Поиск

среда, 30 мая 2012 г.

Шиворот-навыворот


После бурного обсуждения инициатив полковника Бородоча белорусский демократический сектор начал понемногу приходить в себя и возвращаться к делам насущным. То есть, снова обсуждать надо ли принимать участие в парламентских выборах, или их надо бы, всё же, бойкотировать.

Между тем, если вдуматься в суть вопроса, то невольно вспоминается пошловатая поговорка: «Не ту страну назвали Гондурасом». Вспоминается с желанием перефразировать, примерно так: «Не туда слово «бойкот» прикладывается».

Какие аргументы приводятся в пользу бойкотирования парламентской кампании?

1)      Мол, надоело быть «мальчиками для битья», всё равно итоги заранее известны, так и нечего играть по правилам диктатора;
2)      Мол, участие оппозиции в «выборах» добавит режиму легитимности или вообще – легитимизирует парламент;
3)      Мол, участие оппозиции в «выборах» позволит диктатуре изобразить наличие демократии в стране и под эту дудку вновь провести недалёких «западников» и выманить у них кредиты.

Ну, наверное, есть аргументы и помельче, но все не упомнишь.

Хотя, с точки зрения здравого смысла, вся эта аргументация как раз именно здравого смысла и лишена.

Первое и главное: все эти разговоры про «мальчиков для битья» что-то значили бы, если бы парламентская кампания имела бы хотя бы какое-то реальное политическое значение. На деле же избиратель забывает о ней сразу после того, как поставил галочку в бюллетене для голосования на участке, куда его загнали насильно. Уже через пять минут он не помнит, за кого голосовал, через 2 минуты он не помнит, из кого выбирал, а на завтра он не знает, кто на округе победил. С точки зрения имиджа и политического веса в обществе кампания парламентских «выборов» не имеет ровным счётом никакого смысла.

И – далее: участие, как и неучастие оппозиции в «выборах» ни коим образом не повлияет на легитимизацию парламента. В предыдущих кампаниях 2004 и 2008 годов оппозиция участвовала и участвовала довольно активно, но парламент никто не признал. «Андроидам» весьма прозрачно указали на их место, когда не взяли без демократов в «ЕвроНест». Ничего не изменится и в этот раз. Вопрос легитимности или нелегитимности такого, не побоюсь этого слова, органа, как «палатка», это даже не предмет торга для серьёзных людей. По той простой причине, что орган этот у нас ничего ровным счётом не решает. Поэтому серьёзным людям в таких непринципиальных вопросах проще и полезнее всего поступать по правилам. А правила в данном случае прописаны в стандартах по проведению выборов ОБСЕ, в которые белорусской системе, во главе с Ермошиной, вписаться, пожалуй, тяжелее, чем богатому попасть в царствие небесное.

Соответственно, с учётом всего вышесказанного, получается, что формат участия оппозиции в кампании парламентских «выборов» совершенно неважен.  Совершенно, значит, - абсолютно. Ни общественной легитимности, ни внешней легитимности у режима от этого ни убавится, ни прибавится.

Я могу, конечно, сказать, что парламентскую кампанию можно использовать для информационной работы и т. д. Но, если честно, не хочу провоцировать троллей. Да и, в конце концов, тезис о том, что заниматься информированием и без «выборов», тоже ещё никто не опроверг.

А теперь – самое интересное. И важное, пожалуй.

Дело в том, что все те факторы, которые совершенно не играют никакой роли на «выборах» парламентских, смотрятся совсем по иному, если спроецировать ситуацию на выборы президентские.

На президентских народ голосует вполне осознанно. Люди там выбирают кандидатов, слушают выступления… Ходят даже, чаще всего, сами. Кандидатов потом помнят. Это что касается общественной легитимности и «мальчиков для битья». И, когда Ермошина озвучивает заготовленные заранее оглушающие цифры, это и есть как раз то самое «битьё», когда придуманное в администрации и озвученное ею имеет значение. Ибо как раз в этом случае оппозиция реально теряет в имидже. Большинство ведь рассуждает как? «Ну, можно подтасовать на 10%, но не на 70% же». Большинство ведь не знает ещё, что в Беларуси никто ничего не подтасовывает, потому что никто ничего не считает…

Так, из кампании в кампанию, формируется тот самый имидж неудачников, который уже сейчас крепко мешает демократической оппозиции, а в будущем вообще может стать фатальным. По крайней мере, для политических сил нынешней формации.

