Поиск

четверг, 25 июля 2013 г.

Андрей Горбачёв снова в игре

Важное кадровое назначение в Гомеле: Лукашенко назначил главу администрации Центрального района. Им стал молодой (относительно) чиновник Андрей Горбачёв. Как сообщают СМИ, до этого местом его работы был Гомельский дворцово-парковый ансамбль.

Однако СМИ, тем не менее, не упоминают, что до Гомельского парка, А. Горбачёв уже руководил Центральным районом. Правда, не был главным, но всё же занимал один из ключевых постов – был заместителем председателя.

Сколько я соприкасался с политической жизнью Гомеля, столько соприкасался с Андреем Горбачёвым. На позиции зама главы Центрального района, он всегда возглавлял районные избирательные комиссии, на выборах всех уровней. И всегда отличался беспощадностью и особым рвением в стремлении не просто организовать весь процесс в соответствии с «лучшими» стандартами выборов «по-белорусски», но и максимально засушить кампанию, выстроить её по струнке и, не дай Бог, не допустить ни малейшего отклонения от привычного и понятного чиновникам языка общения с избирателями по принципу «улучшить, углубить, расширить».

Сталкиваясь с ним в подобных ситуациях, я никогда не сомневался, что такому ревностному служаке путь один: если, по какой-то незапланированной случайности, режим вдруг не рухнет сам и немедленно, дорасти ему до председателя. Очень уж старательный кадр…

В этом раскладе для меня сюрпризом является только то, что в последнее время он руководил парковым ансамблем. Как-то тихо и незаметно выпал он из фокуса внимания.

Ситуация для меня тем более удивительна, что в последнее время с Гомельским дворцово-парковым ансамблем не было связано никаких крупных, по городским меркам, дел и проектов. Не считать же таковым многолетний сбор пожертвований с горожан на установку нового Колеса обозрения, которое так и не было установлено. Для столь ревностного служаки перевод с административно-командного поста, где он имел вес и влияние, на должность командира лебедей и белок, а также смотрящего за каруселями, сродни ссылки. Если бы там реализовывались коммерческие проекты, логика бы ещё была понятна: там власти всегда нужны свои люди. Но тут ситуация иная. И очень похоже на то, что на некоторое время чиновник, в связи с какими-то внутренними процессами в непрозрачных коридорах власти, вылетел из обоймы.

Андрей Горбачёв, тем не менее, снова в игре. Притом, как раз на том месте, к которому достаточно долго и последовательно подбирался. Нет смысла гадать, какой очередной кульбит совершила его карьера – ведь эти процессы от нас абсолютно скрыты, и правду мы узнаем не скоро.

Среди множества причин для такого решения, тем не менее, может быть и следующая.

Беларусь вступает в очень интенсивный политический цикл. Зимой 2014 (или, если досрочно, зимой 2013-2014, что сути не меняет) предстоят местные «выборы», в 2015 – президентские «выборы», в 2016 – парламентские «выборы». Достаточно плотный график.

Плотный и трудный для власти, потому что происходить эти кампании будут на фоне прогрессирующего экономического кризиса, который сегодня видится неизбежным: возврат к модели роста за счёт стимулирования потребления, одновременного с катастрофическим нарастанием дисбалансов во внешней торговле, к иному привести не может.


В этой ситуации власти понадобятся все ресурсы, чтобы обеспечить хотя бы видимость спокойствия и привычные для режима цифры результатов, которые должны свидетельствовать о всенародной любви и поддержке. Человеческий ресурс из проверенных чиновников – один из таких ресурсов. И как раз Андрей Горбачёв – один из таких людей.

среда, 24 июля 2013 г.

Что общего между Беларусью и Детройтом?

Американский город Детройт, в недавнем прошлом – мировая столица автомобилестроения, обанкротился.

Новость об этом событии облетела мировые информационные агентства и вызвала шквальный отклик читателей. В том числе, не удивительно, и – беларусов.

