Поиск

вторник, 30 ноября 2010 г.

Дайте Европе ошибиться!


В последнее время в интернете всё интенсивнее обсуждается такой геополитический расклад: Россия отступилась от Лукашенко, а Евросоюз, впику русским, его «подобрал». Поэтому-де, стоит ждать поддержки Европой кровавого режима, со всеми вытекающими (экономические преференции, политическое признание и т. д.).

То есть, получается, вроде как Запад и Россия поменялись ролями: в течение 16 лет Лукашенко был костью в горле ЕС и США, Россия же его поддерживала, теперь будет наоборот: «хорошая Россия» пытается освободить белорусов, «продажная Европа» же белорусов предала.

В этом раскладе скептики усматривают для Лукашенко возможность ещё с десяток лет спокойно удерживаться у власти, получая от ЕС то, что доселе он получал от России, а именно – экономические преференции, позволяющие ему создавать иллюзию собственной эффективности и незаменимости на посту белорусского президента.

Что до меня, так вот, я лично считаю, что альянс современной Беларуси и ЕС по принципу «слияния в экстазе» в принципе невозможен. Но это – отдельная тема.

Давайте попробуем представить, что он всё-таки состоялся, и дело обстоит именно так, как пишут пессимисты.

И в этом случае, убеждён, ничего особо страшного не происходит. Такой альянс будет кратковременным, причём, кратковременным до карикатурности.

Лукашенко, по выражению российского политолога Андрея Суздальцева, отличается «феноменальной недоговороспособностью». Дело в том, что он никогда не сдерживает ни одного своего обещания. Иногда создаётся впечатление, что для этого человека «кинуть» кого-то – просто хобби или развлечение.

Только идейная близость мировоззрений (из одного «совка» вышли) позволяла ему проделывать такие трюки с российскими руководствами всех мастей на протяжении рекордно долгого срока. Кроме того, Лукашенко удавалось эффективно балансировать на геополитическом векторе, когда каждая из сторон (и Запад, и Россия) были заинтересованы в том, чтобы втянуть Беларусь в сферу своего влияния.

В Европе – другие ценности. Да, Лукашенко уже неоднократно обманывал европейцев, а они снова и снова пытаются наладить с ним контакт. Но тут надо понимать, что европейцы видели тогда другого Лукашенко в другом состоянии. С Россией не было открытого, исключающего всякое примирения конфликта, официальный Минск балансировал на краю пропасти, и всегда была вероятность, что он «соскочит». Поэтому ЕС хватался за соломинку, которая несёт в себе хотя бы какую-то надежду «зацепиться» за Беларусь. Поэтому был вынужден прощать снова и снова.

Сегодня у Лукашенко ситуация другая. РФ он докидался до того, что там его за человека перестали принимать. И это при, в общем-то, очень сходной системе координат!

Как только он начнёт реализовывать такую же линию в отношении Запада, скорее всего, и Москва, и Брюссель, просто придут к консенсусу, что в Беларуси обеим сторонам проще начать «с чистого листа», нежели пытаться конкурировать за расположение сумасшедшего. В этом случае дня Лукашенко будут сочтены. Потому что сегодня он не в той ситуации, когда обе стороны, и Запад, и Восток, конкурируют за него. Сегодня он в таком состоянии, что Восток спокойно, даже с некоторым облегчением, отказался от такого «партнёра». Европе, при таком раскладе, вовсе нет смысла, как раньше, хвататься за соломинку (прощая дерзкие выходки капризного диктатора), достаточно просто «проверить на вшивость» и сделать соответствующие выводы.

Остаётся один принципиальный вопрос. Многие могут сказать: ну да, через годик-два, возможно, Лукашенко окажется в полной изоляции, с угрозой потерять власть. Но какая от этого польза белорусам, ведь президентские выборы – уже завтра!

Конечно, это верно.

Но верно и другое.

Разве сегодня есть предпосылки для его ухода? Будем откровенны: большинство населения успокоено повышением зарплат и отсутствием чёткой альтернативы (вменяемого кандидата от оппозиции, коим ещё в 2006-м году был Милинкевич). Тут, как говорится, «и хочется, и колется». Зная рационализм белорусов, можно смело делать прогноз, что «колется» в данном выборе сыграет ключевую роль, и критическая масса населения не поддержит перемен (((

Без чёткой альтернативы, без мощного информационного, финансового, идеологического ресурса, надо было бы, чтобы белорусский народ уж очень сильно оголодал, чтобы пошёл, разорвав рубаху, на баррикады – сбрасывать ненавистный режим. Пока что такого, очевидно, не наблюдается.

Так что мы, в принципе, ничего не теряем.

Зато за эти годик-два, которые пройдут до того момента, когда Лукашенко в очередной раз кинет ЕС и получит «волчий билет», можно с уверенностью ожидать краха его не только внешней, но и внутренней политики. Необоснованное повышение зарплат обязательно аукнется инфляцией и девальвацией, что приведёт к снижению уровня жизни. Не оправдание ожиданий ЕС лишит Беларусь внятного внешнеполитического вектора, а белорусов, соответственно – геополитической ориентацией. Банкротство режима станет очевидным для всех тех, кому оно кажется неочевидным сейчас.

И вот тогда действительно будут условия для смены власти…

Давайте дадим Европе ошибиться.

понедельник, 29 ноября 2010 г.

Дополнительная услуга от гомельского производителя женских трусов


Пост о том, что гомельская трикотажная фабрика «8-е марта» шьёт женские трусы по размеру груди широко разлетелся по сети и, видимо, изрядно потрепал нервы руководству предприятия.

Потрепал настолько, что оно решило откомментировать: как, что и почему.

На гомельский сайт «Сильные новости», который также ретранслировал особенности трусо-изготовления по-гомельски, пришёл комментарий, который, судя по лексике и речевым оборотам, писал если не директор, то уж точно – кто-то из руководства.

«В интересах потребителя стандарты предусматривают нанесение на товарный ярлык в реквизите «размер» основных размерных признаков типовой фигуры. Дополнительные размерные признаки одежды введены для улучшения ориентирования покупателей при выборе размера одежды, т.к. основная масса покупателей отлично знает размер груди и не знает других параметров. Покупатель может оценить соответствуют ли его обмерные данные типовым. По какому размерному признаку ориентироваться решает покупатель.

На товарном ярлыке трусов указаны три размерных признака типовой фигуры, в т.ч. «обхват бедер»
, - вот так производитель трусов ставит на место бессовестных осмеятелей.

Основная масса женщин «отлично знает размер груди и не знает других параметров». С таким же успехом можно было бы написать: «Основная масса женщин, покупателей этих женских трусов - идиотки», и мне тоже оставалось бы только понять и принять это.

Слава Богу, это не моя логика, а логика фабрики «8-е марта», вкупе со всем Беллегпромом.

А вот самый шедевр. После него я всё понял. Я не буду больше смеяться. Я понял – всё в интересах покупателей. Просто, производитель решил превратить банальный и скучный процесс покупки трусов в логический ребус: определи, соответствует ли твоя фигура оптимальным параметрам.

«Покупатель может оценить соответствуют ли его обмерные данные типовым».

Короче, дамы!

Если Вы не можете решить, соответствуют ли ваши параметры типовым, то есть – является ли ваша фигурка пропорциональной известной формуле «90-60-90» - вам в фирменный магазин «8-е марта».

Там, из этикетки на трусах, Вы узнаете оптимальные параметры. Потом вам останется только примерить трусы и сверить размер Вашей груди (благо, в отличие от всех остальных Ваших параметров, размер груди Вы точно знаете) с размером груди же, указанным в этикетке.

Если всё совпало – вы практически модель!


И за эту радостную новость можно будет поблагодарить фабрику «8-е марта»!

"Недорогое и немножечко поправляет здоровье"


"Хорошее и недорогое" - к такое характеристике низкокачественного вина (в простонародии - "бырло", "чернила", "чарли", "компот") мы уже более-менее привыкли.

В интернете появляется всё больше красноречивых видеороликов, снятых скрытой камерой, о жуткой белорусской "стабильности". Алкогольной стабильности...

"Недорогое и немножечко поправляет здоровье". Такой характеристики "бырла" я ещё не слышал...

Стабільнасць ч.2 - Алкагалізм Stabilnasc ch.2 - Alkagalizm from ZDB on Vimeo.



И только не надо говорить мне, что, мол, "навыбирать негативных картинок можно в любой стране, а можно и позитивных". Кто захочет такое написать - пройдитесь по улицам города. Желательно не в Минске, а в глубинке...

Такие дела...

воскресенье, 28 ноября 2010 г.

Обама, Путин, Лукашенко и Боги на земле…


Бараку Обаме разбили губу во время игры в баскетбол – сегодня это одна из топовых новостей.

Наложили 12 швов, всё такое…. Понятное дело. «В баскетбол играют настоящие мужчины, трус не играет в баскетбол».

Одним из последствий этого инцидента будет то, что некоторое время Обама будет появляться на публике с этими самыми 12-ю швами.

Подобное /да не совсем/ недавно произошло и с президентом России Владимиром Путиным.

Он появился на публике в Киеве с плохо скрытыми фингалами. Замечу лишь, что до сих пор никто точно причину деформации лица российского нацлидера так и не узнал.

По-моему, случай с Обамой ярко проиллюстрировал, что такое люди, и что такое идолы.

Если президент США точно знает, что он – человек, то ему и скрывать нечего. Разбили губу – бывает… Дело житейское.

Путин же явно пытается быть «Богом на земле», эдаким идолом и «кумиром» /коего Библия строжайше предписывает себе не создавать/ для большинства россиян и не только.

Вот и комплексует он, болезный, по поводу фингалов, порождая в обществе сплетни и небылицы, одна хлеще другой. В то же время, вполне возможно, что причина путинских «бланшей» куда безобиднее этих самых сплетен. Так закрытость портит наш имидж…

Но это всё на самом деле ерунда по сравнению с лидером Беларуси Александром Лукашенко. Человек ведёт активнейший образ жизни, играет во все виды спорта, но этому губу точно никто не разобьёт и фингала не поставит. Как уж там партнёров по играм обучают или пугают, но Лукашенко точно имеет все основания возомнить себя Богом, чьё лицо ни при каких условиях не может пострадать.

Проблема и Путина и Лукашенко в том, что они, всё-таки, люди… А, значит, смертны.

Когда умрёт Барак Обама, все будут знать, что умер человек, и все поймут: дело-то житейское…

Когда же умирает человек, который при жизни мнил себя Богом, то люди понимают: нас столько лет обманывали!

И проклинают того, кто мнил себя Богом.

Так было со Сталиным, например. Кто следующий?

суббота, 27 ноября 2010 г.

Никогда не надоедающая… бульба


С самого того момента, когда картофель попал в наше географическое пространство, для белорусов он является основным продуктом питания.

