Поиск

среда, 27 апреля 2011 г.

Станут ли проблемы ''индейцев'' проблемами ''шерифа''?


Отношение белорусской власти к белорусскому же населению всегда укладывалось в одну краткую и ёмкую поговорку: "Проблемы индейцев шерифа не волнуют".

Особенно это актуально для "проблемных" групп: тех, кто где-то за государство пострадал, либо по любой иной причине имеет право рассчитывать на помощь. Таких людей в нашей стране – множество. Но в данном именно случае я говорю конкретно об одной категории: ликвидаторы последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Специально к трагической дате 25-летия Чернобыля организации "Гомельский Демократический Форум", Движение "За Свободу" и РОО "Центр поддержки чернобыльских инициатив" сняли фильм "Ликвидация ликвидаторов" – о судьбе белорусских героев Чернобыля.

Не буду пересказывать содержание – нет смысла.

Неравнодушных людей лишь прошу: не пожалейте 40 минут на то, чтобы увидеть это. Фильм шокирует. Так же, как шокирует людей с сердцем человеческое горе и боль, когда он сталкивается с этим не в книжках, а непосредственно. Вот в этой ленте – всё: боль утрат, обида забытых, злость на несправедливость. Этот фильм – лучшая иллюстрация "государства для народа" и того, что "проблемы индейцев шерифа не волнуют".



Премьера фильма состоялась 23-го апреля в Гомеле. Те же организации: Движение "За Свободу", "Гомельский Демократический Форум" и РОО "Центр поддержки чернобыльских инициатив" организовали в областном центре тематическую конференцию, посвящённую проблемам белорусских ликвидаторов.

Мероприятие получилось не дежурным: присутствовала только заинтересованная публика, и многие вопросы вызывали живейшее обсуждение.

Но одним из главных итогов этой встречи я лично считаю, стало следующее: практически все сошлись на мнении, что, если дальше молчать, то власти продолжат свою кампанию по ликвидации ликвидаторов. И, как эмоционально заметил один из них, "скоро "ликвидаторы" останутся только в исполкомах".

Не молчать все мы можем просто. "Ликвидация ликвидаторов" – прекрасный для этого инструмент. Уверен, мало кто в Беларуси имеет полное, законченное представление о том, с какой жуткой несправедливостью столкнулись все эти люди. Такое представление, которое даёт этот фильм.

Этот вопрос нельзя откладывать в "долгий ящик". Мы будем тиражировать этот фильм и распространять его – всем, кто захочет смотреть. Всем, у кого в груди есть сердце. Всем, кому небезразличны ЛЮДИ, обычные жители нашей страны!

В полной мере осознаём, что усилий даже нескольких неправительственных организаций будет недостаточно, чтобы проблема действительно зазвучала в белорусском обществе. Поэтому охотно пойдём на любое сотрудничество, предоставим оригинал фильма для тиражирования любому заинтересованному белорусу, либо жителю другой страны. Как показывает практика, для ядерной чумы границы не существуют.

Вполне возможно, что тогда проблемы "индейцев" перестанут быть только их проблемами, а станут также и головной болью "шерифа". Но для этого ещё надо очень сильно постараться...

peter.kuznetsoff@gmail.com

Блог на "Белорусском партизане"

вторник, 26 апреля 2011 г.

«Даже шлюха за деньги не даст…»


Сегодняшний инцидент с участием первого «лица» белорусского государства, кажется, расставил все точки над «i» в вопросе места и роли лукашенковской Беларуси в международной политике. И, к слову, всё уже окончательно понятно и с её же имиджем.

Назвать президента соседнего, братского народа «вшивым» - это надо иметь недюжинное чувство такта и ответственности. А для того, чтобы обзываться на видного деятеля такого образования, как Евросоюз, «козлом», безусловно, надо было 17 лет находиться у власти в стране, находящейся в центре Европы.

На самом же деле, если без иронии, то для совершения таких подвигов надо совсем немного: уровень интеллекта, как у отсталого колхозника, и уровень воспитания, как у алкаша-забулдона, завсегдатая мини-кафе по Речицкому шоссе в городе Гомеле. Там как раз такая публика, и изъясняется абсолютно точно также.

Уметь испортить отношения со всеми, это надо уметь. Простите за тафталогию.

Совсем кстати я сегодня узнал о том, что у Беларуси существует визовый режим даже с Таиландом! Страна секс-туризма по определению открыта для всех, в этом её коммерческая выгода и интерес! Из России, например, попасть в Таиланд – нет никаких проблем. От Беларуси же закрылись и они.

В связи с этим, я вспомнил, как одна девушка однажды в шуточном споре заявила в адрес двух парней: вы, мол, такие «красавцы», что вам даже в Амстердаме, даже за большие деньги ни одна шлюха не даст!

Не знаю, как они в Амстердаме, но вот лукашенковская Беларусь сейчас на международной арене как раз в таком положении: от неё закрываются даже страны секс-туризма, а братские народы то и дело возмущённо пожимают плечами: ведёте мол, вы себя, Александр свет Григорьич, «беспрецедентно некорректно»…

понедельник, 25 апреля 2011 г.

Версия


Теракт в Минске 11 апреля был настолько нелогичным, его результаты настолько туманны, что, как видим, ни у следствия, ни у общественности нет сколько-нибудь убедительных версий причин произошедшего.

Следственные органы вовсе, кажется, близки к тому, чтобы развести руками: не видим, мол, заказчика! Общественность, теряясь в догадках, навыдвигала кучу версий, одна другой краше: от Лукашенко в роли заказчика, до Каддафи (которого, якобы, кинул белорусский диктатор) в этом же расчудесном амплуа.

Однако, как ни крути, а все версии страдают уязвимостью. Того же Лукашенко, теракт, может быть, от экономических протестов временно и спас, но его имиджу всенародного заступника и хранителя нанесён такой ущерб, что это явно не стоит пары месяцев передышки. Про версии с Каддафи или про обиженных киргизов, желающих отомстить Луке за приют Бакиеву, я вообще молчу.

Правда, вроде бы никем ещё не выдвигалась ещё одна версия теракта, а точнее – его заказчиков. А именно: белорусские спецслужбы, КГБ, в отрыве от Лукашенко.

Если вдуматься и на секунду предположить, что за взрывом стоят спецслужбы именно как самостоятельный игрок, то видно, что как раз они-то ничего не теряют в результате, а, наоборот, только приобретают:

1) Сам факт взрыва и быстрое обнаружение «исполнителей» позволяет отвлечь внимание общественности и непосредственного начальника – Луки – от вопиющего непрофессионализма, если не сказать – идиотизма, который был проявлен КГБ в последнее время с политическими оппонентами. В результате действий экс-кандидата Михалевича и журналистки Натальи Радиной чекисты предстали в виде просто деревенских дурачков, которых может провести любой: чем не повод для «маленькой победоносной войны» с целью спасения имиджа?

2) Устроив войнушку прямо под администрацией президента, заказчики этого преступления явно напугали до полусмерти: в первые часы после трагедии Лукашенко выглядел, мягко говоря, растерянно. Совершенно очевидно, что именно «верные чекисты», получившие потом награды, в такой ситуации становятся особенно близки к «телу» и вполне могут, под шумок, решать любые свои задачи. Перед угрозой взрывов по маршруту своего следования на работу, Лукашенко способен дать им всё, что только попросят.

3) А попросить они могут очень даже немало. В последние месяцы, успокаивая мозаичную психику, спецслужбы настолько плотно занимались оппозицией, что вплотную подошли к черте, за которой может последовать лишь полное уничтожение всех публично инакомыслящих. Между тем, снижения влияния оппозиции практически автоматически означает снижение востребованности КГБ и других структур, «заточенных» на внутреннюю борьбу с собственными гражданами. За этим неминуемо следует снижение бюджетов и влияния. А кому оно надо? В таких условиях придумать для диктатора новую фобию – идеальный выход, чтобы иметь и далее возможность, манипулируя больной психикой человека, принимающего решения, выбивать себе различные льготы, преференции, бюджеты, полномочия…

Сценарий, при котором спецслужбы ведут свою игру, используя в качестве разменных монет жизни ни в чём не повинных людей, не новы в истории человечества. И это каждый раз происходит, когда они оказываются перед угрозой снижения собственной власти и влияния. Очевидно, что в белорусских условиях, когда влияние оппозиции сведено на нет, а резко обострившаяся экономическая ситуация делает реальностью выход на первые роли совершенно иных госслужб, далёких от силовых ведомств, мы имеем дело как раз с такой ситуацией.

И я бы не исключал этой версии. Правда, заниматься ей на официальном уровне некому…

Неконтролируемые контролируемые?


Задержание в Гомеле одного из лидеров Партии БНФ Алеся Калиты и вполне обоснованные опасения его соратников относительно возможных попыток «пришить» ему участие в теракте наталкивают на новые размышления о роли и месте оппозиции в белорусском обществе.

На этот раз хочу посмотреть на вопрос с такой точки зрения.

Среди людей, которые мнят себя умными и думают, что способны «читать между строк» и видеть то, о чём вслух не говорится, бытует (и весьма распространено) мнение о том, что вся белорусская оппозиция – карманный проект власти, удобная ширма, которая тотально контролируется через прямых агентов влияния либо через слабости отдельных лидеров.

Теория была бы похожа на правду, если бы не одна логическая нестыковочка.

Давайте прикинем: зачем белорусской диктатуре терпеть у себя в стране оппозицию? Зная характер Лукашенко, можно предполагать, что для него было бы весьма комфортно, если бы в стране вообще никто вслух не вякал, даже если у него нет доступа к СМИ.

Но оппозицию не уничтожают, хотя бы могли сделать это одной левой, в том числе – и в физическом смысле.

Правильно, оппозиция действительно нужна, как «ширма» для международных отношений. Чтобы сохранить хотя бы минимальную политическую респектабельность и иметь предмет для диалогов с международными партнёрами.