Нет смысла глубоко ударятся в обсуждение обсуждения и в осуждение осуждения. Куда интереснее, на мой взгляд, тот факт, что между ситуацией в Детройте, который уже признан банкротом, и ситуацией в современной Беларуси, которая, думаю, никогда на такой шаг не пойдёт, подозрительно много общего.

Аналитик издания «Foreign Policy» из США, Alicia P.Q. Wittmeyer, приводит некоторые причины, по которые, на её взгляд, привели Детройт к краху. Сразу поясню: причины, которые она называет, не относятся к чисто техническим либо финансовым показателям. Такие факторы, скорее, тактические, оперативные, а госпожа Алисия оперирует факторами стратегическими – такими, которые влияют на развитие юрисдикции (будь то город, или государство) в целом в долгосрочной перспективе. По-моему, это – правильный подход. С тактическими, либо оперативными проблемами всегда можно справиться, если их причины не лежат в стратегической плоскости.

Итак, что же привело Детройт к краху?

===
Детройт столкнулся с серьезной проблемой утечки мозгов и отъезда людей

По этому показателю Детройт получил оценку 6,5 (в целом по США она составляет 1,0). Для ясности, согласно анализу Fund for Peace, по этому показателю Детройт находится в более бедственном положении, чем Сирия (6,2), и наравне с Южным Суданом (6,5).По результатам опроса, проведенного недавно Detroit News, 40% респондентов заявили, что они планируют уехать из города в ближайшие пять лет, и более половины респондентов признались, что они уже жили бы в другом городе, если бы у них была такая возможность.
===

Думаю, не надо пояснять, какое значение для развития города (государства) имеют люди. Это не только рынок как таковой, это и трудовые, и интеллектуальные ресурсы. Если уезжает молодёжь, то скоро не остаётся тех, кто может работать. Если уезжают образованные и креативные, то очень скоро наступает момент, когда обозначается отставание в ключевых отраслях.

Да, так вот, что же общего между Детройтом и Беларусью? Из Детройта уехали, кто мог, а кто не мог, тех 40% признались, что собираются это сделать в ближайшее время, а более половины уже уехали бы, если могли.

Из Беларуси тоже уезжают, притом – массово. На ПМЖ и временно. Независимые исследования говорят об 1 миллионе беларусов, трудящихся за рубежом. Сохраняя гражданство и прописку, эти люди вкладывают свой потенциал в развитие сопредельных стран, притом, по цене, меньшей, чем получали бы граждане этих сопредельных стран на тех же работах.

Что же касается намерений к эмиграции, то, согласно опросу НИСЭПИ (данные на 2012 год, однако нет никаких оснований сомневаться, что с тех пор тренды не изменились), «более 41 процента белорусов готовы покинуть страну навсегда, а почти 54 процента респондентов хотят работать или учиться за границей». Ну, как бы, комментарии излишни: сходство практически 100%.

Вывод: Беларусь стремительно теряет человеческие ресурсы и, следовательно, ресурсы для развития.

***

Причина вторая, по которой Детройт смог быстро и надёжно обанкротиться.

===
Для Детройта характерны высокий уровень бедности и экономический спад

Экономический спад, произошедший в Детройте со времен, когда он был мировой столицей автомобилестроения, уже успел стать легендой. В настоящее время уровень дохода на душу населения там составляет всего 15261 доллар. Как такое стало возможным? Согласно мнению экспертов Fund for Peace, «бедность и экономический спад ограничивают возможности государства материально обеспечивать своих граждан, если они сами не способны материально обеспечить себя, и могут спровоцировать трение между богатыми и бедными».
===

Я тут немножко аналитика дополню, потому что, те вещи, которые известны американской публике и воспринимаются «по умолчанию», могут быть отнюдь не очевидными для нашего обывателя, который привык достаток либо бедность воспринимать исключительно как следствие политики властей либо собственной конкурентоспособности отдельного человека.