Сотни лет ест белорус бульбу и… не надоедает она ему.

И нынешний президент Александр Лукашенко не так давно восхищался собранным урожаем, брал бульбины в ладони, причмокивая говорил: «Вот она – наша нефть». В понимании Лукашенко – картошка для Беларуси и для белорусов – наивысшее богатство.

К сожалению, немалая часть белорусов и сегодня готова выбрать такой образ жизни, при котором бульба – высшая экономическая национальная ценность, а Лукашенко каждый день в телевизоре – стандартная пища для ума и души.

И сегодня они готовы проголосовать за него, что бы им не обещали другие кандидаты. Эта часть населения с каждым годом всё меньше, и, тем не менее, остаётся ещё таковой, что может напрочь предотвратить любые коренные изменения /к лучшему/ в нашей стране.

«А что?», - скажет иной. «Стабильность, ёпт…»

Стабильность-то она стабильность и есть… Только воспринимать её можно по-разному.

Здоровому психически человеку надоедает даже чёрная икра. Вспомнился сегодня таможенник Сухов из «Белого солнца пустыни», который недовольно ворчал на жену: «Опять ты мне эту икру поставила! Не могу я её, проклятую, каждый день жрать! Хоть бы хлеба достала…»

Нормальному человеку надоедает даже чёрная икра, если её каждый день есть. Но вот есть люди, которым не надоедает каждый день есть картошку.

А ещё этим же людям не надоедает этот картофельный президент. Каждый день: в телевизоре, по радио, в газетах… Как пища для ума и для души.

пятница, 26 ноября 2010 г.

«ЗА ЧТО НАРОД НЕ ЛЮБИТ ОППОЗИЦИЮ» или «КТО ГОЛОСУЕТ ЗА ЛУКАШЕНКО?»


Если после того, что я сегодня слышал в общественном транспорте, мне кто-то будет утверждать, что Беларусь – это не страна парадоксов, я, наверное, буду спорить.

- Выступают эти… как их… кандидаты в депутаты, - делится пожилая гомельчанка своими политическими наблюдениями с соседкой по «седушке». – Ой, чего только не обещают! Мне противно было слушать! Сегодня вот слушала… этот… говорил, что подходит к нему женщина и спрашиват: «А что ты обещаешь? Мне нужен муж!» - «Приходи на площадь и там ищи мужа!», во, как он ответил!

Подслушанный мною разговор я цитирую на 90% точно. Как бывший музыкант, могу сказать, что слуховая память у меня почти абсолютная.

- Мне больше всего понравился этот… который снялся, - продолжает тот же троллейбусный «аналитик». – Потому что он смог то что он смог. Он показал, что он может, цивилизованный, приличный человек… ну… этот… который снялся. Он показал, что он может, понравился людям, но сошёл, потому что, сказал, всё равно останется действующий!

Я, честно, не понял, о ком из «снявшихся» идёт речь – не хватает в повествовании деталей. В равной степени это может быть Гайдукевич или Милинкевич, и даже, с определёнными оговорками – Глушаков.

- Кого поддерживать? Только за действующим пойдёт народ – новая короткая реплика.

И теперь (внимание!), после непродолжительной паузы умудрённая гомельчанка объяснила собеседникам и случайным слушателям (в том числе и мне), почему она никогда не будет поддерживать оппозиционного кандидата.

- У меня дочка 18 лет в очереди на квартиру стояла, как ребёнок родился, а как стало ему 18 лет, так не выдержала, поехала в администрацию Лукашенке. Полгода ездила туда, никому не надо, двери ей не открывали. Пока она… ну это… пришла и сказала: я, говорит, Малахову позвоню, расскажу, так вас не то что на Беларусь, на весь бывший СССР прославят! И приняли тока тогда её…

Вот что творится! Вот какая жизня! А они мужа обещают на площади! Да никогда, ни в жисть я не буду за такого голосовать!

четверг, 25 ноября 2010 г.

В Гомеле производят трусы, размер которых зависит от… размера груди!


Собственно, subj!

Я не знаю, как объяснить логику гомельского производителя женских трусов Фабрика «8-е марта». Единственное объяснение, которое лезет мне в голову: это не трусы – а труселя, которые можно натянуть до подбородка. Вот тут, конечно, надо учитывать размер груди…

среда, 24 ноября 2010 г.

Ермошина знает, что делает…


Лидия Ермошина сегодня заявила, что Александр Милинкевич не сможет выступить в эфире БТ как доверенное лицо кандидата в президенты Григория Костусева.

Что в Беларуси все такого рода решения – сугубо коньюктурные и очень часто выходят за рамки правового поля – давненько не секретик для следствия. Грубо говоря, власти всегда смотрят: выгодно им что-то, или нет, а потом легко подводят под это «выгодно - невыгодно» правовую базу.

Лично у меня нет никаких сомнений, что, ежели бы вместо Костусева захотел выступить не Милинкевич, а я – мне бы разрешили. Ермошина бы разрешила, если бы предварительно позволил Костусёв :) Если бы была возможность запихать в эфир вместо Рыгора предпринимателя Усса – так, небось, ещё бы один допэфир предоставили. Но Милинкевич? Позвольте! Ни-ни…

Случившееся ярко и наглядно подтверждает всю абсурдность заявлений «интернет-змагароу» на многочисленных форумах о том, что в «Милинкевиче всё разочаровались» и т. д. Все подковёрные действия власти последних лет были направлены на то, чтобы непосредственно Милинкевича перед этой кампанией нейтрализовать. И, достигнув этого, власть, конечно, не отступит…

Иначе – как объяснить, что Ермошина не хочет выпускать в эфир человека, который «всех разочаровал», «всех предал» и «всем надоел»? В стремлении поэффективнее использовать информационные возможности оппозиции Лидию Михайловну подозревать ой как непросто…

вторник, 23 ноября 2010 г.

В полном отрыве…


Кратко отрефлексирую на вчерашние выступления кандидатов в президенты – молодых политиков Рымашевского и Михалевича.

Как и все, скажу, сохраняя объективность, что Рымашевский понравился: не ждал от него такой прыти. Гладко, спокойно, раскованно – его состояние как нельзя лучше подходило для того, чтобы он мог спокойно доносить свои мысли, и чтобы эти мысли воспринимались.

Грех не вспомнить, что Виталий Рымашевский является сопредседателем одной из самых одиозных партий в белорусской политике – Белорусской Христианской Демократии. Публика там несколько своеобразная, и воздействовать на неё силой слова, точнее – формой подачи этого слова (не особо зацикливаясь на смысле) – милое дело. И мы хорошо знаем, что все лидеры той команды, что Павел Северинец, что Дмитрий Дашкевич, что вот Виталий Рымашевский – ораторы с отточенными навыками, привыкшие выступать и быть услышанными. Вот примерно это мы и наблюдали вчера.

Выбесило в Рымашевском другое. Выступление Рымашевского – голимый плагиат и нарезка чужих идей и наработок. Над концепцией административной реформы, которую он «презентовал», сеть региональных организаций БЕЛАРДА работала последних несколько лет. К слову, основателем этой сети является как раз А. Михалевич, который выступал после Рымашевского. Идея отмены пошлин на авто, на которой также попытался пиариться кандидат от БХД – разработка Партии БНФ, они даже хотели провести референдум. Ход с разрыванием портретов – глупое подражание Козулину, совсем не выигрышное. Можно продолжать…

В общем, совершенно без стыда и совести «христианин» Рымашевский презентовал обществу «награбленный» интеллектуальный капитал, воспользовавшись преимуществом первого выступающего. Что, в принципе, лично меня практически не удивило, но лишь до глубины души возмутило.

И пару слов о Михалевиче.

Выступление было хорошо в том смысле, что человек говорил очень умные вещи и говорил их в доступной форме «вопрос - ответ». Его хотелось слушать, потому что он не говорил банальностей, чувствовалось: предлагаемые вещи могут сработать, интересно, что скажет дальше?

Сильно огорчило лишь, что выступил он перед зрителями в образе заики. Хочется надеяться, что негативный эффект от этого дефекта исправит его же послание, что не бывает «неполноценных», а бывают «люди с ограниченными возможностями».

В общем, считаю, что проиграли оба. И умный заикающийся Михалевич, и вороватый но артистичный Рымашевский. Будем смотреть на вещи объективно…

PS Мнение практически всех моих знакомых и малознакомых мне людей, не ангажированных в политику, о выступлении Михалевича, в бОльшей части совпало с моим: умно, актуально и красиво – по содержанию, и «не фонтан» по исполнению. В общем, казалось, что есть ещё шансы исправить ситуацию: ведь впереди ещё один эфир, может, Алесь не будет так волноваться?! Ан нет! Оказывается, шансов у него нет, всё было из рук вон плохо, говорил нудности и глупости, веры ему нет, какой-нибудь киборг или андроид и то справился бы лучше, страшно далёк он от реальных простых людей! Такими отзывами меня утром на работе встретили «независимые СМИ» и «политологи-аналитики».

Дорогие «независимые СМИ» и «политологи-аналитики»! Может, это вы – страшно далеки от реальных простых людей?! Большинство из которых придерживаются несколько иного, куда менее категоричного мнения по поводу выступления Михалевича…

понедельник, 22 ноября 2010 г.

Почему белорусские власти никогда не будут ограничивать оппозиционный интернет?


Рискну сделать предположение: белорусские власти, несмотря на все декларации, никогда не станут ограничивать оппозиционный интернет. Они будут делать вид, чтобы нагнетать панику, и делать вид, что он их беспокоит (по принципу Братца Кролика: «Делай со мной что хочешь, только не бросай меня в терновый куст»), но ограничивать реально – нет. По одной причине: он им выгоден.

Да, независимые Интернет-СМИ, равно как и сайты оппозиционных организаций и партий – единственный, кроме официозно-одиозных медиа источник информации. Зачастую – неприятной для властей информации. Тем и опасен. Однако…

1. ОППОЗИЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ - ИДЕАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ДЕМОРАЛИЗАЦИИ И МАНИПУЛЯЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ

Скажу не самую очевидную вещь: слишком много информации – это так же плохо, как и её полное отсутствие. Плюрализм – это очень хорошо, в условиях свободного политического рынка, когда человеку надо просто составлять своё мнение. В условиях, когда у множества людей мнение, по большому счёту, сформировано (например так: «Лукашенко должен уйти!»), разноголосие – фактор деморализующий.

Возьмём простой пример. На этих выборах мы имеем 10 кандидатов в президенты. Если бы не было Интернета, тот кандидат, который имеет действительно серьёзные ресурсы (финансовые и людские) за счёт прямой работы с избирателями запросто консолидировал бы вокруг себя всех сторонников перемен – альтернативные кандидаты попросту не смогли бы ему ничего противопоставить. Чего греха таить: на протяжении последних 10-ти месяцев пропаганда Некляева в офф-лайне просто подавляет всех остальных.