Конечно, с такой точки зрения можно согласиться, что режиму выгодно наличие как раз карманной и контролируемой оппозиции, которая будет полностью отвечать поставленной задаче: не нарушать покой действующей власти и придавать ей определённую легитимность на международной арене.

И, как видим, многие склонны считать, что именно таково положение дел в Беларуси сегодня.

Однако, в связи с этим, возникает один простой вопрос.

Если оппозиция у нас карманная и контролируемая, то какой смысл режиму постоянно громить её таким образом, что это вызывает международные дипломатические конфликты и даже санкции?

Получается очень заметное противоречие: режим ведёт себя по отношению к оппозиции как к открытому врагу, и получает в ответ от международного сообщества такую реакцию, что невольно призадумаешься: а действительно ли такая оппозиция выгодна и нужна Лукашенко?

Либо все распространяемые домыслы о «контролируемости» (типа высказываний полковника Бородоча) – всего лишь игра спецслужб, призванная подорвать доверии к оппозиции и между её основными игроками?

пятница, 22 апреля 2011 г.

Минск: ОПАСНОСТЬ!


Пусть меня трижды предупредит или, ещё чего хуже, прокуратура, но я не могу не поделиться своими впечатлениями от вчерашнего посещения города Минска.

Где совсем недавно имел место страшный теракт.

Целый день я мотался по встречам, используя для этого исключительно метро. Целый день меня доставали всякие гопники в фуражках, грозно вращая глазами, требовали, чтобы открыл сумку: там был ноутбук и она всё время верещала при приближении к ней портативного металлодетектора, коими эти гопники размахивали, как шашками.

И целый день я просто бесился от абсурдности происходящего.

Почему?

Я попробую объяснить.

Во-первых, я вообще не могу понять, с какого это они в метро кружатся со своими детекторами, мешая ходить мирным людям?

Сказано же ясно, президент сказал: нашли, поймали, группа неуравновешенных людей, уникальный чАлАвек па химии, всё такое. Чего мы боимся, ежели злоумышленники обезврежены? Ааа, мы новых терактов боимся?! Правильно делаем, да только ж они откуда возьмутся, если люди, которые, по версии следствия, устроили все громкие взрывы в истории Беларуси, уже водворены «куда надо»?

Нет, ну правильно, я понимаю: бережёного Бог бережёт, и меры безопасности не бывают лишними. Однако у меня в таком случае вопрос: они вечно будут стоять по переходам теперь, эти менты? Если угрозы сегодня нет, группа обезврежена, а менты стоят, это значит, что они теперь должны либо дальше там стоять, всю свою биографию, либо нечего им там вообще делать. Потому что, если террористы действительно обезврежены, то сегодня там такая же угроза, как и завтра будет. И сегодня держать этих досмотрщиков там также нужно, как и завтра, и послезавтра и послепослезавтра. Так почему же сегодня они там есть, а завтра, глядишь, исчезнут? Или… не исчезнут?..

Ну ладно, хорошо, пускай даже они там нужны, в каких-то целях безопасности. Но я всё равно настаиваю, что толку от них нет никакого: нахождение милиции в метро сегодня, в том виде и формате, как это происходит СОВЕРШЕННО БЕСПОЛЕЗНО.

Расскажу то, что видел своими глазами.

Метро «Могилёвская». На станции 3 человека, менту делать совершенно нечего, и он с удовольствием проверяет всех входящих. Он это может делать вечно без пользы: никто не устраивает теракты на станциях с 3 пассажирами!

И совершенно иная картина ожидала меня на станции «Октябрьской», той самой…

Там огромный поток пассажиров, с сумками различного объёма и тяжести и… всё такой же одинокий милиционер. Он-то, бедолага, старается изо всех сил, бросается на людей, детектор неизменно пищит (практически в любой сумке есть, хотя бы, ключи), и страж безопасности выпадает из игры как минимум на пару минут. В это время мимо него проходят десятки сумконосцев, которые остаются совершенно непроверенными.

Я постоял около минуты и понаблюдал за этой сценой. Надо отдать должное минчанам: они мне напомнили советских людей (в хорошем смысле), которые, заходя в общественный транспорт, могли предъявить проездной пассажирам. Некоторые прохожие сами останавливались около мента, пока он досматривал очередного ни в чём не повинного человека, и подносили свои сумки к его детектору, болтающемуся на боку, после чего продолжали свой путь, независимо от того, было пищание, или нет. Ведь, всё равно проверять ему некогда. А людям – ждать…

Но самая трагическая в этом смысле картина – на железнодорожном вокзале.

Там, возле входа в здание, с детекторами стоят два омоновца. Надо признать, это были самые умные из представителей силовых структур на этом месте, кого за день мне довелось увидеть: они не бросались, выпучив глаза, на первого прохожего, а действительно пытались проверять лишь подозрительных.

НО! И это не имеет никакого смысла, поскольку на внешних входах в привокзальную подземку (из которой спокойно попадаешь в здание) контроль не ведёт никто!.. Пойдёт ли террорист мимо омоновцев, если может спокойно спуститься в переход, а оттуда попасть на нижний этаж здания?!

Ну а на входе в привокзальное метро… А там всё тот же, видно, по ГОСту, одинокий, потный от усердия мент. Мимо, с поезда, идут сотни людей с чемоданами, а он в это время старательно перетряхивает бельё одного из таких же. Каковы его шансы на успех, если вдруг что?..

Из всего этого у меня лично напрашивается два вывода.

Первый. То, что я видел, ясно убедило меня в том, что угрозы, по мнению МВД, существуют. Милицеионеры с детекторами часто вид имели просто обречённый: прекрасно зная, что находятся под камерами наблюдения, они понимают, что не сдобровать им, если что. Одновременно, как видно, они совершенно ничего не могут сделать, контролировать ситуацию такими методами – утопия. Однако выхода нет и приходится стараться.

Если угрозы существуют, не означает ли это, что схваченные «террористы» - вовсе не террористы? И, к слову, МВД ли об этом не знать…

И вывод второй: если угрозы действительно существуют, вся эту шумиха и суета с портативными металлодетекторами – совершеннейшая бессмыслица. В метро можно, как и раньше, спокойно проходить с любой сумкой. Нужно лишь просто посмотреть: когда и куда идёшь…

Самый справедливый президент


Александр Лукашенко вчера в очередной раз, не стесняясь, продемонстрировал своё истинное лицо.

Даже не вдаваясь в подробности и детали, самое поверхностное, что сразу бросается в глаза.

Итак, девушка, задержанная по подозрению в теракте, студентка частного ВУЗА. Поэтому надо все частные ВУЗы «ператрахнуть», потому что зачем они нам такие?!

А токари и электрики – работники государственных предприятий, и это, в свою очередь, означает, что надо пристальнее приглядываться именно к работникам. А предприятия? А, вправду, причём тут предприятия?

А вот то, что один из задержанных – член БРСМ… «Гоните его оттуда». БРСМ-то никто ператрахивать не будет, он нужен, не нужны там только подозреваемые!

Честное слово, если бы дело было в России, я бы подумал, что главным мотивом взрыва, было желание какой-то группы, близкой к власти, переделить рынок частного образования. Грубо говоря, из-за наличия этой девушки, у одних забрать, другим – отдать.

Но в белорусском случае такая версия кажется чрезвычайно поверхностно-усложнённой. Скорее всего, мы имеем дело с известной парадигмой примитвно-предсказуемого мышления Лукашенко: если «сбоит» своё – виноваты именно люди, а не это «своё». Назначил же он виновных в валютном и продовольственном кризиса – простой народ. Потому что «своё», система, в его понимании, сбоить не может.

Если же есть хотя бы малейшая зацепка обрушиться и разобраться с чем-то независимым, то уж тут, понятное дело, люди виноваты быть не могут: виновато только «не своё».

К сожалению, такой человек, для которого лицемерие и «двойной стандарт» - норма, сегодня правит Беларусью. К сожалению…

вторник, 19 апреля 2011 г.

Рейтинговое агентство Standard&Poor's как сама жизнь


Многолетний тезис властей о том, что демократия и права человека имеют второстепенную значимость, по сравнению с экономикой и уровнем жизни населения опровергаются, если можно так выразиться, самой жизнью.

В данном случае это опровержение как нельзя лучше сформулировало международное рейтинговое агентство Standard&Poor's, констатировав в белорусской экономике ряд структурных проблем, которые (sic!) могут привести даже к проблемам политического характера для нынешней власти.

Не буду подробно пересказывать ключевые моменты анализа международных экспертов, они доступны в Интернете и каждый может ознакомиться с этими очевидными истинами самостоятельно.

Представляют особый интерес лишь ремарки, которые касаются возможных путей выхода из кризисной ситуации.

Здесь, понятное дело, упор делается на два основных фактора: внешнее финансирование (как тактический шаг) и иностранные инвестиции (как одно из стратегических решений).

Но стоит ли говорить о том, что Беларусь, в настоящее время, не может получить ни того, ни того?..

Во-первых, как отмечают аналитики Standard&Poor's, после брутального разгона оппозиции 19-го декабря отношения Беларуси и международными организациями, к коим можно причислять и МВФ, совершенно не ахти, и рассчитывать на скорый приток кредитных ресурсов не приходится.

Можно, конечно, говорить, что это – категория субъективная: дескать, ну, симпатизирует Запад конкретно оппозиции, что тут будешь делать?.. Однако всё не так просто.

Деньги, как известно, любят тишину и стабильность. А страна, где видимость политического равновесия держится исключительно на работе спецслужб и дубинках спецназа – априори нестабильна, т. к. имеет все признаки зарождающегося гражданского противостояния. Там, где есть подавляющие и подавляемые, социальные потрясения неизбежны.

Поскольку никто не в силах предсказать, какой характер может принять это противостояние в перспективе, давать кредиты такой стране – очень сильно рисковать деньгами. Просто потому, что они могут быть не возвращены: один из возможных сценариев развития событий может быть таким, что, в случае смены власти новое руководство попросту не признает долги прежнего, нелегитимного правительства. И ничего не возразишь, поскольку правительство-то на самом деле было нелегитимным. Нечего было давать…

И второй фактор – инвестиции. Их режиму Лукашенко также не видать, как своих ушей. И, опять же, отмечают аналитики Standard&Poor's, вследствие того, что произошло 19 декабря и после. В данном случае речь идёт конкретно о судах: после их «соло» в репрессивных процессах над оппозицией, инвесторы в страну однозначно не пойдут.