Что касается легитимности внешней, то её, конечно, у ТНП не больше, чем у его «палатки», только то всё в теории. А практике же с ним всё же все имеют дело: подписывают договоренности, вручают верительные грамоты… Так происходит оттого, что внешние партнёры уверены, что Лукашенко – действительно избран большинством, хотя  и с нарушениями, конечно. Но вот Путин тоже избран с нарушениями, но – тоже большинством. Его признают… без громких нареканий. Лукашенко президент не России. Поэтому на него можно публично и поругаться, можно невъездным сделать, но де-факто всё равно приходится признавать.

Я не говорю, что одна кампания может это положение дел нарушить. Но это как раз тот самый случай, когда с искры начинается пламя. И первый сигнал о том, что он объявил себя победителем сам, без конкурентов, может быть сигналом и для Запада, и для белорусского народа. Сигналом, с которого могут начаться реальные процессы.

Что  мы имеем?

Мы видим, что парламентская «кампания» не играет никакой роли, но – продолжаем ломать об неё копья.

А ещё мы имеем то, что все мы уже знаем, чем обычно кончаются президентские выборы (посадками в тюрьму), выборы, которые имеют значение. Имеем горький опыт похода на эту кампанию совершенно без подготовки и без единого намёка на общность действий.

Между тем, мы продолжаем ругаться из-за бойкота или небойкота парламентских «выборов», хотя это не имеет никакого значения.

И, как обычно, откладываем на последний день действительно судьбоносные вопросы.

Всё – шиворот-навыворот.

PS Чтобы меня не обвинили разные неразумные люди в том, что я пытаюсь заболтать действительно важный на сегодня вопрос парламентской кампании и перенести внимание общественности на дела далёкого будущего, скажу следующее.

Я лично, в свете всего, сказанного выше, считаю, что парламентская кампания должна быть этапом в подготовке к президентской кампании. Это значит, что я поддерживаю тех, кто будет в ней участвовать, и участвовать до конца. Потому что на президентской кампании нужны будут люди – «ноги», информационные ресурсы, какая-то известность на местах, подготовленные наблюдатели и т. д. В форме «бойкота», пусть даже – «активного» (ничего глупее этой приставки представить себе не могу, ибо бойкот он априори, если бойкот – то активный), ничего этого не подготовишь. В лучшем случае – раскидают листовки и разлепят наклейки.

Серьёзных локальных структур через такую «работу» не создашь. Но и президентскую кампанию без таких структур – не проведёшь… Поэтому сторонникам бойкота надо было бы, считаю, вспомнить, что в шахматах гамбит – это когда жертвуется пешка ради более выигрышной для атаки позиции. Жертва бойкотом на парламентских ради сильной президентской – было бы хорошим ходом.

***

Написано для блога на сайте "Белорусский партизан"

пятница, 25 мая 2012 г.

"Убедительный" аргумент


В Гомельской области задержан человек в маске, на которой были надписи арабской вязью. Парень этот, как сообщают СМИ, имел при себе взрывчатки на 5 кг. тротила в эквиваленте и пытался наброситься на сотрудников МВД, которые его в итоге и повязали.

5 килограммов тротила – это серьёзно. Это вам не хлопушка в гомельском алко-магазине «Вёсны». Это может так рвануть, что мало не покажется никому.

Позвольте, спрошу я, и, возможно, многие из Вас: а с какой стати человеку в маске с арабской вязью что-то пытаться тут у нас взрывать? Таскаться с сумкой, набитой тротилом, демонстративно показывая свою принадлежность к арабскому миру? Террористы-смертники, как правило, до последнего маскируют свои истинные цели, если собираются действительно добиться своих результатов, чтобы не быть обезвреженными: арестант никого взорвать не может, а, не взорвав, не становится мучеником, а становится клоуном.

Тем более, в Беларуси. В Беларуси ношение масок, закрывающих лицо, в общественном месте вообще запрещено законодательно. Соответственно, парню с 5 кг. тротила маска эта нужна была только для того, чтобы быть задержанным. Если он хотел что-то взорвать, то маска ему ни к чему – после 5 кг. тротила ему было бы совершенно не важно, опознают его, или нет. Как говорится, «Бог узнает своих».

