Поиск

пятница, 19 ноября 2010 г.

Михалевич: единственный, кто…


Выскажу мнение, которое пойдёт вразрез со словоизлияниями многочисленных «аналитиков» и «уважаемых людей» (вроде товарища полковника спецслужб Бородоча).

Кандидат в президенты Беларуси Алексей Михалевич сегодня – единственный, кто не играет по сценарию власти.

Сегодня прошла регистрация кандидатов в президенты, и в Беларуси установлен рекорд: впервые «на трон» будут претендовать аж десять политиков. Такого раньше никогда не было.

В этом многочисленные политологи и комментаторы усмотрели изюминку властного сценария по проведению выборов. Убивается два зайца: с одной стороны, Европе демонстрируется достаточно серьёзный «прогресс» в демократизации; с другой стороны – большое количество оппозиционных кандидатов попросту растягивает оппозиционно настроенный электорат, не давая ему консолидироваться и превратиться в какую-то угрозу для режима.

В общем-то, этот сценарий очень логичен, и, похоже, что так всё оно и есть. Белорусский оппозиционный электорат – это не что-то подвижное и динамичное. Принято считать (и независимые социологи это подтверждают), что это примерно 25% населения Беларуси, которые ни при каких условиях не видят Лукашенко президентом страны. Цифра эта не меняется уже много лет, вряд ли изменилась и к 2010-му. С электоральной точки зрения, 25% - маловато для победы. Зато, если вспомнить принцип, что все революции делаются активным меньшинством, вполне вероятно предполагать, что полная консолидация этих 25% может привести к победной Площади. И, с целью не допустить этой консолидации, регистрация “червонца» претендентов – мудрый ход.

Сами претенденты, я уверен, такому обороту дела очень даже не рады. Все, подчёркиваю – все они шли на выборы с пакетом целей, в который не входит победа над Лукашенко. Просто потому, что на многочисленных семинарах и тренингах всех научили: цели должны ставиться реалистичные и достижимые. С точки зрения реалистичности цель «Победить Лукашенко» выглядит не очень… Поэтому, кто-то шёл на выборы с тем, чтобы «засветиться», ктол-то, уже «засвеченный», с тем, чтобы «раскрутиться», кто-то, как Некляев, отыгрывает другой сценарий власти, более долгосрочный – создание контролируемой оппозиции.

Без веры в победу над Лукашенко объединяться нет смысла, и подавляющее большинство претендентов уже успели заявить, что делать этого не будут. Однако вот беда: «засветка», «раскрутка», «международная известность и контакты», «социальный статус» и т. д. – все это вполне достигается через сбор 100 тысяч подписей. Проводить же агитационную кампанию – это безумно дорого и хлопотно, и, знаю, практически ни у кого нет для этого ресурсов, ни финансовых, ни людских.

Поэтому нерегистрация была бы для большинства прекрасным выходом из тупика, позволяющим сохранить лицо. Однако власть их этой возможности лишила, и превратила в клоунов: это второй этап её сценария – показать избирателям и Европе большое количество кандидатов, ругающихся в прямом эфире теледебатов, не умеющих объединиться и не имеющих шансов на победу.

При этом важная деталь: режим хорошо понимает одно очень серьёзное слабое место белорусской оппозиции. За годы нахождения в «оппозиционном гетто» у местных лидеров напрочь атрофировались навыки ведения публичной политической деятельности. Головы забиты штампами и стереотипами, чуждыми большинству белорусов: «крывавы рэжым, гэбня, незалежнасть, за всё ответишь, репрессии, права человека, Гаага» - это набор самых распространённых слов в обиходе современного белорусского оппозиционного лидера.

Такие речи порядком достали белорусских граждан, и, плюс к тому, 75% этих граждан просто не понимают такой лексики. Им, грубо говоря, до фонаря. Они боятся социального напряжения, вражды, конфликтов – и поэтому боятся оппозиции, которая едва ли не прямым текстом кричит о том, что в Беларуси есть «чэсныя и нячэсныя».