Бедность в юрисдикции (городе либо государстве), не только может провоцировать трения между богатыми и бедными. Бедность, это, опять же, ярмо на шее жителей, тормозящее развитие. Бедность – это не только следствие отставания, но и причина. Бедный человек имеет меньшие возможности для образования, имеет меньший доступ к информационным ресурсам и инновациям, имеет меньшие возможности, либо не имеет их вообще, для открытия и развития собственного дела.

Тут уместно вспомнить экономическое понятие «петля бедности»: бедный человек вынужден покупать более дешёвые вещи, например, дешевле на 30%, однако в итоге переплачивает в 2 раза, потому что более дешёвая и некачественная вещь выйдет из строя намного раньше и быстрее, нежели более дорогая и качественная (которая может прослужить и 20 лет, против 2). Бедный человек для покупки машины берёт кредит, и в итоге переплачивает проценты, а богатый – нет. Попадая в «петлю бедности», бедный становится только беднее. Богатый от этого избавлен: он беднее не становится. Богаче, впрочем, тоже.

Таким образом, бедность – это замкнутый круг, где она на начальном этапе может быть следствием плохих решений (государства или человека), а на дальнейших стадиях становится уже причиной ухудшения положения.

Так вот… Как видим, Детройт попал в ловушку бедности при уровне доходов населения в 1271 доллар в месяц. В Беларуси таковой на сегодняшний день ровно в два раза ниже – порядка $600. К тому же он такой совсем недавно и, боюсь, ненадолго (из-за пресловутых неэффективных решений государства не за горами очередной прыжок зарплат назад). При этом, могу сказать абсолютно точно, что жизнь в США совершенно не дороже жизни в Беларуси, по многим параметрам  - дешевле. Что же касается доступа к технологиям и информации, возможностей открывать и вести любого калибра бизнес, то там шансы простого человека выше во много раз. Я это к тому, что аргумент, который может быть озвучен, типа «жизнь в Штатах дороже», не состоятелен. Она, во-первых, не дороже, а, во-вторых, мы в данном случае говорим о бедности не как о факторе, влияющем на количество покупаемой в месяц отдельным потребителем сёмги, а как о факторе, влияющем на развитие юрисдикции.

Итак, очевидно, что Беларусь увязла в ловушке под названием «бедность населения» куда глубже, чем обанкротившийся Детройт.

***

И, наконец, последний фактор, повлиявший, по мнению Alicia P.Q. Wittmeyer, на развитие Детройта настолько, что он был вынужден объявить о своём банкротстве.

===
Аппарат обеспечения безопасности не работает

Чтобы быть эффективным, государственный аппарат обеспечения безопасности должен иметь монополию на легитимное применение силы. В Детройте сложилась иная ситуация. Помимо весьма плачевных показателей скорости реакции полиции и чрезвычайно высокого уровня преступности, беспокойство вызывает то, что добровольные группы по охране общественного порядка уже перешли черту и опустились до самосуда.
===

Здесь, справедливости ради, надо отметить, что сходство ситуации в Детройте и в РБ, далеко не такое же очевидное, как в двух предыдущих случаях. Однако в главном, в сути, оно всё же неоспоримое. И, самое интересное, что при этом в Беларуси ситуация… хуже.

Да, у нас милиция приезжает на вызовы быстро. И, да, наши силовые органы имеют и полномочия, и желание и навыки применять силу таким образом, чтобы ни у кого соблазна самосуда не возникало. Однако это, скажем так, «уличный», «низовой» уровень работы аппарата безопасности.

Зато в Беларуси полная катастрофа с тем, что касается обеспечения экономической безопасности граждан и их интересов.

Во всех случаях, когда дело касается экономических отношений, суды Беларуси руководствуются исключительно «телефонным правом», отстаивая интересы удерживающей власть группировки.

