Поиск

понедельник, 31 января 2011 г.

Скрепя сердце приходится признать…


Скрепя сердце, приходится признать, что европейские политики думают глубже и дальше нас.

Огромную досаду у меня, да и, думаю, у тысяч других, сегодня вызвало решение ЕС ввести против режима Лукашенко только визовые санкции. Понятное дело, для такой махровой диктатуры, как белорусская, такое «наказание» страшно – как рыбке дождик.

Поэтому, в первые минуты голову заполнили мысли о том, насколько же слаб ЕС, насколько неспособен адекватно реагировать на ситуацию, и всё в таком роде.

Однако, почитав немного другие материалы и вникнув в вопрос, я вынужден свою позицию немного скорректировать.

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский так объяснил не введение экономических санкций.

Во-первых, по этому вопросу практически невозможно для представителей всех стран ЕС придти к консенсусу. Ну, это их дело.

И, во-вторых, и это уже касается нас. По мнению европейских дипломатов, экономические санкции отрицательно повлияют на становление белорусского среднего класса.

Далее разворачивать свою мысль он не стал, но далее – всё понятно.

Да, надо признать, что в условиях жёсткой экономической блокады экономика разваливается, а вслед за ней разваливается и общество. Из всего многообразия слоёв остаются два: тотальная нищета и господствующая верхушка, купающаяся в роскоши.

Среднего класса как такового в таких условиях не существует.

Хорошо ли будет Беларуси, если народ скатится в нищету?

Очень плохо…

Во-первых, нищета традиционно поддерживает Лукашенко. Бедный человек слаб, потому что зависим, слаб в первую очередь психологически: он сидит, открыв рот, и ждёт помощи от государства. Уже несколько постов на эту тему я разместил: опора Лукашенко – социальные аутсайдеры, непроизводительные силы. Разве нам нужно, чтобы в этой категории оказались все граждане Республики Беларусь?

Далее. Бедные люди крайне не устойчивы к агрессивному популизму. Вспомним 90-е, когда Лукашенко только пришёл к власти. Тут всё просто: бедному человеку некогда вникать в суть, он не может искать информацию и переваривать её, все его мысли заняты хлопотами о том, как прокормить семью… Поэтому «хАваются» красивые обещания и громкие поиски виноватых на ура! Сама обстановка в обществе этому способствует…

Хорошо ли будет с точки зрения даже среднесрочной перспективы, если белорусский социум вернётся в состояние середины 90-х? Даже если, оголодав, вышвырнет Лукашенко, то взамен изберёт такого же популиста, того, кто будет громче всех орать. В результате мы в своём развитии отстанем ещё на десяточек лет.

Ещё один важный фактор: как правило, если тотальная нищета пришла в страну в результате давления извне, народы склонны верить диктаторским мифам о «кольце врагов», и ещё больше сплачиваться вокруг них. Это также аксиома, и деваться от неё некуда.

И, напротив, средний класс (а давайте к нему вернёмся), всегда, во всех странах решал политическую судьбу государства и был готов брать на себя осознанную ответственность за эту самую судьбу.

Даже в Беларуси в акциях протеста участвуют, как правило, не люмпены (они-то как раз молятся на Лукашенко), а именно представители среднего класса. Да, пока этот класс слаб, слабо и государство, слаба и страна. Но ему нужно время, чтобы развиться!.. И тогда он действительно сможет взять ответственность за судьбу страны на себя!

Поэтому… Поэтому, я не берусь судить о том, правильно ли поступил ЕС, не введя против Лукашенко экономические санкции. В любом случае, это их право и их дело. Однако ход их мыслей мне примерно понятен, и не могу сказать, что он не содержит рационального зерна.

«Самостоятельная политика» Лукашенко


До глубины души трогают меня высказывания о том, что, дескать, Александр Лукашенко проводит самостоятельную политику, поэтому его в мире и не любят.

Последний такой перл я нашёл вот здесь.

Сюжет просто уникальный: дескать, Лукашенко проводит самостоятельную политику, поэтому его не любят, и Евросоюз и США от него отвернулись после президентских выборов. А вот Мубарака египетского они любят, поэтому стараются избегать относительно кровавой бани в стране фараонов любых резких движений и высказываний.

На этом основании делается вывод о лицемерии демократии как таковой вообще, и западной – в частности.

У меня только две маленькие реплики.

Во-первых, любую демократию делают люди. Что касается демократии американской, то её история – ровесник истории страны. Именно поэтому большинство американцев относятся к ней, как к святому: с молоком матери, что называется. Американцы – эмигранты, чаще всего – тоже, потому что не от хорошей жизни бежали с Родины, и, что называется, почувствовали разницу.

Однако, естественно, это касается не всех.

Барак Обама – первый некоренной житель, который стал президентом США. Он вообще-то, в Америке, по-моему, даже не родился. Собственно говоря, я нисколько не удивляюсь, от него следовало ожидать: что такое американская демократия он знает по большей части из учебников. Как я, например, или Хосни Мубарак.

И в этом своём слабом месте он, кстати, совершенно не лицемерен. Точно также он, до определённого момента, относился и к белорусскому вопросу. Только там процесс этот не лежал так явно на поверхности, поэтому Интернет-дискуссий не вызывал. На самом же деле, с приходом Обамы в Белый дом, были приостановлены все введённые предшественниками нынешнего американского президента санкции против белорусского режима, само внимание Вашингтона к Минску упало в разы, а количество различных эмиссаров из США, приезжавших на скрытые переговоры с режимом, выросло за годы в разы.

То есть, если говорить объективно, то до выборов 19 декабря, администрация Обамы не видела в Лукашенко брутального диктатора, с которым нельзя контактировать. Скорее – наоборот, пыталась наладить мосты, пренебрегая демократическими ценностями.

Что же случилось, что так резко всё поменялось?

Да, вынужден согласиться: дело тут в «самостоятельной» политике А. Лукашенко. Остаётся только выяснить, что же такое – «самостоятельная политика» по-белорусски.

Если говорить коротко, то суть всей внешней политики нынешнего Минска: кидать всех подряд. В Москве кремлёвские мамы уже небось деткам сказки на ночь рассказывают, легенды слагают про то, сколько раз дядя Саша и как кинул Кремль. В середине 90-х мы были самыми что ни на есть братьями, и «дружба не продавалась ни за какие деньги». Это было когда Ельцин был больной и был шанс придти ему на смену. Потому всё поменялось: «Это всё тоже стоит денег» - месседж Лукашенко, в итоге – Россия кинута просто брутально по всему спектру вопросов. В довершении всего, забыв о дружбе, провозгласили основным стратегическим партнёром на Восточном направлении Китай (!), затеяли диалог с Западом, но, естественно, кинули всех и там.

Китаю наговорили массу приятных слов о том, что «будем продвигать ваши интересы в Европе», но, только, как продвигать-то будешь, когда сам – изгой? Китайцы пощурились и обман уловили.

С Западом заигрывали все последние годы, в пику России, но банально кинули и тут.

Это, кстати, и есть основная мотивация той резкой реакции ЕС и США на события 19-го декабря. Ну, события были такие, что реакция по-любому была бы резкой, но – вряд ли до такой степени.

На самом деле, как теперь выясняется, главной причиной было то, что Лукашенко как всегда подставил всех своих партнёров, на этот раз – на Западном фронте.

Все те многочисленные эмиссары ЕС и США, что ездили в Минск накануне выборов, наездили, как теперь стало известно, твёрдое обещание Лукашенко провести выборы прилично: без фальсификаций и насилия.

Однако, увидев массовое недовольство собственного народа, диктатор, естественно, пришёл в ярость, и утопил протест в крови и арестах.

Заключавшие с ним сделку западные дипломаты и министры, оказались в положении идиотов: ну как-то не принято на таком уровне не держать своего слова. Нигде в мире не принято. Кроме Беларуси.

Потому что тут – самостоятельная политика Лукашенко. Звучит также идиотски, как выглядели после ночи 19-го декабря все европейские переговорщики с диктатурой.

И в этом и есть причина такого разного отношения США к Мубараку и Лукашенко.

В понимании Обамы (и только! – ни в коем случае США как таковых и демократии вообще), Мубарак, хоть и подонок, но – надёжный партнёр (о чём они открыто и говорят), а это, как думает Барак, поважнее чуждой ему демократии.

Лукашенко же, мало того, что диктатор кровавый, так ещё и кидает всех подряд бессовестно и беззастенчиво. Что с таким церемониться?..

Суть проблемы – в субъективном человеческом факторе. Историческая ошибка американцев в том, что выбрали своим президентом, по-сути, лимиту. Сколько хватает памяти и исторических знаний, это – первый такой случай отношения американского руководства к диктатурам. Кстати, об этом же говорят и американские журналисты, которые называют бесхребетную линию Госдепа по отношению к Мубараку – позорнейшими страницами американской дипломатии за всю историю…

И никакая «самостоятельная политика» здесь ни при чём, поскольку никакой политики - нет. Игру в напёрстки политикой называть, это, как-то, не камильфо...

Очень показательный случай


Вал жалоб населения на состояние жилищного фонда вынуждает гомельские власти увеличить объём финансирования, выделяемого на текущий ремонт.

Как сообщает БЕЛТА, первоначально выделить на эти цели планировалось 16 млрд. BYR. Однако, проанализировав огромное количество жалоб населения, было принято решение финансирование увеличить. В основном нарекания граждан касались состояния крыш, поэтому львиная доля дополнительных средств выделяется на ремонт мягкой кровли.

Примечательна одна деталь: по результатам пересмотра планов, дополнительно на ремонт предполагается выделить аж 30 млрд. BYR. Это почти в 2 раза больше первоначально запланированных объёмов!

То есть, налицо классический случай: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Если бы граждане только уповали на власть (на чём она так настаивает, изображая из себя всесидящую и всезнающую), то остались бы их крыши дырявыми...

воскресенье, 30 января 2011 г.

Читая новости…


Читая новости на белорусских независимых сайтах, выпадаю в осадок от качества комментариев и ума комментаторов.

Если верить завсегдатаям, то главный признак по-настоящему эффективного политика – это тюремное заключение. Это, видимо, равносильно знаку качества. Остальные интеллектуально-профессиональные качества можно в расчёт не брать.

Далее. Если имеет место коллективная лажа, то любой, кто оказался умнее и этой лажи избежал обязательно - предатель. Это уже клеймо.

Далее. Любое мошенничество, которое происходит внутри оппозиции, обязательно должно остаться «сором в избе». Изобличать мошенников (т. е. – способствовать всё же развитию честных и ответственных взаимоотношений) считается дурным тоном и, опять же, предательством. Склонность покрывать тихарей-шулеров – это уже стиль.