Получается, что некий человек набил сумку до отказа динамитом, и вышел с ней на улицу, где принялся расхаживать и бросаться на сотрудников МВД с единственной целью, чтобы его арестовали? Занятно, неплохой спектакль. Только к чему бы это?..

То, что рассказывает по этому поводу КГБ, мол, человек имеет отношение к преступной группировке, которая нелегально отправляет граждан Афганистана через Беларусь в ЕС, это, простите, кажется глуповатым.

Зачем этой преступной группировке взрывать сначала магазин «Вёсны», а потом – вообще жлобинских ментов? Бизнес любит тишину. И если в случае «Вёсен» звучала версия о том, что, мол, преступники разбирались там сами с собой (не могу понять, каким образом это можно делать, подкладывая петарду под обыкновенную продавщицу «чернил»), то в сегодняшнем ЧП вообще нет логики. Ибо такое действие, если бы всё это было правдой, можно было бы расценивать только как объявление войны белорусским силовика. А чем заканчиваются войны белорусских силовиков с низовым криминалом (не тем, что сидит в правительственных креслах), всем хорошо известно.

Между тем, как-то странно совпало, что как раз сегодня широко разлетелась новость о том, что белорусские власти подали в международные донорские структуры заявок на гранты более чем на $100 млн. И все заявки – для силовых служб.

Есть среди них, между прочим, и заявочки от КГБ, где, помимо иного, обозначена нужда в западном финансировании борьбы этой спецслужбы с терроризмом.

Да, с тем самым терроризмом, природа которого в Беларуси так до сих пор никому и не ясна. Во всём мире к таким грязным методам борьбы прибегают исламские фундаменталисты, воббщие против Запада и его ценностей. Но нынешняя Беларусь если и есть чего-нибудь форпостом, то как раз такой войны. Можно даже вспомнить скандал, который произошёл несколько лет назад, когда европейские газеты публиковали и перепубликовывали карикатуры на пророка Мухамеда, арабский мир возмущался, и только в Беларуси додумались посадить в тюрьму журналиста (главного редактора газеты) за перепост статьи! Не за создание – за перепост!

И вот, оказывается, что в нашей тихой стране, которая дружит с арабами до того, что сажает им в угоду ни за что, ни про что, своих граждан в тюрьму, орудуют парни с арабской вязью и 5 кг. тротила в сумке.

И всё это происходит аккурат тогда, ровненько в тот момент, когда Беларусь запрашивает у Запада деньги, и немалые (несчастная белорусская оппозиция не может отмыться от обвинений в том, что «освоила» $120 млн. американской помощи за 10 лет!) на борьбу с терроризмом!

Ну что ж, наличие такого парня – убедительный аргументик к грантовым заявкам. Без него они бы смотрелись несолидно. А так – вполне себе…


Для блога на сайте "Белорусский партизан"

понедельник, 21 мая 2012 г.

Не верю!


В связи с тем, что мы в пятницу инициировали широкую встречуобщественных организаций региона (Гомельской области), на которой подняли ряд действительно острых и практических тем, мне в очередной раз приходится отвечать на вопросы типа «А как же политика, революция, змагарства?».

Есть круг людей, которые просто не понимают значимость развития гражданского общества для демократических перемен, и роль общественной активности в этом процессе.

Не поленюсь объяснить свою позицию ещё раз.

Видите ли, я не верю в то, что в Беларуси, как при любой диктатуре, возможна смена власти и построение демократии политическим путём. То есть по схеме «выдвинуть лидера или раскрутить политика, выиграть выборы или защитить их результаты на площади, въехать на белом коне в красный дом, обеспечить всем всеобщее счастье».

Диктатура сильно отличается от авторитаризма, и одно из этих отличий состоит в том, что при диктатуре все лазейки для мирной смены власти политическим путём перекрыты, а любая попытка сделать это пресекается через силовые действия. И диктатор, в отличие от автократа, никогда не стесняется пускать силу в ход. В отличие от автокарата, который, может быть, иногда и стесняется…

На практике это означает, что любая прямая политическая альтернатива действующему режиму, в виде конкретной партии, лидера, иной структуры, обязательно будет уничтожена, в прямом смысле или переносном, как только станет понятно, что она может каким-то образом конкурировать (или пытаться конкурировать) с диктатурой. Это уже не теоретические рассуждения, у нас есть, к счастью, живые, примеры: Санников, Козулин, ряд других политиков, либо примеры, к сожалению, скорее всего, неживые: пропавшие без вести реальные конкуренты Лукашенко.

