Поиск

четверг, 25 сентября 2014 г.

Пан или пропал

На фото ниже – бывший генеральный директор деревообрабатывающего комбината «Борисовдрев» Владимир Мальцев, в зале суда.

Его судят вроде как за халатность, которая привела к тому, что на вверенном ему предприятии была провалена модернизация.



Кстати… Вчера это фото облетело белорусские СМИ, и практически везде к нему приписывали, что «Владимир Мальцев появился в суде с синяками на глазах».

Так вот, то, что у него там под глазами – это не синяки. Это отёки. Синяки, как в просторечии называются гематомы, были бы у него под глазами, если бы кто-то в эти глаза ему настучал кулаками. Но тогда бы они не были симметричными. Я не врач, но мой практический жизненный опыт говорит о том, что подобные отёки могут быть от сильных ударов по голове. Удары могут наноситься твёрдыми и тупыми предметами, а если верить Солженицыну, то советские следователи могли сильно бить и чем-то упругим – чтобы ничего не сломать и не оставить наружных повреждений.

В моём советском детстве, у нас во дворе, одному пацану одна бабка однажды сковородкой по голове со всего размаха перемкнула - вот, у него такие же потом были...

Ещё, наверное (но тут только предположения), подобные отёки могли бы появиться от какого-то химического воздействия (различные процессы в почках, у многих людей, также часто отражаются в виде отёчности под глазами, а почки можно как химически посадить, так и физически «отбить»), либо от долгого отсутствия сна.

Короче говоря, как тут не крути, но эти синяки-отёки вполне могут быть внешним последствием пыток, которым мог быть подвергнут экс-директор.

В суде всплыло, что вины своей ни в чём В. Мальцев не признаёт. А потом всплыло, что, например, ему вменяют в вину, что турецкая компания, поставки оборудования от которого утвердил Мальцев, не имела разрешения на монтаж этого оборудования. Однако, как выяснилось, если компания является производителем и поставляет своё оборудование, то специального разрешения на монтаж ей не требуется. То есть, Мальцева обвиняют в том, что он «провалил модернизацию», но, когда дело коснулось фактуры, оказалось, что совсем не все так однозначно у обвинения, и не факт, что это он что-то провалил.

Процесс имеет все шансы развалиться, если дальнейшие доводы стороны обвинителя будут столь же весомы. А признание вины ещё с советских времён у нас – царица доказательств. Вполне себе мотив постучать чем-то тупым и твёрдым по голове. Или даже – чем-то упругим…

Суть происходящего в чём? В том, что молодого гендиректора решили во что бы то ни стало засадить. Год назад его взяли под стражу по приказу Лукашенко, который остался недоволен результатами модернизации деревообрабатывающей отрасли, посетил заводы, наметал кучу громов и молний.

Экс-кандидат в президенты, экономист Ярослав Романчук, публично выразил сочуствие Мальцеву, написав в фэйсбуке пост о том, как молодого эффективного менеджера запрессовала старая, покрывшаяся мхом, вертикаль.

В этом есть доля истины, но – только доля. Правда в том, что над Мальцевым действительно было столько начальников, что сам он ничего «завалить» не мог. То, что деревообрабатывающая отрасль «сожрала» миллиарды и миллиарды долларов на модернизацию, а модернизация оказалась провальной – не его вина. Это вина министров и замминистров. Страна потеряла огромные деньги, а отвечать за это назначили одного лишь директора, хотя даже директоров в этом процессе было задействовано больше десятка.

Ну, то есть, Мальцев – козёл отпущения. Стрелочник. Его надо посадить, чтобы списать на него всю вину, все эти частично выброшенные, а частично – украденные миллиарды долларов, и забыть о «модернизации» навсегда. И чтобы чиновников оставили в покое.

Потому-то и бьют его там, в изоляторе, по голове: чтобы признал свою «вину», ибо без вины процесс разваливается, а разваливать его нельзя: тогда придётся искать других виноватых.

Я только думаю вот что.