Но белорусские искатели альтернативы привыкли заходить за новостями в Интернет, и здесь они видят массу других соискателей. Кроме того, они видят множественные дискуссии и споры, кто хорош, а кто – плох. Пытаются в этой каше думать, анализировать, в итоге – разбредаются в разные стороны.

Типичная ситуация, искусственно (и, уверен, в конечном итоге - безрезультатно) объединившиеся Некляев и Санников. Некляев имеет свой рейтинг, заработанный различными мероприятиями, акциями и т. д. И Санников имеет свой рейтинг: заработанный постоянными интервью сайту «Хартия 97». Эту Хартию читают все демократически ориентированные граждане, понятно, что сайт имеет колоссальное влияние на общественное мнение. И, вот я лично не припомню в политическом «межсезонье» от кандидата Санникова никакой политической активности, кроме как высказываний на этом сайте. Но, благодаря им, он забирает весьма солидную часть электората у остальных. Сниматься при этом совершенно не собирается, хотя рассчитывать ему особо не на что: людей или денег для активной работы в офф-лайне у него нет, соответственно, его рейтинг только аудиторией «Хартии» и ограничится. Тем не менее, мы видим здесь классическую схему, как преимущество в Интернет-пространстве делает возможным дробление электората.

Уверен, если бы не было возможности у белорусских оппозиционных политиков высказываться в Интернете, сейчас не было бы 10 кандидатов. Максимум – 2 оппозиционных, причём один из них – Некляев, а второй… совсем не Санников, а Милинкевич, обладающий самой высокой узнаваемостью, отнюдь не связанной с интернет-активностью.

А та вакханалия, которая разворачивается на оппозиционных сайтах, форумах, блогах, среди оппозиционной тусовки в социальных сетях… Простому человеку, если он попытается в ней разобраться, станет ясно одно: бардак! Договориться не могут! Надеяться не на что!

Плюрализм в таких условиях – деморализующий фактор.

2. ОППОЗИЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ - ИДЕАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ДИСКРЕДИТАЦИИ

Посмотрим на проблему с другой стороны. Мы тотально не верим государственным СМИ. По законам природы, если мы не верим одним, мы должны верить другим.

Соответственно, СМИ независимые, имеющие 90% своей аудитории в Интернете, пользуются повышенным доверием со стороны граждан, их читающих. Аксиома, что это те граждане, которые составляют базовый оппозиционный электорат.

Если по БТ будут хаять Милинкевича – это сработает на повышение его рейтинга. Потому что БТ мы все уже давно слушаем и смотрим наоборот: знаем, что чёрное они называют белым, и наоборот.

Если же Милинкевича будет три года подряд «мочить» «Хартия 97», то это нанесёт ему серьёзнейший урон: «Хартии» многие верят только за то, что она критикует оппозицию.

Тут будет уместно сказать, что лично у меня нет и малейших сомнений, что во всех редакциях всех СМИ есть хотя бы один человек, тайно связанный со спецслужбами. Грош цена была бы КГБ, если бы они упустили столь важный участок формирования общественного мнения.

Соответственно, наличие таких оппозиционных сайтов и своих людей в редакциях – идеальный инструмент для дискредитации (путём своеобразных информационных «троянов») неугодных. Если же использовать его огулом против всех, то будет примерно та же картина, которую мы наблюдаем сейчас: абсолютный, не прекращающийся ни на секунду «срач» всех со всеми.

А тут уж см. пункт первый – такой «срач» оказывает на всех сторонников перемен исключительно деморализующее влияние.

Но и это ещё не всё. Оппозиционные политики, загнанные властью в политическое гетто, основа которого – гетто информационное (оппозиционный сегмент Интернета), и сами, в общем-то, являются катализатором такого взаимного уничтожения дискредитацией. На узкой Интернет-площадке конкуренция обострена до невозможности, и никто не упускает случая «опустить» конкурента. Вспомним хотя бы «творчество» Подоляка в «Народной Воле» против Милинкевича. Все тогда сошлись на мнении, что это – политический заказ, сделанный «коллегами» по оппозиционному цеху.

В таких условиях власть может вообще ничего не делать: просто наблюдать, как в узком пространстве оппозиционные силы сжирают сами себя. Увлекательное зрелище!

3. ОППОЗИЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ УБИВАЕТ ГРАЖДАНСКУЮ АКТИВНОСТЬ

И, наконец, самый важный пункт: оппозиционный интернет убивает гражданскую активность населения.

Не буду далеко ходить за примерами. Сплошь и рядом случаются оппозиционные акции, на которых собирается людей меньше, чем в интернете, на сайтах, которые эти акции освещают, комментариев типа: «Я тут в поликлинике, но я с вами!!!». Да не было бы Интернете – бросил бы ты свою поликлинику и побежал бы на акцию! А так, гляди-ка ты, солидарен! Дело сделал, не остался в стороне!

Когда не было Интернета, люди толпами шли на любые мероприятия, на которых можно было получить альтернативную информацию. Сейчас достаточно просто заглянуть на сайт, и ты не только всё узнаешь, но ещё и «поприсутствуешь»: «Я с вами!». Всё это очень удобно: можно «оппозиционировать» в кресле дома, с бокалом пивка и в семейных трусах.

Любая встреча кандидата в президенты, если бы не было Интернета, собрала бы в 20 раз больше людей, чем с Интернетом. И не беда, что возможностей для распространения информации об этой встрече было бы меньше: народная молва делает своё дело лучше любого сайта.

Любое открытое партийное собрание посещала бы масса непартийных граждан, и, чем чёрт не шутит, возможно, вступала бы в партии – если бы не могла запросто, в тепле и в семейных трусах получать информацию дома.

Любой оппозиционный «боевой листок» ксерился бы и передавался из рук в руки как великая ценность, и оттого его содержанию было бы в 20 раз больше доверия, если бы не было интернет-сайтов. Сайтов, где информация если и подаётся объективно, то сотни ангажированных комментариев так «срут» в головы простых людей, что те уже и не знают, как к этому относиться.

В конечном итоге, оставаясь дома, в тепле, на диване, в семейных трусах и с пивом, один на один с безграничным потоком информации, человек всё же остаётся ОДИН. На любом массовом мероприятии он бы чувствовал поддержку стоящих рядом людей, здесь же он лишь видит, что собралось «опять мало», и «самому зачем идти с кучкой недовольных», ведь можно, в конце концов, и дома свой протест выразить…

И этот протест, таким образом, распыляется по сотням тысяч квартир, вместо того, чтобы в один момент консолидироваться на площадке перед администрацией президента…

Вкупе со всеми описанными выше деморализующими факторами – это оказывает решающее влияние.

Вот поэтому власти никогда не закроют оппозиционный интернет. Он им очень и очень выгоден. Непрямой, но чрезвычайно весомой выгодой.

Может ли Грузия сорвать Олимпиаду в Сочи?


Сегодня меня «порадовала» новость, что Грузия начинает кампанию по переносу Олимпиады Сочи-2014.

Я так подумал: а что Грузия может сделать? Если в правовом поле, то – ничего. Что бы они не предпринимали, к чему бы ни призывали – никто их, понятное дело, не услышит.

Очевидно, что помешать проведению Олимпиады 2014 года в Сочи может лишь реальная дестабилизация обстановки на Кавказе.

Вот и остаётся у грузи два варианта в связи с объявленной кампанией:

1) Сотрясать воздух без видимого (да и невидимого - тоже) результата;

2) Россия неоднократно обвиняла Грузия в поддержке чеченских сепаратистов. Если честно, я в это никогда не верил. Если Грузия всерьёз собралась сорвать сочинскую олимпиаду, и если у неё действительно есть такие связи – мы это увидим… Надеюсь, что не увидим…

суббота, 20 ноября 2010 г.

Тема выходного дня: детское Евровидение в Беларуси. Почему мне опять стыдно за свою страну?


«Центр и сердце Европы», как любит приговаривать Александр Лукашенко, в эти дни принимает у себя детский музыкальный конкурс «Евровидение - 2010».

Всё бы ничего, но белорусский тут на днях отпустил одну реплику, которая а) заставила меня вновь почувствовать, что мы, если и находимся в «центре Европы», то только если снизу посмотреть; и б) ощутил острый и жгучий стыд за свою страну, которая живёт вот по такой, озвученной Лукашенко, шкале приоритетов.

«Евровидение» вообще, не только детское, но и взрослое, для Европы – дело даже не третье, а тридцать третье. Конкурс этот для среднего европейца совершенно непрестижный и неинтересный, а для молодых исполнителей существует масса куда более перспективных площадок. Небывалой популярностью сиё действо пользуется лишь в странах Восточной Европы, которые (в отличие от Беларуси) совершенно не претендуют на звание «сердца Европы».

А Лукашенко напрямую, без обиняков, говорит: «Детским Евровидением сейчас живёт вся наша страна».

А) Очень погано, когда детской версией третьесортного музыкального конкурса живёт целая страна, далеко не последняя (казалось бы) по уровню развития человеческого потенциала. Правда, ещё поганее, когда, несмотря на это, она ещё находит в себе достаточно фанфаронства, чтобы претендовать на звание «сердца и центра»…
Б) В Беларуси сейчас проходят выборы президента, началась самая острая её стадия – агитационная кампания. Выборы президента – это ключевое событие в жизни абсолютно любой страны, ибо, предполагается, что на них определяется судьба всех и каждого на ближайшие годы.

Мне очень стыдно, что гражданам моей страны ход детского музыкального конкурса не первого уровня престижности, гораздо важнее, чем их собственная судьба. Если это так, то ничего хорошего этот народ в ближайшие годы не ждёт.

Если же это не так, то мне стыдно за то, что я живу в стране, где президент-самодур может лепить от имени всей нации абы что, и не нести за это никакой ответственности…

пятница, 19 ноября 2010 г.

Низкий старт…


Состоялась первая встреча кандидата в президенты с избирателями.

Первым кандидатом стал Андрей Санников. Белорусские аналитики и «уважаемые люди» (типа полковника спецслужб Бородоча) его очень любят и считают «сильным». В отличие от «разочаровавшего и предавшего всех Милинкевича», ну а про Михалевича либо Костусева я вообще молчу.







Сайт Санникова «Хартия 97» любезно показал нам фото и видео со встречи, и заверил, что там присутствовали несколько сотен человек.




