Поиск

среда, 12 января 2011 г.

Как я сходил в КГБ…


Сегодня по повестке я посетил Управление КГБ по Гомельской области. Цель сего вызова была, как мне пояснили – опросить. В соответствии с законодательством и в рамках уголовного дела о массовых беспорядках в Минске.

Не знаю, стоит ли описывать здание КГБ, в котором сам я лично оказался впервые. Учреждение как учреждение. Кабинеты – типа ментовских. Скромненькие, по сравнению с чиновниками из администраций. Единственная деталь, которая бросилась в глаза – двери. Массивные, деревянные, но… без нормальных рессоров. Всё время жутко хлопают. Не знаю, может, так специально задумано, эдакая психологическая фишка: человек с облегчением выходит, а сзади ему – бах!.. Как колокол… Может и специально, а может – по недомыслию.

Сразу оговорюсь: для меня в большой степени сюрпризом было то, что меня вызвали на этот опрос, поскольку в Минске я не был, и, более того, заранее публично заявлял, что не собираюсь. Причины было две. Во-первых, ни в одном из кандидатов (как ни прискорбно) я не видел лидера, который мог бы реализовать свой победный сценарий, и ходить просто так, чтобы создать массовость в копилку не поддерживаемых мною политиков не видел смысла. И, во-вторых, в это день я занимался координацией наблюдения за ходом голосования, которое организовывала моя организация – Движение «За Свободу!».

Поэтому, что от меня нужно чекистам, я понять не мог, хотя смутно догадывался, что какая-то подспудная цель у них и была.

Забегая вперёд, скажу, что, похоже на то, что я оказался прав.

Передо мной был выбор. Я мог легко отказаться отвечать на вопросы. На любые вопросы. Мои действия были бы полностью законно оправданы. Так до меня сегодня поступил, например, областной руководитель Объединённой Гражданской Партии Василий Поляков.

Но, буду откровенен: мне так не хочется. У меня есть чёткое жизненное кредо, устойчивая общественная, гражданская и политическая позиция, и один из моих принципов – озвучивать их везде, где только можно, желательно – глядя в глаза собеседнику. Мне нечего бояться с точки зрения закона. Я могу говорить всё, что хочу, всем, кому захочу. И я должен это делать: пусть они видят, слышат и знают – наше дело правое и мы победим!

Правда, они – слуги режима – очень любят манипулировать нашими словами. И эта угроза существовала. И я понимаю, какую ответственность на себя взял, в том случае, если какую-то мою мысль им удалось (в письменном протоколе) исказить. Но, я надеюсь, я такого не допустил. ОБ этом чуть ниже…

И вот: опрос. После первых технических «закидонов» о семейном положении и членстве в политических организациях, первая маленькая провокация: кого именно Вы знаете из демократических активистов, вот из членов «За Свободу».

- Да всех знаю, естественно, - отвечал я.

- Нет, конкретно, скажите хоть одну фамилию, - настаивает следователь.

- Не хочу, - отвечаю я, вспомнив гениального профессора Преображенского.

Но через секунду меня что-то кольнуло.

- Нет, знаете… Одного человека я вам с удовольствием назову. Его зовут Юрий Панчук. Он был принят в Движение «За Свободу» намного раньше меня, пожилой человек. Уж не знаю, кем и как… Он из Жлобина. Вы его сами наверное знаете, потому что это тот человек, который в фильме на БТ «Площадь. Железом по стеклу» фигурировал как гомельский предприниматель, и рассказывал о том, что к нему якобы обращались для изготовления заточенных металлических штырей, что, естественно, есть ложь. Так вот, этого вашего «демактивиста» я называю с удовольствием, и, более того, заявляю, как областной руководитель «За Свободу», что в ближайшее время сделаю всё, чтобы его в нашей организации не было.