Ещё одно: чем больше людей кто-то подставил, тем в большей степени этот «кто-то» - герой. Количеством подставленных принято исчислять народную поддержку, следовательно – лидерские качества. Это уже клиника.

И, да, в общем-то, понятно, почему Лукашенко у власти уже 16 лет…

Оппозиционная грызня


В Беларуси – новый виток общественного противостояния. Ситуация крайне напряжённая. Слава Богу, касается всё это лишь оппозиционной общественности.

Повздорили два экс-кандидата на президентских выборах 2006 года: Александр Козулин и Александр Милинкевич. Суть конфликта проста: Козулин внёс в Европе якобы согласованные со всеми заинтересованными сторонами предложения о возможных вариантах помощи Запада белорусской оппозиции. Милинкевич же заметил, что никто ни с кем никаких документов не согласовывал, и подсовывать их европейцам – это самозванство, не иначе. Ну, я тут утрирую немного, это не цитата, но общий смысл таков.

После обнародования документа, надо сказать, основной вал возмущения публики вызвал даже не сам факт традиционной белорусской внутриоппозиционной грызни, а содержание «требования»: оказывается, А. Козулин, от имени всей оппозиции, потребовал у европейцев открыть в ЕС 4 крупных представительства белорусских демократов.

Если представить себе, какие на это необходимы средства, то становится совершенно понятно, чем возмущаются люди: эти деньги лучше бы направить на помощь внутри Беларуси, в реальной работе с населением. Однако, видимо не такие планы у А. Козулина и стоящей за ним группой «Говори правду».

Не хочу ударяться в размышления: кто прав, а кто виноват. Истина на поверхности. Только анонимным форумным комментаторам она или непонятна, или они специально подзуживают. Имхо, в любом конфликте сторон, где имеется коллективный интерес (коалиция), виноват изначально и априори тот, кто нарушил партнёрские обязательства. Выставив Европе свои сепаратные требования от лица всей демобщественности, таким виноватым автоматически становится Козулин.

Но даже не это сегодня главное.

Главное вот в чём.

Через пару дней после начала конфликта вышел из СИЗО КГБ экс-кандидат в президенты Владимир Некляев.

Козулин, кстати, негласно принадлежит к его группе «Говори правду».

Печально, но факт: увеличение количества освобожденных из КГБ оппозиционных политиков, кажется, прямо пропорционально повышению внутриоппозиционных распрей. И это – настоящая трагедия…

суббота, 29 января 2011 г.

Белорусская власть ничего не боится?


Судя по высказываниям председателя комиссии по международным делам и связям с СНГ, депутата белорусской «палатки» Игоря Карпенко, белорусская власть не боится никаких санкций, поскольку уверена: западный бизнес её «отмажет».

В частности, парламентарий заявил, что "прагматика международных отношений сыграет определенную положительную роль". "Ведь за инвестициями в Беларусь, за совместными предприятиями, свободными экономическими зонами, за Таможенным союзом стоят определенные интересы бизнеса, субъектов хозяйствования", - пояснил И.Карпенко. "Они тоже имеют определенное влияние на властные структуры", - подчеркнул он. "Бизнес решается в тиши кабинетов, а не в трескотне парламентских структур и больших залах в Страсбурге и Брюсселе", - цитирую по агентству «Интерфакс».

Логика любопытная, если бы не одно НО.

Крупный бизнес – очень осторожные игроки. Риск потерять деньги для них – определяющий фактор при принятии любых решений.

Аналитики уже неоднократно подчёркивали, что доверие между лоббистами Беларуси на Западе и режимом после 19 декабря либо утеряно полностью, либо испорчено донельзя. И тому есть две причины.

Во-первых, белорусская диктатура показала свою полную недоговороспособность, попросту – всех кинула, пообещав провести выборы относительно цивилизованно и это обещание не сдержав. Ну, а где кидают, там о серьёзных бизнес-интересах договариваться глупо.

И ещё один момент. Брутальное насилие в ночь после выборов подтверждает опасения, что режим личной власти Лукашенко всё более скатывается к формату «удержание на штыках». То есть, всё более очевидными становятся глубинные противоречия между властной верхушкой и простыми людьми. Вспомним хотя бы, как ехал на собственную инаугурацию «избранный президент» Лукашенко: всех минчан пришлось загнать домой, пустые улицы… Боится…

Когда общество, страна оказывается в такой ситуации, развязка в 99% случаев одна – народное восстание, революция. Если власть благоразумна, она уходит, и дело заканчивается мирно. Если диктатор – «отморозок», получаются волнения, беспорядки, погромы – как в Киргизии, Тунисе, Египте – и это только самые последние примеры.

Поскольку власть Лукашенко априори должна вызвать народные волнения, а сценарий его ухода неизвестен (хотя бы потому, что, очевидно, не предполагается вообще как таковой), вполне логично ожидать, что в Беларуси этот процесс может принять неконтролируемые формы.

И в понимании западных игроков, из-за всего этого, европейское государство Республика Беларусь по определению становится потенциальным очагом нестабильности – в самом центре Европы, замечу.

О каких крупных бизнес-интересах можно говорить?

Поэтому, я бы на месте властей так не хорохорился. Вполне возможно, что в Европе ещё найдутся серьёзные люди, которые поверят в то, что процесс контролируется властью и можно иметь с ней дело «в тиши кабинетов». Но, на сегодняшний день ситуация выглядит совершенно по-другому…

Адекватная Польша


Отсутствие реакции на события может быть иногда оформлено так, что становится самой лучшей реакцией.

На днях белорусский диктатор Лукашенко разразился пламенными речами, направленными против Германии и Польши. Обвинив эти страны во всех смертных грехах, к таковым он причислил и… будто бы имеющиеся у Польши территориальные претензии к Беларуси!

Не скрою, не смог сдержать улыбки, прочитав, как на это отреагировали поляки:

«Не будем комментировать и реагировать на зацепки господина Лукашенко, которые в последнее время он озвучивает каждые пару дней. Ведь это бессмысленно говорить, что мы хотим изменять какие-то границы», - сказал пресс-секретарь польского МИД Марчин Босацкий, передает УНИАН.

В переводе на нормальный человеческий язык с дипломатического, это, уверен, означает примерно следующее:

ГРЕШНО СМЕЯТСЯ НАД БОЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ.

пятница, 28 января 2011 г.

Политолог в помощь. Карбалевич: «Лукашенко опирается на социальных аутсайдеров»


Иногда парадоксальным образом сознание опережает бытие.

Вчера я написал пост «Рабство», который посвящён, по большей части, парадоксу: в стране поддержкой власти пользуются самые непроизводительные слои населения, которые, в свою очередь, осуществляют поддержку этого режима.

А сегодня я много времени провёл в поезде, читая недавно вышедшую книгу Валерия Карбалевича «Александр Лукашенко: Политический портрет». И, совершенно неожиданно, набрёл на интересную главу, которую и процитирую ниже.

Привести её полностью мне захотелось ввиду того, что мои тезисы многим показались спорными. Не пытаясь уклониться от возможных дискуссий (ежели таковые будут предложены), призову сразу на помощь известного политолога.

Хотя фактура моего поста и данного материала существенно разнится, в деталях – вообще мало совпадает, надеюсь, думающие люди заметят всё то общее, что между ними есть: бал в Беларуси правят те, кто без государственной поддержки (ресурсы на которую черпаются в огромной части из карманов людей, не поддерживаемых государством и не поддерживающих государство) жить не могут.

Итак…

ОРИЕНТАЦИЯ НА СОЦИАЛЬНЫХ АУТСАЙДЕРОВ

(Глава из книги В. Карбалевича «Александр Лукашенко: политический портрет»)

Как уже отмечалось, социальной опорой Лукашенко стали в первую очередь социальные аутсайдеры, люди, проигравшие от распада тоталитарной системы, зависимые от государственной помощи иждивенцы. Эта часть населения характеризуется консервативным, антирыночным, антидемократическим, контрреформистским сознанием.

С точки зрения стратегических интересов, исторической перспективы белорусского социума такая ориентация весьма сомнительна. Даже в стабильно развивающихся государствах всякая рационально мыслящая власть создаёт стимулы, делает ставку на те слои населения, которые способны обеспечить экономический прогресс и тем самым решить проблемы всей страны. Пётр Столыпин, присутпая в начале XX века к аграрной реформе в России, говорил: «Мы ставим не на слабых и пьяных, а на сильных и трезвых». Тем более это необходимо делать в таких транзитивных, переходных обществах, как белорусское. Только ориентация на самую динамичную, молодую, образованную часть населения способна обеспечить движение страны вперёд.

Но Лукашенко ради удержания власти сделал всё в точности до наоборот. И это стало одной из важных составляющих белорусской драмы. Он нашёл свою социальную базу в самой консервативной, пассивной и люмпенизированной части общества, стал апеллировать к социальным аутсайдерам, людям, живущим на госдотациях. Известный социолог профессор О. Манаев констатировал: «Курс властей соответствует в большей части чаяниям белорусских маргиналов. Прежде всего именно они считают Лукашенко своим президентом… Лукашенко – ставленник белорусских низов, притом самого низкого пошиба» (Свободные новости, 2000, № 33).

Вся лексика президента обращена к людям, сознание которых в значительной мере застряло в доиндустриальной, патриархальной эпохе. Любопытно, как сам Лукашенко представляет своего избирателя: «Наш белорус такой: выслушает, отойдёт в сторонку, хитро прищурится, скрутит самокрутку» (Белорусская деловая газета, 2000, 25 сентября). Ещё один просто восхитительный по социологической чистоте перл Лукашенко. Обращаясь к критикующим его журналистам, он говорил: «Оторвитесь, друзья, от асфальта и компьютера. Навестите свою бабушку в деревне, пообщайтесь с теми, кто занят физическим трудом. Поспрашивайте о президенте, поинтересуйтесь мнением людей» (Советская Белоруссия, 1997, 16 сентября). Показательно здесь то, кто в представлении главы государства ассоциируется с «людьми»: занятые физическим трудом, курящие самокрутку, а не сидящие за компьютером.

Патриархальное сознание не воспринимает иной труд, кроме физического, как достойное и общественно значимое занятие. «Пусть занимается производством… Пускай начинают работать», - говорит Лукашенко об индивидуальных предпринимателях (Белорусская деловая газета, 2005, 1 марта). И электорат его понимает. Действительно, что это за работа – торговать на рынке? Пахать поле, косить траву, плести корзины или, в худшем случае, стоять у станка – вот это настоящая работа!