Я В. Мальцеву, безусловно, сочувствую, как сочувствовал бы любому человеку, которого безвинно бьют по голове в следственном изоляторе. Но я категорически не согласен с Романчуком в том, что мы сейчас говорим о каком-то талантливом молодом менеджере, которого топчет вертикаль. Если человек обладает потенциалом талантливого менеджера, это предполагает наличие мозгов. А наличие мозгов вряд ли способствует тому, чтобы лезть в пекло, на «стрелочную» должность, в разгар сезона освоения «модернизационных» денег теми, кто стоит выше тебя. Минимально зная систему, вполне можно просчитать риски.

Талантливый он менеджер, или не талантливый, дело сегодня не в этом. Дело в том, что каждый, каждый без исключения белорус, должен понимать: все, что с ним происходит – результат его решений, принимаемых в той среде и в той стране, которые у нас есть. И эта среда, и эта страна, они такие: всегда найдётся кто-то над тобой, который может разбазарить или украсть, и захочет, при этом, свалить всю вину на тебя.

Идя работать на такую должность, каждый, как В. Мальцев, фактически выбирает русскую рулетку: пан или пропал. Есть шанс на то, что все пройдёт гладко, уцепишься, будешь расти и, в конце концов, сам списывать на других свои грехи.


Однако есть и другая вероятность. И она сегодня срабатывает куда как чаще…

вторник, 23 сентября 2014 г.

О возможности войны России против Беларуси

А. Лукашенко сегодня распорядился создать законченный цикл производства высокоточного оружия, объяснив это тем, что, в случае необходимости, «никто нам этого не продаст» и проиллюстрировав примером Украины.

Тут, действительно, случай не такой, как с приказами создавать производства страусиных яиц или мраморной говядины. Здесь Лукашенко, похоже, знает, что говорит. Война России против Беларуси возможна с не меньшей долей вероятности, чем была возможна год назад война России против Украины. Ну и то, что оружия никто не даст – это, да, мы прекрасно видим на примере Украины.

Война является незаменимым и самым эффективным инструментом внешней политики России уже на протяжении веков. И чтобы это понимать, достаточно лишь поверхностно знать историю а также то, как работает российская дипломатия.

Как работает дипломатия США? Послы, либо полпреды, в каждой из стран, постоянно (я подчёркиваю: постоянно) находятся в контакте с представителями всех политических сил страны. И власти, и оппозиции. Это для них и правило, и закон. И это логично. Власть этой страны меняется постоянно, и точно также, вполне прагматично, американцы смотрят на другие страны, власть в которых, тоже, должна или может меняться.

Наличие дипломатических контактов позволяет, в случае любых перемен, налаживать диалог любого уровня и решать любые спорные моменты переговорным путём. На самом деле, сегодняшняя Америка ведёт войны лишь с теми, с кем договариваться нельзя.

Российская дипломатия работает совершенно по-другому.

Возможно, в отношении дальних стран и отдалённых партнёров у неё и несколько иные подходы. Но что касается тех стран, которые расположены близко и которые Москва считает своей сферой влияния, тут работает одно правило и один закон: у Москвы всегда есть один-единственный партнёр, на которого она делает полную ставку. С другими она дела не имеет.

Посол РФ в Минске Суриков никогда не контачит с оппозицией. Никакого сотрудничества либо диалога с демократическим силами не было у российских дипломатов и в Киеве. В этом тоже есть своя, прямо противоположная американской, логика: в представлении российских элит, власть меняться не может. А, если власть не меняется в Москве, она не должна меняться и у ближайших сателлитов из «зоны влияния». Там на трон надо сажать какого-нибудь, желательно не очень далёкого, и полностью подконтрольного квази-политика, с которым всегда иметь дело, чтобы не было никаких сюрпризов.

Войну в Афганистане, кстати… СССР ведь тоже вёл исходя из той же самой логики. Но это так, ближайшая историческая параллель.

Так вот, опять об Украине. У России там был один-единственный ставленник: Янукович. В 2004 году его отстранили от власти через Оранжевую революцию. Однако он остался в политике, и Москва, чередой экономических войн, сделала всё, чтобы он таки мог занять президентский пост. В 2004 году, кстати, события в Киеве прошли бескровно, поэтому у Януковича такая возможность была, и Кремль ей в полной мере воспользовался.