Что такое «несколько сотен человек» - это могут рассказать люди из команды Милинкевича: самая первая встреча с избирателями в 2006 году прошла в Гомеле, и тогда в зале Городского Центра Культуры собралось 1000 человек (+/-). А, впрочем, что это я: Милинкевич жеж их всех разочаровал…

И – да, наверное, разочаровал, но, может, не так сильно? Вот на встрече в Гомеле в апреле сего года на Милинкевича пришло, по нашим подсчётам, человек 70-80. Хотя и не сам Александр Владимирович выдвигался, и масштаб кампании - не тот, и интерес к ней со стороны общественности - никакой. Но пришло как раз столько человек, что, приди столько на Санникова, можно было бы говорить: несколько сотен.

В общем, все эти сопоставления имеют собой одну цель: наглядно мы все видим, чего стоит запал «сильных» кандидатов. Может, пора бы перестать развязывать внутриоппозиционные конфликты, унижая остальных претендентов, и поискать возможности совместно набрать хоть какую-то динамику?

А то, подозреваю, 19 на Плошчы Андрей Олегович также будет общаться с «несколькими сотнями» человек… Через тот же мегафон с красноречивой надписью «Орало»…

Михалевич: единственный, кто…


Выскажу мнение, которое пойдёт вразрез со словоизлияниями многочисленных «аналитиков» и «уважаемых людей» (вроде товарища полковника спецслужб Бородоча).

Кандидат в президенты Беларуси Алексей Михалевич сегодня – единственный, кто не играет по сценарию власти.

Сегодня прошла регистрация кандидатов в президенты, и в Беларуси установлен рекорд: впервые «на трон» будут претендовать аж десять политиков. Такого раньше никогда не было.

В этом многочисленные политологи и комментаторы усмотрели изюминку властного сценария по проведению выборов. Убивается два зайца: с одной стороны, Европе демонстрируется достаточно серьёзный «прогресс» в демократизации; с другой стороны – большое количество оппозиционных кандидатов попросту растягивает оппозиционно настроенный электорат, не давая ему консолидироваться и превратиться в какую-то угрозу для режима.

В общем-то, этот сценарий очень логичен, и, похоже, что так всё оно и есть. Белорусский оппозиционный электорат – это не что-то подвижное и динамичное. Принято считать (и независимые социологи это подтверждают), что это примерно 25% населения Беларуси, которые ни при каких условиях не видят Лукашенко президентом страны. Цифра эта не меняется уже много лет, вряд ли изменилась и к 2010-му. С электоральной точки зрения, 25% - маловато для победы. Зато, если вспомнить принцип, что все революции делаются активным меньшинством, вполне вероятно предполагать, что полная консолидация этих 25% может привести к победной Площади. И, с целью не допустить этой консолидации, регистрация “червонца» претендентов – мудрый ход.

Сами претенденты, я уверен, такому обороту дела очень даже не рады. Все, подчёркиваю – все они шли на выборы с пакетом целей, в который не входит победа над Лукашенко. Просто потому, что на многочисленных семинарах и тренингах всех научили: цели должны ставиться реалистичные и достижимые. С точки зрения реалистичности цель «Победить Лукашенко» выглядит не очень… Поэтому, кто-то шёл на выборы с тем, чтобы «засветиться», ктол-то, уже «засвеченный», с тем, чтобы «раскрутиться», кто-то, как Некляев, отыгрывает другой сценарий власти, более долгосрочный – создание контролируемой оппозиции.

Без веры в победу над Лукашенко объединяться нет смысла, и подавляющее большинство претендентов уже успели заявить, что делать этого не будут. Однако вот беда: «засветка», «раскрутка», «международная известность и контакты», «социальный статус» и т. д. – все это вполне достигается через сбор 100 тысяч подписей. Проводить же агитационную кампанию – это безумно дорого и хлопотно, и, знаю, практически ни у кого нет для этого ресурсов, ни финансовых, ни людских.

Поэтому нерегистрация была бы для большинства прекрасным выходом из тупика, позволяющим сохранить лицо. Однако власть их этой возможности лишила, и превратила в клоунов: это второй этап её сценария – показать избирателям и Европе большое количество кандидатов, ругающихся в прямом эфире теледебатов, не умеющих объединиться и не имеющих шансов на победу.

При этом важная деталь: режим хорошо понимает одно очень серьёзное слабое место белорусской оппозиции. За годы нахождения в «оппозиционном гетто» у местных лидеров напрочь атрофировались навыки ведения публичной политической деятельности. Головы забиты штампами и стереотипами, чуждыми большинству белорусов: «крывавы рэжым, гэбня, незалежнасть, за всё ответишь, репрессии, права человека, Гаага» - это набор самых распространённых слов в обиходе современного белорусского оппозиционного лидера.

Такие речи порядком достали белорусских граждан, и, плюс к тому, 75% этих граждан просто не понимают такой лексики. Им, грубо говоря, до фонаря. Они боятся социального напряжения, вражды, конфликтов – и поэтому боятся оппозиции, которая едва ли не прямым текстом кричит о том, что в Беларуси есть «чэсныя и нячэсныя».

Критикуя действия власти на все 100%, в духе «хуже быть не может», традиционные белорусские оппозиционеры бросают вызов, собственно, всему белорусскому народу, который уже 16 лет так живёт и не рыпается. «Вы – бараны, поддерживаете режим, при котором хуже быть не может» - так и читается между строк. Понятное дело, что белорусы становятся «в стойку», волей-неволей приходится многим говорить: «Сами вы бараны, при вас было бы ещё хуже». Может, и хотел бы иной поддержать оппозицию, но, после того, как на предыдущих выборах он поддерживал Лукашенко, согласиться с демократами для него фактически означает признать, что много лет он поддерживал «крывавы рэжым», что, из-за того, что не ходил на оппозиционные акции, на его совести кровь Захаренко и Гончара, и, в конце концов, из-за своего молчания он лично повинен в том, что Беларусь скатывается в долговую яму. Признаться себе в таком – это не каждый может. Далеко не каждый. Куда проще ещё раз промолчать, надеясь, что Лукашенко «разгребётся с проблемами» и всё как-то само собой утрясётся.

Именно на это делается главным образом властными сценаристами ставка. Люди, уровня интеллектуального развития типа Статкевича, Санникова или Рымашевского, просто не способны выучить какие-то новые слова, следовательно – не могут пробовать выходить на новые аудитории, новые % избирателей, ранее не вовлечённые в традиционный базовый оппозиционный электорат. А это, в свою очередь означает, что они должны бороться за раздел имеющихся 25%, что, во-первых, будет выглядеть смешно, во-вторых, повысит накал конфликтности собственно среди оппозиционных кланов.

Расклад вроде бы идеальный: эдакий римский амфитеатр, где гладиаторы бьются меж собой на потеху императору и плебсу, который практически никогда не берёт сторону гладиаторов, а смотрит, что показывает император: добить или пощадить.

Самым неприятным сюрпризом для императорского двора, это уже очевидно, стало наличие в обойме «гладиаторов» одного, который пытается вырваться за рамки этого «ринга».

Алесь Михалевич, как ни странно, забыл слова «крывавы рэжым, гэбня, незалежнасть, за всё ответишь, репрессии, права человека, Гаага». Критикует власть, но умеренно и сдержанно, не заявляя, что «плохо - всё». Тем самым он пытается выйти «за флажки», за рамки тех самых заколдованных 25%.

Его риторика снижает конфликтность в обществе. Оставляет белорусам, тем, кто ранее поддерживал режим, шанс без ущерба для чувства собственного достоинства, перейти в «другой лагерь». Даёт возможность тем, кто ранее разделял ценности режима, но сейчас чувствует: «что-то не то» пересмотреть свою позицию в пользу необходимости модернизации и совершенствования – без риска, что всё старое будет обязательно разрушено как «самое плохое».

Он не выступает «против», он – «за». Он не сыплет штампами, а не боится смотреть на вещи объективно: была демократизация в ходе сбора подписей – он говорит об этом, и просты люди его понимают: раньше ведь они столько б-чб флагов на улицах не видели. Он говорит, что прежняя система удовлетворяла потребности страны, но износилась и её надо модернизировать, и людям и это понятно: ведь жили ещё пару лет назад припеваючи – зачем же думать, что всё делалось так, что «хуже некуда».

Михалевич поступает так, как надо поступать, если ты занимаешься политикой, а не гладиаторскими боями на потеху императору: ищет новые аудитории и пытается на них влиять. Он не хочет воевать с коллегами за традиционный электорат, он хочет завоёвывать новый – на перспективу. Он поступает в высшей степени прагматично и мудро – другого не остаётся. В 35 лет у него никаких шансов стать президентом априори нет, сниматься тоже нет смысла, потому что больше никто этого делать не намерен: почему бы не использовать возможность, чтобы достучаться до умов и сердец миллионов новых для оппозиции избирателей.

Реакцию общества мы уже знаем. Практически без финансовых вливаний и купленной поддержки СМИ, рейтинг Михалевича вырос за месяц в три раза, обошёл Романчука, которого (теперь можно спросить: почему?) относят к тройке лидеров.

Для властей это было огромной неожиданностью, появление такого «гладиатора». Понятное дело, прессовать его «в лоб» для них было бы сейчас самым проигрышным делом: все бы увидели, что власть боится его, и многие бы поняли, чего именно она боится. Поэтому в ход пошли самые опасные формы их работы: подковёрная агентурная дискредитация. Сотни людей по стране в узких кругах разносят лживые сплетни и небылицы, десятки проф-комментаторов сыплют оскорблениями и ярлыками в СМИ – в общем, делается всё то, что совсем недавно делалось в отношении Милинкевича, с единственной целью: отвратить от Михалевича демократически ориентированную публику, лишить, таким образом, возможности выстроить мощную команду и – сделать невозможным выход политика со своими идеями на широкие слои общества.

Белорусский политический оппозиционный бомонд тоже не скрывает раздражения. Как могут, перевирают все фразы и приходят к выводу, что человек, который не знает слов «крывавы рэжым, гэбня, незалежнасть, за всё ответишь, репрессии, права человека, Гаага», - это недочеловек, продавшийся власти. При этом они как-то не замечают, что, наоборот – он им выгоден, поскольку не претендует на их верные 25% электората, и число бойцов, делящих этот кусок, уменьшается на одного человека.

Но они этого не замечают, потому что давно не занимаются публичной политикой, но лишь – гладиаторскими боями.

Что до меня, то моё личное отношение к происходящему таково. Посвящать жизнь и карьеру постоянной борьбе за передел завоёванного – это участь неудачника. Если жизнь впереди, если хочешь чего-то достичь – надо идти вперёд. Поэтому – всё правильно делает политик Алексей Михалевич.

четверг, 18 ноября 2010 г.

«Брестскую крепость»-то мы посмотрим…


То, что до сих пор в Беларуси не показали фильм «Брестская крепость», лично я считаю настоящим позором для руководства страны.

Подвиг защитников Брестской крепости – это героическая часть истории двух народов: советского и белорусского. Советского вообще, каким его хотели видеть в конце концов коммунисты, и белорусского в частности.