Вот в этот момент, честно, я почувствовал, что я правильно сделал, что не отказался отвечать на его вопросы. Мне просто очень многие вещи хотелось сказать… Опять же: чтобы видели, чтобы слышали, чтобы знали…

Дальше были довольно пресные вопросы о том, как я вступил в Движение, давно ли и так далее. Они были настолько скучными и настолько неинтересными, что я сделал небольшую ремарку: «Давайте я просто не буду на них отвечать. Ну, посудите сами: если эти детали не имеют значения даже для меня, значит, какое отношение они могут иметь для такой конторы, как ваша?».

Он, конечно, со мной не согласился…

И тут началось интересное.

- Откуда вы берёте деньги на свою деятельность?

- Не хочу отвечать. У меня и сейчас в кошельке немалая по белорусским меркам сумма денег: должен ли я перед вами отчитываться: откуда и зачем?

- Что вы думаете о погромах, которые произошли в Минске?

- Знаете, я много чего думаю об этих погромах. Скажу вам главное. У каждой диктатуры есть свой Рейхстаг. Вот Гитлер поджёг Рейхстаг, обвинил в этом политических оппонентов и бросил в концлагеря. И этот Рейхстаг – точка невозврата. С него начинается гибель любой диктатуры. В том числе и нашей, доморощенной. Потеряна поддержка народа. Значит, сила режима только в слабости либо отсутствии оппозиции. Поэтому я уверен, я даже знаю в душе, что всё, что произошло, осуществили спецслужбы. Для того, чтобы развязать себе руки, в преследовании политических оппонентов. Собственно, что мы сейчас и наблюдаем.

Может, я ошибся. Может, не надо было так. Но, честно: это такое удовольствие - говорить им это прямо в глаза!

- Как вы лично относитесь к этим погромам?

- Я лично убеждён в праве народа на восстание, на протест, на улицу. Если правительство не слушает свой народ – что остаётся народу? Я был на площади в 2006 году. Когда в Украине была Оранжевая революция, я прожил в палатках на асфальте 2 месяца. Но, я скажу о себе, о своей идеологии. Я изучал историю борьбы с диктатурой, очень внимательно, в масштабе мировой истории. И я могу чётко сказать, и это не моя какая-то пацифичность, не трусость, но6 победить диктатуру можно только путём мирных протестов. Любая попытка насильственного свержения сильной диктатуры (коей, безусловно, является и нынешняя белорусская) обречена, во-первых, на подавление – потому что все силовые, финансовые и организационные ресурсы в руках сильной диктатуры. И, во-вторых, она лишь развяжет руки диктатору для пролития крови, для насилия, для репрессий. Поэтому – я искренний приверженец права на протесты, улицы, но – исключительно мирными методами.

- Значит, поэтому вы не поехали в Минск, потому что знали, что там готовятся такие беспорядки?, - ощущаете, какой подкол следователя? :)

- Нет, не поэтому. Я не поехал потому, что считал и считаю, что ни один из политиков, которые организовывали этот митинг, не обладает достаточными личными, лидерскими и политическими качествами, чтобы реализовать собственный сценарий. Я публично об этом писал, и говорил, что нахожу Площадь с этими лидерами бессмысленной. Правда, я не ожидал такого, я прогнозировал, что соберётся 15 тысяч человек, помёрзнут и разойдутся. Но, в любом случае, я оказался прав в том, что сценария этих лидеров не будет – к погромам они явно не причастны, это был сценарий спецслужб.

Тут мне стало понятно, что разговор подходит к концу… Но он перешёл в последнее наступление.

- Ну вот скажите, как гражданин, который за мирные акции: думаете ли вы, что те люди, которые бьют стёкла, должны понести наказание в соответствии с законодательством РБ?