Это уже совершенно прозрачный намёк: как можно везти свои деньги в государство, где действия правителя непредсказуемы, а суды – зависимы от воли этого правителя? Захочет изъять всё и присвоить – и концов не найдёшь. Оберут, как липку. Опять же, речь идёт об огромных рисках, связываться с которыми могут лишь авантюристы…

Я всегда повторял, повторяю и буду повторять: ЭФФЕКТИВНАЯ ЭКОНОМИКА В СОВРЕМЕННОМ, ГЛОБИЛЬНОМ МИРЕ, НЕВОЗМОЖНА БЕЗ ДОВЕРИЯ, А, ЗНАЧИТ, НЕВОЗМОЖНА БЕЗ ГАРАНТИЙ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА – ДЕМОКРАТИИ.

понедельник, 18 апреля 2011 г.

Ремарочка


В ворохе многочисленных комментариев, версий и мнений относительно возможной причастности власти к минскому взрыву, одним из основных мотивов постоянно называлась возможное желание отвлечь внимание обывателей от экономических проблем.

Не знаю, насколько эффективно можно достичь этой цели через взрывы и прочие потрясения: обыватель – он обыватель и есть. От шока отошёл и дальше своими делами занимается: да, болит… но жрать же что-то надо.

Тема теракта не сходит с повестки дня, и ещё долго не сойдёт, лишь у крайне политизированных граждан. А ещё у тех, кто пристально следит за правовыми процессами в Республике Беларусь: что там с правами человека? А с работой правохранительных органов что?

По прошествии недели с дня трагедии можно точно сказать: экономические проблемы, и это естественно, никуда из фокуса общественного внимания не делись. На короткое время подвинулись, но в целом – вернулись в полном объёме. Потому что это истинно обывательская тема…

Зато вот от чего точно отвлечено внимание людей, так это от продолжающейся беспредельной расправы над оппозицией, обвиняемой в попытке государственного переворота и организации массовых беспорядков.

6 очередных, в том числе, и «топовых» дел переданы в суд, но куда больший интерес сегодня вызывает судьба родителей, братьев и сестёр подозреваемых в совершении теракта.

Независимо от того, ставили себе власти именно такую цель, или нет, но, очевидно, по этому направлению они также – в выигрыше.

Анекдотический случай


Финансово-валютный кризис в Беларуси, при всём своём трагизме, уже начинает обрастать курьёзами.

Иду я сегодня на работу, мимо ещё не открывшегося обменника. Там, как водится, толпятся люди. И среди них замечаю группку из 3-х человек явно среднеазиатской внешности.

Мне сразу вспомнились многочисленные бравурные реляции белорусской пропаганды о том, как растёт число трудовых мигрантов в нашу страну. Попросту – гастарбайтеров.

Доподлинно известно, что они у нас тут где-то есть. Какими путями их сюда заносит и что ими движет – понять сложно. Возможно, какие-то межправительственные соглашения или что-то в этом роде. Представить себе, что кто-то из их на рыночной основе предпочтёт Беларусь, например, Москве, крайней сложно.

Невозможно было не остановиться возле этой группки. Примерно за минуту, из общего контекста разговора этих бедолаг с сочувствующими белорусами, общая картина из догадки превратилась в реальность: какая-то большая сумма белорусских рублей на руках, которая сложилась из зарплат, премиальных и ещё чего-то (может, командировочные) , и девать их – ну совершенно некуда!

В Средней Азии белорусский рубль, видимо, ценится также, как и у нас: никак.

Что теперь они будут с этой резаной бумагой делать, что отправлять или везти своими родственникам – неизвестно. Но, думаю, в душе и вслух они уже триста тридцать три раза прокляли стабильную и уникальную белорусскую экономическую модель…

четверг, 14 апреля 2011 г.

Две Беларуси: в какой жить?..


В Интернете столько версий насчёт взрыва в Минске, что писать об этом нет смысла: кажется, всё уже написано и обосновано авторами (в меру их интеллектуальных возможностей). Любой желающий может найти то, что ему ближе: власть, оппозиция, сумасшедшие, Россия, Запад… Задержание токаря и электрика, к сожалению, не открывает истинных причин и виновников взрыва: ведь, в «заказном» преступлении, исполнитель (даже если они и исполнители, во что я лично, честно говоря, совершенно не верю) – самое незначительное звено.

Когда комментаторы говорят о том, что власть могла бы быть заинтересована во взрыве, одним из конкретных мотивов называется поднятие пошатнувшегося рейтинга Лукашенко /как защитника и спасителя народа, который без президента, как известно из его же высказываний, «на улицах умирать будет»/.

Я, если честно, совсем не уверен, что таким образом можно поднять рейтинг нынешний власти. Но в одном я убеждён: таким образом можно мобилизовать «своих» и создать в обществе атмосферу нетерпимости и враждебности. Чтобы эти «свои» не молчали, как это было в последнее время, в общественном транспорте и очередях, а активно высказывались. При невидимой поддержке государственных СМИ, спецслужб, судов и прокуратуры, это создаст психологическое преимущество для сторонников власти, переведёт, если угодно, общественную инициативу в их руки. А этой самой инициативой, во многом основанной на моральности, в последние месяцы (после 19 декабря) ни власть, ни её сторонники, совершенно не обладали.

В тех картинах, которые мне сейчас доступны для наблюдения, всё чётче прослеживаются мотивы «холодной гражданской войны»: есть две Беларуси, две крупные группы населения, которые не могут друг друга переваривать. Те, кто «ЗА», и те, кто «ЗА, но БЕЗ». И действия властей, в первую очередь на ниве пропаганды, приводят в последнее время к «разогреву» конкретно вот этой вот группы, которая «ЗА».

Любопытно приглядеться к месседжам и, соответственно, к сути обеих групп.

«Расстрелять и повесить нелюдей», - вопит бабка во дворе. «Не быстрая смерть, а чтобы умирали долго», - вторит ей прохожая на телеканале СТВ. Так высказывается Лукашенковская Беларусь относительно арестованных подозреваемых электрика и токаря, которых, напомню, ещё даже наш «независимый» суд не осудил.

«Не преждевременно ли называть их виновными до решения суда?»; «Надо ли награждать чекистов, пока преступление не доказано в суде?»; «Не верю, потому что… (далее длинный ряд аргументов)». Такими вопросами и сомнения относительно этих людей живёт другая Беларусь, вторая группа.

«Это сделала оппозиция», - вопит в транспорте и во дворах «лукашенковская Беларусь». При этом никто не задумывается по классической схеме: а были ли у оппозиции мотивы и ресурсы для сего действа? Задумываться – это лишнее. «Это сделала власть», - говорят большинство оппозиционно настроенных граждан. И на вопрос: а какие у власти для этого мотивы и ресурсы, люди из другой Беларуси готовы часами говорить и объяснять.

Беларусь безумная и Беларусь думающая. Беларусь, жаждущая крови, и Беларусь, желающая разбираться. В этом контексте совершенно неважно, кто совершил теракт (хотя это исключительно важно вообще). В этом контексте важно то, что взрыв обнажил глубочайшее, я бы даже сказал, цивилизационное противоречие между различными слоями населения страны. У одних – необузданная и часто немотивированная агрессия, полная неспособность думать головой и, даже, - нежелание этого делать. Одно: жажда крови. Толпа. Дикая толпа.

И Беларусь цивилизованная. Анализирующая, обсуждающая, говорящая и думающая. Гуманная. Взвешенная.

Первая Беларусь – это Беларусь Лукашенко и его клики. Вторая – это наша с Вами Родина, друзья.

Те, кто сейчас у власти, у микрофонов белорусского телевидения, на властных трибунах, на радио и на страницах газет, как могут стараются манипулировать, пробуждать у людей низменные инстинкты и жажду крови. Они сами такие: живущие инстинктами, решающие проблемы кулаками, дубинками и пулями, и не признающие никаких ценностей, кроме сала, водки, рублей да капусты. И поэтому им удобно и комфортно жить в стране с таким же населением. А если не всё население такое, то хотя бы та его часть, которая соответствует «идеалу», всегда должна быть «разогретой» и «в тонусе», чтобы не дать открыть рот тем, кто думает, переживает и сочувствует.

Это – наша сегодняшняя данность, и от этого никуда не деться.

Однако это не значит, что мы должны, мы можем, так просто взять, и заткнуться, только потому, что один из самых кровожадных и тупых, с экранов телевизора прикрикнул на нас с угрозой.

Мы, те, кто хочет жить нормально, не по-людоедски, можем и обязаны оставаться сами собой: думать, говорить, писать….

Только так мы спасём ту, нашу, вторую Беларусь. Нашу Родину, друзья.

понедельник, 11 апреля 2011 г.

В Беларуси происходит что-то страшное...


Сегодняшний взрыв в Минске…

Что это?.. Понимаем ли мы одну простейшую вещь: сегодняшняя Беларусь ни с кем не воюет, и вообще, со всеми режимами – спонсорами терроризма очень даже дружит, а самим террористам тихонечко сочувствует.

Всё так очевидно, что дальше просто некуда: взрывать здесь что-то НЕКОМУ, кроме самой белорусской власти, либо России. Ну, скажем так: не России как таковой, а кремлёвской ФСБ-шной клики.

Нашим подобное может быть нужно по классическим мотивам: сплотить нацию перед лицом угрозы вокруг «лидера» и получить повод для расправы с оппозицией.

Кремлёвским это может быть нужно как раз для того, о чём чревовещает Лукашенко: дестабилизировать обстановку. На фоне валютного кризиса, заполненных оппозицией тюрем и крайней недоговороспособности диктатуры, Минск, охваченный терактами – это очаг международной нестабильности и угрозы. И это всё в центре Европы! Такой плод свалится им в лапы при малейшей встряске ветки.