Рассчитывать на то, что диктатор когда-либо одумается, и позволит кому-то с собой поконкурировать с шансами на победу, увы, не приходится.

Отсюда и вывод о том, что действовать в этом направлении, это всё равно, что подражать мифическому Сизифу, который, проклятый богами, был обречён на то, чтобы бесконечно толкать в гору тяжеленный камень: как только он доходил до вершины, камень неминуемо срывался и всё приходилось начинать заново.

У сегодняшней Беларуси есть только один возможный путь, только один реальный сценарий стать современной демократической правовой державой.

У термина «гражданское общество» есть множество определений. Одно из них, далёкое от формализма, звучит примерно так: «люди и группы людей, которым не всё равно».

Все сегодняшние проблемы Беларуси состоят в том, что почти всем почти всё – всё равно.

Тот же Лукашенко (хотя  и не о нём здесь речь), до экономического кризиса, объективно был президентом большинства, хотя и не такого большинства, о котором заявляла Ермошина.

Люди живут каждый сам по себе, каждый сам за себя. Люди не обмениваются информацией, потребляют новостной «продукт» из государственных СМИ, разучились критически мыслить и оценивать.

Да, я соглашусь с тем, что процент активных либо потенциально активных людей в Беларуси такой же, как и в любой другой стране. Это – аргумент критиков, которые говорят о том, что работа в «третьем секторе» реально ни на что не влияет.

Да, процент активных либо потенциально активных примерно такой же. Но у этих активных есть существенное отличие. Беда белорусского общества в том, что оно гораздо больше, нежели любое иное европейское, готово подчиняться, и гораздо меньше готово защищаться. Защищать свои права, например.

На этом стоит диктатура, и на этом стоит сегодняшний «статус-кво», фактически замороженного у нас советского строя, с одной лишь разницей: вместо партии у нас тут – «семья».

Как только белорусы окажутся готовы и способны защищаться и воспринимать чиновников не как царей и царьков, общество само отвергнет существующие порядки. Не важно, в какой форме это произойдёт: в виде какой-нибудь революции «без лидера», как это было, например, в Египте, или в виде круглого стола, как в Польше, где власти, увидев, что весь народ поддерживает «Солидарность», были вынуждены сесть за стол переговоров.

Важным тут является тот фактор, что весь народ репрессировать невозможно, а общество, когда приходит к какому-то единому пониманию, готово расставаться с прошлым просто для того, чтобы освободиться. Монархии свергались без каких-то политических партий и без альтернативных претендентов на должность «царя».

Однако, чтобы придти к единому знаменателю, людям необходимо наладить нормальные коммуникации между собой, нормальный информационный процесс, и вести открытый общественный диалог. Тогда, действительно, выработка позиции большинства станет возможна. В такой ситуации как сейчас, ни один Народный сход и ни один бойкот парламентской кампании качественно ситуацию не решат, потому что они остаются и останутся «вещами в себе», актуальными для исключительного меньшинства. А меньшинство, тем более, неактивное, погоды ни в одном государстве не сделает.

Вся эта работа: по созданию каналов коммуникации, донесению информации, выработке единого видения – что это, как не работа общественного сектора?..

Вот здесь, имхо, ключ. И вот здесь – всё «змагарство».

понедельник, 14 мая 2012 г.

Цена вопроса


Очень интересный урок преподают нам белорусское государство, общество и группа Litesound в ситуации подготовки к скоро-грядущему «Евровидению».

Этот музыкальный конкурс, второсортный, по европейским меркам, был, тем не менее, на наших просторах все последние годы едва ли не центральной темой СМИ, когда к нему подходило время. Всех участников государство, в лице высших должностных чинов, напутствовало и снаряжало лично. Впечатление было такое, что на кону – имидж страны и её руководителей в целом. И уж точно: ни разу мы не слышали, чтобы музыкант (ы), которые должны были представлять страну, испытывали в чём-то материальную нужду. Чаще всего их расходы щедро оплачивались ведущими бизнесменами, да и власти не особо «зажимались».