К. Марк утверждал, что исторические эпохи различаются не тем, что производят, а тем, чем производят. Орудие труда как зеркало эпохи – весьма любопытный ракурс. Причём не столько сами орудия, а отражение их в массовом сознании и в представлении руководителя государства. Вот Лукашенко советует оппозиции не проводить уличные акации, а «взять в руки мотыги и поработать на земле» (Свобода, 1997, 3 июня). Выступая на совещании с руководителями, президент заявляет: «Нет у вас горюче-смазочных материалов – берите коней и запрягайте, нет коней – берите лопаты и копайте»; «Если у нас есть такие хозяйства, извините, зачуханные, которые 15 усадеб не могут распахать, тогда хомут вешайте на руководителя, и пусть он цепляет и пашет сам» (Известия, 2000, 8 апреля). Заметьте, предлагается взять не компьютер и даже не трактор, а мотыги, грабли, лопаты, хомут. Весь смысл таких реплик – точное, адресное обращение именно к своему электорату, который хорошо поймёт и оценит по достоинству этот чёрный юмор.

Лукашенко оказался наиболее последовательным выразителем ментальных стереотипов доиндустриальной эпохи и тех социальных слоёв, которые являются их носителями. Неудивительно, что официальные СМИ прославляют «мозолистые руки» гораздо больше, чем «светлые головы».

Одним из существенных признаков патриархальности белорусского общества являются низкие потребительские стандарты. Во время президентских выборов 1994 года один из кандидатов в президенты А. Дубко проводил кампанию под лозунгом: «Голосуйте за Дубко, будет хлеб и молоко». Для старшего поколения наличие хлеба и молока, знаменитой «чарки и шкварки» до сих пор является символом зажиточной жизни. Именно поэтому правящему режиму так легко удаётся навязать обществу свои критерии эффективности деятельности власти: регулярная выплата зарплаты и пенсий, свет и тепло в домах, отсутствие голода и безработицы. Лукашенко, ставя задачи перед страной на Втором всебелорусском собрании, отметил: «За нами простые человеческие нужды – работа, крыша над головой, пища» (Белорусский рынок, 2001, № 20).

Социологические опросы показывают, что люди старшего поколения составляют наиболее устойчивый электорат президента. Он это понимает и всячески заигрывает с ними, называет пенсионеров «самой сознательной частью населения» и «опорой государства» (Советская Белоруссия, 2005, 3 августа). Государственная идеология с элементами ностальгии по советскому прошлому тоже в значительной мере ориентирована на людей, живших в СССР. Среди стран СНГ в Беларуси самая высокая пенсия, самое высокое соотношение средних пенсий к средним зарплатам: 42-43%. В России к началу 2008 года это соотношение составляло 23%, в Украине – 17%.

Лукашенко часто посещает районы, пострадавшие от Чернобыльской аварии, чтобы продемонстрировать заботу об этом депрессивном регионе, сильно зависящим от государственной помощи. Потому что его жители – надёжная электоральная опора созданной в стране социальной модели и её создателя.

Самым послушным и стабильным электоратом нынешнего режима являются сельские жители. Лукашенко постоянно льстит им: «Сельское население – наиболее стабильная в политическом плане часть общества»; «Оплот нашего государства - крестьянство» (Советская Белоруссия, 1998, 10 марта; Белорусская газета, 2001, 1 октября). Президентская газета «Советская Белоруссия» в номере с информацией о селекторном совещании в июле 2002 года поместила слоган, занявший почти половину первой полосы: «Крестьянин – элита элит» (Советская Белоруссия, 2002, 26 июля).

Так же, как и в отношении пенсионеров, осуществляется максимальная поддержка сельских жителей за счёт остальной части населения, консервация социального статус-кво на селе. Об огромных субсидиях сельскому хозяйству речь пойдёт ниже.

Здесь отметим лишь большие льготы выпускникам сельских школ при поступлении в ВУЗы. Поскольку уровень подготовки сельских учеников ниже, чем городских, то президент потребовал создать им привилегированные условия как при поступлении в ВУЗы (причём на наиболее престижные специальности), так и на период обучения. Этот новый курс Лукашенко обосновал политической необходимостью. Не давая льготы сельским школьникам, «мы же отсекаем самую стабильную, по-хорошему консервативную часть общества», - заявил он. «Сегодняшние выходцы из деревни – это будущая элита нашего общества,… поэтому государство будет делать ставку именно на сельскую молодёжь. Количество поступающих в вузы из сельской местности будет увеличено, для них должны быть сделаны послабления не только при поступлении, но и при начальном этапе вузовской подготовки» (Снплюс. Свободные новости плюс, 2004, № 8; Народная газета, 2004, 27 февраля). Таким образом, при подготовке элиты курс взят на давно развенчанный историей архаичный социально-классовый подход, применявшийся в СССР 1920-30 годы. Государство делает ставку не на самых талантливых и продвинутых (отменены льготы «медалистам»), а на слабых льготников, поскольку они представляют, по мысли президента, консервативный слой – социальную опору нынешнего режима.

В рамках такой стратегии самая динамичная, социально активная, образованная часть общества (предприниматели, творческая интеллигенция и др.) оказались чужеродным телом, представляющим угрозу для всей существующей системы. Поэтому с ними ведётся то латентная, то открытая экономическая, политическая, идейно-пропагандистская война.

Легитимизация нынешнего белорусского лидера во многом основана на идее социальной справедливости, которую он воплощает. Известно, что протестные настроения проистекают не столько от снижения уровня жизни, сколько от социальных контрастов. Борьба с богатыми, которую Лукашенко ведёт со времени своей первой победоносной президентской кампании, приносит свои электоральные плоды. Требуя у бизнесменов пожертвовать деньги бедным («моим избирателям»), президент реализовал на белорусской почве известный принцип: «мир – хижинам, война - дворцам». Разница в доходах между самым богатым и самым бедным слоями общества в Беларуси значительно меньше, чем в других посткоммунистических странах. Лукашенко удалось создать в глазах белорусов и отчасти граждан других постсовестких государств великий миф о том, что он построил общество без богатых. И это стало важным фактором устойчивости режима.

==========================================

Комментарии, думаю, излишни.

четверг, 27 января 2011 г.

Рабство…


Хочу привести небольшое сравнение и выразить свои мысли по поводу того, что из этого следует.

Итак…

Традиционный социальный портрет электората Александра Григорьевича Лукашенко.

Категория первая. Крестьяне, либо низкоквалифицированные рабочие. Люди либо малообразованные, либо имеющие дипломы, но не имеющие никаких дополнительных навыков. За границу не выезжают, имеют низкий достаток, информационными ресурсами, за исключением традиционных, не пользуются. Экономически малоактивны, зависят (как они сами, так и предприятия, на которых они работают), от дотаций государства.

Пенсионеры: в массе своей – люди неинформированные, экономически неактивные, полностью зависящие от государства.

Высококвалифицированные госслужащие, находящиеся на ответственных государственных постах, по большей части – чиновничий аппарат. Материальных ценностей не производят, зависят от государства и президента, поэтому служат ему верой и правдой.

Люмпены. Всё понятно. Часть бюджетников – зависящих от государства, материальных ценностей не производящих.

Это – основные группы, понятное дело, что, если детализировать, то не всё так просто и однозначно, однако в основном ситуация такая.

И давайте посмотрим на представителей «протестной» части общества, тех людей, которые от курса президента и его вертикали не в восторге.

Здесь я даже по группам разбивать не буду, приведу лишь отдельные черты, характерные для всех.

Широкий кругозор: информированность, стремление к поиску информации, использованию разнообразных и независимых источников.

Интеллект и образованность.

Экономическая активность – предприниматели, менеджеры и руководители среднего звена, высококвалифицированные и высокооплачиваемые рабочие.

В общем, да: все современные, мобильные, образованные и экономически активные группы населения: учащиеся, бизнесмены, руководители (не высшие, т. к. за высшими бдительно присматривает режим), интеллигенция. Вот эти люди, в большинстве своём, курс нынешней власти не поддерживают, т. к. очень хорошо видят его тупиковость.

А теперь давайте задумаемся над этим.

Нынешнюю власть поддерживают в большинстве своём малообразованные люди, пенсионеры, да те, кто вынужден это делать по причине служебной зависимости. Последние – это, как правило, чиновники, которые материальных ценностей не производят.

И, наоборот, не поддерживают все те, кто своим трудом и налогами обеспечивает бюджет нашей страны – мобильные, образованные, экономически активные.

Первые, очевидно, живут за счёт природной ренты, которую Беларуси до сих пор выплачивает Россия со своих природных богатств, а также, в большой степени, за счёт труда вторых, которые и придумывают, и производят, и продают.

При этом вторые, те, кто не поддерживает, не имеют в этой стране права голоса: избирательная система убита (почти физически – с последним нормальным председателем ЦИК В. Гончаром), любое «шевеление» карается милицией (также физически, как 19 декабря). У этих вторых нет ни одного представителя во власти, и блюсти их интересы некому. Та власть, которая есть, относится к ним как к скоту, как к быдлу.

При этом, власть первых (непроизводительных) над вторыми (производительными) держится исключительно за счет грубейшей силы: монополия на СМИ (которые тоже живут за деньги несогласных), спецслужбы, выявляющие и карающие инакомыслящих, на крайний случай – дубинки спецназа.

А теперь давайте честно ответим себе на вопрос: как называется такая форма взаимоотношений двух общественных группировок, когда первая безгранично на правах силы владеет второй, и живёт за счёт эксплуатации её труда?

Рабство…

среда, 26 января 2011 г.

Приглашаю!


Сегодня в Гомеле началась, судя по сообщениям в СМИ, вторая волна обысков у демократической оппозиции.

Обыскали офис на Полесской, 52, а также квартиры 2-х активистов.

Поскольку в Гомеле всего два демократических постоянно действующих офиса – на Полесской и наш, Движения «За Свободу!», вся логика процесса говорит о том, что мы тоже должны входить в их список приоритетов.

Могу только сказать: приглашаю! Приходите!

Вам не жалко собственного времени? Вам платят за то, чтобы вы его убивали? Приходите!

Вам плевать на деньги налогоплательщиков, которые платят вам зарплату за то, чтобы вы убивали время? Приходите!

Вам плевать на законы, людей, права человека? Приходите!

Вы готовы в рабочее время трясти законопослушных граждан, когда, может быть, сейчас готовится какое-нибудь крупное преступление и его можно было бы, силами спецслужб, предотвратить? Вы пренебрегаете своими прямыми должностными обязанностями? Приходите!

Приходите! Всё равно – ничего, ну ни пылинки, у нас после прошлого обыска не прибавилось… И терять нам нечего…

вторник, 25 января 2011 г.

Как система ломает людей

Впечатляющий фильм о том, как обычного человека, который попал в жернова системы, "ломают" в тюрьме.

Предупреждение: в фильме содержатся подробные описания и реконструкции пыток, используемых белорусской милицией!

Беларускі турэмны эцюд from Yauhens on Vimeo.