Что бы это ни было, в Беларуси происходит нечто очень страшное… Люди давятся в очередях за деньгами. Таинственным образом вешаются журналисты. Из продажи пропадают товары, то, что не пропадает – катастрофически дорожает. Оппозиция рассажена по тюрьмам и под подписки о невыезде и сотрудничестве. Инфраструктура общественных организаций и независимых СМИ находится в КГБ на хранении в результате зимней серии обысков. А здесь ещё теракты, кровь…

И всё это страшное связано только с одной фамилией – Лукашенко.

Не бывает немотивированного терроризма в нормальных странах, с нормальной системой власти: которая подконтрольна обществу и сменяется. Такие, с позволения сказать, игры, нужны только для того, чтобы абсолютную власть сохранить, либо для того, чтобы кого-то абсолютной власти лишить. Иных мотивов нет.

Нет смысла обвинять милицию или ещё кого-то в том, что они чего-то недосмотрели: Беларусь страна, априори, с нулевой террористической угрозой! Случившееся сегодня, равно как и взрыв в ночь с 3 на 4 июля 2008 года – это не классический терроризм. Посмотрим, возьмёт ли на себя ответственность хоть какая-нибудь организация: будь то террористическая, будь то оппозиционная, будь то государственная. Никогда этого не случится, а без ответственности терроризм – не терроризм.

То, что происходит в Беларуси, это борьба за власть: за её сохранение либо за её приобретение. И ведут её те, у кого достаточно не только мотивации, но и ресурсов. И им… тем… на человеческие жизни наплевать.

И это ещё страшнее.

Запасайтесь подгузниками, граждане! Скоро начнётся…


Следующая информация к размышлению для тех, кто знает «прелести» мирного сна младенца без подгузника.

У меня есть знакомые, семья, муж и жена. Их фирма занимается импортом в Беларусь подгузников и бытовой химии.

От них я узнал, что уже довольно давно никто из импортёров не может ввезти в страну ни одной партии товара: тупо нет валюты.

При торгах на бирже приоритет отдаётся импортёрам лекарств, но и им не всегда хватает, что и понятно… Собственно говоря, чтобы это понять не нужно было даже прямой информации от субъекта рынка, итак – как на ладони.

Что это означает?

А означает это, что, когда уже ввезённые в Беларусь «Памперсы» и «Хаггисы» распродадутся… продавать больше будет нечего!

Хотя, нет… Конечно же, вдруг нарисуется небольшая группка фирм, которые, через разного рода коррупционные схемы, доступ до драгоценных USD, да ещё и по курсу Нацбанка, имеют. И подгузники, и бытовую химию, они, конечно же, в Беларусь ввезут.

Да только от коррупционных схем прок есть только тогда, когда они приносят фантастические прибыли. Наивно полагать, что сии игроки рынка не воспользуются своей фактической монополии и не взвинтят цены до предела. Да и то, сомневаюсь, что это поможет преодолеть дефицит.

Так что, дорогие белорусы, нас ждёт ещё одно испытание: вой тысяч описанных младенцев по ночам…

Война в Ливии: противоречия очередной «теории заговора»


На интересную трактовку причин и мотивов войны в Ливии я нечаянно наткнулся в Сети.

Пол Крэйг Робертс (Paul Craig Roberts) в статье для Foreign Policy Journal, размышляя о причинах начала активных действий западной коалиции против Ливии, подобно многим заостряет своё внимание на вопросах нефти. Однако, в отличие от большинства авторов, г-н Робертс не называет главной причиной войны стремление Запада контролировать ливийские запасы энергоресурсов. Аналитик вспоминает, что энергосектор африканского государства насыщен огромными инвестициями… Китая!

«Издание People’s Daily Online 23 марта сообщило, что у Китая было 50 крупномасштабных проектов в Ливии. Начало военных действий положило конец этим проектам и повлекло за собой эвакуацию тридцати тысяч китайских рабочих из Ливии. Китайские компании сообщают, что они ожидают потерь в сотни миллионов юаней. Китай рассчитывает на Африку, в первую очередь, на Ливию, Анголу и Нигерию, как на источники, которые смогут удовлетворить его грядущие потребности в энергоресурсах. В ответ на экономические связи Китая с Африкой Вашингтон проникает на континент военным способом, через Африканское командование США (AFRICOM), созданное президентом Джорджем Бушем в 2007 году», - пишет аналитик.

В конечном итоге автор приходит к выводу, что воздушное вторжение коалиции в Ливию есть часть большой долгосрочной стратегии по ограничению роста и возможностей Китая. Одним из шагов этой стратегии и является изоляция Поднебесной от доступных ей источников энергоресурсов.

Пол Крэйг Робертс даже проводит историческую параллель: «В 1930-е годы США, Великобритания и Нидерланды проложили дорогу для Второй мировой войны на Тихом океане, плетя заговор вокруг Японии. Три правительства конфисковали банковские счета Японии в своих странах, которые Япония использовала для оплаты за импорт, и отрезали Японию от нефти, каучука, олова, железа и других жизненно важных материалов. И не был ли Перл-Харбор ответом Японии?», - задаётся он вопросом.

Кажется, всё до боли логично! Более того, исходя из этой теории можно даже объяснить, почему Россия, которая на уровне ООН могла наложить «вето» на проведение военной операции, воздержалась, фактически дав добро. Ведь усиливающийся у её границ Китай – самая большая угроза именно для Кремля, точнее, для дальневосточных окраин! Ограничивая рост Китая, НАТО как бы воюет за Россию, чего уж им мешать своим правом «вето»?

Однако… Однако эта теория не объясняет одного факта, а именно: почему же сам Китай, который точно также, как и Россия, на уровне Совбеза ООН мог остановить выполнение силового сценария в Ливии, однако предпочёл воздержаться! Ведь, если верить Полу Крэйгу Робертсу, таким образом китайские власти фактически добровольно отказались не только от уже существующих энергетических проектов, но и от перспективы свободного доступа на этот рынок, столь необходимый с точки зрения стратегической перспективы.

Вот об это вопрос начисто разбивается вся, столь заботливо выстроенная автором, теория. Не мог Китай так просто отказаться от стратегически необходимого рынка, притом отказаться, судя по всему, навсегда.

На самом же деле, любая теория, пытающаяся объяснить события в Ливии подобными факторами (доступ к нефти, рынки сбыта, теории заговоров и т. д.) обречена на провал, по одной простой причине: под ней нет реальной подоплёки.

Тех же китайцев я понимаю прекрасно: лучший способ сохранить свой капитал и инвестиции – это иметь дело с нормальным партнёром. Каддафи – придурок, который показал, что, в ответ на мирные демонстрации он вполне в состоянии начать гражданскую войну.А в гражданской войне – о какой целостности активов и проектов может идти речь?

Нормальный бизнес, инвестиции и тому подобная деятельность возможно только с действительно стабильным государством. А эту стабильность даёт адекватная система государственного управления. Если у власти придурок-параноик, то большего риска для капитала инвесторов в этой стране нет.

И Китай, который больше других заинтересован в Ливии именно экономически, прекрасно это понимает. Возможно, они и согласны потерять 50 проектов сейчас, для того, чтобы в долгосрочной перспективе иметь дело с предсказуемым партнёром – демократическим ливийским государством. Как там говорил один известный мультипликационный герой?

«Лучше день потерять, потом за пять минут долететь».

воскресенье, 10 апреля 2011 г.

Эволюция: из фигурального в натуральное


У меня такое ощущение, что с валютно-продуктовой паникой белорусские власти взялись бороться посредством технологии запуска слухов. Притом, до абсурдности недостоверных.

Где-то в начале недели выслушал в поезде тираду одного «умного человека» о том, что валютный кризис – везде, и белорусские власти тут не при чём. Мол, был он на днях в приграничье Литвы, там тоже баксов нет. Я так представил себе, что «приграничье Литвы» - это, собственно, столица Вильнюс, мысленно покрутил пальцем у виска и промолчал.

А ещё, в конце недели, другой человек мне рассказывал практически тоже самое, даже словами похожими, только уже относительно Украины, Чернигова в частности. Отметив про себя, что, если в Чернигове и не было бы валюты, то это означало бы лишь то, что её именно белорусы и скупили, я также мысленно покрутил пальцем у виска и также промолчал.

Дорогие белорусы, пора бы уже снять розовые очки с глаз. Везде по периметру (и далеко за него) всё более-менее нормально. Наша же Родина, во главе с сами-знаете-кем, превращается из «чёрной дыры в центре Европы» фигуральной, в «чёрную дыру в центре Европы» натуральную.

Се ля ви…

суббота, 9 апреля 2011 г.

Почему «прессуют» Усса?


Набор обвиняемых именно в организации массовых беспорядков в Минске 19 декабря удивляет, если не сказать больше.

В первую очередь удивление, граничащее с изумлением, может вызвать наличие среди обвиняемых по этой статье экс-кандидата Дмитрия Усса. Который, оказывается, был одним из трёх главных организаторов Площади.

Само по себе это абсурд. Дмитрий Усс всю избирательную кампанию смешил белорусов своим, прошу прощения, косноязычием, отсутствием навыков публичного человека и политика. Вкупе с неожиданным появлением на политической сцене это вызывало подозрения в том, что он «подсадной». Вдобавок ко всему, не было у него ни финансовых, ни людских ресурсов для того, чтобы что-то там организовывать вообще, я уж не говорю – Площадь, да ещё и с погромами.

Я прошу прощения у Д. Усса за эти слова: время и поступки показали, что он, мало того, что не «подсадной», так ещё и заслуживает огромного уважения как человек, личность. Но, из песни слов не выкинешь: кампания проходила в таком русле, и тем удивительнее то, что на сегодняшний день именно он, самый безобидный из всех, оказался одним из немногочисленных «козлов отпущения».