И память об этом подвиге, в отличие от множества других, жива в народе, жива в обществе, жива в практически каждом белорусском человеке.

Мало того. Участие белорусов в Великой Отечественной – это один из «столпов» современной идеологии белорусской государственности. Достаточно вспомнить хотя бы тот факт, что День независимости мы отмечаем не тогда, когда получили реальную независимость, а тогда, когда от немецко-фашистских захватчиков освободили город Минск.

Власть, которая выстраивает такую идеологическую линию патриотического воспитания своих граждан, но оказывается не в состоянии обеспечить доступ этих граждан к соответствующему кино (важнейшему из искусств, как говорил Ленин), попросту расписывается в своей абсолютной и полной импотенции. Такой импотенции, от которой виагра не помогает.

Впрочем, что это я? Рано или поздно, «Брестскую крепость» -то мы посмотрим. Уже, впрочем, понятно, что – поздно.

Мне просто обидно, что мы даже в таких делах оказываемся… самыми отстающими? Нет: отсталыми.

Вдогонку Дню Студента


Вчера мы праздновали Международный день студента. Пусть сегодня уже тема и неактуальна (за исключением разве что тех, у кого после вчерашнего болит голова), но, что называется, вдогонку, хотелось бы сказать пару слов о современной студенческой жизни. Как мне она видится.

Период студенчества традиционно занимает одно из самых приятных мест в наших воспоминаниях на протяжении всей жизни. Так, по крайней мере, принято считать. В эти годы мы молоды, полны сил, ищем что-то в жизни и всё видим в радужном цвете. Студенты – народ романтический и свободный, в меру интеллектуальный, не в меру творческий и креативный. И, самое главное – свободный.

Так было, в том числе, и во времена моего студенчества: свобода и мысли, поступки и чувства – всё это не носило отпечатка «взрослой жизни», и позволяло молодым людям формировать в благоприятной атмосфере своё мировоззрение и ценностную шкалу.

Чаще всего, в той атмосфере, из зачастую не самых лучших в учёбе людей вырастали личности: развитые, свободно и самостоятельно мыслящие, способные принимать решения и реализовывать их. «Студенческая вольница» - идеальная среда для формирования полноценного характера: если у тебя хорошие задатки, то в свободной и творческой атмосфере они разовьются в настоящие таланты; если же ты замаскированный «оторви да выбрось» - свободная атмосфера студенчества сорвёт с тебя все маски и ты займёшь соответствующее место в социуме. Но «овощем» - бездумным и бесхарактерным – ты не будешь.

Так было раньше.

Но с тех пор, как мне видится, в студенческой жизни Беларуси произошли некоторые изменения.

В белорусских ВУЗах ввели госидеологию – и конец свободомыслию! Что такое государственная идеология? Таких не бывает! Бывают политические идеологии, и носителями их являются различные партии. Та партия, которая находится у власти, реализует её посредством государственной политики. Если страна – тоталитарная, однопартийная, государственная идеология вроде как имеется, но это всё равно изначально политическая, партийная идеология! Если страна демократическая – они ротируются, взаимно дополняя и корректируя друг друга в госполитике.

Но в Беларуси – особый случай. Здесь формально декларирована многопартийность, но в реале тут классический персоналистский диктаторский режим. Задача нашей «госидеологии» - обосновать право Лукашенко на единоличную, неограниченную и бесконечную во времени власть. Понятно, что на выходе получилась такая ерунда, что сами чиновники стонут от её бредовости, но это не мешает власти впаривать эти помои в студенческие мозги – в тот самый период, когда они наиболее восприимчивы к любой информации!

Понятно, что описанное противоречие между желаниями белорусского режима и суровой действительностью ни в коем случае не могут дать мозгам пищу для развития – могут их только иссушить!

БРСМ – как основа студенческого сообщества – это вообще отдельный разговор! Во всём мире, относясь к студентам как к развивающимся гражданам, отлично понимают, что самое главное в этом возрасте – научиться принимать решения, выполнять их и нести за это свою долю ответственности. Именно поэтому везде основа – студенческое самоуправление, в той или иной форме как раз эти качества развивающее. Но только не у нас! У нас БРСМ – жёсткая структура, абсолютно административная, а «молодёжные лидеры» - те же чиновники. За выполнение приказаний полагаются бонусы, за невыполнение – санкции. И с самых молодых лет человек приучается к одному: исполнение!

Учитывая, что членство в БРСМ – практически обязательное, это попросту трагический факт для белорусского общества на долгосрочную перспективу.

Мероприятия и действия этого БРСМ также заслуживают отдельного упоминания. Студенческая жизнь во все времена подразумевала большую долю так называемой «студенческой романтики», которая могла проявляться в разных формах. На Западе это – свобода, в СССР это была романтика идеи коммунизма, ради которой было не жалко ни сил, ни здоровья (и ехали студенты на целину или строить какой-нибудь Комсомольск-на-Амуре совершенно бесплатно, ибо была романтика идеи).

Не то – сейчас. Ныне ежу понятно, что такими идеями молодёжь не привлечёшь – рассмеются в лицо. И, одновременно, (трагическое противоречие!), как же хочется чиновникам построить самый что ни на есть махровый комсомол в лучшем виде. Посылать студентов на картошку, на стройработы, и чтобы они находили в этом высший смысл жизни!

И было найдено «революционное решение»: на стройки и на уборку урожая посылают, но, чтобы в лицо не смеялись, оформляют зарплаты! Времена у нас такие, полу-капиталистические, и идею пытаются заменить заработком.

Она-то, идея, дама е привередливая, терпит и заменяется… Только в результате у молодёжи формируется ясный стереотип: никаких идей нет, есть только бабло, и это бабло можно получать/зарабатывать только в прямом подчинении чиновникам (БРСМ). Опять же, на фоне доминирования этой организации формируется совсем неприглядная картина: подчинение и исполнение – путь к нормальной и обеспеченной жизни.

Про учебный процесс я писать не буду. Он не так на виду, поэтому человеку, который лично с ним в настоящее время не сталкивался, очень тяжело делать какие-то квалифицированные выводы. Скажу лишь одно, что учебная программа, которая содержит в себе госидеологию, хорошей быть не может. Особенно в условиях, когда «столпы» этой идеологии могут меняться в зависимости от настроения президента. Вот раньше у нас какая главная идея была? Славянское братство, Союзное государство и тому подобная интеграция. Что осталось в обществе от этой идеи? То, что Кремль пытается нас «наклонить». Так в чём наша идеология?

А свобода мысли, творчества, поиска? В прежние годы студенчество было основной движущей силой общества, самой активной прослойкой, которая сыпала идеями и лучилась желанием их воплощать. Ныне, за членство в любой организации, кроме БРСМ, вероятно исключение. За участие в деятельности любой негосударственной инициативы это исключение уже более вероятно. И оно совершенно гарантировано, если попробовать что-то где-то пискнуть в политике.

После отчисления – армия и невозможность найти квалифицированную работу, достойно устроиться в жизни. Вот такая перспектива. Рациональный молодой человек просто думает: «Нафиг надо» - и принимает «правила игры».

Такая реальность: нынешняя система высшего образования в Беларуси настроена на то, чтобы воспитывать сугубо прагматичных и безынициативных людей, которые знают одно: подчинение – закон выживаемости.

Но студенты – это ведь молодые ищущие мозги, которым, как бы не старалась власть, «не всё равно». Разрываясь между этими и множеством других противоречий, стремясь найти свой единственный и правильный путь, и, упёршись в стену, большинство из них приходит к одному из следующих выводов: или «надо валить» (а среди учащейся молодёжи такие настроения – самые распространённые), или «всё пофиг» (чисто от апатии, которая возникает при бесплодных поисках невозможных решений).

Я, конечно, далёк от обобщений. Я ни в коем случае не утверждаю, что описанное применимо ко всем: все мы – индивидуальные личности, по-своему духовно богатые и уникальные. Я говорю о тех тенденциях, которые ужде открыто выстраивает власть, о людях «её мечты» и о том, какими путями она этих «людей мечты» выковывает.

Что нас ждёт, когда плоды этой системы воспитания станут стержнем белорусского общества? Кто его знает… Однозначно могу сказать одно6 будет непросто.

среда, 17 ноября 2010 г.

Большое стадо


В Беларуси, по данным социологов, есть приблизительно 44%, которые стабильно, при любых обстоятельствах, голосуют за Лукашенко. И собираются сделать это и на предстоящих выборах.

Они голосуют за Лукашенко всегда. Когда тот был главным врагом Запада – они поддерживали идею создания Союзного государства с Россией. Когда Лукашенко поссорился с Москвой, они стали недружелюбно зыркать на Кремль. Пока Лукашенко кричал о неизменности курса на сохранение социалистической собственности, они поддерживали его руками и ногами. Как только Александр Григорьевич заявил о необходимости приватизации, они тоже поддержали его, особо не вдумываясь, что происходит.

Это люди – которые поддерживают отмену льгот, в том числе – и самим себе. Готовые есть радиоактивные продукты, произведённые в местностях, ещё несколько назад считавшихся зонами отчуждения. Они согласны на пожизненную кабалу в виде трудового контракта и не считают для себя чем-то неприемлемым вымирание Беларуси рекордными темпами – они же не вымирают, чего беспокоиться-то?

Когда Лукашенко завязывает экономику Беларуси на дешёвых энергоносителях из России, а оппозиция призывает диверсифицировать источники поставок – они поддерживают президента. Когда до него (через десять лет!!!) доходит и начинаются попытки возить нефть из-за тридевяти земель – 44% также поддерживают его, не задумываясь особо, не задавая вопрос: «А имеешь ли ты право оставаться у власти, если ты способен десятилетиями водить страну по ложному пути и не нести за это никакой ответственности?!»

Какой бы финт не выкинул Лукашенко – эти люди его поддержат всегда. В этом и есть феномен политического долгожительства нашей диктатуры. Имея такой стабильный базовый электорат, белорусскому правителю остаётся только дискредитировать оппозиционных лидеров, чтобы остальные избиратели метались в поисках альтернативы и… не находили её. И можно править вечно, особо не беспокоясь о том, что творишь.

«Не надо думать – с нами тот, кто всё за нас решит!», - говорили солдаты группы армий «Центр» гитлеровской Германии в песне Высоцкого.

В этом суть любой диктатуры. Она появляется тогда, когда в обществе нет зрелого понимания стратегического пути развития, и возникает «лидер», который говорит: «Ни о чём не думайте, ни о чём не заботьтесь, ни о чём не переживайте – я подумаю, позабочусь, переживу – за вас! И я за всё в ответе!»

Когда люди не могут взять на себя ответственность, они ждут, что это сделает кто-то другой. И именно этим пользуются деятели, вроде Лукашенко.