Несколько слов о белорусском антинародном режиме


Александр Лукашенко очень любит повторять, что его власть – народная. Всё для народа, мол-де, ради народа, и исключительно – по воле народа.

Власть народа, как мы все хорошо знаем, это демократия.

Демократия тем и отличается от любой формы диктатуры, что это не власть большинства над меньшинством, а это – власть именно народа. Всего народа.

Вот на Площади собрались, допустим, 40 тысяч человек. Это – самый минимум, какой только можно вообразить, от общего числа людей, не согласных с нынешним курсом нашей страны. Объективно людей, с оппозиционным мировоззрением, думаю, не меньше миллионов двух.

Но давайте допустим, на секунду, что всего оппозиционеров в Беларуси как раз 40 тысяч, и все они, как по команде, смогли собраться на Площади 19 декабря.

Они что – не народ?..

А если они народ, то следующий вопрос: как их интересы представлены в органах власти?

40 тысяч человек, это 2/3 от количества избирателей среднего парламентского округа. Значит, гарантированный депутат – представитель.

Есть ли в белорусском «парламенте» хотя бы один депутат – оппозиционер?

И не надо приводить контраргументы типа «у нас избирательная система мажоритарная (округ - депутат), а 40 тысяч оппозиционеров рассеяны по разным округам и не могут победить в отдельном». Потому что, если такое положение дел существует, то это – явная социальная несправедливость, ограничивающая право многих людей на участие в управлении государством посредством законно избранных представителей. Это ограничение легко убрать: ввести пропорциональную систему выборов, например (это когда по всей стране голосуют все за определённые партии и движения), либо смешанную. И это тоже – дело власти, если она – народная.

Но, повторюсь, говоря о численности в 40 тысяч человек, мы исходим из самого что ни на есть фантастического минимума, просто доведённого до абсурда. Объективно число граждан, не поддерживающих курс нынешней власти, думаю, не менее 1,5 – 2 млн. человек.

И вот белорусская ситуация. Есть две части общества: одна поддерживает власть и её курс, вторая – нет. Обе части достаточно велики, чтобы с полным правом называть себя гордым словом «народ». И, если бы хотя бы одна из них действительно могла считаться именно народом в полном смысле этого слова, проблемы бы не было. В действительности же белорусским народом являются они обе, вместе, и никак иначе.

При этом одна часть народа никак не представлена в органах власти. Никак – совершенно. Ни одного депутата в парламенте. Ни одного человека в местной власти. Ни одного представителя в администрации президента, правительстве.

Против этой части народа постоянно идёт холодная война, местами и временами переходящая в горячую.

На травлю этой части народа настроены все силовые, «правохранительные» и охранные органы, суды и прокуратура, налоговые инспекции, работодатели, СМИ, администрации учебных заведений.

Большое количество людей из этой части народа вынужденно покидает Родину.

Но режим не задумывается: белорусским народом можно считать только обе части общества, вместе взятые, и никак иначе. И, ведя постоянную войну против одной части, власть автоматически ведёт своё сражение и против второй части. Ведёт войну с собственным народом.

Такая власть не может называться народной. Только – антинародной.

понедельник, 24 января 2011 г.

Чем довольны белорусы?


По версии авторитетного журнала «International Living», уровень качества жизни в Республике Беларусь находится лишь на 141 месте в мире.

Стоит отметить, что существенно обходят «сильную и процветающую» даже такие соседи как Украина (73-е место) и Россия (118-е место).

Нашими соседями по «подвалам» являются такие «передовые» страны, как Уганда, Индия, Северная Корея, Алжир, Бурунди, Таджикистан.

Рейтинг основывается на совокупности таких показателей, как стоимость жизни, культурное развитие, экономическое положение, экология, климат, гражданские свободы, качество здравоохранения, инфраструктуры, безопасность жизни и риски, которым подвергаются жители.

Весьма любопытно, не правда ли? Белорусы ведь, в массе своей, всем довольны из перечисленного списка. Совокупность низкого уровня жизни, культурного развития, экономики, экологии (вообще ниже плинтуса), гражданских свобод (аналогично), качества здравоохранения, инфраструктуры, безопасности они называют гордым и ничего не значащим словом «СТАБИЛЬНОСТЬ».

История знает один эпизод из жизни Сталина.

На пирушке, кои диктатор так любил, однажды он подобрел от выпитого вина, и даже не отказался ответить на пьяный вопрос подельников: «Как же это так: народ нищий, на лесоповалах, с постоянной угрозой для жизни, риском тюрьмы, а так любит тебя, Вождь?»

На это Сталин приказал притащить в зал курицу, что и было незамедлительно исполнено. После этого человекомонстр собственноручно ощипал живую птицу, полностью, до кожи: осталась курочка голенькой, - и бросил на пол.

Курица… Не знает, куда деваться: выйдет на солнце – ей печёт неистерпимо. Зайдёт в тень – холодно… Что делать? И курица жмётся к сапогу своего же палача, трётся об него, пытаясь спрятаться и от солнца, и от тени… Не отходит.

Так и у белорусов. Не у всех, конечно, но у большой части белорусского общества, той части, которая составляет электорат Лукашенко.

Секрет его популярности среди этих людей прост.

Чем меньше у них есть, тем меньше им и хочется. Им опасны и солнце, и тень.

А вот потереться о сапог своего же палача – это всегда пожалуйста…

Позиция страуса


Иногда позиция страуса – голову в песок – бывает единственным выходом из политического тупика.

В таком тупике, судя по всему, оказалось руководство России в ситуации с итогами президентских выборов в Беларуси.

Российский режим, при всей своей анти-демократичности, старается хотя бы сохранять некоторое подобие респектабельности. Той самой респектабельности, на которую белорусская диктатура давно наплевала.

Как увязать свою собственную респектабельность, пусть и весьма условную, с необходимостью (а иначе и не назовёшь) закрывать глаза на проделки колхозного отморозка в соседней стране, где живёт, вроде как, братский народ?

Российские наблюдатели, которые следили за ходом голосования на президентских выборах в Белоруссии, не представят публичного доклада о своей миссии, пишет газета "Ведомости". Глава российской делегации Леонид Ивлев заявил изданию, что он все забыл, - сообщает сайт «Сильные новости».

Несколько раз переносили этот доклад. Наверное, думали, как его лучше подать, озвучить. В итоге придумали. И я их понимаю.

Скажи русские, что выборы прошли без сучка и задоринки, на фоне всемирного возмущения этим фарсом, и всей «респектабельности» - конец.

Скажи они о «выборах» правду, и респектабельности конец вдвойне, потому что тогда возникнет логичный вопрос: если вы всё видите и понимаете, какого х.. вы это признали?

Что тут делать?

Выручила позиция страуса: голову в песок.

Но, зарывая голову в песок, невольно становишься раком… В такой ситуации по белорусскому вопросу сейчас администрация президента Медведева, включая его самого лично.

пятница, 21 января 2011 г.

Как мой друг побывал «дойной коровой»


После недавнего поста о «правах» и «возможностях» малого бизнеса в Республике Беларусь, один мой давний друг, ныне работающий и проживающий в Москве (сам родом из Могилёва), вспомнил, как сам имел «счастье» подвизаться на этой ниве.

Рассказ его о том, как он закрывал свой бизнес, сводится к одной простой мысли: мелкий предприниматель в Беларуси – это источник премии для сотрудника налоговой инспекции. Мне почему-то сразу пришло в голову словосочетание «дойная корова».

Итак, рассказ экс – дойной коровы )))


СКАЗ О ТОМ, КАК Я ЗАКРЫВАЛ ИП

Дело было так. В 2004г. я открыл ИП в Беларуси. Занимался шмотками, имел 3 палатки на рынках. С каждым законом Лжеалександра IV «О поддержке предпринимательства» становилось всё тяжелее и тяжелее. И вот, я решил закрыть ИП. Было это в конце ноября 2008г.

Пришел я в налоговую г.Могилева, переписал список документов, необходимых для закрытия ИП и пошел весь этот перечень собирать. Все, что смог, собрал и с пакетом бумаг пришел к назначенному мне инспектору. Инспектором оказалась молодая девушка, около 22 лет, мило улыбалась, беседовали. Она посмотрел все мои бумаги и говорит: «У вас не хватает одной книги жалоб и предложений и книги учета и движения товаров». На мой вопрос, что мне делать, она ответила: «Вам придется за утерю документов заплатить штраф в размере 20 базовых величин (700тыс. бел.рублей), либо, если у вас есть возможность, то поищите эти книги, чтобы не платить штраф». Я подумал и решил поискать.

Какова же была моя радость, когда я все-таки нашел недостающие документы (хотя и не надеялся на это, если честно). Я позвонил инспектору, она мне назначила дату и время, и я радостный поехал к ней с ПОЛНЫМ НАБОРОМ ДОКУМЕНТОВ!

Она все посмотрела, проверила и говорит: «Ну вот, это хорошо, что вы все нашли, теперь всё есть, но у вас неправильно заполнена «Книга учета и движения товаров. За неправильное ведение документации предусмотрен штраф в размере 50 базовых величин». Я ОПЕШИЛ! А она сидит и мило мне улыбается.

Дальнейшие мои действия заставили опешить её- я взял неправильно заполненную книгу и положил ее в свой пакет со словами: «Вы знаете, я так и не нашел её». Она секунд 30 была в стопоре и сказала: «Хорошо. Я вам выписываю штраф 20 базовых». Вот это был цирк!

На этом цирк не закончился. Для оплаты мне был предоставлен месяц, поэтому я не побежал сразу в сберкассу. Где-то дня через 3 мне позвонила начальник отдела по работе с индивидуальными предпринимателями и спрашивает меня почему я не оплатил штраф. На мой ответ, что у меня мол есть еще 3 недели она мне выдала следующий перл: «Вы знаете, мы вам пошли на встречу, так пойдите и вы нам. Конец месяца, нам нужно закрывать штрафников, иначе мы не получим премию!» Без комментариев!!!

Я думаю, если бы мне дали 50 б.в. штрафа, то она бы мне звонили каждый день (премия была бы больше). После этого, я категорически решил для себя, что оплачу в один из последних отведенных мне для этого дней, что я и сделал.

Вот оно – отношение к индивидуальным предпринимателям (источникам премий для работников налоговой) и поддержка малого бизнеса, основы любой экономики!


20.01.2010г. Сергей

В России - новый президент?

Пыщ-пыщ. В Российской Федерации - новый президент. Притом, замечу - первый!

четверг, 20 января 2011 г.

Идея Дворковича: мои 5 копеек


В России помощник президента по экономическим вопросам Аркадий Дворкович выступил с инициативой: отменить студентам стипендии, компенсируя их возможностью подработки.