Все мы знаем, что такое белорусское «правосудие». Кого захотят – посадят. Что выгодно – то и «пришьют». Так почему же выбор пал на Усса? Чем именно он, будучи практически самым безобидным и неопасным, так провинился перед Лукашенко, что его было решено назначить «крайним»?!

Рискну выдвинуть свою версию.

В целом её можно сформулировать так: среди всех кандидатов, именно Усс для Лукашенко был самым неудобным. Звучит парадоксально?! Попробую объяснить.

Во-первых, Усс для Лукашенко, как и для всех остальных, был не просто «тёмной лошадкой», а ещё и совершенно неожиданно появившейся из недр белорусского общества «тёмной лошадкой». Все остальные оппозиционные кандидаты (про безусловно подсадного Терещенко я молчу) изучены спецслужбами вдоль и поперёк, многие из них непосредственно ими же и контролировались напрямую, многие – опосредовано, через агентов влияния. Все они известны общественности много лет как политики либо просто активные независимые граждане, и от каждого власти знали, чего ожидать. Грубо говоря, все они – из одной «песочницы», той самой общественной резервации, которая называется «белорусская оппозиция». Власть бдительно следит за тем, чтобы оппозиционные настроения не вышли за рамки этой резервации, и тут вдруг появляется какой-то Усс! Человек со стороны, который замахнулся на святое!

Усадить именно его за решётку. Для властей эта задача равносильно задаче сделать посыл всему белорусскому народу: замахиваться на святое, на престол, не дадим! Резервация существует, на потеху режиму и в утешение Западу, но вы, господа-товарищи белорусы, даже не думайте высовываться! Решитесь – будет как с Уссом! Простому белорусу в политике делать нечего…

Вот такой вот месседж – одна из задач запланированной посадки Усса. Но это ещё самая малая из причин, по которой именно Усс был для Лукашенко наиболее некомфортен.

Феномен Усса в том, что он, не имея никаких ресурсов для политической деятельности, как сказано уже выше, был своеобразным сигналом белорусскому обществу: гражданин может и должен идти в политику. Этот сигнал властям нужно перебить.

Но этот сигнал – он не только для простых людей был. Вторая отличительная черта Усса в том, что он – не просто гражданин, а бизнесмен.

Не крупный, конечно, не олигарх, но и не малый: какой-то там у него издательский дом, или что-то в этом роде. В общем, вполне себе конкретный представитель среднего капитала. То, что страшнее всего для Лукашенко.

Помните его высказывания в адрес предпринимателей? «Сунетесь в политику – свернём головы», - вещал «гарант». Вот то-то и оно…

Аполитичные ранее граждане Беларуси, ещё и финансово независимые от работодателя, со своими деньгами и доступом к другим видам ресурсов… Если они, вдруг, массово пойдут в политику, защищать свои права, на свою собственность, на своё дело, на свободу вести эти дела и на гарантии праведного суда, в случае чего… От режима не останется ничего в очень короткий промежуток времени. Белорусы, да ещё с белорусскими деньгами?! Это вам не «горстка отморозков, шакалящая у посольств». Тут есть чего испугаться.

Ну, и, почему бы именно этим простым белорусам с простыми белорусскими деньгами не пойти в итоге в политику, если, вот, Усс пошёл – и ничего?! Почему бы им не замахнуться на престол, если будет положительный пример мужественного человека как раз такого рода?

Усс, на самом деле, это был не просто косноязычный кандидат. Усс – это был кандидат-симптом для власти. Симптом того, что Беларусь подходит к той стадии, когда все слои населения, в том числе и самые сильные (такие, как бизнес) встанут на борьбу с опостолевшими колхозными смотрящими. И власть, по своей любимой стратегии, борется сейчас не с самой болезнью (инвалидная система госуправления), а с симптомом: экс-кандидатом Дмитрием Уссом.

И ещё Усс был кандидатом-сигналом. Сигналом для общества, просто говорящим: «Вставайте, как я, терпеть больше не возможно!». И власть сейчас борется даже не с самим Уссом как с человеком, а именно что: душит этот сигнал. Чтобы его никто не услышал, а кто услышал – сделал «правильные выводы».

Мораль сей басни такова.

В предстоящем процессе Дмитрий Усс – не герой второго плана. Если борьба Лукашенко с определёнными оппозиционными лидерами, это, по традиции, борьба, направленная на то, чтобы усмирить наиболее буйных в оппозиционном гетто, чтобы жить спокойно, не ожидая сюрпризов.

Одновременно процесс против Усса – это борьба с симптомами выздоровления белорусского общества, попытка загнать обратно, фигурально выражаясь, под лавку, весь протестный потенциал широких слоёв населения. Которые имеют не только свой собственный, человеческий потенциал, но и огромные коллективные материальные ресурсы. И всё это вместе, если в один момент консолидируется, попросту сметёт белорусский режим.

Это ещё и очередное действие в многоходовой партии «Изоляция оппозиции».

Поэтому солидарность и поддержка Дмитрию Уссу со стороны оппозиции должна быть не меньше, чем остальным своим. Какой бы он ни был, какое бы впечатление не произвёл в ходе предвыборной кампании, но именно он сегодня – первая ласточка пробуждающегося белорусского народа, первый вестник скорого стратегического союза этого народа с оппозицией.

Союза, который действительно сможет изменить ситуацию.

пятница, 8 апреля 2011 г.

События развиваются по-писаному...


Сегодня пришла странная новость: Минские власти запросили у предприятий информацию о наличии у них валюты.

Интернет уже запестрел заголовками типа: "У вас есть валюта? Тогда мы идём к вам!"

Знаете, всё это уже было.

Процесс поиска и отъёма нищим, но агрессивным государством валютных средств. М. Булгаков. "Мастер и Маргарита". Глава "Сон Никанора Ивановича". Чрезвычайно красочно, сатирично и поучительно.

Кстати... Как бы ещё всех тех, кто сейчас неистово валютой, золотом и бриллиантами запасается,ю не ждала та участь, которая так душевно описана...

(не с начала)

===========================


Вечером Никанор Иванович был доставлен в клинику Стравинского. Там он повел себя настолько беспокойно, что ему пришлось сделать впрыскивание по рецепту Стравинского, и лишь после полуночи Никанор Иванович уснул в 119-й комнате, изредка издавая тяжелое страдальческое мычание.
Но чем далее, тем легче становился его сон. Он перестал ворочаться и стонать, задышал легко и ровно, и его оставили одного.

Тогда Никанора Ивановича посетило сновидение, в основе которого, несомненно, были его сегодняшние переживания. Началось с того, что Никанору Ивановичу привиделось, будто бы какие-то люди с золотыми трубами в руках подводят его, и очень торжественно, к большим лакированным дверям. У этих дверей спутники сыграли будто бы туш Никанору Ивановичу, а затем гулкий бас с небес весело сказал:

— Добро пожаловать, Никанор Иванович! Сдавайте валюту.

Удивившись крайне, Никанор Иванович увидел над собою черный громкоговоритель.
Затем он почему-то очутился в театральном зале, где под золоченым потолком сияли хрустальные люстры, а на стенах кенкеты. Все было как следует, как в небольшом по размерам, но очень богатом театре. Имелась сцена, задернутая бархатным занавесом, по темно-вишневому фону усеянным, как звездочками, изображениями золотых увеличенных десяток, суфлерская будка и даже публика.
Удивило Никанора Ивановича то, что вся эта публика была одного пола — мужского, и все почему-то с бородами. Кроме того, поражало, что в театральном зале не было стульев и вся эта публика сидела на полу, великолепно натертом и скользком.

Конфузясь в новом и большом обществе, Никанор Иванович, помявшись некоторое время, последовал общему примеру и уселся на паркете по-турецки, примостившись между каким-то рыжим здоровяком-бородачом и другим, бледным и сильно заросшим гражданином. Никто из сидящих не обратил внимания на новоприбывшего зрителя.

Тут послышался мягкий звон колокольчика, свет в зале потух, занавеси разошлись, и обнаружилась освещенная сцена с креслом, столиком, на котором был золотой колокольчик, и с глухим черным бархатным задником.

Из кулис тут вышел артист в смокинге, гладко выбритый и причесанный на пробор, молодой и с очень приятными чертами лица. Публика в зале оживилась, и все повернулись к сцене. Артист подошел к будке и потер руки.

— Сидите? — спросил он мягким баритоном и улыбнулся залу.

— Сидим, сидим, — хором ответили ему из зала тенора и басы.

— Гм... — заговорил задумчиво артист, — и как вам не надоест, я не понимаю? Все люди как люди,
ходят сейчас по улицам, наслаждаются весенним солнцем и теплом, а вы здесь на полу торчите в душном зале! Неужто уж программа такая интересная? Впрочем, что кому нравится, — философски закончил артист.

Затем он переменил и тембр голоса, и интонацию и весело и звучно объявил:

— Итак, следующим номером нашей программы — Никанор Иванович Босой, председатель домового комитета и заведующий диетической столовкой. Попросим Никанора Ивановича!

Дружный аплодисмент был ответом артисту. Удивленный Никанор Иванович вытаращил глаза, а конферансье, закрывшись рукою от света рампы, нашел его взором среди сидящих и ласково поманил его пальцем на сцену. И Никанор Иванович, не помня как, оказался на сцене. В глаза ему снизу и спереди ударил свет цветных ламп, отчего сразу провалился в темноту зал с публикой.

— Ну-с, Никанор Иванович, покажите нам пример, — задушевно заговорил молодой артист, — и сдавайте валюту.

Наступила тишина. Никанор Иванович перевел дух и тихо заговорил:

— Богом клянусь, что...

Но не успел он выговорить эти слова, как весь зал разразился криками негодования. Никанор Иванович растерялся и умолк.

— Насколько я понял вас, — заговорил ведущий программу, — вы хотели поклясться Богом, что у вас нет валюты? — И он участливо поглядел на Никанора Ивановича.

— Так точно, нету, — ответил Никанор Иванович.

— Так, — отозвался артист, — а простите за нескромность: откуда же взялись четыреста долларов, обнаруженные в уборной той квартиры, единственным обитателем коей являетесь вы с вашей супругой?