Больше того, государством построена целая система, когда для вида борьба с экономической преступностью, в том числе – с коррупцией, вроде бы идёт и идёт интенсивно, однако крупные дельцы при этом пользуются полной безнаказанностью, скрываясь за информационной шумихой, созданной по поводу куда более мелких дел.
Типичный пример – ситуация на беларусской границе и таможне. Любой украинец пропоёт вам дифирамбы беларусской границе за то, что там «взяток не берут». Ну да, соблазн взять $-двадцаточку давно выжгли калёным железом. Зато, когда следователь Генпрокуратуры Светлана Байкова вышла на след таможенной мафии, за которой, по слухам, стоял сам Виктор Лукашенко и где счёт шел на миллиарды долларов, то за решёткой оказалась сама Байкова, ряд других фигур – в эмиграции, а дело было закрыто. Всё осталось шито-крыто.

Иными словами, если проблемы в работе силового аппарата в Детройте связаны, в основном, с общественными факторами, то главные проблемы работы такого же аппарата в Беларуси связаны с факторами иного порядка: как раз – экономическими.
Поэтому, да, тут ситуация в Детройте и Беларуси не так похожа: у нас – хуже.

***

Итак, Детройт уже объявил о своём банкротстве, заявив, что не в состоянии платить по своим долгам в размере $20 млрд. При полной схожести ситуации, Беларусь под 
управлением Александра Лукашенко, думаю, на такой шаг не решится.

Стратегические вызовы обществу и государству будут дальше игнорироваться. «Дыры» в балансе, которые нечем оплачивать (и, если бы в арсенале беларусских властей были только экономические инструменты, эти дыры уже привели бы к банкротству), будут лататься политическими методами, а именно – выклянчиванием у стран – партнёров (или потенциальных партнёров) всё новых кредитов а также выпрашиванием списания либо реструктуризации кредитов старых.

Если ситуация будет так продолжаться и дальше, то, несмотря на полную схожесть ситуации Беларуси и Детройта, РБ формально себя банкротом не признает.


Однако фактическое банкротство будет куда плачевнее. Фактическое банкротство будет выражаться в потере суверенитета. Потому что просто так другие государства ни дешёвых кредитов не дадут, ни реструктуризации старых долгов не допустят. 

вторник, 23 июля 2013 г.

В чьих руках экономика Гомеля?..

Только слепой и глухой мог пропустить в прошлом году скандалы вокруг конфликта ИП с фирмой «НП-Сервис», которая владеет Торговым центром «Секрет» (Паркинг).

Если кто-то не помнит, то суть была в том, что «НП-Сервис», являясь фактическим монополистом (Паркинг является единственным торговым центром такого типа в Гомеле), в несколько раз поднял предпринимателям цены на аренду торговых площадей. Фактически этим решением коммерческая структура ударила и по мелкому бизнесу города, и по потребителю: продавцам остался выбор, или закрываться, или сильно повышать цены на свою продукцию.

Конфликт в итоге временно был урегулирован при вмешательстве горисполкома, который выступил посредником. Цены были снижены. Однако – да, временно. Потому что впоследствии началось ползучее повышение. И сейчас конфликт ИП и собственника находится в стадии тления, до возгорания уже опять недалеко.

Впрочем, возгорания может и не случится, потому что сейчас перед мелким бизнесом стоит вызов покруче: новым Техрегламентом Таможенного союза их ставят в такие условия, в которых они работать просто не смогут, поэтому речь идёт о выживании ИП, торгующих мелкой розницей, как класса.

Но сегодня – не об этом. Тогда, когда конфликт был в разгаре и наш горисполком в него компетентно вмешивался, чиновники говорили очень правильные вещи, мол, суть проблемы в том, что «НП-Сервис»  - фактический монополист, может диктовать цены. И чтобы этих конфликтов избежать в дальнейшем, «отцы» (или отчимы) города обещали в ближайшее время заняться рассмотрением вариантов строительства новых торговых центров.