В этой связи очень интересной смотрится новость, уже почти недельной давности, о том, что группа, которая будет представлять Беларусь на конкурсе в этом году, не может найти деньги на Интернет-продвижение своего клипа. И сумма-то там не ахти. $30 000 – это только на первый обывательский взгляд много. На деле же это, например, цена однокомнатной квартиры в не самом близком к центру районе Гомеля. Тысячи и десятки тысяч белорусов имеют такие «активы», а вот целое государство насобирать такую сумму для своего «лица», впервые за все годы, не смогло.

Группа Litesound, как повествует сайт «Белорусские новости», обратилась за помощью к общественности, но и там – дырка от бублика, и не более того. Вот так и готовится белорусский музыкальный полпред к конкурсу, к которому ещё в прошлом году белорусские власти и телевизионщики готовились в стиле «Вставай, страна огромная!»

Как звали эту певичку, которой изначально сфальсифицировали победу на отборе, и которая, по идее и по сценарию, должна была ехать на «Евровидение»? Я уже и забыл… Но оно и не суть, как её звали или зовут. Её продвигал белорусский олигарх Шакутин.

Первый урок исходит из того, что группу «Litesound» ни один белорусский олигарх не продвигал. Её продвинуло белорусское общество, точнее – самая активная его часть: Интернет-сообщество. Ту певичку, имя которой я забыл, продвигал олигарх, близкий к Лукашенко, и ей жюри прихимичило победу на национальном отборе. Однако возмущённая реакция людей, простых граждан, в первую очередь – в Интернете, заставила лично ТНП сдать назад и распорядиться, чтобы перед певичкой извинились и отказали.

Однако, если бы этого не случилось, если бы люди не подали голос, и всё же именно она поехала на «Евровидение», можем ли мы представить, чтобы у неё, протеже олигарха, не нашлось жалких $30 тыс. на продвижение? Уверен, что в этом случае опять все ресурсы государства и олигархического бизнеса были бы к её услугам, и опять бы шла «битва за лицо» последней диктатуры Европы.

Однако до «Litesound» Шакутину по каким-то причинам дела нет.

Урок в данном случае состоит в том, что у них – криминальной спайки нелигитимной власти и придворного бизнеса, своё представление о «лице» государства. Их не волнует, что большинство считает лучшим Litesound, они своё лицо выбрали сами, и вкладывать готовы только в него. Точно также Лукашенко, когда говорит о своей личной власти и держит в уме её защиту силовыми органами, неизменно произносит слова «защита государственного суверенитета». Для них мы – подданные, а не граждане, а они – отождествление и государства, и его «лица». И, коли пошли они на уступки перед явно проснувшимся общественным мнением в случае с «Litesound», то исключительно для того, чтобы продемонстрировать: ладно, пробуйте, но не рассчитывайте, что у вас что-то получится.

Пропасть между властью и обществом становится всё глубже, и ситуация подходит уже к такому положению, когда каждый, в буквальном смысле, сам за себя.

Второй урок состоит в следующем.

Группа «Litesound», получив билет на вожделенное «Евровидение», исключительно благодаря стараниям Интернет-сообщества, поспешила выразить свою благодарность тому, кто лично дружит с олигархом Шакутиным, и без разрешения которого их прокинуть на конкурсе не могли. Группа «Litesound» поблагодарила за «справедливость» А. Лукашенко. Они или не понимали, или «как будто не понимали», что Лукашенко до них дела нет. Он лишь увидел ситуацию, понял, что может извлечь из неё личный пиаровский эффект, и, как всегда, такой возможностью воспользовался.

Однако со стороны группы «Litesound» в этой ситуации было глупо обращаться к Интернет-сообществу, пытаясь собрать с него деньги на своё продвижение. Интернет-сообщество уже однажды «Litesound» продвинуло, а потом лишь горько посмеялось с их «благодарность Президенту».  У Интернет-сообщества память – ого-го! Терабайты памяти…

Уроки в этой ситуации получили все. И уроки эти – общие. Выводы? Каждый будет делать для себя сам…