— Волшебные! — явно иронически сказал кто-то в темном зале.

— Так точно, волшебные, — робко ответил Никанор Иванович по неопределенному адресу, не то артисту, не то в темный зал, и пояснил: — Нечистая сила, клетчатый переводчик подбросил.

И опять негодующе взревел зал. Когда же настала тишина, артист сказал:

— Вот какие басни Лафонтена приходится мне выслушивать! Подбросили четыреста долларов! Вот вы: все вы здесь валютчики! Обращаюсь к вам как к специалистам — мыслимое ли это дело?

— Мы не валютчики, — раздались отдельные обиженные голоса в театре, — но дело это немыслимое.

— Целиком присоединяюсь, — твердо сказал артист, — и спрошу вас: что могут подбросить?

— Ребенка! — крикнул кто-то из зала.

— Абсолютно верно, — подтвердил ведущий программу, — ребенка, анонимное письмо, прокламацию, адскую машину, мало ли что еще, но четыреста долларов никто не станет подбрасывать, ибо такого идиота в природе не имеется. — И, обратившись к Никанору Ивановичу, артист добавил укоризненно и печально: — Огорчили вы меня, Никанор Иванович! А я-то на вас надеялся. Итак, номер наш не удался.

В зале раздался свист по адресу Никанора Ивановича.

— Валютчик он! — выкрикивали в зале. — Из-за таких-то и мы невинно терпим!

— Не ругайте его, — мягко сказал конферансье, — он раскается. — И, обратив к Никанору Ивановичу полные слез голубые глаза, добавил: — Ну, идите, Никанор Иванович, на место!

После этого артист позвонил в колокольчик и громко объявил:

— Антракт, негодяи!

Потрясенный Никанор Иванович, неожиданно для себя ставший участником какой-то театральной программы, опять оказался на своем месте на полу. Тут ему приснилось, что зал погрузился в полную тьму и что на стенах выскочили красные горящие слова: «Сдавайте валюту!» Потом опять раскрылся занавес и конферансье пригласил:

— Попрошу на сцену Сергея Герардовича Дунчиль.

Дунчиль оказался благообразным, но сильно запущенным мужчиной лет пятидесяти.

— Сергей Герардович, — обратился к нему конферансье, — вот уже полтора месяца вы сидите здесь, упорно отказываясь сдать оставшуюся у вас валюту, в то время как страна нуждается в ней, а вам она совершенно ни к чему, а вы все-таки упорствуете. Вы — человек интеллигентный, прекрасно все это понимаете и все же не хотите пойти мне навстречу.

— К сожалению, ничего сделать не могу, так как валюты у меня больше нет, — спокойно ответил Дунчиль.

— Так нет ли, по крайней мере, бриллиантов? — спросил артист.

— И бриллиантов нет.

Артист повесил голову и задумался, а потом хлопнул в ладоши. Из кулисы вышла на сцену средних лет дама, одетая по моде, то есть в пальто без воротника и в крошечной шляпке. Дама имела встревоженный вид, а Дунчиль поглядел на нее, не шевельнув бровью.

— Кто эта дама? — спросил ведущий программу у Дунчиля.

— Это моя жена, — с достоинством ответил Дунчиль и посмотрел на длинную шею дамы с некоторым отвращением.

— Мы потревожили вас, мадам Дунчиль, — отнесся к даме конферансье, — вот по какому поводу: мы хотели вас спросить, есть ли еще у вашего супруга валюта?

— Он тогда все сдал, — волнуясь, ответила мадам Дунчиль.

— Так, — сказал артист, — ну, что же, раз так, то так. Если все сдал, то нам надлежит немедленно расстаться с Сергеем Герардовичем, что же поделаешь! Если угодно, вы можете покинуть театр, Сергей Герардович, — и артист сделал царственный жест.

Дунчиль спокойно и с достоинством повернулся и пошел к кулисе.

— Одну минуточку! — остановил его конферансье. — Позвольте мне на прощанье показать вам еще один номер из нашей программы, — и опять хлопнул в ладоши.

Черный задний занавес раздвинулся, и на сцену вышла юная красавица в бальном платье, держащая в
руках золотой подносик, на котором лежала толстая пачка, перевязанная конфетной лентой, и бриллиантовое колье, от которого во все стороны отскакивали синие, желтые и красные огни.

Дунчиль отступил на шаг, и лицо его покрылось бледностью. Зал замер.

— Восемнадцать тысяч долларов и колье в сорок тысяч золотом, — торжественно объявил артист, — хранил Сергей Герардович в городе Харькове в квартире своей любовницы Иды Геркулановны Ворс, которую мы имеем удовольствие видеть перед собою и которая любезно помогла обнаружить эти бесценные, но бесцельные в руках частного лица сокровища. Большое спасибо, Ида Геркулановна.

Красавица, улыбнувшись, сверкнула зубами, и мохнатые ее ресницы дрогнули.

— А под вашею полною достоинства личиною, — отнесся артист к Дунчилю, — скрывается жадный паук и поразительный охмуряло и врун. Вы извели всех за полтора месяца своим тупым упрямством. Ступайте же теперь домой, и пусть тот ад, который устроит вам ваша супруга, будет вам наказанием.
Дунчиль качнулся и, кажется, хотел повалиться, но чьи-то участливые руки подхватили его. Тут рухнул передний занавес и скрыл всех бывших на сцене.

Бешеные рукоплескания потрясли зал до того, что Никанору Ивановичу показалось, будто в люстрах запрыгали огни. А когда передний черный занавес ушел вверх, на сцене уже никого не было, кроме одинокого артиста. Он сорвал второй залп рукоплесканий, раскланялся и заговорил:

— В лице этого Дунчиля перед вами выступил в нашей программе типичный осел. Ведь я же имел удовольствие говорить вчера, что тайное хранение валюты является бессмыслицей. Использовать ее никто не может ни при каких обстоятельствах, уверяю вас. Возьмем хотя бы этого Дунчиля. Он получает великолепное жалованье и ни в чем не нуждается. У него прекрасная квартира, жена и красавица любовница. Так нет же, вместо того чтобы жить тихо и смирно, без всяких неприятностей, сдав валюту и камни, этот корыстный болван добился все-таки того, что был разоблачен при всех и на закуску нажил крупнейшую семейную неприятность. Итак, кто сдает? Нет желающих? В таком случае следующим номером нашей программы — известный драматический талант, артист Куролесов Савва Потапович, специально приглашенный, исполнит отрывки из «Скупого рыцаря» поэта Пушкина.
Обещанный Куролесов не замедлил появиться на сцене и оказался рослым и мясистым бритым мужчиной во фраке и белом галстухе.

Без всяких предисловий он скроил мрачное лицо, сдвинул брови и заговорил ненатуральным голосом, косясь на золотой колокольчик:

— Как молодой повеса ждет свиданья с какой-нибудь развратницей лукавой...

И Куролесов рассказал о себе много нехорошего. Никанор Иванович слышал, как Куролесов признавался в том, что какая-то несчастная вдова, воя, стояла перед ним на коленях под дождем, но не тронула черствого сердца артиста.

Никанор Иванович до своего сна совершенно не знал произведений поэта Пушкина, но самого его знал прекрасно и ежедневно по несколько раз произносил фразы вроде: «А за квартиру Пушкин платить будет?» или «Лампочку на лестнице, стало быть, Пушкин вывинтил?», «Нефть, стало быть, Пушкин покупать будет?»

Теперь, познакомившись с одним из его произведений, Никанор Иванович загрустил, представил себе женщину на коленях, с сиротами, под дождем, и невольно подумал: «А тип все-таки этот Куролесов!»
А тот, все повышая голос, продолжал каяться и окончательно запутал Никанора Ивановича, потому что вдруг стал обращаться к кому-то, кого на сцене не было, и за этого отсутствующего сам же себе и отвечал, причем называя себя то «государем», то «бароном», то «отцом», то «сыном», то на «вы», а то на «ты».

Никанор Иванович понял только одно, что помер артист злою смертью, прокричав: «Ключи! Ключи мои!» — повалившись после этого на пол, хрипя и осторожно срывая с себя галстух.

Умерев, Куролесов поднялся, отряхнул пыль с фрачных брюк, поклонился, улыбнувшись фальшивой улыбкой, и удалился при жидких аплодисментах. А конферансье заговорил так:

— Мы прослушали с вами в замечательном исполнении Саввы Потаповича «Скупого рыцаря». Этот рыцарь надеялся, что резвые нимфы сбегутся к нему и произойдет еще многое приятное в том же духе. Но, как видите, ничего этого не случилось, никакие нимфы не сбежались к нему, и музы ему дань не принесли, и чертогов он никаких не воздвиг, а, наоборот, кончил очень скверно, помер к чертовой матери от удара на своем сундуке с валютой и камнями. Предупреждаю вас, что и с вами случится что-нибудь в этом роде, если только не хуже, ежели вы не сдадите валюту!

Поэзия ли Пушкина произвела такое впечатление или прозаическая речь конферансье, но только вдруг из зала раздался застенчивый голос:

— Я сдаю валюту.

— Милости прошу на сцену, — вежливо пригласил конферансье, всматриваясь в темный зал.

И на сцене оказался маленького роста белокурый гражданин, судя по лицу, не брившийся около трех недель.

— Виноват, как ваша фамилия? — осведомился конферансье.

— Канавкин Николай, — застенчиво отозвался появившийся.

— А! Очень приятно, гражданин Канавкин. Итак?

— Сдаю, — тихо сказал Канавкин.

— Сколько?

— Тысячу долларов и двадцать золотых десяток.

— Браво! Все, что есть?

Ведущий программу уставился прямо в глаза Канавкину, и Никанору Ивановичу даже показалось, что из этих глаз брызнули лучи, пронизывающие Канавкина насквозь, как бы рентгеновские лучи. В зале перестали дышать.