Критикуя действия власти на все 100%, в духе «хуже быть не может», традиционные белорусские оппозиционеры бросают вызов, собственно, всему белорусскому народу, который уже 16 лет так живёт и не рыпается. «Вы – бараны, поддерживаете режим, при котором хуже быть не может» - так и читается между строк. Понятное дело, что белорусы становятся «в стойку», волей-неволей приходится многим говорить: «Сами вы бараны, при вас было бы ещё хуже». Может, и хотел бы иной поддержать оппозицию, но, после того, как на предыдущих выборах он поддерживал Лукашенко, согласиться с демократами для него фактически означает признать, что много лет он поддерживал «крывавы рэжым», что, из-за того, что не ходил на оппозиционные акции, на его совести кровь Захаренко и Гончара, и, в конце концов, из-за своего молчания он лично повинен в том, что Беларусь скатывается в долговую яму. Признаться себе в таком – это не каждый может. Далеко не каждый. Куда проще ещё раз промолчать, надеясь, что Лукашенко «разгребётся с проблемами» и всё как-то само собой утрясётся.

Именно на это делается главным образом властными сценаристами ставка. Люди, уровня интеллектуального развития типа Статкевича, Санникова или Рымашевского, просто не способны выучить какие-то новые слова, следовательно – не могут пробовать выходить на новые аудитории, новые % избирателей, ранее не вовлечённые в традиционный базовый оппозиционный электорат. А это, в свою очередь означает, что они должны бороться за раздел имеющихся 25%, что, во-первых, будет выглядеть смешно, во-вторых, повысит накал конфликтности собственно среди оппозиционных кланов.

Расклад вроде бы идеальный: эдакий римский амфитеатр, где гладиаторы бьются меж собой на потеху императору и плебсу, который практически никогда не берёт сторону гладиаторов, а смотрит, что показывает император: добить или пощадить.

Самым неприятным сюрпризом для императорского двора, это уже очевидно, стало наличие в обойме «гладиаторов» одного, который пытается вырваться за рамки этого «ринга».

Алесь Михалевич, как ни странно, забыл слова «крывавы рэжым, гэбня, незалежнасть, за всё ответишь, репрессии, права человека, Гаага». Критикует власть, но умеренно и сдержанно, не заявляя, что «плохо - всё». Тем самым он пытается выйти «за флажки», за рамки тех самых заколдованных 25%.

Его риторика снижает конфликтность в обществе. Оставляет белорусам, тем, кто ранее поддерживал режим, шанс без ущерба для чувства собственного достоинства, перейти в «другой лагерь». Даёт возможность тем, кто ранее разделял ценности режима, но сейчас чувствует: «что-то не то» пересмотреть свою позицию в пользу необходимости модернизации и совершенствования – без риска, что всё старое будет обязательно разрушено как «самое плохое».

Он не выступает «против», он – «за». Он не сыплет штампами, а не боится смотреть на вещи объективно: была демократизация в ходе сбора подписей – он говорит об этом, и просты люди его понимают: раньше ведь они столько б-чб флагов на улицах не видели. Он говорит, что прежняя система удовлетворяла потребности страны, но износилась и её надо модернизировать, и людям и это понятно: ведь жили ещё пару лет назад припеваючи – зачем же думать, что всё делалось так, что «хуже некуда».

Михалевич поступает так, как надо поступать, если ты занимаешься политикой, а не гладиаторскими боями на потеху императору: ищет новые аудитории и пытается на них влиять. Он не хочет воевать с коллегами за традиционный электорат, он хочет завоёвывать новый – на перспективу. Он поступает в высшей степени прагматично и мудро – другого не остаётся. В 35 лет у него никаких шансов стать президентом априори нет, сниматься тоже нет смысла, потому что больше никто этого делать не намерен: почему бы не использовать возможность, чтобы достучаться до умов и сердец миллионов новых для оппозиции избирателей.

