Поиск

понедельник, 25 апреля 2011 г.

Версия


Теракт в Минске 11 апреля был настолько нелогичным, его результаты настолько туманны, что, как видим, ни у следствия, ни у общественности нет сколько-нибудь убедительных версий причин произошедшего.

Следственные органы вовсе, кажется, близки к тому, чтобы развести руками: не видим, мол, заказчика! Общественность, теряясь в догадках, навыдвигала кучу версий, одна другой краше: от Лукашенко в роли заказчика, до Каддафи (которого, якобы, кинул белорусский диктатор) в этом же расчудесном амплуа.

Однако, как ни крути, а все версии страдают уязвимостью. Того же Лукашенко, теракт, может быть, от экономических протестов временно и спас, но его имиджу всенародного заступника и хранителя нанесён такой ущерб, что это явно не стоит пары месяцев передышки. Про версии с Каддафи или про обиженных киргизов, желающих отомстить Луке за приют Бакиеву, я вообще молчу.

Правда, вроде бы никем ещё не выдвигалась ещё одна версия теракта, а точнее – его заказчиков. А именно: белорусские спецслужбы, КГБ, в отрыве от Лукашенко.

Если вдуматься и на секунду предположить, что за взрывом стоят спецслужбы именно как самостоятельный игрок, то видно, что как раз они-то ничего не теряют в результате, а, наоборот, только приобретают:

1) Сам факт взрыва и быстрое обнаружение «исполнителей» позволяет отвлечь внимание общественности и непосредственного начальника – Луки – от вопиющего непрофессионализма, если не сказать – идиотизма, который был проявлен КГБ в последнее время с политическими оппонентами. В результате действий экс-кандидата Михалевича и журналистки Натальи Радиной чекисты предстали в виде просто деревенских дурачков, которых может провести любой: чем не повод для «маленькой победоносной войны» с целью спасения имиджа?

2) Устроив войнушку прямо под администрацией президента, заказчики этого преступления явно напугали до полусмерти: в первые часы после трагедии Лукашенко выглядел, мягко говоря, растерянно. Совершенно очевидно, что именно «верные чекисты», получившие потом награды, в такой ситуации становятся особенно близки к «телу» и вполне могут, под шумок, решать любые свои задачи. Перед угрозой взрывов по маршруту своего следования на работу, Лукашенко способен дать им всё, что только попросят.

3) А попросить они могут очень даже немало. В последние месяцы, успокаивая мозаичную психику, спецслужбы настолько плотно занимались оппозицией, что вплотную подошли к черте, за которой может последовать лишь полное уничтожение всех публично инакомыслящих. Между тем, снижения влияния оппозиции практически автоматически означает снижение востребованности КГБ и других структур, «заточенных» на внутреннюю борьбу с собственными гражданами. За этим неминуемо следует снижение бюджетов и влияния. А кому оно надо? В таких условиях придумать для диктатора новую фобию – идеальный выход, чтобы иметь и далее возможность, манипулируя больной психикой человека, принимающего решения, выбивать себе различные льготы, преференции, бюджеты, полномочия…

Сценарий, при котором спецслужбы ведут свою игру, используя в качестве разменных монет жизни ни в чём не повинных людей, не новы в истории человечества. И это каждый раз происходит, когда они оказываются перед угрозой снижения собственной власти и влияния. Очевидно, что в белорусских условиях, когда влияние оппозиции сведено на нет, а резко обострившаяся экономическая ситуация делает реальностью выход на первые роли совершенно иных госслужб, далёких от силовых ведомств, мы имеем дело как раз с такой ситуацией.

И я бы не исключал этой версии. Правда, заниматься ей на официальном уровне некому…

Комментариев нет:

Отправить комментарий