— Верю! — наконец воскликнул артист и погасил свой взор. — Верю! Эти глаза не лгут. Ведь сколько же раз я говорил вам, что основная ваша ошибка заключается в том, что вы недооцениваете значение человеческих глаз. Поймите, что язык может скрывать истину, а глаза — никогда! Вам задают внезапный вопрос, вы даже не вздрагиваете, в одну секунду вы овладеваете собой и знаете, что нужно сказать, чтобы укрыть истину, и весьма убедительно говорите, и ни одна складка на вашем лице не шевельнется, но, увы, встревоженная вопросом истина со дна души на мгновение прыгает в глаза, и все кончено. Она замечена, а вы пойманы!

Произнеся, и с большим жаром, эту очень убедительную речь, артист ласково осведомился у Канавкина:

— Где же спрятаны?

— У тетки моей, Пороховниковой, на Пречистенке...

— А! Это... постойте... это у Клавдии Ильиничны, что ли?

— Да.

— Ах да, да, да, да! Маленький особнячок? Напротив еще палисадничек? Как же, знаю, знаю! А куда ж вы их там засунули?

— В погребе, в коробке из-под Эйнема...

Артист всплеснул руками.

— Видали вы что-нибудь подобное? — вскричал он огорченно. — Да ведь они ж там заплесневеют, отсыреют! Ну мыслимо ли таким людям доверить валюту? А? Чисто как дети, ей-богу!
Канавкин и сам понял, что нагрубил и проштрафился, и повесил свою хохлатую голову.

— Деньги, — продолжал артист, — должны храниться в госбанке, в специальных сухих и хорошо охраняемых помещениях, а отнюдь не в теткином погребе, где их могут, в частности, попортить крысы! Право, стыдно, Канавкин! Ведь вы же взрослый человек.

Канавкин уж не знал, куда и деваться, и только колупал пальцем борт своего пиджачка.

— Ну ладно, — смягчился артист, — кто старое помянет... — И вдруг добавил неожиданно: — Да, кстати... за одним разом чтобы... чтоб машину зря не гонять... у тетки этой самой ведь тоже есть, а?

Канавкин, никак не ожидавший такого оборота дела, дрогнул, и в театре наступило молчание.

— Э, Канавкин, — укоризненно-ласково сказал конферансье, — а я-то еще похвалил его! На-те, взял да и засбоил ни с того ни с сего! Нелепо это, Канавкин! Ведь я только что говорил про глаза. Ведь видно, что у тетки есть. Ну, чего вы нас зря терзаете?

— Есть! — залихватски крикнул Канавкин.

— Браво! — крикнул конферансье.

— Браво! — страшно взревел зал.

Когда утихло, конферансье поздравил Канавкина, пожал ему руку, предложил отвезти в город в машине домой и в этой же машине приказал кому-то в кулисах заехать за теткой и просить ее пожаловать в женский театр на программу.

— Да, я хотел спросить, тетка не говорила, где свои прячет? — осведомился конферансье, любезно предлагая Канавкину папиросу и зажженную спичку. Тот, закуривая, усмехнулся как-то тоскливо.

— Верю, верю, — вздохнув, отозвался артист, — эта старая сквалыга не то что племяннику — черту не скажет этого. Ну, что же, попробуем пробудить в ней человеческие чувства. Быть может, еще не все струны сгнили в ее ростовщичьей душонке. Всего доброго, Канавкин!

И счастливый Канавкин уехал. Артист осведомился, нет ли еще желающих сдать валюту, но получил в ответ молчание.

— Чудаки, ей-богу! — пожав плечами, проговорил артист, и занавес скрыл его.

Лампы погасли, некоторое время была тьма, и издалека в ней слышался нервный тенор, который пел: Там груды золота лежат, и мне они принадлежат!

Потом откуда-то издалека дважды донесся аплодисмент.

— В женском театре дамочка какая-то сдает, — неожиданно заговорил рыжий бородатый сосед Никанора Ивановича и, вздохнув, прибавил: — Эх, кабы не гуси мои! У меня, милый человек, бойцовые гуси в Лианозове. Подохнут они, боюсь, без меня. Птица боевая, нежная, она требует ухода... Эх, кабы не гуси! Пушкиным-то меня не удивишь, — и он опять завздыхал.

Тут зал осветили ярко, и Никанору Ивановичу стало сниться, что из всех дверей в него посыпались повара в белых колпаках и с разливными ложками в руках. Поварята втащили в зал чан с супом и лоток с нарезанным черным хлебом. Зрители оживились. Веселые повара шныряли между театралами, разливали суп в миски и раздавали хлеб.

— Обедайте, ребята, — кричали повара, — и сдавайте валюту! Чего вам зря здесь сидеть? Охота была эту баланду хлебать. Поехал домой, выпил как следует, закусил, хорошо!

— Ну, чего ты, например, засел здесь, отец? — обратился непосредственно к Никанору Ивановичу толстый с малиновой шеей повар, протягивая ему миску, в которой в жидкости одиноко плавал капустный лист.

— Нету! Нету! Нету у меня! — страшным голосом прокричал Никанор Иванович. — Понимаешь, нету!

— Нету? — грозным басом взревел повар. — Нету? — женским ласковым голосом спросил он. — Нету, нету, — успокоительно забормотал он, превращаясь в фельдшерицу Прасковью Федоровну.

Та ласково трясла стонущего во сне Никанора Ивановича за плечо. Тогда растаяли повара и развалился театр с занавесом. Никанор Иванович сквозь слезы разглядел свою комнату в лечебнице и двух в белых халатах, но отнюдь не развязных поваров, сующихся к людям со своими советами, а доктора и все ту же Прасковью Федоровну, держащую в руках не миску, а тарелочку, накрытую марлей, с лежащим на ней шприцем.

— Ведь это ж что же, — горько говорил Никанор Иванович, пока ему делали укол, — нету у меня и нету! Пусть Пушкин им сдает валюту. Нету!

— Нету, нету, — успокаивала добросердечная Прасковья Федоровна, — а на нет и суда нет.

Никанору Ивановичу полегчало после впрыскивания, и он заснул без всяких сновидений.

=======================

четверг, 7 апреля 2011 г.

Отдавать ли мозг под контроль «Белтелекома»?


Чем дальше идёт технический прогресс, тем меньше у нас шансов сохранить хотя бы уголочек частной жизни, неподконтрольный всевидящему оку спецслужб.

Знаете, что недавно показывали по телеканалу «Discovery»? Сюжет был посвящён разработке новых информационных возможностей. И там описывались технологии уже совсем недалёкого будущего. Например, штучка такая, как современная линза для глаза: прицепил на зрачок, и получай счастье! Выход в Интернет, телефон, телевидение, GPS и вообще всё, что только уже существует на этом фронте и ещё будет изобретено/разработано.

После недавней информации о том, что в Великобритании появилось зеркало с прямой трансляцией в твиттер, верится в описанные перспективы очень даже легко.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы представить как эта штука будет работать. Приблизительно так: считывать информацию напрямую с мозга и передавать информацию напрямую туда же. Через какие-нибудь нейроны или что-то в этом роде. Опять же, охотно верю, что такое возможно: ещё в прошлом году читал о разработках Пентагона, специально для военнопленных, которые уже позволяют считывать информацию. Правда, пока для этого надо что-то типа шлема на голову одеть.

В общем, речь идёт, фактически, о появлении электронной телепатии. Другого определения не могу подобрать.

Но, чёрт возьми, у всего же должен быть какой-то предел!

У одного бывшего диссидента Восточной Европы (ещё коммунистических времён) в наше время спросили: почему контроль и влияние спецслужб на противников властей в их время было значительно меньше? «Да просто в наше время мобильных телефонов не было», - был ответ.

Представьте себе прямой интернет из мозга и в мозг. А если ещё и, гипотетически, наш Интернет, который идёт через «Белтелеком»?! Жуть…

А телефонию и сидящего за каким-нибудь специальным аппаратом злорадного КГБ-шника, который читает информацию прямо из мозга, и, что ещё хуже, имеет возможность её туда посылать!

Страшновато как-то…

Тенденция такова, что в современном мире человек уже даже сексуальную ориентацию скрыть не может: давно доказано, что по совокупности информации о пользователе, например, «Фэйсбука», и его друзей, спецы могут составить полный психологический портрет. До мельчайших подробностей.

В мире технологий человек теряет самостоятельность и индивидуальность.

Да, понятное дело, благодаря современным возможностям мы можем больше, чем вчера.

Но нельзя забывать, что первые, самые мощные и самые передовые новые возможности в первую очередь попадают в руки спецслужб, отнюдь не в благих целях (под благими предлогами - возможно).

У нас веб-камеры только-только вошли в обиход, а спецслужбы микро-камеры беспроводные в галстуки ещё в 70-80 годы встраивали. И теперь не стесняются показывать эти штучки на своих выставках.

И, пока мы радуемся, что благодаря новым средствам связи увеличили свою производительность, например, в 5 раз, какой-нибудь лейтенантик, не радуясь особо, осознаёт, что его производительность увеличилась в 20 раз. Прогресс-то налицо для обоих сторон, только, всё в мире относительно…

Станет ли человечество, в итоге, подконтрольными пешками в руках узкой группы людей, обладающих контролем над их жизнью через «прогрессивные технологии»?

Скоро увидим… Если ещё сможем что-то самостоятельно оценивать.

среда, 6 апреля 2011 г.

Своеобразное средство успокоить народ


Есть ли более тяжёлое чувство, чем ощущение близкого конца?

Я вчера ехал в такси. По рации диспетчеры и водители переговаривались о том, что во всех магазинах сахар уже по 10 тыс. BYR. Все находились на рабочих местах, и никто не мог проверить слух, но зато – все верили! И сокрушались, что не закупили по паре мешков впрок!

Надо ли перечислять все признаки неминуемого падения в пропасть?

Валютный дефицит и последний рубеж обороны на этом фронте – возможные кредиты от России и ЕврАзЭС. Этих кредитов, если даже их и дадут, хватит на пару месяцев, потом – что?