Прошёл уже год, а воз и ныне там. Между тем, когда мы посещали «Секрет» в рамках кампании «Народный референдум» и общались с представителями предпринимательского Совета, они нам рассказали, что пытались и пытаются добиться от горисполкома выделения участка земли для того, чтобы они, ИП, сами могли построить торговый центр, в складчину. В Минске, между прочим, предприниматели, вроде бы, уже начинают строить таковой, вот, дозрели ИП и в Гомеле, хотя СМИ об этом и не сообщают.

Так вот, участка земли они до сих пор не увидели как и своих собственных ушей, и, судя по тому, как чиновники отфутболивают все их прошения, нескоро и увидят. Таким образом, в ближайшем обозримом будущем, «НП-Сервис» остаётся монополистом в сфере розничной непродуктовой торговли.

Несмотря на свои заявления, гомельские власти, как видим, с монополиями бороться не спешат. Но, мало того, что они не предпринимают ровно никаких шагов для ограничения их власти и беспредела, они ещё и содействуют расширению их влияния!

Вот свежий пример. На днях в СМИ прошла новость, что в нашем городе состоятся общественные слушания, посвящённые строительству офисного центра в районе железнодорожного вокзала, на месте нынешнего Привокзального рынка.

Можно угадать с одного раза, кто будет строить этот центр: ОДО «НП-Сервис».

Монополия получила землю под строительство и расширение сферы своих интересов в самом оживлённом месте города, в то время, как те, кто хотел создать монополии конкуренцию, не могут получить ничего.

В связи с этим хочется сделать всего два маленьких комментария относительно монополий вообще и нашей ситуации в частности.

1)      Монополия вредна и для рынка, и для потребителя, и для бизнеса, и для общества, и недаром во всех развитых странах не только есть анти-монопольное законодательство, но оно ещё и очень ревностно выполняется. Монополия приводит к отсутствию конкуренции, в результате бизнес не развивается качественно (что приводит к общей отсталости экономики и государства), при этом завышаются цены, и это бьёт как просто по карману потребителя, так и в более широком смысле по экономическим отношениям. Монополии – это крест на нормальном развитии страны.
2)      Там, где монополии существуют, можно со 100% долей вероятности говорить о коррупционном сговоре нечистых на руку чиновников и коммерсантов. Монополия не может существовать без поддержки властей, которые уничтожают конкурентов административными методами и создают тепличные условия для своих фаворитов. В свою очередь, такая «любовь» не может быть бескорыстной: подобного рода услуги всегда щедро оплачиваются.


Исходя из этих простых и известных любому вдумчивому школьнику вещей, можно сделать вывод о том, в чьих руках находится экономика нашего города и, соответственно, какие у неё перспективы.

понедельник, 15 июля 2013 г.

Разврат как вызов для системы Лукашенко

Наряду с экономическим и политическим разложением системы, о которых много пишут и говорят различные политологи, авторитарный беларусский режим, похоже, вступил  стадию морального разложения. Хотя, правильнее было бы сказать, что этот процесс начался уже достаточно давно, а ныне же мы наблюдаем фазу, которая не может не сказаться на самочувствии системы изнутри. А это уже чревато изменением общего баланса в стране и обществе, причём изменения эти будут отнюдь не на руку правящей группировке.

«Моральное разложение»  - термин достаточно общий, и под него могут попадать разные аспекты жизни «элит», однако в данном случае речь идёт о совершенно конкретных проявлениях.

За последние пару недель в Беларуси «взорвалось» сразу два медийных скандала с очевидной сексуальной подоплёкой. Сначала скандал вокруг конкурса «Мисс Минск», где практически все финалистки оказались профессиональными работниками индустрии эротических развлечений. И вот, второй скандал: в Интернете опубликовано видео, на котором молодёжные активисты, так называемые «охотники за педофилами», поймали в свои сети видного чиновника БРСМ, неоднократно награждённого из рук самого Лукашенко и замеченного в причастности к репрессиям против демократических оппонентов режима (скорее, не причастности к самим репрессиям, а в непосредственном участии в информационном и идеологическом сопровождении этих репрессий).