Не могу остаться в стороне, т. к. иногда подобные бредовые сентенции актуальны и у нас, в Беларуси.

Помните, как совсем недавно в Беларуси отменили льготы студентам, а Лукашенко вещал о том, что всегда можно подработать? Масштаб «обираловки», конечно, не тот, но суть одна: идите работать.

Уверен, что такие инициативы могут исходить только от людей, которым наплевать на будущее страны («после нас – хоть трава не расти»), и, кроме того, от людей, не очень далёких.

Чем занимается студент в университете? Он учится, по идее. И не только в стенах ВУЗа, но и дома или в общежитии. Готовится к занятиям, читает книги. Даже если не осваивает в какой-то момент какой-то конкретный пункт учебной программы, всё равно: годы студенчества – годы наиболее активного и интенсивного развития личности, когда человек ищет что-то новое, формируется его мозг, система жизненных ценностей, мировоззрение, и, конечно же – профессионализм во владении будущей профессией.

Я хотел бы спросить у Дворковича или Лукашенко: а хотел ли бы он, чтобы его лечил врач, который, вместо того, чтобы учить в студенчестве свой предмет, по ночам разгружал вагоны, а экзамены сдавал по шпаргалкам?

А бывший студент-юрист и по окончании ВУЗа – судья, который, вместо того, чтобы учить право, носил судно за больными?

Подозреваю, что – нет.

Здесь, в этом вопросе – стратегический интерес государства.

Если государство хочет, чтобы из молодых людей вырастали развитые, инициативные, сильные духом и интеллектом граждане, оно ведёт себя так, как ведут себя страны ЕС: стипендии, льготы (любой европейский студент может посетить любую европейскую столицу на самолёте за смешные даже по белорусским меркам деньги), неограниченные возможности для досуга и самообразования.

Если же государство заинтересовано в том, чтобы: а) из ВУЗов выходили послушные и полутупые люди, не знающие всех граней жизни и привыкшие подчиняться за подачку; б) решать сиюсекундные экономические проблемы за счёт кармана простых людей, не думая о будущем качестве жизни,

То оно, такое государство, говорит: «Днём сиди в университете, а вечер-ночь – вагоны разгружать, в этом твоя жизнь!»

«Барьерная среда» для бизнеса


Показательная тенденция замечена в Центральном районе Гомеля. Очень хорошо можно судить о том, как же обстоят дела в нашей стране.

Небольшое вступление, так сказать, преамбула. Во всём мире наиболее благополучными государствами являются те, где главенствует закон – правовые государства. Когда все процедуры понятны и прозрачны, правила игры – едины для всех. Особенно это важно для экономики. Любой предприниматель или директор открывает закон и смотрит: что можно, а чего – нельзя. Прочитав, получив информацию, он смело планирует свою деятельность, поставки – продажи, и работает, работает, работает… Зная, что ему ничего не угрожает. Повышает производительность и обороты. Всё это вносит свой вклад в общую копилку благополучия страны, поскольку инициативный и деловой человек может заниматься тем, что приносит пользу, а не бегать по инстанциям: согласования, выяснения, объяснения…

Совсем не то в Беларуси. И, похоже, власти это хорошо понимают.

Позволю себе процитировать «прорывное» сообщение с сайта Администрации Центрального района города Гомеля.

«Уважаемые предприниматели!
С целью создания безбаръерной деловой среды, оперативного решения возникающих проблем администрация района вводит в постоянную практику встречи индивидуальных предпринимателей, представителей юридических лиц без ведомственной подчиненности расположенных на территории района с руководством администрации и представителями служб города.

25 января 2011 года в 15-00 в актовом зале администрации района (Билецкого,10) встречу проводит заместитель главы администрации – Циркунова Галина Викторовна».


Понимаете, в чём дело?

Администрация Центрального района второго по величине города страны расписывается: в стране закона – нет, а есть – барьерная среда. Тем из предпринимателей, кто хочет работать, надо придти с «челобитной» к чиновнику, и ему, может быть, создадут «безбарьерную среду».

Это значит, что в стране нет процедур и правил игры, а есть – воля чиновника, которая для простых смертных – выше закона. Это, в свою очередь, означает, что в Беларуси созданы идеальные условия для коррупции, и отвратительные – для бизнеса. Ни один деловой человек не может планировать свою деятельность даже на среднесрочную перспективу: вдруг завтра чиновник сменится – опять идти на приём? Больше того: там, где нет закона, и всё решает чиновник, никто не защищён от произвола, ведь суды – также зависимы от исполнительной власти…

И ещё один важный момент: вместо работы инициативный человек должен, как видим, заниматься уговариванием чиновников создать ему «безбарьерную среду». Хорошо ещё, если обойдётся без взяток, но в это верится с трудом, зная закрытость и неподотчётность белорусской системы…

У меня немало знакомых, которые ещё в 90-е годы имели хороший бизнес в Беларуси. У большинства из них этот бизнес сохранился – в России или Украине… Просто вывели в приграничные территории, т. к. там работать – и выгоднее, и спокойнее. Проще бандитам дань платить: они хоть по каким-то «понятиям» живут…

Предположения по факту: провокаторы?


В Беларуси продолжаются политические репрессии. Количество подозреваемых в организации массовых беспорядков достигло уже почти полсотни человек.

Всё происходящее наталкивает многих аналитиков на мысль, что цель сего действа – полная зачистка оппозиционного поля от сколько-нибудь «живых» элементов.

Одновременно, в Интернете появилась масса свидетельств, что провокации, организованные властями (битьё стёкол, кровавый разгон протестующих), гот овились заранее.

Я в связи с этим вспомнил одну интересную деталь.

Накануне Площади не менее 3-х человек, которых лично я не знаю, и 2 точно – анонимные, просили меня разместить в Twitter призыв придти на акцию. Мол, из белорусских аккаунтов мой – один из самых продвинутых, так, дескать, посодействуй…

Во всех случаях я задал ответные вопросы. Обоих анонимов попросил представиться. А неанонима спросил, от чьего имени размещать призыв: Санникова, Некляева, Романчука или кого ещё?.. Поскольку, как известно, наша команда в активной фазе избирательного процесса не участвовала.

Любопытно, что ни на один из трёх встречных вопросов я не получил ответов.

И теперь меня терзает вопрос: могло ли быть так, что накануне Плошчы, спецслужбы, зная, что будет там и после, занимались провокациями: подстрекали людей в той или иной форме, кто где может, размещать призывы, чтобы потом иметь основания для уголовных дел?!

среда, 19 января 2011 г.

В осаду - по наитию...


Сперва предлагаю вдумчиво ознакомиться вот с этим текстом http://naviny.by/rubrics/politic/2011/01/19/ic_articles_112_172105/

Думаю, Джулиан Ассандж именно сейчас, вот в данный момент времени, такой удар ниже пояса Лукашенко сделал, что достал до самых гланд.

Если в действительности, тайно от России, Беларусь пыталась (а может, что-то где-то и получилось) продавать российское вооружение Америке, то это очень показательный, в первую очередь для русских, момент.

Ракеты эти, в таком количестве, думаю, американцам для обороны не нужны. Количество это, в масштабе вооружённых сил США – просто мизерное. Нужны они были, скорее всего, для изучения. А это значит, что Ассандж попросту показал России: Лукашенко готов продавать стратегическим противникам России российские военные секреты. То есть сам по себе стратегический «союзник» Лукашенко союзником не является, а является стратегическим предателем.

В условиях, когда отношения «бульбаши» с Кремлёвскими «карандашами» итак – хуже некуда, этот факт, понятное дело, Минск обнадёжить не может.

Среди перечисленных на официальном сайте белорусского диктатора государств, принесших официальные поздравления с итогами «выборов», Россия почему-то отсутствует. Зато в отношениях двух стран присутствует чисто хозяйственный спор о стоимости нефти, из-за которого «чёрное золото» уже перестало поступать в Беларусь.

Всё это говорит о том, что «примирение» накануне президентских выборов 19 декабря если и было, то носило чисто косметический характер. Скорее всего, я так думаю, дело там просто в том, что в Кремле поняли: сменить Лукашенко на этом этапе не получается, и надо спасти свой имидж (чтобы не добавить в него черт «неудачников»). На деле же экономический прессинг будет продолжаться.

Учитывая ставшие известными факты о прямом предательстве Лукашенко военных интересов РФ, стоит ожидать, что прессинг усилится не только в экономической сфере, но и в политической, и дипломатической, и военной.

Добавим сюда фактор Евросоюза. Там со дня на день начнётся обсуждение таких санкций в отношении режима, о которых раньше и подумать не могли. Если уж заговорили о том, чтобы не пускать белорусских представителей на Евровидение, а мировых спортсменов – в Минск (ради чего готовы перенести Чемпионат мира по хоккею 2014 года, который предполагалось провести в Беларуси), то это – серьёзно. Это – похуже чем у Северной Кореи. Представителей этой «процветающей» страны на мировые спортивные состязания всё же допускают…

Я вчера, впервые за несколько лет, смотрел вечером новости по белорусскому телевидению. Случайно: переключал программы, наткнулся и не стал выключать. Лукашенко проводил совещание. Бог с ним: неважно, что он там говорил. Собака лает, ветер носит. Но выглядит он ужасно. Мешки под глазами не может скрыть даже грим. Губы дрожат, лицо – серое. Старый, усталый человек.

«Акела промахнулся» - писали в Интернете о нём и о его последних политических решениях, повлекших за собой волну террора в Беларуси. Я посмотрел вчера на этого «Акелу»: Боже мой, с него уже песок сыплется!

Ведущие новостей, когда рассказывают о возможных санкциях ЕС, кажется, искренне готовы заплакать. Может быть, переиграли, изображая скорбь и недоумение. Переиграли – признаки приближающейся истерики налицо (на лицах).

Ближайшие перспективы, как видно, выглядят просто пугающе: Евросоюз будет «душить» политически, Россия – экономически. Понятное дело: не белорусов, а конкретно – Лукашенко и его прихвостней. Ибо – достали. Достали всех кидать, достали на всех плевать, достали…

Много лет, говоря о Лукашенко, аналитики замечали: у него гениальное политическое чутьё. Он даже не представляет себе, что такое стратегическое планирование, действует по наитию, но чутьё, прямо-таки звериное, его никогда не подводит.

Ну да… В этот раз оно его, очевидно, подвело.

Лукашенко, с его образом жизни и умственным развитием, просто не в состоянии понять: несмотря на весь кажущийся прагматизм и пофигизм, права человека и демократия – это базовые ценности современной цивилизации. Ему кажется, что это – лишь предмет торга и нажима, но это не так. До определённой степени и Европа может на что-то закрывать глаза, но, когда над ценностями очевидно глумятся, европейцы не могут смотреть на это равнодушно. Лукашенко верил, что – могут. Ошибся. Подвело чутьё.