Реакцию общества мы уже знаем. Практически без финансовых вливаний и купленной поддержки СМИ, рейтинг Михалевича вырос за месяц в три раза, обошёл Романчука, которого (теперь можно спросить: почему?) относят к тройке лидеров.

Для властей это было огромной неожиданностью, появление такого «гладиатора». Понятное дело, прессовать его «в лоб» для них было бы сейчас самым проигрышным делом: все бы увидели, что власть боится его, и многие бы поняли, чего именно она боится. Поэтому в ход пошли самые опасные формы их работы: подковёрная агентурная дискредитация. Сотни людей по стране в узких кругах разносят лживые сплетни и небылицы, десятки проф-комментаторов сыплют оскорблениями и ярлыками в СМИ – в общем, делается всё то, что совсем недавно делалось в отношении Милинкевича, с единственной целью: отвратить от Михалевича демократически ориентированную публику, лишить, таким образом, возможности выстроить мощную команду и – сделать невозможным выход политика со своими идеями на широкие слои общества.

Белорусский политический оппозиционный бомонд тоже не скрывает раздражения. Как могут, перевирают все фразы и приходят к выводу, что человек, который не знает слов «крывавы рэжым, гэбня, незалежнасть, за всё ответишь, репрессии, права человека, Гаага», - это недочеловек, продавшийся власти. При этом они как-то не замечают, что, наоборот – он им выгоден, поскольку не претендует на их верные 25% электората, и число бойцов, делящих этот кусок, уменьшается на одного человека.

Но они этого не замечают, потому что давно не занимаются публичной политикой, но лишь – гладиаторскими боями.

Что до меня, то моё личное отношение к происходящему таково. Посвящать жизнь и карьеру постоянной борьбе за передел завоёванного – это участь неудачника. Если жизнь впереди, если хочешь чего-то достичь – надо идти вперёд. Поэтому – всё правильно делает политик Алексей Михалевич.

21 комментарий:

  1. "Кандидат в президенты Беларуси Алексей Михалевич сегодня – единственный, кто не играет по сценарию власти." - все верно, он по этому сценарию работает, чем принципиально и отличается от соперников. Одним словом придворная команда. Поэтому "...В 35 лет у него никаких шансов стать президентом априори нет,"

    ОтветитьУдалить
  2. "Сотни людей по стране в узких кругах разносят лживые сплетни и небылицы, десятки проф-комментаторов сыплют оскорблениями и ярлыками в СМИ – в общем, делается всё то, что совсем недавно делалось в отношении Милинкевича, с единственной целью: отвратить от Михалевича демократически ориентированную публику, лишить, таким образом, возможности выстроить мощную команду и – сделать невозможным выход политика со своими идеями на широкие слои общества."

    =============

    Яркий образчик описанного наблюдаем выше :)))

    Навешивание ярлыков не только без фактов, но и без аргументов и логики: просто сказать, забросить в эфир, точно также сделал полковник спецслужб Бородач. Когда это делается массово, у неангажированных читателей это "оседает в мозгах".

    прикольно, что работают они по шаблону, как видно, особо не вчитываясь в то, под чем оставляют коммент, и готовы это делать даже там, где их тактика разоблачается (лишний раз её подтверждая).

    ОтветитьУдалить
  3. ВЫ правы, у АГЛ и Михалевича, есть очень много общего - например нежелание воспринимать другое мнение )))
    Да ладно, что там у Михалевича, у всех кандидатов-шутов, в т.ч.и у АГЛ много общего - им везде кажутся враги, которые мешают им.
    Просто мания какая-то. ;)

    ОтветитьУдалить
  4. То, чем вы занимаетесь, вряд ли можно назвать мнением - мнения аргументируются и обосновываются.