Тут я почувствовал, что меня «разводят» на какое-нибудь высказывание в стиле уже покаявшихся либо обвиняющих друг друга кандидатов. Мало ли…


- Я считаю, что наказание может быть лишь адекватным вине. В этом слабость нашей системы правосудия. Знаете, 15 лет (за «массовые беспорядки») – это многовато за три разбитых стекла, тем более, если не существует доказательств, что их били именно демократические активисты и политики. Это то же самое, что сталинские расстрелы за украденные с поля колоски. Это моя позиция: законодательство РБ столь несовершенно, что применять его в политических вопросах буквально – преступно.

- Означает ли это, что вот если мы сейчас вас отпустим, то вы выйдете и начнёте бить стёкла, раз вы не признаёте нашего законодательства применительно к людям, занимающимся политикой?

Вот здесь как-будто даже прозвучала скрытая угроза…

- Нет, не означает. Я даже улицу перехожу на зелёный свет, и это правда. Знаете, любое национальное законодательство строится на национальной традиции и национальном менталитете. Я уверен, что в белорусском менталитете нету таких вещей, чтобы выйти из КГБ и начать громить всё подряд. Вот с этой точки зрения я очень законопослушный гражданин.

Тут прозвучал финальный аккорд нашей «беседы». Аккорд, который в определённом смысле можно трактовать как угрозу:

- Я лишь хочу, чтобы вы понимали, что за все действия, которые вы ведёте, всегда придётся отвечать! По закону!!! – «выстрелил» мне в лицо, даже повысив голос, следователь.

- Конечно… Тем более, что я, как уже сказал, - очень законопослушный гражданин, - ответил я.

На этом, собственно, сама беседа закончилась.

Но это было ещё не всё. Оказалось, что после всего этого надо ещё с полчасика «повоевать» за формулировки. В письменном протоколе, который он вёл. А там было за что «повоевать»…

Например, он спрашивал, из каких средств финансируется Движение «За Свободу», я отвечать отказался. В письменном протоколе читаю: «Я отказываюсь отвечать, из каких средств я получаю вознаграждение за деятельность в Движении».

Получается, я признаю, что получаю вознаграждение, но отказываюсь отвечать – из каких средств? Хорошая подстава… Ведь Движение – общественная организация, значит – некоммерческая по Уставу, и, если бы я такое подписал, его могли и закрыть.

Отказался подписывать. Пришлось переформулировать правильно.

Или вот: описание моего отношения к Площади и мои заявления о причастности к погромам спецслужб были сформулированы так: «Считаю, что кандидаты к этому непричастны, но допускаю, что они могли быть спровоцированы провокаторами».

Естественно, отказался подписать, переформулировали как следовало.

Или последний штрих. Мои разглагольствования о противоречивости белорусского законодательства и адекватности наказания он, по всей видимости, не воспринял, и написал просто: «Я выступаю за мирные акции протеста и считаю, что все люди, причастные к погромам в Минске 19 декабря 2010 года должны быть наказаны в соответствии с законодательством РБ».

Поскольку стало очевидным, что растолковать ему моё отношение к применению законодательства не представляется возможным, я попросту настоял на том, чтобы этот абзац вычеркнуть вообще.

Вот так, вкратце, я сходил в КГБ…

По-разному можно оценивать моё решение вступить с ними в беседу. Но лично я уверен, что поступил правильно.

Поступил правильно ещё и потому, что это дало мне возможности сделать некоторые выводы, а, возможно, и кое-что понять…

После возвращения из «конторы» возник вопрос: зачем им всё это? Десятки людей, которых опрашивают сейчас по всей стране, совершенно банальными вопросами, ответы на которые ясны? Опросы, которые совершенно не имеют юридической перспективы: опрашиваемых невозможно сделать подозреваемыми.

После этой «беседы» у меня возникли следующие версии.