В первом случае, в скандале с «Мисс Минск», всё отнюдь не так очевидно. Бесспорно лишь то, что конкурс оказался перенасыщен профессиональными стриптизёршами и тусовщицами. Закономерным является лишь вопрос: возможны ли такие совпадения, чтобы без малого все призёры конкурса оказались, в нарушение правил, профессиональными работницами индустрии развлечений?. Многие не верят в то, что такие случайности возможны: ну, одна, ну, две, хотя и одна – чересчур. Многие комментаторы предполагают, что эти девушки получили свои места на престижном конкурсе благодаря содействию «папиков» из власти, понятно, за какие услуги. Хотя это – недоказуемо, по крайней мере, за несколько недель скандальных дискуссий в Интернете, доказательств не появилось. Думается, что – чудом…

Со вторым случаем всё намного интереснее. Известный активист БРСМ, из высших, так сказать, эшелонов, то есть, можно сказать – член команды Лукашенко (понятно, что далеко не ведущий, но, всё же), приезжает в город Жодино для того, чтобы вступить в гомосексуальную связь с 15-летним подростком, с которым познакомился в соцсетях. Подросток оказывается «фэйком», за которым стоит группа вполне совершеннолетних, но отнюдь не склонных к подобным развлечениям молодых людей, которые называют себя «охотниками за педофилами». Они отвешивают секс-гастролёру из чиновничьей братии тумаков, светят его в милиции, а, позже – и в Интернете.


Хочется обратить внимание ещё на тот факт, что данный субъект работает не в каком-нибудь провластном общественном объединении, типа «Белой Руси», а именно в БРСМ – Белорусском республиканском союзе молодёжи. Куда детей и подростков загоняют по разнорядке, и это уже давно не секрет. Поэтому, человек, имеющий подобные сексуальные склонности и занимающий в молодёжной структуре столь видные позиции, опасен вдвойне.

А, заодно с ним, опасна для молодых людей и подростков государственная молодёжная организация.

Скандал разгорается на фоне не прекращающихся гомофобских высказываний Лукашенко, который не скрывает, что отношение к сексуальным меньшинствам в Беларуси строится исходя из патриархальных «понятий» о том, что эти люди – больные, грешники или ещё кто-то там, но, точно – не такие, как все. Гораздо хуже, практически не люди…

Именно в этом и есть та самая точка, которая может стать очень болезненной для правящего режима.

Воспитывать свой народ в патриархальных традициях – неотъемлемая черта и обязательное правило любой системы единоличной власти, поскольку главной ценностью патриархального мировоззрения является подчинение, по принципу большой семьи, где есть «глава» , которого не выбирают, не обсуждают и в отставку не отправляют.

Традиционный электорат Лукашенко, на которого и направлена эта «антигейская» пропаганда, изображающая правителя, как правильного с точки зрения традиционного мировоззрения вождя – это население мелких городов, райцентров, деревень. И это не только население как таковое, это ещё и низовые чиновники, это ещё и армия, это ещё и огромный источник людских ресурсов в силовые органы, именно в те их подразделения, которые непосредственно силовую функцию и отправляют: спецназ, ППС, ОМОН и т. д. – где надо не думать, а инстинктивно выполнять приказы патриархального «главы семьи».

Лукашенковская элита развращается всё больше, и признаки этого развращения начали выпадать в публичное пространство. Разврат, равно как и коррупция, обязательный этап развития любой закрытой системы, которая пользуется огромными полномочиями, но ни от кого не зависит, никому не подчиняется, никем не проверяется и ни перед кем не отчитывается: живёт сама в себе, используя общество исключительно для того, чтобы удовлетворять свои потребности (материальные, или, вот, сексуальные). Не надо быть семи пядей о лбу для того, чтобы прогнозировать, что подобных скандалов будет становиться всё больше: шила в мешке не утаишь, в век Интернета, чем больше будут предаваться разврату, тем больше фактов будет всплывать в публичном пространстве.