    ОтветитьУдалить
  5. Пётр Кузнецов отжигаете :)))
    Хотя это нормально, на фоне совместного спектакля, который нам показывает власть и оппозиция.
    Одним нужно показать, что выборы "честные и демократичные", а другие это показывают. Даже говорят, что нет претензий к власти.
    Прямо идиллия...

    ОтветитьУдалить
  6. " Даже говорят, что нет претензий к власти."

    Надо говорить что есть, даже когда их нету?
    Если объективно власть не мешала собирать подписи, надо было кричать, что мешала?

    :))))))))))))))))))

    ОтветитьУдалить
  7. Пётр Кузнецов, ну просто идиллическая картинка вырисовывается.
    Что-то подсказывает, что власть и в дальнейшем "не будет мешать" избирательному процессу ;)

    ОтветитьУдалить
  8. Это может быть. Может и не мешать. А зачем?

    1) Сами пересрутся в прямом эфире
    2) Всё равно никого нового они за себя не сагитируют, с их то образом мышления и уровнем развития (читайте пост, что касается штампов), так и будут делить 25%, которые власти итак не принадлижат
    3) Подсчёт голосов на 100% в руках власти. Кстати, об этом ведь Михалевич и сказал: сейчас чувствуется улучшение, по сравнению с тем, что было ранее, но выводы о характере выборов можно будет делать лишь на основании того, как пройдёт подсчёт голосов.

    Если по уму, то власть может и вообще не мешать оппозиции на этих выборах - ей, власти, ничего не угрожает.

    Другое дело, что... власть, пойдя на это, отступает. Тупые и ломовые репрессии были её самым первым рубежом обороны, от которого было куда отступать - вот они и отступили: ослабление репрессий уже воспринимается как демократизация.

    Но после этой демократизации (отступления власти с первого, самого дальнего рубежа обороны) вернуться назад ей будет нелегко, учитывая международное внимание к нашей стране. КАк дальше будут развиваться события - покажет время, но, если власть подожмёт, то следующие шаги её (если, опять же, она бужет вынуждена отступать и дальше) будут уже существеннее, потому что первый рубеж она сдала.

    Это могут быть даже доступ оппозиционеров к избирательным комиссиям (уже не на этих выборах), даже плюролизация СМИ.

    Но толmrj это уже будет совершенно иная история... Имхо, если власть будет вынуждена на это пойти, то, чтобы самосохраниться, ей позарез нужна будет подконтрольная оппозиция, по российскому образцу.

    Опять же, имхо, именно для этого и раскручивают ныне Некляева и бросают все силы на компрометацию нац-дем-оппозиции (к которой принадлежит и Михалевич).

    ОтветитьУдалить
  9. Змагароідам быць лягчэй. У змагароідным сусвеціку ўсё проста. Вось вораг, вось сябры, а дзе - людзі?

    ОтветитьУдалить
  10. "....если власть будет вынуждена на это пойти, то, чтобы самосохраниться, ей позарез нужна будет подконтрольная оппозиция" - на мой взгляд этот процесс уже начался и это не может не настораживать.

    ОтветитьУдалить
  11. На мой взгляд тоже - начался.
    Только, я подозреваю, что вы полагаете, что подконтрольная оппозиция - это те люди, которые пытаются отойти от традиционной риторики и найти новые ходы, позволяющие привлечь дополнительный электорат.

    Я же полагаю, что подконтрольная оппозиция создаётся на базе связки "Некляев - Санников", где первый - скупает весь актив, а второй создаёт анти-имидж (может, и несознательно, просто в силу непонимания) своими штампами, задолбавшими всех за последние 10 лет...