1) Запугать. Как можно большее число людей привести в свою «крепость», чтобы, так сказать, прочувствовали энергетику, понервничали и поняли: за всеми следят, всех знают, никого не упустят;

2) Дезинформировать. В ходе всей беседы меня не отпускало ощущение, что он хочет вложить мне в голову мысли: «Ты убеждён, но ты – наивен, ты там не был, и есть множество фактов, которые ты не знаешь, на самом деле, кандидаты конечно может и были спровоцированы, но точно не нами, в общем, пойми: сделали кандидаты, которые, пусть сами и не хотели, но манипулировались другими людьми». Вот всё это коротенькими фразами как-то складывалось в единую мозаику. Кто знает: может, вызывая для таких «бесед» наиболее активных граждан, являющихся распространителями и генераторами информационных поводов, они маскируют под вопросы свою линию, которую хотят довести до бОльшего числа людей?

3) Запутать, внести сумятицу в мозги – та же логика, что и у предыдущего пункта.

4) Использовать сами факты разговоров с активистами в своих целях. Помните, например, что он сделал с моим отказом отвечать на вопрос о финансировании Движения «За Свободу»? Если бы я невнимательно перечитал протокол и подписал его, то даже факт моего отказа отвечать на вопрос был сформулирован таким образом, что это дало бы основания для закрытия организации. А сформулированный «по-ихнему» ответ на вопрос о применении законодательства завтра могли бы показать по БТ с утверждением, что «региональные активисты осуждают лидеров-террористов». Любой факт просто свидания гб-ста с активистом может дать первым десятки козырей в руки, даже независимо оттого, отвечал ты на их вопросы или не отвечал (что хорошо видно на моём примере, поскольку я и отвечал, и не отвечал) – потому что мы живём в неправовом государстве.

Но… Но Рейхстаг, точка невозврата, для этой диктатуры уже пройдена. Лично мне это всё более очевидно. И сегодняшний день меня в этом лишний раз убедил…

26 комментариев:

  1. Хороший стресс-тест :)) Особенно в последней части, когда перепроверял протокол... три раза его перепечатывали-переделывали, давно так мозги не кипели...

    ОтветитьУдалить
  2. Пётр, молодец!!! Так с ними и нужно разговаривать. Главное, без страха! Саша

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо. Хотя нервов такая "круть" стоит ой-ёй-ёй...

    ОтветитьУдалить
  4. Еще бы! В таких случаях не боится только больной!

    ОтветитьУдалить
  5. Веселей не придумаешь, но Петя-МОЛОТОК!!!
    Сергей, Маква

    ОтветитьУдалить
  6. Молодец. Хорошо держался и, главное, прежде чем подписать - прочитал ЧТО подписываешь. К сожалению, в диктатуре чистка мозга предшествует началу большой зачистки.....В Украине сейчас наблюдается аналогичная ситуация, на допросах 24 часа в сутки - оппозиция.

    ОтветитьУдалить
  7. очень смущает только то, что на ваши размышления о диктатуре и особенностях правления Гитлера, сотрудники просто переходили к следующему вопросу..

    ОтветитьУдалить
  8. Я думаю, что им на фиг надо были эти размышления, т.к. судя по последней фразе по поводу ответа за свои действия, видно, что опрашивающий просто абсолюбно искренне убеждён, что Вы делаете что-то противоправное и незаконное и своими размышлениями просто насмехаетесь над ним. То есть убедили его в его же правоте. И даже меня почти в этом убедили :)

    ОтветитьУдалить
  9. Правильно сделал, что вычитывал формулировки протокола.

    Респект.

    ОтветитьУдалить
  10. Вы атрымалі сваю порцыю задавальненьня.

    А цяпер прадстаўце сябе на месцы таго, хто ў турме. На вас ціснуць псіхалагічна. Вам даводзяць, што вашая справа марная, а на волі ад вас адвярнуліся.

    "А вось, дарэчы, -- кажа сьледчы. -- Паслухайце, што кажа пра вас ваш паплечнік: "Сярод кандыдатаў няма лідара".

    Ну і як вы на месцы чалавека ў турме будзеце сябе адчуваць?