Ментальный инфантилизм, неспособность принимать решения, проявлять активность, самим строить свою судьбу и определять перспективы. Одним словом – недоразвитость. Вот когда общество недоразвито, тогда и появляются диктаторы.

А для 44% это не имеет никакого значения. Не думать! Не отвечать ни за что! Плыть по течению – пусть ОН думает. Это – стадо, которое пасёт пастух. Доит, кого-то сдаёт на мясо, но это – стадо, а ОН – пастух.

Трагедия Беларуси только в том, что у нас это стадо что-то уж очень большое.

вторник, 16 ноября 2010 г.

Провокаторы и дураки


Интернет пестрит высказываниями «аналитиков» и «экспертов» о том, кто именно на данных выборах заменяет Александру Лукашенко традиционного спарринг-партнёра – сошедшего с выборной гонки Гайдукевича.

Глядя на общий расклад кандидатов перед выборами, смело делаю вывод, что такими «интеллектуальными» изысканиями может сейчас заниматься или идиот, или представитель спецслужб. С первыми всё понятно: идиоты, стремясь выглядеть умными, в итоге ещё больше обнажают свой идиотизм. Вторым такая тема нужна, конечно же, для дискредитации отдельных кандидатов.

Между тем, уже давно понятна простейшая вещь: на этих выборах Лукашенко просто не нужны спарринг-партнёры типа Гайдукевича. Не сомневаюсь, что именно поэтому его и сняли с гонки, чтобы статус не девальвировать. На этих выборах все оппозиционные кандидаты, в силу своей массовости – спарринг-партнёры Лукашенко, потому что крайне ограниченный белорусский демократический электорат растянут, дезориентирован и просто не знает, что делать. В итоге белорусскому президенту ничего попросту не угрожает, плюрализм выборов и наличие кандидатов – налицо, так зачем Лукашенко Гайдукевич?

Зато, сравнение кого-либо персонально с упомянутым спарринг-партнёром – прекрасный инструмент для спецслужб, чтобы дискредитировать неугодных им. Ну, а про кретинов я уже написал.

Вот полковник спецслужб /вроде как/ в отставке Бородач, находящийся ныне в Германии, как политический беженец (по его утверждению) выступил с громогласным заявлением, что спарринг-партнёр – Михалевич. Полковник спецслужб! В вашем ведомстве бывают «бывшие»? Нет?

Потому что, я, было, заподозрил вас в идиотизме, но потом передумал. Дискредитировать Михалевича сейчас – одна из главных задач спецслужб. Это очевидно. Сколько существует белорусский режим, он всегда в первую очередь боролся с национальной оппозицией – самой идейной и популярной. Долбили БНФ, Милинкевича… Милинкевича на этих выборах нет, БНФ со своим кандидатом есть, но большой динамики роста рейтинга не наблюдается, зато Михалевич, из этого же крыла оппозиции, совершенно без денег, но раз – и обогнал по независимым социологическим данным любимца публики Романчука!

Как тут не встрепенуться гэбэшным провокаторам, уже, было, махнувшим рукой на многолетнее хобби – мочить нацдэмов? Ооо, есть работёнка!... И понеслась.

Успокойтесь, полковник спецслужб Бородач, ваши Интернет-пасквили на белорусское общественное мнение мало влияют. Последние и будущие события тому подтверждением будут.

понедельник, 15 ноября 2010 г.

Поищем позитива


Хорошая привычка во всём искать хорошее – применима ли она к белорусским политическим реалиям.

Вот выдвигаются на президентских выборах 10 кандидатов, и все, кроме президента, позиционируются как оппозиционные.

Очевидно, что это плохо: дробится оппозиционный электорат и шансы на свержение режима катастрофически падают. Можно ли найти здесь положительные стороны?

Предлагаю такой взгляд на проблему.

В Беларуси на этих выборах появляется публичная политика. Электоральные рейтинги сразу 4-х оппозиционеров вышли (и вышли существенно) за рамки статистической погрешности: Владимира Некляева, Андрея Санникова, Алеся Михалевича и Ярослава Романчука. Если вспомнить, что есть ещё Милинкевич, у которого традиционно сохраняется наибольшая из оппозиции поддержка в обществе, получается, что мы сегодня имеем, кроме Лукашенко, 5 реальных (а не виртуальных) действующих политиков.

Такое было ли когда-нибудь в истории Беларуси? Если и было, то до ликвидации Гончара, Карпенко, Захаренко… После – никогда. Общество никого не знало, кроме Лукашенко, и ни в ком не видал альтернативы.

Конечно, режим победить таким пулом практически невозможно – электорат действительно раздроблен. Но, с другой стороны, ещё большой вопрос, победили ли бы, если бы объединились. И есть ещё вероятность того, что, победив, не достигли бы стратегической цели: демократии. Потому что вместо одного президента, которого только и знает народ, получили бы второго, только демократического, но тоже – такого же типа: его бы только люди и знали. А выбирать было бы заведомо не из кого, все остальные имели бы куда худшие позиции.

В общем, есть мнение, что нынешний расклад стратегически выгоден Беларуси с точки зрения долгосрочной перспективы: трудно представить, что после этой предвыборной гонки всё вернётся на круги своя и народ опять забудет, кто и что есть оппозиция.

Мнение, конечно, дискуссионное, совершенно не считаю его своей позицией…

воскресенье, 14 ноября 2010 г.

Объективный индикатор


Возьму на себя смелость утверждать, что появился первый объективный критерий, по которому можно оценивать: кто в период сбора подписей за выдвижение кандидатом в президенты действительно занимался серьёзной работой, а кто – «рисованием» и «скупкой».

Это – динамика роста электорального рейтинга претендентов.

Все без исключения кандидаты в президенты постоянно находятся в информационном поле… сети Интернет. Между тем, большинство белорусов Интернетом или не пользуются, или пользуются несистемно: крайне мало людей рассматривают Интернет как основной источник информации. Именно поэтому между выборами рейтинг оппозиционеров (за исключением Милинкевича) остаётся на уровне статистической погрешности.

Президентские выборы – как раз тот случай, когда политики вынуждены идти в народ не только в Интернете, но и, так сказать, ногами. Соответственно, начинается рост рейтингов.

В Беларуси закончился первый этап избирательной кампании: сбор подписей. 10 кандидатов, по уверениям ЦИК, смогли собрать больше 100 тысяч подписей. Однако практически все уверены, что большая часть на самом деле реальной работой не занимались, а просто «рисовали» автографы граждан.

На мой взгляд, рост рейтингов как раз показывает, кто действительно ходил по квартирам и общался с населением в пикетах, а кто – сидел по офисам. Потому что, если не принимать во внимание этот фактор, то рейтингам расти не с чего – как и в период между выборов.

Итак, независимые социологи показывают нам, что за последний месяц существенно (в разы) вырос рейтинг следующих оппозиционных политиков (расположены в порядке величины рейтинга):

- Владимир Некляев (с 5.1% до 16.8%)

- Андрей Санников (с 3% до 8.6%)

- Алесь Михалевич (2.3% до 6.4%)

- Ярослав Романчук (с 2.6% до 6.1%)


Вот, собственно, на этом для меня вопрос о том, кто реально собирал подписи, а кто – рисовал, закрыт. Что Некляев и Санников, как самые богатые кандидаты, сумели собрать подписи и популярность набрать – это очевидно.

Что Михалевич (к команде которого я сам принадлежу) подписи собирал реально – для меня факт, ибо я это знаю, но теперь мы имеем этому непредвзятое объективное подтверждение. Понятно, что кампания Михалевича была намного менее яркой визуально, поэтому о ней (кампании) и о нём (политике) узнали меньше людей, чем о Некляеве и Санникове. Но это объясняется объективными трудностями с финансовыми ресурсами. И очень хорошо, что фактически без денег кандидат и его команда сумели наладить эффективный политический процесс.

Романчук… Тоже, конечно, что-то собирал. Но рейтинг Романчука – значительно более сложная штука, чем всех остальных, поскольку он на всю Беларусь позиционируется как ведущий экономист, и все СМИ его охотно в этом поддерживают. Но, не будем придираться :)

Вот, собственно, и всё, и весь пул действующих в Беларуси оппозиционных политиков.

пятница, 12 ноября 2010 г.

Хорошая «обороточка»


Солидная часть оппозиции на днях получила оплеуху, на которую так долго нарывалась.

Со вчерашнего вечера белорусский Интернет кишит оскорбительными выпадами в сторону президента Литвы Дали Грибаускайте и, собственно, Литвы и проживающего там народа.

Поводом для гнева большой части оппозиционно настроенных граждан стали высказывания Д. Грибаускайте относительно власти Лукашенко, его перспектив на предстоящих выборах, сделанные на встрече с послами стран ЕС в Вильнюсе.

В частности, особые дискуссии вызываются следующими фразами:

"Лукашенко является гарантом экономической и политической стабильности Беларуси и ее независимости. Мы [Литва] не хотели бы видеть вторую Россию в качестве своего соседа"

«Белорусская оппозиция не является серьезной и не имеет шансов на каких бы то ни было выборах. Лукашенко мог бы победить с 99 процентами, но он победит всего с 75 процентами в угоду ЕС"»


Как на это отреагировала белорусская общественность? «Продали! Европейские политические проститутки! Ай-яй-яй!» - это короткое резюме. Впрочем, можно ведь ознакомиться и с полной картиной, например, здесь.

И теперь возникает логичный вопрос: а чего вы, поклонники Санникова и Некляева, собственно, ждали?

Белорусскую оппозицию в течение последних лет только ЕС и поддерживал: и морально, и материально, и идеологически, и информационно. Из Москвы присылали своих ментов мочить оппозиционные выступления, кормили Лукашенко и его псов до разрыва желудка, и только в нём одном видели человека, с которым в этой стране можно иметь дело.

Если бы не Москва – Лукашенко бы сейчас не было.

Если бы не ЕС – не было бы сейчас белорусской оппозиции, ни Некляева, ни Санникова, ни Романчука (последних двух – в особенности).

Однако, как только в Москве недовольно хмыкнули в сторону бывшего «брата», вся эта троица, которая ныне пытается играть ключевые роли в белорусской оппозиционной среде, как по команде ринулись туда.

Не Санников ли клеймил Рыгора Костусева за то, что тот заявил, что на предстоящих выборах придётся бороться и с Лукашенко и с Москвой? Не Санникова ли были речи о том, что «всё равно, с чьей помощью, но лишь бы избавиться от Лукашенко»?

Не Романчук ли не вылазит из Москвы, потрясая там перед всеми прохожими Арбата своей экономической программой?

Не Некляев ли совсем недавно презентовал свою программу, где чёрным по белому написано, что надо ВСЁ ОТДАТЬ МОСКВЕ?