И тут кроется губительное для правящего режима противоречие. С одной стороны, его чиновники, поощряемые закрытостью и вседозволенностью, уже вряд ли смогут остановиться, проблема будет только нарастать. Кадров, вроде попавшегося «охотникам за педофилами» активисты БРСМ, в системе – пруд пруди. Чаще всего самыми непревзойденными мастерами холуяжа, карьеризма и подлости становятся как раз люди, которые рассчитывают за счёт этих факторов получить от более сильного (того, к кому они и применяют свой холуяж) разрешение, молчаливое согласие, а также какие-то возможности для осуществления тех действий, которые по закону, в нормальном обществе, они осуществлять не могут (как, например, сексуальная связь с 15-летним подростком).

Одновременно нигде в беларусском обществе нет такого уровня гомофобии, как в беларусских силовых структурах, а также в беларусской провинции, в том числе - и среди чиновников, то есть, среди главной опоры правящего режима.

По мере углубления развращённости высших чиновников, противоречие будет только нарастать. Патриархально воспитанные дуболомы из силовых структур, как ты им не «езди по мозгам», просто нутром рано или поздно почуют неладное, и тогда вопросов не избежать: а что это вы, дорогие начальнички, там за гнездо разврата на наших плечах у себя в Минске построили? Ладно бы – просто геи (хотя и это для рядового омоновца – как серпом по известному месту), но тут – педофилия…

История знала не один десяток примеров восстания армий, воспитанных, естественно, на патриархальных ценностях, против развращённых правящих верхушек.

И даже если в Беларуси армия или ОМОН не смогут найти в себе стержня для того, чтобы решить вопрос с развращённой правящей верхушкой, то нельзя исключать, что до одного они всё-таки дозреть могут: когда начнётся очередная волна революционных устремлений простого люда, внести свой главный вклад в дело достижения перемен – ничего не сделать… Не пошевелить пальцем в ответ на приказ о подавлении восставших подданных.

Всё это – тенденции и сценарии не одного дня, а, возможно, даже многих лет. Хотя, в цифровую эпоху информация, трактовки и мнения распространяются намного быстрее и изменения в трендах, соответственно, происходят также – стремительно.

Поэтому режим Лукашенко сейчас сталкивается ещё с одним вызовом внутри своей системы. Вариантов немного, и идеальных для системы решений нет.

 Или начинать войну с развращённым высшим чиновничеством, ограничивая их в возможностях. Высшее чиновничество – это фактически и есть команда правителя. Понятно, что бывает, когда команду начинает «колбасить».

Или пытаться отходить от патриархальной шкалы ценностей, чтобы хотя бы минимально сгладить противоречие между поведением команды и отношением к такому поведению со стороны низовых уровней – исполнителей. Такой вариант просто исключён, поскольку, если вдруг начать прививать низам взгляды, основанные на терпимости и понимании и реальной толерантности, конец системе настанет намного быстрее.


И третий вариант: пустить всё на самотёк. Но тогда, конечно, рано или поздно возникнут вопросы, описанные выше…

среда, 10 июля 2013 г.

Самая цивилизованная нация...

На встрече с предпринимателями гомельского ТЦ "Секрет", которая проходила в рамках "Народного референдума" (у нас тут, в Гомеле, в гостях А. Милинкевич, А. Дмитриев, А. Янукевич) было много эмоций, но и конструктивных мыслей.

Об эмоциях...

Запомнились высказывания одной женщины о том, что, бороться вроде как и надо, но только нет смысла, потому, что ничего не получается, а бороться так, чтобы получалось, это значит, бороться "как в Египте". А так, мол, бороться мы не можем... Потому, что мы "нация цивилизованная, мы всё-таки повыше немного" ну и т. д.

Оно-то, конечно, может, и цивилизованная, может, повыше, может, пониже - всё может быть... Но неужели нахождение у власти одного, не самого умного, человека, уже почти 20 лет - признак, характерный для "цивилизованной нации"? Может, стоит всё же иногда быть чуть покритичнее по отношению к себе?..