    ОтветитьУдалить
  11. На последний пост.
    Я получил не свою порцию удовлетворения.
    я получил возможность сказать людям, что я о них думаю.
    Что же касается кандидатов, я им всецело сочувсвую и сопереживаю, не считаю, что там нет лидера, но считаю и считал, и никогда не скрывал, что Победную Площадь провести никто из них не в состоянии. Это так же моя политическая позиция, которую также нет смысла скрывать.

    ОтветитьУдалить
  12. А по поводу, нужны или не нужны такие разговоры, ответы, размышления...
    Тут каждому - своё.
    Мне лично оно нужно было не так для "самолюбования", как написали злопыхатели в комментах на "Нашей Ниве", как для
    1) выражения своей позиции
    2) чтобы получить от них максимум вопросов и попробовать максимум что-то понять в происходящем

    Тем более, что большинство вызываемых всё равно отвечают на их вопросы, полностью отказываются лишь единицы. Но вопрос остаётся в том, как на них отвечать...

    ОтветитьУдалить
  13. Не совсем понятна точка зрения о том, что победить диктатуру можно только путем мирных переговоров. Это как, простите?
    Ну вот не верю я БТ и все тут. Считаю что народ на площади имел исключительно мирные намерения. Результат? Это как школьного хулигана-двоечника начинает воспитывать ботан-очкарик - ты, дескать, больше так не делай, Машку не бей! Получает свое по тыкве да и Машке еще раз достанется.
    Ну и как быть с историческими примерами? Польша например, Румыния? http://pgrigas.livejournal.com/549536.html - не очень похоже на мирные переговоры.

    ОтветитьУдалить
  14. Не надо искажать. Не обязательно мирными переговорами. Мирными акциями протеста.
    Тут палка о двух концах.
    Во-первых, если воевать с сильной диктатурой, то вооружённая армия всегда победит.
    Но, и история учит этому, если даже в результате долгой партизанско-гражданской войны побеждают повстанцы, то к власти приходят уже не демократы, а кровавые вояки... Куба - прекрасный пример, то же самое СССР - большевики...

    Борьба за демократию происходит исключительно мирным путём, "в головах", в том числе - солдат, милиции либо спецслужб.

    ОтветитьУдалить
  15. Примеры просто из недавней истории, как мне кажется. В общем и целом, военные все равно нужны - или по крайней мере, нужен их нейтралитет

    ОтветитьУдалить
  16. Согласен по поводу долгой партизанской войны и эволюции или вернее деградации повстанцев.
    Однако та же история учит нас что были варианты когда к власти приходили не совсем демократы, но исключительно с основной целью смещения диктатуры. Затем по прошествии переходного периода страна становилась на эволюционный путь вполне демократичными процедурами.

    В "головах солдат, милиции, спецслужб" - иллюзия и хорошо если добросовестное заблуждение, кстати прекрасно доказанная 19. Как прикажете бороться мирным путем со специально подобранными, профессионально (подчеркиваю - профессионально) отзомбированными омоновцами которым есть за что воевать? Зарплата повыше слегка чем в колхозе и умещающаяся таки в умишке мысль о неизбежности расплаты и бесполезности в будущем обществе.

    ОтветитьУдалить
  17. Все диктатуры, за исключением Киргизии, в последнее время свергались именно мирным путём. Даже кто-то подсчитал, что для этого надо примерно 17% избирателей на улице :) Где-то такое я читал.
    Когда количество манифестантов достигает критической точки, уже никто не может дать приказ о силовом разгоне, потому что слишком велик риск того, что этот приказ обернётся против него самого: вероятность, что родственники тех же спецназовцев тут же, среди протестующих, просто огромна.
    При критической массе протестующих диктатор просто бежит из страны, потому что психологически он проигрывает, и на место решительности приходит животный страх.
    Если протестующих недостаточно, то и спецназвцы лупят с спокойной совестью. Отзомбированные, как вы верно заметили, они искренне убеждены, что бьют "кучку отморозков", а не сам народ...