Цели ЕС в поддержке белорусской оппозиции всегда были понятны и прозрачны: независимая (в первую очередь – от России) европейская страна. Под эту дудку вся оппозиция кормилась и поилась, а также утешалась после очередных побоев (нанесённых, в том числе, и московскими карателями).

И как теперь им смотреть на ситуацию? Коллективными усилиями «отодвинули» Милинкевича, единственного последовательного сторонника европейских ценностей, и сразу побежали в Кремль за косточками.

Пока Москва ничего не давала (кроме люлей), ничего не обещала и просить там было что-то бесперспективно – всем им, перечисленным политикам, был хорош и ЕС. Единственная надежда, международная поддержка белорусской демократии, хуле.

Зато как только на Востоке замаячила перспектива, как только кому-то показалось, что там ищут преемника Лукашенко, как все сразу забыли про этот несчастный ЕС и ринулись на поклон к кремлёвскому царю.

И Даля Грибаускайте очень верно расставила акценты. Лукашенко сегодня находится в состоянии холодной, и даже местами очень теплой войны с Россией. И всем уже очевидно, в том числе и Кремлю, что независимость он не отдаст. И, в отличие от него, такая оппозиция, которая может менять своих партнёров как носки может продать что угодно.

Кстати, очень интересно с этой точки зрения задаться вопросом, кого же всё-таки правильнее называть политической проституткой, но мы пока такие размышления оставим в сторонке.

Месседж Грибаускайте Европе очень понятен: «Чем такая говенная оппозиция, так уж лучше Лукашенко». Ну так а чего вы, господа, ожидали, после того, как банально кинули ЕС после 16 лет поддержки и помощи?

К слову сказать, очень может быть, что мы видим очень и очень тревожный сигнал для долгосрочной перспективы. Не исключаю, что Европа вообще вычеркнет белорусских оппозиционеров из числа партнёров. Просто, как Кремль вычеркнул Лукашенко. Ибо с кидалами дела не имеют, и партнёр, который 16 лет пользовался тобой, а потом «кинул» - плохой партнёр.

Я, кстати, совсем не поддерживаю слова и намерения Грибаускайте. Я, как и многие, считаю, что режим Лукашенко должен быть свергнут в первую очередь – а потом разберёмся. Только я уверен, что для достижения этой цели нельзя пользоваться любыми методами, и вступать в сговор с кем угодно, и в первую очередь - с теми, кто этот режим родил, выкормил и выпестовал.

Я уверен, что белорусской демократической оппозиции следовало не продавать в течение нескольких месяцев свои геополитические убеждения, меняя ориентацию, а последовательно работать над тем, чтобы менять лукашенковский режим на истинно демократическую, по европейскому образцу, модель управления страной. И делать это, естественно, в партнёрстве с ЕС, раз уж мы стремимся жить по тем стандартам, а не стандартам Северо-Западного края, или Сибири.

Даля Грибаускайте – боец. Получив такой плевок в лицо от белорусской оппозиции, она, как видим, нанесла очень плотный ответный удар.

Ничего так «обороточка» получилась…

четверг, 11 ноября 2010 г.

Пришло время взяться за гомельское молодёжное движение


В Гомельской области практически отсутствует развитое молодёжное демократическое движение.

Прискорбно, но факт: из независимых от власти молодёжных организаций здесь действует только «Маладая Беларусь», и, к сожалению, лишь в паре городов региона, совсем не массово. Представлен ещё, вроде бы, «Малады Фронт», но его предводитель Андрусь Тенюта – в армии, а остальных 2-3 человека в настоящее время активничают совсем не в рамках деятельности этой организации.

Между тем, молодёжное движение – это такая штука, которая должна быть везде, и должна развиваться активно. Молодёжь, в особенности студенческая, во все времена – двигатель прогресса, наиболее активная часть населения, восприимчивая к новым веяниям, полная энтузиазма, готовая только за идею ехать на целину или строить какой-нибудь Комсомольск-на-Амуре или Камень-на-Оби. И, одновременно, молодёжь – самая уязвимая часть населения, поскольку у людей вся жизнь впереди, и, активничая, поневоле задумываешься: если посадят в тюрьму или выкинут из университета – как потом жить ещё лет эдак 50-60? Где искать работу, как создавать семью? В общем, сломать судьбу молодому человеку – проще пареной репы, что и делается в репрессивных режимах, типа нашего, с завидным упорством и системностью.

В результате в таких странах уничтожается один из самых важных факторов развития: инициатива и энтузиазм, которые присущи только молодёжи. И, понятное дело, что такая страна имеет гораздо худшие позиции и возможности, по сравнению с иными.

Мне 29 лет, я ещё даже по белорусским законам могу состоять членом молодёжных организаций, и потому, здраво рассудив, что я ещё – молодёжь, вряд ли что-то может мне помешать заниматься и такими программами и проектами.

Теперь – о деле.

Вчера в Гомеле, в нашем офисе, состоялось подписание соглашения, о создании сети молодёжных демократических организаций и лидеров. Подписали это соглашение организации «Маладая Беларусь», «Гомельский Демократический Форум» (который, хотя по формату и не является молодёжной организацией, но состоит из молодых людей, и одним из направлений деятельности имеет именно развитие молодёжного движения), а также просто активные молодые люди, которые уже проявили себя в различных общественных кампаниях: Пётр Филон (экс-кандидат в депутаты Гомельского облсовета), Галина Кравченко (зоозащитница и активиста нескольких общественных организаций), и я, Пётр Кузнецов, создатель организации «ГДФ». Ожидается, что к нам присоединятся и некоторые другие лидеры, и наша сеть (или коалиция?) охватит практически всю «живую» молодёжку региона.

Мы договорились о том, что будем координировать свою деятельность, помогать и поддерживать друг друга всеми видами ресурсов (людскими и командными, интеллектуальными, организационными, финансовыми), и осуществлять совместные кампании по защите интересов молодёжи, а также направленные на развитие молодёжных организаций региона.

Первой такой кампанией будет общественный проект «Книга жалоб» в рамках Интернет-инициативы «СТУДиЯ».

Что это? Приближаются президентские выборы. Белорусская молодёжь на них традиционно подвергается серьёзным манипуляциям: студентов заставляют голосовать досрочно (с последующей подменой их избирательных бюллетеней), подписываться за одного из кандидатов и т. д. Таким образом, фактически, молодых людей лишают права выбора. Между тем, именно молодёжь, я считаю, наиболее заинтересована в том, чтобы решать, в какой стране жить завтра – ведь у молодых вся жизнь впереди!

Власть боится любой гласности. Когда факты беспредела попадают в СМИ, чиновники делают всё, чтобы сгладить ситуацию, устранить проблемные моменты и, тем самым, «сохранить лицо». Именно на это и будет делаться ставка.

В сети существует молодёжная Интернет-инициатива «СТУДиЯ» на базе сайта http://studyja.org. Там созданы все условия для общения молодых людей, обмена мыслями и информацией: есть блоги интересных людей, возможности для любого вести свой дневник, местная социальная сеть, постоянно обновляются молодёжные новости.

Там же в ближайшее время будет создан сервис «Книга жалоб», где любой молодой человек, в том случае, если он столкнётся с фактами беспредела в ходе выборной кампании, сможет сообщить об этом на всю сеть. Таким образом, злоупотребления станут известны широкому кругу людей, и есть надежда, что властьимущие будут поосторожнее.

Понятно, чтобы кампания имела наибольший успех, сайтом должно пользоваться как можно большее количество людей. С этой целью предусмотрена мощная рекламная кампания, как сетевыми методами, так и офф-лайн – посредством распространения печатной рекламной продукции методом «из рук в руки» непосредственно молодым людям. Кампания, таким образом, охватит как всю Беларусь (через Интернет), так и конкретно молодёжь Гомельской области (через печатные материалы), в рамках не менее чем пяти районных центров и самого Гомеля.

Впоследствие мы планируем развивать эту инициативу, уже после выборов, с использованием других тем. Но пока – это. Для начала.

Начала, надеюсь, большого пути…

Некляев победил административный ресурс :))


Похоже, программу помощи репрессированным студентам имени Калиновского пора сворачивать.

В Беларуси появился свой Калиновский, которому по плечу даже пресловутый административный ресурс всего репрессированного аппарата Лукашенко. Так, одним махом он преодолевает все те трудности, с которыми сталкивалась белорусская оппозиция последних лет 12 по скромному счёту.

О чём это я?

Смотрите, пару дней назад Интернет облетела новость: один из руководителей штаба Некляева по Минску, некто Кумец, студент 5-го курса, был брутально отчислен из родной alma mater: имел отличные оценки, а преподаватели (негодяи!) взяли, и задним числом всё подправили на трояки. Трояк, при десятибалльной системе оценок, это сами понимаете что… В общем, турнули.

Интернет погудел и начал успокаиваться, но – рано!..

Сегодня открываю утреннюю ленту новостей, и, оказывается, Кумец-то этот, теперь снова будет студент! И решил его проблемы сам Некляев!

Еврорадио с каким-то нездоровым придыханием рассказывает нам удивительную историю, как г-н кандидат в президенты сходил к ректору этого Международного экономического гуманитарного университета г-ну Алпееву.

Алпеев этот заверил Некляева, что – да! Имел место факт неправомерного снижения оценок Кумца, и сам он, Алпеев, не разобравшись, сдуру подписал приказ об отчислении. Но теперь, когда дорогой Владимир Прокофьевич разъяснил ситуацию, Кумец будет немедленно восстановлен, а вот эти преподаватели, которые (подумать только!) вздумали репрессировать оппозиционного активиста – уволены!

Чудеса в решете…

Десятки тысяч человек в Беларуси только после 2006 года (тогда лидером оппозиции, впрочем, считался не Некляев, а Милинкевич, который Плошчу собрал, и за власть бороться собирался) были уволены /с работы/ или отчислены /из ВУЗов/ - невзирая на форму собственности предприятия либо формат работы учебного заведения. Оно и понятно: даже если, например, коммерческая структура существует в Беларуси на частной платформе, с иностранным капиталом, легче одного-двух человек погнать, чем ссориться с местной властью. Власть тут такая: может и национализировать всю эту частную собственность, заодно и с иностранным капиталом. Либо лицензии ВУЗ лишить. Все помнят, что сталось с «рассадником оппозиции» Европейским гуманитарным университетом? Он просто из белорусского стал белорусским в изгнании – работает теперь в Вильнюсе.

Любые судебные и прочие попытки противостоять этой волне репрессий были обречены на неудачу – власть включила «отмороженность» по полной и ломала костяк демдвижения до конца. Чтобы как-то преодолевать страх, пришлось близким к тому же Милинкевичу людям открывать Комитет помощи репрессированным «Солидарность» (где, в частности, помогали уволенным найти новую работу – чаще всего это возможно было лишь за границей), а также образовательную программу имени Калиновского, где отчисленные студенты могли доучиться – опять же, за границей.