Наитие дало сбой и режим, а вместе с ним, и страна, сегодня уже почти в осаде. 16 лет Лукашенко искусственно культивировал образы врагов, создавал иллюзию «осаждённой крепости», чтобы сплотить вокруг себя генно-партизанский электорат. 16 лет это удавалось – путём обмана.

Но захочет ли сегодня Беларусь сплачиваться вокруг человека, который своими играми завёл-таки страну в реальную «осаждённую крепость» - это ещё большой вопрос…

вторник, 18 января 2011 г.

Судилище


Несмотря на то, что слово «судилище», наверное, в силу своего звучания, ассоциируется у нас чаще с чем-то брутально страшным, на самом деле оно означает просто неправедный суд. Как раз то, что сегодня имело место быть в Речице по обвинению меня в административном правонарушении.

Вкратце, в чём там было дело.

В пятницу на трассе Гомель – Кобрин, недалеко от Речицы, нашу машину остановили сотрудники ГАИ, обвинив водителя в том, что он совершил ДТП в Мозыре. Подоспевшая милиция, целиком в соответствии с процедурой, произвела обыск машины, нашла у нас ящик листовок, посвящённых прошедшим президентским выборам и последующим событиям, в результате чего мы были этапированы в Речицкий РОВД. Там был составлен протокол о якобы незаконном распространении средств массовой информации.

Так вот, сегодня состоялся суд.

Обвинение – по статье 229 Административного кодекса Республики Беларусь, возможные санкции – от 20-ти до 50-ти базовых величин.

И вот «суд».

На суде абсолютно квалифицировано, со статьями закона и разъяснениями Минпечати, мы показываем, что:

Информационная листовка не является периодическим изданием, следовательно, не является средством массовой информации. Естественно, статья, по которой было выдвинуто обвинение – совершенно не применима к нашей ситуации. Более того, относительно производства и распространения непериодических изданий, таких, как листовка, даже в белорусском репрессивном законодательстве нету совершенно никаких ограничений. Наоборот: Конституция Республики Беларусь прямо гарантирует право каждого гражданина на беспрепятственное получение и распространение информации, чем я, собственно, и пользуюсь, издавая за свои средства листовки и распространяя их среди населения.

Дальше –больше. Меня обвиняют в том, что я что-то распространял на трассе Гомель – Кобрин? А как быть с протоколом обыска машины, который был составлен и подшит к делу. Там прямо указывается, что машина ехала себе спокойненько по трассе и была остановлена сотрудниками ГАИ. Какое распространение на ходу? Это же подтверждает свидетель с моей стороны – водитель, который подробно рассказывает всю историю о том, как ГАИ остановило вообще-то его, подозревая в том, что «я убил человека, наехав на него в Мозыре», неожиданно обнаружили статичную коробку, и после этого про ДТП в Мозыре вообще забыли.

Дело рассыпается в пух и прах: нет состава административного правонарушения, кроме того, очевиден факт фальсификации дела в административном протоколе сотрудником милиции.

Но… Это же белорусский суд.

Мы выиграли процесс. Мы получили 20 базовых величин штрафа (около $230) – это минимально возможное наказание по этой статье.

«Минималка» - это фактически признание того, что судить не за что. Оправдательных приговоров система по политическим делам не выносит. Зато, когда у неё есть такая возможность – «впаивает» во-полной…

Почему держат Михалевича?


Под любой новостью, касающейся экс-кандидата в президенты Алексея Михалевича, на любом сайте, всегда есть комментарии: «Этого-то за что???»

Действительно, для политически ангажированной публики это загадка: А. Михалевич, будучи кандидатом в президенты, не только не призывал людей на Площадь, но и занимал откровенно примирительскую позицию относительно властей: заявлял о каких-то правовых гарантиях, описывал что «не всё так плохо», и даже на определённом этапе заимствовал у властей их лозунг: «Вместе мы - Беларусь».

Казалось бы: ну совершенно не радикально-оппозиционный образ.

Довысказывался до того, что большинство демократически ориентированных граждан стали считать его марионеткой Красного дома, эдакой заменой Гайдукевичу – вечно подставному кандидату, выступающему с якобы оппозиционной платформой, но всегда признающему победу А. Лукашенко.

И вопрос: «Как он оказался в СИЗО и почему до сих пор там?» для сторонников этой версии абсолютно логичен.

Надо отметить, до сих пор не предложено ни одного рационального объяснения этому феномену.

Попробую сформулировать своё ИМХО.

Во-первых, хочу отметить, что Алексей Михалевич, по моему глубокому убеждению, никогда не был и не будет в сговоре с администрацией президента. Все его действия в ходе предвыборной кампании диктовались попыткой реализовать свою стратегию, отличную от общей, штампованной стратегии всех кандидатов от оппозиции6 жёсткое противостояние, мобилизация демократического электората для борьбы на Площади.

Михалевич, как видится, не верил в возможность сменить власть на этом этапе на Площади, поэтому старался найти свою электоральную нишу на перспективу: что-то среднее между властью и оппозицией в её нынешнем виде.

Я это к тому, что, коль скоро Михалевич не был в сговоре с властью, соответственно, нельзя говорить о том, что они в какой-то степени могли координировать свои действия. Всё, что происходило и происходит, является импровизацией, порой бессмысленной: на этапе агитации – со стороны Михалевича, после – со стороны власти.

Теперь о том, почему же он всё же до сих пор сидит.

Выше я написал, что никто ещё не смог дать рационального объяснения этому казусу.

Я думаю, дело в том, что рационально объяснить нерациональное – невозможно.

Михалевич в ходе всей кампании хитрил, пытаясь играть свою игру: вести эффективную (как ему хотелось и казалось) кампанию без серьёзных материальных ресурсов, за счёт нахождения своей электоральной ниши. Он выступал с примирительских позиций. Итог, похоже, таков: довыступался.

Имхо, дело в том, что не только у демократического актива, но и у режима он сумел вызвать ощущение, что находится на таких позициях, которые очень далеки от оппозиционных, и крайне близки к прагматичным. Просто говоря: не только экс-коллеги по оппозиционному лагерю поверили в то, что он «перекрасился», но и сам режим поверил в то, что Михалевич «готов перекраситься» (ибо кому как не режиму знать, что этого до сих пор не произошло).

Поэтому, я думаю, его и взяли в ночь после Площади.

Взяли в расчёте на то, что уже утром его голос, вместе с голосами Романчука и Дмитриева, зазвучит с экранов БТ, оправдывая действия власти. Были уверены, что от Михалевича, учитывая его новую «окраску», они этого легко добьются: предложат – и дело в шляпе.

Однако сценарий не сработал. А. Михалевич, по всей видимости, не оправдал ожиданий спецслужб, и оказался принципиален: играть свою игру на выборах – это одно, а вот предательство – это другое.

Что тут делать режиму?

Видно: пытались (и пытаются) «ломать». Давление на семью. Авария. Автомобиль с женой и ребёнком просто паркуется, а в них въезжает другой автомобиль. Я не верю в такие случайности. Я верю в то, что это сделали специально, а уже через несколько часов фото с места происшествия и распечатки новостей показали Алексею: смотри, мол, всякое может быть.

После призывов запретить шансон и иные виды пропаганды криминального образа жизни, именно Михалевича (единственного!) переводят на несколько дней из СИЗО КГБ в СИЗО на Володарке – где содержатся уголовники.

Если такие факты давления вырываются наружу, трудно представить, что там происходит внутри.

Но, как видим, не сдаётся – писем президенту не пишет, остальных кандидатов не хает.

И, в конечном итоге, я так думаю, власть просто, банально и примитивно в тупике: что с ним делать? Предъявить ему нечего, не «ломается», зато если выпустить, то картина будет такая, что он «поломал» тех, кто хотел «поломать» его.

Вот и сидит Михалевич в СИЗО. Пока другие думают: нафига мы вообще с ним связались…

понедельник, 17 января 2011 г.

Мой ответ Петровичу


В пятницу, находясь в Речицком РОВД, мне пришлось общаться с майором милиции. Все называли его Петровичем. Не буду и я отступать от этой традиции.

Петрович – очень неплохой мужик… Помимо прочего, он спросил у меня: «А что вас подвигло заниматься этой грязью – политикой?».

Я ответил Петровичу: «Это очень долгая история – рассказывать о моей мотивации. Могу лишь сказать, что политика является грязью лишь тогда, когда ей занимаются грязные люди. На самом деле, политика – это наша жизнь. Кто не занимается политикой, тот не управляет своей жизнью».

В этом посте я вкратце хочу объяснить то, что не решился объяснять Петровичу в РОВД: почему я всё же занимаюсь политикой, на стороне демократических сил.

Сразу хочу сказать: я – в высшей степени прагматичный и эгоистичный человек. Демократия в Беларуси мне нужна лично. Для лично себя, своих жены и дочери, матери и брата, и для всех тех людей, кого я знаю и люблю.

Я хочу жить свободно, богато и счастливо. И чтобы все люди, кого я люблю, жили точно также.

Но, ведь все хотят жить богато, спокойно и счастливо. Именно поэтому большинство белорусов в политику и не лезут – чтобы эти их покой и счастье никто не тревожил, и, кроме того, чтобы не лишили работы – и какое тогда богатство? Примерно с такой логикой мне приходится сталкиваться, когда я обсуждаю сей предмет с иными людьми.

Ну и кто в Беларуси счастлив?

Счастливы ли думающие люди: ИТР, интеллигенция, учёные, люди искусства (настоящие, а не продажные лицедеи) и другие, кто хоть чуть-чуть умеет соображать? Ни в коем случае: кому-то не хватает денег, кому-то – элементарных жизненных удобств, и уж точно всем – свободы мысли, мнения, самовыражения. Птица в клетке не может быть счастлива.

Или счастливы бизнесмены? Они богаты, а богатство – это во многом свобода. Да ни в коем случае. Они прекрасно знают, что всё их богатство – временное. В Беларусь бизнес выращивают «на убой», и момент, когда тебя «пустят на сало» - отберут дело а самого посадят – зависит только от «хозяина».

Или счастливы чиновники, функционеры, власть? Может быть, отчасти – да. Те, кто поглупее, и не могут мыслить дальше, чем сегодняшний сытный ужин. Те – да. Но мы ведь не такие, нам это не светит. Те же, кто поумнее, как и бизнесмены, прекрасно знают, что всё их благополучие зависит от капризов одного, не очень вменяемого и предсказуемого человека, значит – временные. Постоянные унижения, страх и неуверенность – это не признак счастья. Для тех, кто поумнее.