    ОтветитьУдалить
  12. Мне Михалевич однозначно интересен. Это однозначно не проект власти. У кого ресурсы (Некляев, например) - с тем и власть. Михалевич идет вразрез с набившими оскомину оппозиционными канонами, пробует вырваться к иным социальным слоям. Получится ли - вопрос другой. Так же как вопрос другой - облажается ли Санников на Плошчы :)

    ОтветитьУдалить
  13. Что Санников облажается на Плошчы - это к гадалке не ходи. У человека было 3 минуты для выступления в ЦИК, и он устроил там "минуту молчания". Дело, конечно, святое, но надо же думать, что и где! Так он начал свою избирательную кампанию, ориентированную вот как раз на традиционную публику, и начал как раз со штампов "гэбня, крывавы рэжым".
    я не призываю забыть убийства, Боже упаси!
    Но, кто говрит с избирателями исключительно этими штампами, тот избирателей на Плошчы не увидит. Увидит традиционных 2 тысячи актива, которые всегда ходят...

    ОтветитьУдалить
  14. Не знаю, риторика у Михалевича, может, и правильная, но за избирателя ему с такой риторикой будет трудно бороться. Просто потому, что рядовой избиратель не воспринимет перечисленные тобой выше нюансы. И, слушая, как Михалевич говорит, что "не всё было так плохо", думает: а зачем ты нам тогда нужен? Мы и проголосуем за того, при ком нам "было не так плохо".

    Что же касается будущих сценариев развития событий в Беларуси, которые обсуждаются в комментах, то у меня взгляд пессимистический. Будет и подконтрольная оппозиция. И задний ход в смысле "закручивания гаек" власть даст, если захочет. Народ ей не помешает: народ у нас такой - делай, что хочешь, особенно если не над ним. А оппозицию народ как часть себя не воспринимает. И Запад не помешает тоже: Запад, в контексте конфликта Беларуси с Россией, будет пытаться перетянуть Беларусь в сферу своего влияния, и на многое закроет глаза. А если даже какие-то вялые попытки со стороны Запада и последуют, то на это белорусская власть просто наплюёт, как она не раз уже делала. А Запад либо утрётся, либо имитирует "санкции".

    Кроме того, как показала практика, действующая белорусская власть великолепно умеет разыгрывать "демократические" спектакли, а Запад то ли ведётся, потому что опыта работы с такими инсценировками у него нет, то ли сознательно ничего не замечает...

    В общем, повторюсь, мой личный прогноз - пессимистический...

    ОтветитьУдалить
  15. По пунктам:

    1) Риторика Михалевича, имхо, говорит о том, что всё было не очень плохо (но не значит лучше всех), а теперь уже так быть не может, и система, и управленцы устарели. нужна модернизация, поэтому - новые кадры. Имхо, это - поступательное движение вперёд, которое белорусам близко и понятно.

    2) Как будет дальше - это только Бог ведает, но один из законов бытия "Нельзя дважды войти в одну реку" актуален всегда. Потому, полного возврата к прошлому уже быть не может...

    3) Мне кажется, практика как раз показала, что "демократических спектаклей" белорусская власть вообще не умеет проводить: до сих пор сколько не старалась, публика (ЕС, США) только освистывала...

    ОтветитьУдалить
  16. Пётр Кузнецов

    И сейчас освистывает?

    ОтветитьУдалить
  17. Сейчас ещё идёт представление :-)

    ОтветитьУдалить
  18. По первым двум пунктам: 1) это как раз то, о чём я говорил: ты-то это всё понимаешь, а вот рядовой избиратель в это будет вникать? Сомневаюсь. Особенно учитывая, что рядовой избиратель в Беларуси гораздо менее политически грамотен, чем, скажем, в Европе. 2)Принцип этот действительно актуален, и его действие мне не раз приходилось наблюдать даже в собственной жизни. Но вот вся штука в том, что реки, бывает, отличаются только незначительными деталями :)

    ОтветитьУдалить
  19. Рядовой избиратель это давно шкурой чувствует, он только ломать боится, особенно после плохого опыта "перестройки", поэтому идея модернизации того, что есть, может ему очень даже по душе придтись...

    ОтветитьУдалить
  20. Не согласен, что 35 лет означает, что "никаких шансов стать президентом априори нет".

    ОтветитьУдалить