Когда волна народного гнева Виктора Федоровича смела, надежды на возвращение не осталось ввиду простого отсутствия возможности даже остаться в стране, у России не нашлось других методов в арсенале кроме войны. Просто потому, что, как оказалось, в пост-революционной Украине ей не с кем разговаривать. Кроме маргинальной коммунистической партии, которая всегда напрашивалась в партнёры, но не рассматривалась в качестве такого варианта самой Россией.

Ещё Бисмарк сказал, что «Когда заканчиваются доводы, начинают говорить пушки». Тут ситуация похожая, с одним отличием: доводы, может, и есть, но Москве не нужен диалог, ей нужно подчинение, а для подчинения ей нужен ставленник. Ставленник всегда один, альтернатив не существует. И, если ставленник проваливается, разговаривать ей, в рамках её миропонимания, становится не с кем: не вести же равный диалог с теми, кого ты считаешь своей «зоной влияния». А с неставленником можно вести только диалог, неставленнику не прикажешь…

Собственно, в этом и есть единственная настоящая, глубинная причина войны России против Украины. Понятно, что Москва тоже хотела бы её, в идеале, избежать. Просто средств других не осталось. Нет альтернатив, не с кем говорить. А отступиться от Украины для России означает выбросить на ветер все исторические концепты Руси, а, значит, похоронить историческое обоснование современной российской государственности. Цена, согласитесь, высокая.

Да, так вот, вернёмся к Беларуси.

В Беларуси, может, заметили, у России тоже – один эксклюзивный ставленник. Имя его всем известно. Все попытки местных коммунистических а также частично либеральных политиков из оппозиционного лагеря снискать себе симпатии Москвы провалились. Ну, может, они и симпатичные ребята, но у Кремля понимание мира другое: власть в подчинённых странах, как в метрополии, меняться не должна. Поэтому, будь они хоть тысячу раз больше симпатичные, все равно их никто бы в расчёт не принял.

Аналогично с украинской ситуацией: что делать России, если ставленник вдруг провалится или… или перестанет подчиняться, пошлёт Москву куда подальше и займётся своими делами? Правильно, все тоже: воевать.

Сегодня ситуация складывается таким образом, что минский ставленник Москвы, конечно, вряд ли свалится или провалится, а вот выйти из подчинения может вполне.

Потому что у этого самого ставленника любовь к личной власти, как видно, посильнее будет, чем любовь в русской идее. А для личной власти нужны деньги, и деньги немалые. Которых у России уже нет. А чем дальше, тем не будет всё сильнее. Экономика РФ разрушалась даже без санкций, сейчас процесс приобретает все более стремительный характер.

Мясникович сегодня в Нью-Йорке, представитель ЕС Майра Мора заявляет с экранов ОНТ о том, что белорусский народ должен поддержать своего лидера, правительство заявляет о переговорах с МВФ о новой кредитной линии…

Под украинскую войну диалог Лукашенко и его администрации с Западом будет развиваться все сильнее и сильнее, и, в конце концов, вполне может дойти до той точки, когда его личную власть будет обеспечивать уже не Москва, а Брюссель или Вашингтон. Потому что у Москвы денег не будет, а Запад, стремясь обеспечить стабильность в регионе, закроет глаза на «последнюю диктатуру» и перекупит у России последнего союзника.

Даже если денег в российской казне не останется вообще, пушек и дураков там хватает с лихвой.

А альтернативных политиков, для того, чтобы сделать новую ставку и привести к власти в Минске другого, более покладистого ставленника, у Кремля нет.

Альтернативы?

На самом деле, их нет.

То, что Лукашенко сегодня заговорил о собственном производстве оружия, очень тревожный симптом.

НАТО воевать с Беларусью не будет. По множеству причин, не будет, точно. А, если бы вдруг решилось, то тут лукашенковское высокоточное оружие бы его не спасло.

Как, кстати, не спасёт оно и в том случае, если прямым военным вторжением на него двинется Москва.

А, вот, если в каких-то регионах начнут появляться вооружённые банды, как это было, сначала – помаленьку, в Украине, тогда, да. Тогда при помощи высокоточного оружия вполне можно придушить эту заразу на корню.


Сегодняшние высказывания Лукашенко как нельзя лучше показывают, что он такой возможности совсем не исключает. Правильно делает, кстати…