонники и противники диалогов. Никто их не спрашивает.

2) Между тем, если Евросоюз действительно настаивает на освобождении политических заключённых из гуманитарных соображений, а не для галочки (ну неудобно, право, в центре Европы в XXI веке люди сидят по тюрьмам за попытку выказать свои убеждения!), то как раз к некоторым заявлениям белорусской оппозиции стоило бы очень даже прислушаться.

Следует обратить внимание на то, что до сих пор Лукашенко выпустил только тех, кто написал прошение о помиловании. Что касается тех, кого не выпустил, то на них он просит ещё месячишко. Вопрос: зачем ещё месяц, если он может, при наличии доброй воли для диалога, выпустить их в любой момент, просто повисает в воздухе. Как, кстати, сразу же повисает и ответ.

На самом деле, что сейчас делает Лукашенко? Во-первых, он делает ровно то же, что делал и сразу после 19-го декабря – не изменилось ничего. Он выпускает тех, кто пишет ему прошение о помиловании. И, параллельно, пытается сломать тех, кто не написал. Таким же образом он действовал зимой, точно это же делает и сейчас.

И, во-вторых, он делает вид, что это – огромная уступка с его стороны. Вот, мол, поговорили с человеком из Болгарии, я четверых выпускаю (хотя прекрасно знает, что выпустил бы их и без этого разговора, ибо прошения уже, наверняка, лежали у него на столе). А остальных – через месяц выпущу, обязательно выпущу…

В этой связи очень важно появившееся на днях письмо из колонии экс-кандидата в президенты Николая Статкевича, который, помимо прочего, чрезвычайно рекомендует странам ЕС требовать от диктатора не только освобождения заключённых, но и полной их реабилитации, иначе, по мнению политика, всё это приведёт единственно к тому, что на тех, кто отказывается писать прошения, давление будет только усиливаться. Ломать будут сильнее.

Вот для этого-то, по всей видимости, Лукашенко ещё месячишко и понадобился: чтобы дожать тех, кого ещё дожать не получилось, выпустить их на своих условиях (точно так же, как он отпустил бы их и зимой, безо всяких диалогов), и преподнести это Западу как пропуск к диалогу (о кредитах, контрактах, инвестициях и прочих спасательных кругах).

Грубо говоря, на сегодняшний день ситуация такая, что всех великих дипломатов и переговорщиков от ЕС, Лукашенко традиционно имеет: ничего в своей политике не меняет, ведёт себя, как вёл, но, вот, уже и право вести переговоры и переговорах заслужил.. Пусть пока и с ничего не значащей фигурой из Болгарии. Великих же дипломатов и переговорщиков от оппозиции он вообще в упор не замечает. Короче, всё логично и традиционно.

Самым неожиданном образом появление информации о роли и миссии министра из Болгарии, а также об обещаниях Лукашенко, лишь подтвердило выводы, сделанные в предыдущей статье (см. «Одна бабка сказала…»): за «предложением» о диалоге, если смотреть с точки зрения именно гражданского диалога, ничего серьёзного не стоит. Мы наблюдаем сейчас очередную серию банального развода западных буржуев на бабки, и в этом процессе демократической оппозиции отведена лишь роль ширмы, а судьбам политзаключённых – разменной монеты.

По большому счёту, это проблемы ЕС: соглашаться ли с отведённой ему ролью «лоха», или вырабатывать какую-то адекватную позицию. Равно как и проблемы отдельных лидеров оппозиции: соглашаться ли с отведённой им ролью ширмы и легитимизитора усилий диктатуры по оттягиванию своего краха, или повести себя более выдержано и разумно.

К действительному же диалогу власть можно лишь принудить, увеличив свою поддержку в обществе (именно свою, оппозиции, а не протестные настроения как таковые, которые легко гасятся очередной индексацией) до критического уровня. Но для этого надо работать…