    ОтветитьУдалить
  18. Вести грамотную беседу со следователем крайне сложно, потому что может быть искажен смысл слов. Тут нужно продумывать каждое слово и не давать волю чувствам. А потом очень вдумчиво прочитать записанное.

    ОтветитьУдалить
  19. >>Все диктатуры, за исключением Киргизии, в последнее время свергались именно мирным путём.
    Ага, расскажите это румынам, вчера вон Тунис подоспел. Нет, батенька, г`еволюция не делается в белых пег`чаточках! (С) сами знаете кто.

    ОтветитьУдалить
  20. Вы призываете к вооружённому восстанию?
    Я бы Вам посоветовал ждя начала почитать хотя бы работы Дж. Шарпа, посвящённые борьбе с диктатурой.
    Приводимые Вами пример очень показательны, но совершенно нетипичны для революций второй половины XX - начала XXI столетий.

    ОтветитьУдалить
  21. Я ни в коем случае НЕ ПРИЗЫВАЮ к вооруженному восстанию!
    Я всего лишь говорю о том, что вести мирные переговоры с диктатором - нонсенс, если не сказать больше. И гораздо больше приносят вреда чем пользы, что и показали недавние события. А все "революции роз" совершались мирным образом не из-за врожденного пацифизма сторон, а исключительно благодаря мощному внешнему влиянию на ситуацию, что позволяло исключить силовой вариант. А работы - они хороши на диване у камина, жизнь сложнее и жестче гораздо.
    Вот где-то так.

    PS Хочу добавить что я очень благодарен вам за вашу позицию и отношусь к ней с крайним уважением.

    ОтветитьУдалить
  22. Извините, но я уже как-то писал, что - не стоит искажать.
    Мирные переговоры и мирная революция - это несколько иные вещи.
    Вести мирные переговоры 19-го числа не было смысла, и мы это увидели.
    Мирная революция же осуществляется тогда, когда на улицах находится критическая масса людей, что крайне затрудняет, либо вообще исключает применение властью силового сценария.
    Верно подмечено насчёт внешнего влияния, но, опять же, внешнее влияние действует на диктаторов лишь тогда, когда их однозначно отвергает своё, внутреннее сообщество. И нередко всё внешнее влияние - это лишь гарантии безопасности диктатору.
    Фактически, можно говорить о том, что мирные переговоры, в которые Вы почему-то "упёрлись" - это лишь составная часть, даже вовсе необязательная, мирной революции. И - да, согласен - совершенно бесполезная штука во многих ситуациях (как 19-го декабря). В ситуациях такого рода, когда власть чувствует свою силу. когда она колеблется и шатается, что может быть следствием мирного давления масс, она и сама может их инициировать, спасая свою шкуру.
    Что же касается работ и камина, то... Можно у камина, можно в троллейбусе или метро, но стремиться всё сделать самим "с нуля", не учитывая мировой опыт - как минимум нерационально, имхо...

    PS Совершенно взаимно относительно уважения к позиции!..

    PS

    ОтветитьУдалить
  23. Так давайте очень мирно "поздравим" его с очередной коронацией (21-го,кажется)))). Просто выйдем на главную площадь (я в Гомеле), необязательно ехать для этого в Минск. Просто руки в карманы и гуляем, без всяких лозунгов; я не сомневаюсь, нас более 17%! Посмотрим, критичная ли эта цифра)))

    ОтветитьУдалить
  24. Так выведете 17% хотя бы, необязательно более, и посмотрите.
    чтобы понятно было, что такое 17% хотя бы избирателей - это примерно 1 млн. 200 тыс. человек.

    вперёд, раз Вы так уверены, что 1 млн. 200 тыс. человек выйдут мирно - и мы посмотрим, критическая ли это масса!

    ОтветитьУдалить