Или счастлив сам президент? С какой-то стороны – безусловно, да. У него есть абсолютная власть, смысл его жизни. Но… Бегающие глаза, дрожащие от страха руки, холодный пот на лбу – это не признак счастья, это признак страха. Таким мы видим его каждый раз, когда в стране наступает электоральный цикл, и возникает хотя бы призрачная угроза для него власть потерять.

Постоянный страх – это счастье? Нет… Это свобода? Нет… Постоянный страх – это ярмо.

Я хочу жить богато, и я хорошо понимаю, что жить по-настоящему богато можно лишь тогда, когда все вокруг – не бедствуют. Невозможно жить богато в нищей стране: ограбят, одолжат и не вернут, посадят и изымут, или, по крайней мере, соседи-алкаши под дверь нагадят.

Я хочу жить свободно, а жить свободно в обществе рабов невозможно: даже если ты хозяин этих рабов, этот статус сделает тебя рабом своей свободы: будешь вечно бояться восстания и распятия…

Я хочу жить спокойно, а жить спокойно тогда, когда никто вокруг не чувствует себя спокойно – невозможно.

В этом-то и есть сама суть наивысшего прагматизма: быть по-настоящему счастливым в одиночку невозможно! Быть по-настоящему счастливым можно только тогда, когда вокруг или вообще нет несчастных, или их число столь мало, что их просто незаметно.

Да, я хочу богатства, счастья, безопасности, стабильности, свободы и уверенности – в первую очередь для себя, для своей семьи и друзей.

Но в моём понимании это возможно лишь тогда, когда счастливы будут все.

Высшая форма эгоизма парадоксальным образом становится его низшей формой: круг замыкается. Если хочешь всего для себя – должен понимать, что этого всего нужно желать и окружающим. Иначе у тебя тоже не будет ничего.

Вот поэтому я и занимаюсь тем, чем занимаюсь. Вот поэтому – с демократическими силами. И поэтому – для себя…

воскресенье, 16 января 2011 г.

Моральные пытки, обыски, допросы, санкции...


Типичный для последнего времени новостной выпуск независимого телеканала "Белсат".

В нём рассказывается о последних обысках, а также о моральных пытках, которым подвергаются родственники заключённых под стражу.

Есть там и об обыске у нас в офисе.

Поражает тенденция: масштаб репрессий в стране таков, что, если телеканал независим, то рассказыва только о самых значимых могут занимать практически всю содержательную часть ((

суббота, 15 января 2011 г.

Пятница 14-е: «Обвинение»


Во вторник, как я уже писал в Twitter, у меня назначен суд.

Коротко: что это было?

В рамках своей деятельности мы ведём постоянную информационную работу. Есть такая общественная кампания – «Знаю!», в рамках которой в формате листовок освещаем различные проблемные моменты жизни страны и идеальное видение ситуации с нашей точки зрения. Так сказать: постановка проблемы и позитивная альтернатива. Направлена кампания на тех, кто не пользуется интернетом и привык информацию получать из печатных носителей.

После «выборов» и последующих событий, понятное дело, мы сосредоточили свои усилия на правдивом освещении этих событий, попутно освещая пренеприятные перспективы Беларуси на международной арене (со всеми вытекающими экономическими и политическими затруднениями).

В указанный в заглавии день мы с товарищем ехали по трассе «Гомель - Кобрин», когда нашу машину тормознуло ГАИ. Они объяснили, дескать, машина, по описанию – в точности наша, совершила страшное ДТП под Мозырем. Настолько страшное, что сейчас приедет милиция. Милиция и в самом деле приехала, но почему-то не из Мозыря, а из Речицы. В присутствии понятых наше авто обыскали. Вот, кстати, как это происходило…



Понятное дело, что никаких следов ДТП они не нашли, но нашли ящик с листовками, безумно им заинтересовались и тут же, в своей машине, захотели получить от меня объяснения по поводу транспортировки информационных материалов.

В отличие от идеологически-теоретической беседы в КГБ в среду, в этот раз дело носило очень даже прикладной характер, посему отвечать на любые вопросы я отказался.

Наверное, поэтому, нас с товарищем было решено этапировать в Речицкий РОВД.

Там мы провели порядка 6-ти часов. Сказать честно, это были очень весёлые часы. Нами «занимался» какой-то сельский участковый, фамилия которого была Бондаренко, зато имя… Александр Григорьевич! Он сразу начал с того, что заявил нам (!): «Мужики, я простой участковый, я первый год работаю, я не понимаю, чего вы от меня хотите!». Впоследствии он отмачивал ещё и не такие приколы, но этого печатно – не передашь, это надо было видеть ))

Всё время нашего общения мы с трудом подавляли смех. Надо сказать, это очень и очень спасло наше психологическое состояние. Было ощущение, что то, что начиналось как трагедия, заканчивается как фарс.

Протокол он переписывал три раза. Всё РОВД не могло придумать, как же сформулировать нам обвинение. Дело в том, что белорусское законодательство не содержит вообще никаких ограничений по поводу изготовления и распространения непериодических изданий – коим является листовка. Единственное, к чему можно было бы придраться – отсутствия выходных данных (кем и на чём изготовлено, каким тиражом). НО у нас они как раз были! Поэтому они там рожали перл за перлом. Например, первый написанный протокол звучал так: «За незаконное распространение печатной продукции, выразившееся в её транспортировке». Ну, я надеюсь, понятно, почему всё происходящее у нас вызывало только смех.

В конечном итоге протокол утвердили, я написал, что с ним не согласен, и нас повезли в суд. Это был уже шестой час вечера.

Мы ещё были в РОВД, когда мне на мобильный позвонил старший оперуполномоченный КГБ Андрей Мельников (как позже выяснилось, экс-одноклассник моего старшего брата, тесен мир…), сообщил, что имеет ордер на обыск в офисе и потребовал, чтобы кто-нибудь пришёл, чтобы открыть им дверь, а то «придётся вскрывать». Зная нашу дверь, я мог предполагать, что она если будет вскрыта, то только с остовом… Поэтому представителя направил – всё ж лучше, чем потом капитальный ремонт подъезда учинять.

Речицкий суд, как я понял, был готов к рассмотрению моего дела точно так же, как участковый Александр Григорьевич – к написанию протокола. То есть – никак. Видимо, маскируя свою неготовность, судья Доля (какая говорящая фамилия для судьи!) заявил, что «подготовьтесь к процессу, выписываем вам повестку на 18-е число», и меня отпустили восвяси – до этого самого 18-го числа.

Со всех колёс мы припустили в Гомель, чтобы успеть на обыск. Успели на финальную стадию. Офис – разгромлен. Хотя кагэбисты вели себя очень выдержанно, я бы даже сказал: подчёркнуто вежливо и спокойно. Никакого прессинга не наблюдалось. Постановление на обыск у них было столь же абсурдное, как у Александра Григорьевича – протокол. Что-то типа «в рамках уголовного дела о массовых беспорядках в Минске в УКГБ по Гомельской области поступила достоверная информация, что в областном офисе Движения «За свободу» находятся информационные материалы с призывами на Площадь для совершения насильственных действий». Видимо, в КГБ мой блог не читают…

В общем, очень спокойно и вежливо они завершили обыск изъятием компьютеров и кучи компакт-дисков. Сувенирную резиновую женщину не тронули. Из имевшихся в офисе CD эротического содержания изъяли один )) По недосмотру – он был в компе )))

В общем, когда эмоции чуть улеглись, всё это как-то прозаично смотрится…

Ах, да. Теперь всё же по факту: в чём же именно меня обвиняют по последней версии протокола, за что будет суд.

Цитирую из копии:

«14. 01. 2011 года около 10.30 часов на автодороге Гомель – Кобрин возле автомобильного моста через реку Днепр был задержан гражданин Кузнецов Пётр Евгеньевич 1981 года рождения с продукцией средств массовой информации при осуществлении действий по её распространению в иной форме доведения массовой информации до всеобщего сведения»

Взрыв мозга.

Я почему так подробно остановился на обвинении? По Интернету почему-то разлетелась информация, что обвиняют меня в распространении материалов без выходных данных. При таком раскладе я, в глазах многих, безусловно выгляжу идиотом: потому что каждый школьник уже в Беларуси знает, что за такое хватают немедленно, и повода не надо. Я не знаю, откуда это взяли информагентства, но это не соответствует действительности – выходных данных на наших листовках хоть отбавляй, так что в идиотизме меня обвинять не спешите.

Зато из текста протокола, мне кажется, легко сделать вывод о том, кто же всё-таки – идиот…

среда, 12 января 2011 г.

Как я сходил в КГБ…


Сегодня по повестке я посетил Управление КГБ по Гомельской области. Цель сего вызова была, как мне пояснили – опросить. В соответствии с законодательством и в рамках уголовного дела о массовых беспорядках в Минске.

Не знаю, стоит ли описывать здание КГБ, в котором сам я лично оказался впервые. Учреждение как учреждение. Кабинеты – типа ментовских. Скромненькие, по сравнению с чиновниками из администраций. Единственная деталь, которая бросилась в глаза – двери. Массивные, деревянные, но… без нормальных рессоров. Всё время жутко хлопают. Не знаю, может, так специально задумано, эдакая психологическая фишка: человек с облегчением выходит, а сзади ему – бах!.. Как колокол… Может и специально, а может – по недомыслию.

Сразу оговорюсь: для меня в большой степени сюрпризом было то, что меня вызвали на этот опрос, поскольку в Минске я не был, и, более того, заранее публично заявлял, что не собираюсь. Причины было две. Во-первых, ни в одном из кандидатов (как ни прискорбно) я не видел лидера, который мог бы реализовать свой победный сценарий, и ходить просто так, чтобы создать массовость в копилку не поддерживаемых мною политиков не видел смысла. И, во-вторых, в это день я занимался координацией наблюдения за ходом голосования, которое организовывала моя организация – Движение «За Свободу!».

Поэтому, что от меня нужно чекистам, я понять не мог, хотя смутно догадывался, что какая-то подспудная цель у них и была.

Забегая вперёд, скажу, что, похоже на то, что я оказался прав.

Передо мной был выбор. Я мог легко отказаться отвечать на вопросы. На любые вопросы. Мои действия были бы полностью законно оправданы. Так до меня сегодня поступил, например, областной руководитель Объединённой Гражданской Партии Василий Поляков.

Но, буду откровенен: мне так не хочется. У меня есть чёткое жизненное кредо, устойчивая общественная, гражданская и политическая позиция, и один из моих принципов – озвучивать их везде, где только можно, желательно – глядя в глаза собеседнику. Мне нечего бояться с точки зрения закона. Я могу говорить всё, что хочу, всем, кому захочу. И я должен это делать: пусть они видят, слышат и знают – наше дело правое и мы победим!