Множество валютных курсов, как в 90-е, это уже реальность. Сокращение доходов населения неминуемо. Совет министров на днях сделал заявление, согласно которому до конца года точно не будут повышаться пенсии. Если уж пенсионерам, традиционной опоре режима, не «подкинут», остальным надеяться точно не на что: рублёвые доходы останутся на нынешнем уровне. С учётом того, что девальвация (если не дефолт) сегодня кажутся только лишь делом времени, перспектива более чем печальна. Сегодня кто-то получает в эквиваленте $500 (и то, лишь по официальному курсу, но по нему ещё надо суметь что-то купить!), а завтра это может быть $350б послезавтра – глядишь, уже $100. Все готовы в 90-е? В начало 90-х, когда единственными способами выжить были лишь бандитизм (для меньшинства), «челночество» или дачные участки (для большинства)?

Сегодня и власти, и население живут ощущением конца. Люди уже поняли, что настаёт финал относительного материального благополучия. Власти, вполне резонно, ожидают реакции этого самого населения, далеко неблагожелательный характер коей легко прогнозируется.

Политический крах белорусского режима в нашем случае будет совсем не простой и не стандартный. Это не будет классическое «банкротство»: не можешь – уходи! Это будет раскрытие большинством факта грандиозного кидалова: много лет всех нас уверяли, что экономика развивается, инновации внедряются, сельское хозяйство процветает, золото-валютные резервы пухнут. Что там говорил Лукашенко перед выборами, восседая на золоте? «С таким запасом можно смело смотреть в будущее», так, что ли?

Где теперь то золото? В отсутствие валюты, белорусы, которые прекрасно знают, что местный рубль – лишь резаная бумага, за которую по странному недоразумению что-то где-то ещё и дают, но от которой нужно избавляться при «первом шухере», не сумев конвертировать эту бумагу в доллары, кинулись скупать золотые слитки. За прошедший месяц количество проданного Нацбанком золота выросло в 5 раз! Не брезгуют покупать слитки даже после осквернения благородного металла «пятыми точками» Лукашенко и Прокоповича! Так вот припекло…

На практике выяснилось, что все эти годы мы ничего не создавали, а только проедали и одалживали. И теперь придётся расплачиваться – всем. И это «расплачиваться» - результат тотальной лжи первого лица государства и его прихлебателей. Грандиозное кидалово, а на кидалово люди у нас обижаются больше, чем на глупость.

При такой постановке вопроса, совсем неудивительно будет, если в обществе вдруг возникнут крайне неудобные и ранее не очень волновавшие белорусов вопросы. В частности, о судьбе исчезнувших и «закрытых» политических оппонентов. Принято считать, что ранее, успокоенные и сытые обыватели попросту закрывали на все эти проблемы глаза – невдосуг, когда власть выполняет свой социальный контракт.

Но когда всё заканчивается крахом, этот самый контракт рвётся и разлетается, желудки и кошельки пусты, то спросить: «А за что же ты тогда правильных пацанов мочил?», - очень даже логично.

Никто так не ненавидит, как тот, кто раньше безгранично любил и доверял.

Власть, конечно же, всё это видит и понимает. Но успокаивать народ – нечем. Хотя?.. Чего это я?.. Есть чем.

Не постеснялся же в феврале Лукашенко во всеуслышание заявить, что, в случае угрозы его личной власти он не постесняется использовать против протестующих армию!

А если, вдруг, против этой армии, наподобие как в Ливии, выступит авиация цивилизованных стран, которые не приемлют убийства мирных граждан, то на этот случай у нас есть ПВО. Вчера только это важное заявление сделал представитель командования Северо-западного оперативно-тактического командования ВВС и войск ПВО Беларуси при посещении журналистами одного из дивизионов 15-й зенитной ракетной бригады (штаб в Фаниполе), расположенного вблизи столицы.

По его словам, к Минску с воздуха не подобраться. Так что граждане могут спать спокойно. Голодные, но счастливые, что наше ПВО защищает нашего президента, нашу армию, и наш народ – тот народ, который не против умирать голодной смертью.

Своеобразное успокоительное, что уж тут говорить…

понедельник, 4 апреля 2011 г.

Промах Михалевича

Все уже посмотрели компромат на Михалевича, который выложило сегодня КГБ?

Снятый скрытой камерой, экс-кандидат в президенты настойчиво уверяет оперативного работника: "Ну возьмите меня стукачком, ну пожалуйста, я буду классным стукачком, вот увидите!"

Впрочем, что это я: лучше один раз увидеть...












История просто великолепная, на самом деле!

Две маленькие реплики. Совсем не об уме чекистов.

Во-первых, нам показали достовернейшие сведения того, что Михалевич никогда не сотрудничал с КГБ ранее. И это очень хорошо, за это КГБ надо сказать спасибо. Внесли, так сказать, ясность.

Подговорил гэбистов на сотрудничество, банально кинул... Ну, в общем, результат все знают: готовится давать показания в британском суде.

Подождём теперь, пока клеветники, типа полковника Бородоча, скажут, что это всё - лишь операция прикрытие, а на самом деле Михалевич - он племянник Сухоренко ваапшчэ!..

Ну и, во-вторых. Хочу сказать, что Михалевич совершил ошибку, начиная всю эту историю со своими откровениями и разобрачениями.

Выйдя, ему надо было основной акцент во всей этой истории сделать не на том, как он там пытки терпел, а сказать просто: "Я нае*ал КГБ". Сперва бы его засмеяли, глумились бы долго и настойчиво, но зато потом!..


Потом бы вышел этот "компромат", и все бы увидели: да, действительно... Нае*ал... Слов нет.

И был бы у него имидж супергероя! И все бы раскаивались за то, что поносИли его последними словами.

Хотя, Михалевича понять можно. Такой рискованный маркетинговый ход можно было делать, имея основания полагать, что такое видео, как мы увидели, появится в эфире.

Промах Михалевича состоит в том, что он не учёл всей глубины идиотизма КГБ...

Возможно, я ошибаюсь, но…


Возможно, я ошибаюсь, но мне почему-то кажется, что Минск спасительного кредита от Москвы не получит. По крайней мере, пока…

По задумке белорусских властей, спасти белорусскую же экономику, находящуюся в состоянии клинической смерти, должен был бы кредит правительства России. Цена вопроса – миллиардик USD.

Однако Москва на этот раз не спешит протягивать руку или, там, например, бросать спасательный круг человеческого сострадания. Выделение кредита обставили условиями. Условия звучали загадочно: предоставить план структурных реформ. Насколько я понял из сообщений СМИ, детали не конкретизировались: дайте нам план и всё.

Честно говоря, весь мой здравый смысл подсказывал и подсказывает мне, что под «Планом структурных реформ» имелся ввиду конкретный план приватизации ещё годных к эксплуатации частным капиталом белорусских госпредприятий. Проще говоря, в России, скорее всего, ждали, что им принесут список заводов и фабрик, которые будут проданы олигархам из окружения Путина в обмен на столь необходимый обанкротившемуся диктатору кредит.

Новость о том, что «план структурных реформ» был передан в Москву ещё в четверг меня сегодня повеселила. Значитца, из Минска в Москву отправили 6 страниц машинописного текста, где прописали будущие шаги по ужесточению кредитно-денежной политики. Ни о каких преобразованиях речи не шло и не идёт.

По-моему, в Минске решили просто закосить под дураков и сделать вид, что намёка не поняли. Главный белорусский банкир, ТриП (Пётр Петрович Прокопович), с круглыми вращающимися глазами (в связи с последними событиями на валютном рынке страны ему для создания такой картинки и усилий прилагать не надо, такое выражение просто-таки не сходит с его лица), просто сделал оборотный, весьма прозрачный намёк: а дайте-ка нам USD миллиард в обмен на 6 печатных листиков бесполезных и никому не нужных прожектов!

Что до меня, то я лично не верю в то, что тем ребятам, которые сейчас в Кремле, есть хоть малейшее дело до благополучия Беларуси, равно как и до её силы, стабильности и процветания. Ни до чего им нету дела, кроме вполне конкретных материальных вещей: миллиардов, заводов, шахт, рудников…

Соответственно, очень я сильно сомневаюсь в том, что они поняли чувство юмора официального Минска…

PS Наше правительство заодно добавляет, что, несмотря на то, что «План…» был передан ещё в четверг, никакой реакции до сих пор не последовало. Меня это тоже не удивляет.

PPS Что-то будет дальше?..

пятница, 1 апреля 2011 г.

Тупость пропагандистов


Белорусским официозным СМИ так неймётся покататься на теме ливийской ситуации, так неймётся, что прямо зашкаливает. Их праведный гнев порой выливается в откровенные провалы. Становится даже смешно.

Вот пример таких ситуаций. Приходит ко мне в rss новость от «Столичного телевидения» под названием: «Война в Ливии. 27 беженцев из Туниса погибли 31 марта»

Я, думаю, может, не понимаю: причём тут беженцы из Туниса к военным действиям в Ливии? Открою-ка я текст, посмотрю. Вот что я увидел:

«Тела 27 тунисцев, пытавшихся нелегально перебраться по морю на итальянский остров Лампедуза, обнаружила береговая охрана Туниса.

Нелегалы из Ливии в возрасте от 19 до 42-х лет утонули в водах акватории крупного портового города Сфакса на юге Туниса, когда перевозивший их корабль перевернулся и пошел ко дну.

«Международная амнистия» уже назвала условия, в которых оказались беженцы в Лампедузе, ужасными, сообщает www.ctv.by»

Кроме того, что сайтец СТВ ссылается сам на себя, я, ну вот честно, ничего не понял!

А вот ещё одна чудеснейшая иллюстрация: материал «Война в Ливии. Ватикан сообщает о жертвах среди мирного населения Ливии».

Я даже открывать не стал. Хотя, может, и стоило бы: сколько я интересуюсь новостями, с юности, что по ТВ, что в газетах, что в Интернете, я ещё никогда не видел, чтобы Папский аппарат выполнял функции информагентства. Ан вот жеж, для белорусских пропагандистов сгодились и в таком качестве.

Да, мы живём, безусловно, в информационную эпоху…