Наверное, именно в этом и был стратегический расчёт власти: все активные должны лишиться возможности физически существовать на Родине, и искать возможности уехать, оставив эту власть в покое.

Однако, как видим, все эти стратегические расчёты и пр. и пр. – совершенно бессильны против бронебойной харизмы Владимира Некляева, который одним своим появлением заставляет принимать обратно отчисленных за политику студентов, а также увольнять с места работы верных слуг режима – людей, которые всё делали в русле общей политики белорусской репрессивной машины.

Власть и оппозиция поменялись ролями? Увольняют теперь «лукашистов»? И всё только благодаря Владимиру Прокофьевичу!

Если же серьёзно, то, я думаю, что в данном случае пиарщики Некляева децл перегнули палку. И те пиарщики, что сидят поблизости от администрации президента (и могут диктовать руководителям ВУЗов, кого им отчислять и кого им увольнять), и те пиарщики, которые придумывают, реализовывают и «спускают» в общественность свои информационные поводы.

Дорогие пиарщики! Общественность вам – не унитаз. Спускать в неё такое го*но – всё равно, что в лицо плевать.

Придумывайте что-нибудь пологичнее и поскромнее.

В чудеса в наше время слабо верится…

среда, 10 ноября 2010 г.

Ловкость рук и… никакого Милинкевича!


В последнее время у меня было несколько довольно острых дискуссий с «лукашистами» - поклонниками действующего президента Александра Лукашенко.

Суть дискуссий очень проста. Я доказывал им, что предыдущие выборы (2006 г.) были сфальсифицированы, и этого же приходится ожидать на выборах, предстоящих нам 19 декабря (поскольку оппозицию, как всегда, в избирательные комиссии не включили). Господа же из другого лагеря исступлённо доказывали мне, что фальсифицировать можно ну 2%... ну – 5%... ну – 10% максимум.

И вот неожиданно на YouTube я наталкиваюсь на один видеоролик, который в полной красе показывает: на самом деле, подтасовать можно что угодно и в каком угодно количестве. Были бы желание (а его не занимать стать) и возможность (то есть, отсутствие оппозиции в избирательных комиссиях).

В ролике видна заключительная фаза подсчёта голосов на одном из участков. Наблюдатель неожиданно замечает, что стопка бюллетеней, якобы поданных за Лукашенко, состоит из бюллетеней… поданных за Милинкевича! После чего его (наблюдателя) сразу отгоняют от стола подальше, хотя он итак стоял неблизко.

Примечательно, что голоса Гайдукевича и Козулина никто не воровал…

вторник, 9 ноября 2010 г.

Белорусский беспредел лучше! Я – патриот?


Разные не очень далёкие люди любят попрекать меня в том, что я не люблю свою страну. На том лишь основании, что я неустанно критикую царящие здесь порядки, нравы, образ действий властей.

Спешу порадовать критиков: я нашёл тему, в которой я убедительно (насколько умею) докажу всем и каждому, что белорусское варварство, лицемерие и беспредел несколько лучше, чем у соседей – в России, например.

Но сначала о двух конкретных ситуациях. Две стороны одной медали, два разных подхода к лицемерию и варварству.

В течение нескольких последних дней и в Беларуси, и в России произошли пренеприятнейшие происшествия с журналистами.

В России зверски избит Олег Кашин. Ему не только проломили череп, но и повредили пальцы рук, как бы намекая на невозможность дальше заниматься журналистикой: ни ручку держать, ни на компьютере работать. Эта деталь напрямую исключает возможную «хулиганскую» версию произошедшего – преступники явно выполняли заказ.

Хочется сразу отметить, что практически никто сегодня не сомневается, что заказ этот оформили люди, находящиеся в российской власти. Там спор идёт о 2-3 фамилиях, людей, или непосредственно интегрированных во властные структуры, или очень близких к ним.

И практически синхронно в Беларуси лишили аккредитации корреспондента «Голос Росии» Евгения Огурцова. Лишили под совершенно надуманным предлогом. Можно сказать, просто потому, что этот человек кому-то не нравился.

Думаю, не стоит писать о том, что в этом случае также совершенно очевидно, что главным заказчиком сего действа является государство, только белорусское.

Хочу сразу сказать: с моей точки зрения, любая расправа над журналистом, будь то поломанные пальцы или лишение аккредитации – варварство и средневековье. Любое притеснение свободы слова – анахронизм, которому нет места в развитом государства XXI века.
Однако на некоторых существенных различиях творимого варварства в России и Беларуси я всё же хочу остановиться.

В России есть тенденция: там на неугодных нападают. Избивают или убивают. Кашин – не первый и не последний. За несколько предыдущих месяцев случаи особенно участились, в связи с противостоянием вокруг Химкинского леса. В России – физическая расправа под видом хулиганства – «нормальный» метод ведения политических, экономических и даже в чём-то правовых разборок.

В Беларуси неугодных сажают или лишают голоса (как в случае с лишением журналиста аккредитации, или закрытиями СМИ). В этом случае никто непосредственно физически не страдает, однако каналы передачи информации в общество перекрываются куда более надёжно. Что, по моему глубокому убеждению, также является варварством, средневековьем, в не меньшей степени, нежели избиение журналиста или убийство правозащитника (столь распространённые в России).

Тут есть очень интересный момент: разница в мировосприятии российской и белорусской элитами. Россияне очень переживают за то, чтобы сохранить лицо государственной власти. Поэтому он делают такие вещи исподтишка, прикрываясь мнимыми дворовыми хулиганами, бытовухой, несчастными случаями. Государство, власть при этом остаются как бы и ни при чём. Хотя всем и понятно, откуда (из какой жопы) ноги растут.

Путин, к слову, когда выстраивал схему своего временного отсутствия на президентском посту, видимо, тоже из этого исходил: всем может быть всё понятно, но лицо государства должно сохраниться. В некотором смысле всё же преуспел.

Белорусской власти на лицо, с этой точки зрения, давно наплевать. Оно заботится о лице совершенно с другой стороны: все – и собственный народ, и соседи – должны быть убеждены, что Беларусь – тихое и безопасное государство (идеальное для жизни). И поэтому любые «хулиганы» тут исключены, а «бытовухи» случаются крайне редко.

Ну, а что касается лица белорусского государства как правового механизма управления (ведь, для расправ местная власть самым циничным образом использует закон, который крутит «как дышло», чем непоправимо портит репутацию страны), то на эту сторону совсем «забили». Чаще всего ответы белорусских чиновников (начиная от президента)на любые реплики со стороны, можно переформулировать в известную фразу: «Не учите меня жить, лучше помогите материально!»

То есть, если кратко подвести итоги, то очевидно: и в Беларуси, и в России – происходит одинаковый по сути своей беспредел. Только у этого беспредела – разные лица. Российская власть обставляет всё так, будто она сама ни при чём, хотя это и наносит непоправимый ущерб её имиджу: создаётся стойкое ощущение, что государство там не контролирует ситуацию. Минские воротилы делают всё так, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что всё – под контролем (хотя и они, таким образом, портят репутацию страны сильнейшим образом, ибо с неправовыми государствами в современном мире хотят иметь дело разве что такие же дикари).

Что до меня… То я гуманист. Самое недопустимое в этом мире: человеческие страдания и боль.

Поэтому, я думаю, что лишить аккредитации – это беспредел, от которого не так страшно.

Это – лучший беспредел. Белорусский беспредел.

Я – патриот?

понедельник, 8 ноября 2010 г.

Самый безответственный президент


Александр Лукашенко в очередной раз сотряс воздух заявлениями в универсальном диктаторском стиле.

Общаясь с польскими журналистами, белорусский правитель, в частности, заявил, что считает себя виноватым в смерти оппозиционного журналиста Олега Бебенина, потому что «это произошло в моей стране».

Испокон веков абсолютная власть означает абсолютную же и ответственность. Человек, который решает всё, и отвечать должен за всё. Любой народ, который признаёт авторитарную власть, соглашается с этой формулой, стараясь снять с себя всякую ответственность за происходящее – и поэтому диктаторы появляются, как правило, в самые сложные для наций исторические моменты, когда общество попросту дезориентировано, судорожно пытается найти свой путь – и… не находит.

Так было в своё время и с установлением абсолютной власти А. Лукашенко.

Как только я прочитал его высказывание о смерти журналиста Бебенина, я сразу вспомнил, что говорил Лукашенко, когда отменял выборность региональных руководителей (мэров и губернаторов): меня, мол-де, избрал народ, доверился мне полностью, я за всё отвечаю, и на местах мне нужны мои верные и проверенные люди.

О том, что он несёт ответственность за пропажу людей, Лукашенко говорил и в случаях с исчезновением своих политических оппонентов. Говорил, впрочем, как и сейчас, об ответственности исключительно косвенной: моя страна, я и отвечаю.

Остаётся лишь выяснить один вопрос: когда же вы, Александр Григорьевич, за всё ответите?

За последние 16 лет правления Лукашенко, при том количестве и объёме властных полномочий, которые он в своих руках сосредоточил, случилось уже столько всего, за что он должен был ответить как минимум уходом из власти (и как максимум – судом и тюрьмой), что жизни не хватит это всё перечислить и прочитать.

Смерти людей в Пинске, равно как и гибель журналиста Бебенина – последние из них.

Тут нам самое главное понимать и помнить одно: человек, который решает всё – отвечает за всё. Всё без исключения. Я потому об этом в очередной раз пишу, потому что это важно, потому, что наши люди очень склонны об этом забывать. Дескать, рвануло в Пинске – это местное начальство виновато, а не Лукашенко. А что из-за специфики правления Лукашенко на предприятии не проведена модернизация производства (что и привело к взрыву), а так же, что руководство региона и предприятия назначается только с его согласия – это люди как-то не склонны принимать во внимание.

Или вот, обрушилась крыша школы в Краснополье – кто там был у них виноват? Кто угодно, только не Лукашенко, который сам заявляет, что он «отвечает за всё»! Человек, который насадил в стране плановую систему (из-за которой, в том числе, многие объекты строятся совсем не качественно) – он не отвечает, да, потому что школу не он своими руками строил.

Ну так и политиков исчезнувших, думаю, тоже, не он своими руками похищал и убивал…

В результате такого искажения восприятия действительности, получается искажённая наша жизненная реальность: решает всё один человек, а за провалы отвечают разные. Как правило, трусливые и бессловесные. Козлы отпущения.

Президент же остаётся человеком, который «за всё отвечает», но ни за что ещё не ответил. И, похоже, искренне надеется на то, что никогда и не ответит.

Самым безответственным президентом.