Правда, они – слуги режима – очень любят манипулировать нашими словами. И эта угроза существовала. И я понимаю, какую ответственность на себя взял, в том случае, если какую-то мою мысль им удалось (в письменном протоколе) исказить. Но, я надеюсь, я такого не допустил. ОБ этом чуть ниже…

И вот: опрос. После первых технических «закидонов» о семейном положении и членстве в политических организациях, первая маленькая провокация: кого именно Вы знаете из демократических активистов, вот из членов «За Свободу».

- Да всех знаю, естественно, - отвечал я.

- Нет, конкретно, скажите хоть одну фамилию, - настаивает следователь.

- Не хочу, - отвечаю я, вспомнив гениального профессора Преображенского.

Но через секунду меня что-то кольнуло.

- Нет, знаете… Одного человека я вам с удовольствием назову. Его зовут Юрий Панчук. Он был принят в Движение «За Свободу» намного раньше меня, пожилой человек. Уж не знаю, кем и как… Он из Жлобина. Вы его сами наверное знаете, потому что это тот человек, который в фильме на БТ «Площадь. Железом по стеклу» фигурировал как гомельский предприниматель, и рассказывал о том, что к нему якобы обращались для изготовления заточенных металлических штырей, что, естественно, есть ложь. Так вот, этого вашего «демактивиста» я называю с удовольствием, и, более того, заявляю, как областной руководитель «За Свободу», что в ближайшее время сделаю всё, чтобы его в нашей организации не было.

Вот в этот момент, честно, я почувствовал, что я правильно сделал, что не отказался отвечать на его вопросы. Мне просто очень многие вещи хотелось сказать… Опять же: чтобы видели, чтобы слышали, чтобы знали…

Дальше были довольно пресные вопросы о том, как я вступил в Движение, давно ли и так далее. Они были настолько скучными и настолько неинтересными, что я сделал небольшую ремарку: «Давайте я просто не буду на них отвечать. Ну, посудите сами: если эти детали не имеют значения даже для меня, значит, какое отношение они могут иметь для такой конторы, как ваша?».

Он, конечно, со мной не согласился…

И тут началось интересное.

- Откуда вы берёте деньги на свою деятельность?

- Не хочу отвечать. У меня и сейчас в кошельке немалая по белорусским меркам сумма денег: должен ли я перед вами отчитываться: откуда и зачем?

- Что вы думаете о погромах, которые произошли в Минске?

- Знаете, я много чего думаю об этих погромах. Скажу вам главное. У каждой диктатуры есть свой Рейхстаг. Вот Гитлер поджёг Рейхстаг, обвинил в этом политических оппонентов и бросил в концлагеря. И этот Рейхстаг – точка невозврата. С него начинается гибель любой диктатуры. В том числе и нашей, доморощенной. Потеряна поддержка народа. Значит, сила режима только в слабости либо отсутствии оппозиции. Поэтому я уверен, я даже знаю в душе, что всё, что произошло, осуществили спецслужбы. Для того, чтобы развязать себе руки, в преследовании политических оппонентов. Собственно, что мы сейчас и наблюдаем.

Может, я ошибся. Может, не надо было так. Но, честно: это такое удовольствие - говорить им это прямо в глаза!

- Как вы лично относитесь к этим погромам?

- Я лично убеждён в праве народа на восстание, на протест, на улицу. Если правительство не слушает свой народ – что остаётся народу? Я был на площади в 2006 году. Когда в Украине была Оранжевая революция, я прожил в палатках на асфальте 2 месяца. Но, я скажу о себе, о своей идеологии. Я изучал историю борьбы с диктатурой, очень внимательно, в масштабе мировой истории. И я могу чётко сказать, и это не моя какая-то пацифичность, не трусость, но6 победить диктатуру можно только путём мирных протестов. Любая попытка насильственного свержения сильной диктатуры (коей, безусловно, является и нынешняя белорусская) обречена, во-первых, на подавление – потому что все силовые, финансовые и организационные ресурсы в руках сильной диктатуры. И, во-вторых, она лишь развяжет руки диктатору для пролития крови, для насилия, для репрессий. Поэтому – я искренний приверженец права на протесты, улицы, но – исключительно мирными методами.

- Значит, поэтому вы не поехали в Минск, потому что знали, что там готовятся такие беспорядки?, - ощущаете, какой подкол следователя? :)

- Нет, не поэтому. Я не поехал потому, что считал и считаю, что ни один из политиков, которые организовывали этот митинг, не обладает достаточными личными, лидерскими и политическими качествами, чтобы реализовать собственный сценарий. Я публично об этом писал, и говорил, что нахожу Площадь с этими лидерами бессмысленной. Правда, я не ожидал такого, я прогнозировал, что соберётся 15 тысяч человек, помёрзнут и разойдутся. Но, в любом случае, я оказался прав в том, что сценария этих лидеров не будет – к погромам они явно не причастны, это был сценарий спецслужб.

Тут мне стало понятно, что разговор подходит к концу… Но он перешёл в последнее наступление.

- Ну вот скажите, как гражданин, который за мирные акции: думаете ли вы, что те люди, которые бьют стёкла, должны понести наказание в соответствии с законодательством РБ?

Тут я почувствовал, что меня «разводят» на какое-нибудь высказывание в стиле уже покаявшихся либо обвиняющих друг друга кандидатов. Мало ли…


- Я считаю, что наказание может быть лишь адекватным вине. В этом слабость нашей системы правосудия. Знаете, 15 лет (за «массовые беспорядки») – это многовато за три разбитых стекла, тем более, если не существует доказательств, что их били именно демократические активисты и политики. Это то же самое, что сталинские расстрелы за украденные с поля колоски. Это моя позиция: законодательство РБ столь несовершенно, что применять его в политических вопросах буквально – преступно.

- Означает ли это, что вот если мы сейчас вас отпустим, то вы выйдете и начнёте бить стёкла, раз вы не признаёте нашего законодательства применительно к людям, занимающимся политикой?

Вот здесь как-будто даже прозвучала скрытая угроза…

- Нет, не означает. Я даже улицу перехожу на зелёный свет, и это правда. Знаете, любое национальное законодательство строится на национальной традиции и национальном менталитете. Я уверен, что в белорусском менталитете нету таких вещей, чтобы выйти из КГБ и начать громить всё подряд. Вот с этой точки зрения я очень законопослушный гражданин.

Тут прозвучал финальный аккорд нашей «беседы». Аккорд, который в определённом смысле можно трактовать как угрозу:

- Я лишь хочу, чтобы вы понимали, что за все действия, которые вы ведёте, всегда придётся отвечать! По закону!!! – «выстрелил» мне в лицо, даже повысив голос, следователь.

- Конечно… Тем более, что я, как уже сказал, - очень законопослушный гражданин, - ответил я.

На этом, собственно, сама беседа закончилась.

Но это было ещё не всё. Оказалось, что после всего этого надо ещё с полчасика «повоевать» за формулировки. В письменном протоколе, который он вёл. А там было за что «повоевать»…

Например, он спрашивал, из каких средств финансируется Движение «За Свободу», я отвечать отказался. В письменном протоколе читаю: «Я отказываюсь отвечать, из каких средств я получаю вознаграждение за деятельность в Движении».

Получается, я признаю, что получаю вознаграждение, но отказываюсь отвечать – из каких средств? Хорошая подстава… Ведь Движение – общественная организация, значит – некоммерческая по Уставу, и, если бы я такое подписал, его могли и закрыть.

Отказался подписывать. Пришлось переформулировать правильно.

Или вот: описание моего отношения к Площади и мои заявления о причастности к погромам спецслужб были сформулированы так: «Считаю, что кандидаты к этому непричастны, но допускаю, что они могли быть спровоцированы провокаторами».

Естественно, отказался подписать, переформулировали как следовало.

Или последний штрих. Мои разглагольствования о противоречивости белорусского законодательства и адекватности наказания он, по всей видимости, не воспринял, и написал просто: «Я выступаю за мирные акции протеста и считаю, что все люди, причастные к погромам в Минске 19 декабря 2010 года должны быть наказаны в соответствии с законодательством РБ».

Поскольку стало очевидным, что растолковать ему моё отношение к применению законодательства не представляется возможным, я попросту настоял на том, чтобы этот абзац вычеркнуть вообще.

Вот так, вкратце, я сходил в КГБ…

По-разному можно оценивать моё решение вступить с ними в беседу. Но лично я уверен, что поступил правильно.

Поступил правильно ещё и потому, что это дало мне возможности сделать некоторые выводы, а, возможно, и кое-что понять…

После возвращения из «конторы» возник вопрос: зачем им всё это? Десятки людей, которых опрашивают сейчас по всей стране, совершенно банальными вопросами, ответы на которые ясны? Опросы, которые совершенно не имеют юридической перспективы: опрашиваемых невозможно сделать подозреваемыми.

После этой «беседы» у меня возникли следующие версии.

1) Запугать. Как можно большее число людей привести в свою «крепость», чтобы, так сказать, прочувствовали энергетику, понервничали и поняли: за всеми следят, всех знают, никого не упустят;

2) Дезинформировать. В ходе всей беседы меня не отпускало ощущение, что он хочет вложить мне в голову мысли: «Ты убеждён, но ты – наивен, ты там не был, и есть множество фактов, которые ты не знаешь, на самом деле, кандидаты конечно может и были спровоцированы, но точно не нами, в общем, пойми: сделали кандидаты, которые, пусть сами и не хотели, но манипулировались другими людьми». Вот всё это коротенькими фразами как-то складывалось в единую мозаику. Кто знает: может, вызывая для таких «бесед» наиболее активных граждан, являющихся распространителями и генераторами информационных поводов, они маскируют под вопросы свою линию, которую хотят довести до бОльшего числа людей?

3) Запутать, внести сумятицу в мозги – та же логика, что и у предыдущего пункта.

4) Использовать сами факты разговоров с активистами в своих целях. Помните, например, что он сделал с моим отказом отвечать на вопрос о финансировании Движения «За Свободу»? Если бы я невнимательно перечитал протокол и подписал его, то даже факт моего отказа отвечать на вопрос был сформулирован таким образом, что это дало бы основания для закрытия организации. А сформулированный «по-ихнему» ответ на вопрос о применении законодательства завтра могли бы показать по БТ с утверждением, что «региональные активисты осуждают лидеров-террористов». Любой факт просто свидания гб-ста с активистом может дать первым десятки козырей в руки, даже независимо оттого, отвечал ты на их вопросы или не отвечал (что хорошо видно на моём примере, поскольку я и отвечал, и не отвечал) – потому что мы живём в неправовом государстве.

Но… Но Рейхстаг, точка невозврата, для этой диктатуры уже пройдена. Лично мне это всё более очевидно. И сегодняшний день меня в этом лишний раз убедил…