Поиск

понедельник, 22 ноября 2010 г.

Почему белорусские власти никогда не будут ограничивать оппозиционный интернет?


Рискну сделать предположение: белорусские власти, несмотря на все декларации, никогда не станут ограничивать оппозиционный интернет. Они будут делать вид, чтобы нагнетать панику, и делать вид, что он их беспокоит (по принципу Братца Кролика: «Делай со мной что хочешь, только не бросай меня в терновый куст»), но ограничивать реально – нет. По одной причине: он им выгоден.

Да, независимые Интернет-СМИ, равно как и сайты оппозиционных организаций и партий – единственный, кроме официозно-одиозных медиа источник информации. Зачастую – неприятной для властей информации. Тем и опасен. Однако…

1. ОППОЗИЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ - ИДЕАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ДЕМОРАЛИЗАЦИИ И МАНИПУЛЯЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ

Скажу не самую очевидную вещь: слишком много информации – это так же плохо, как и её полное отсутствие. Плюрализм – это очень хорошо, в условиях свободного политического рынка, когда человеку надо просто составлять своё мнение. В условиях, когда у множества людей мнение, по большому счёту, сформировано (например так: «Лукашенко должен уйти!»), разноголосие – фактор деморализующий.

Возьмём простой пример. На этих выборах мы имеем 10 кандидатов в президенты. Если бы не было Интернета, тот кандидат, который имеет действительно серьёзные ресурсы (финансовые и людские) за счёт прямой работы с избирателями запросто консолидировал бы вокруг себя всех сторонников перемен – альтернативные кандидаты попросту не смогли бы ему ничего противопоставить. Чего греха таить: на протяжении последних 10-ти месяцев пропаганда Некляева в офф-лайне просто подавляет всех остальных.

Но белорусские искатели альтернативы привыкли заходить за новостями в Интернет, и здесь они видят массу других соискателей. Кроме того, они видят множественные дискуссии и споры, кто хорош, а кто – плох. Пытаются в этой каше думать, анализировать, в итоге – разбредаются в разные стороны.

Типичная ситуация, искусственно (и, уверен, в конечном итоге - безрезультатно) объединившиеся Некляев и Санников. Некляев имеет свой рейтинг, заработанный различными мероприятиями, акциями и т. д. И Санников имеет свой рейтинг: заработанный постоянными интервью сайту «Хартия 97». Эту Хартию читают все демократически ориентированные граждане, понятно, что сайт имеет колоссальное влияние на общественное мнение. И, вот я лично не припомню в политическом «межсезонье» от кандидата Санникова никакой политической активности, кроме как высказываний на этом сайте. Но, благодаря им, он забирает весьма солидную часть электората у остальных. Сниматься при этом совершенно не собирается, хотя рассчитывать ему особо не на что: людей или денег для активной работы в офф-лайне у него нет, соответственно, его рейтинг только аудиторией «Хартии» и ограничится. Тем не менее, мы видим здесь классическую схему, как преимущество в Интернет-пространстве делает возможным дробление электората.

Уверен, если бы не было возможности у белорусских оппозиционных политиков высказываться в Интернете, сейчас не было бы 10 кандидатов. Максимум – 2 оппозиционных, причём один из них – Некляев, а второй… совсем не Санников, а Милинкевич, обладающий самой высокой узнаваемостью, отнюдь не связанной с интернет-активностью.

А та вакханалия, которая разворачивается на оппозиционных сайтах, форумах, блогах, среди оппозиционной тусовки в социальных сетях… Простому человеку, если он попытается в ней разобраться, станет ясно одно: бардак! Договориться не могут! Надеяться не на что!

Плюрализм в таких условиях – деморализующий фактор.

2. ОППОЗИЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ - ИДЕАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ДИСКРЕДИТАЦИИ

Посмотрим на проблему с другой стороны. Мы тотально не верим государственным СМИ. По законам природы, если мы не верим одним, мы должны верить другим.

Соответственно, СМИ независимые, имеющие 90% своей аудитории в Интернете, пользуются повышенным доверием со стороны граждан, их читающих. Аксиома, что это те граждане, которые составляют базовый оппозиционный электорат.

Если по БТ будут хаять Милинкевича – это сработает на повышение его рейтинга. Потому что БТ мы все уже давно слушаем и смотрим наоборот: знаем, что чёрное они называют белым, и наоборот.

Если же Милинкевича будет три года подряд «мочить» «Хартия 97», то это нанесёт ему серьёзнейший урон: «Хартии» многие верят только за то, что она критикует оппозицию.

Тут будет уместно сказать, что лично у меня нет и малейших сомнений, что во всех редакциях всех СМИ есть хотя бы один человек, тайно связанный со спецслужбами. Грош цена была бы КГБ, если бы они упустили столь важный участок формирования общественного мнения.

Соответственно, наличие таких оппозиционных сайтов и своих людей в редакциях – идеальный инструмент для дискредитации (путём своеобразных информационных «троянов») неугодных. Если же использовать его огулом против всех, то будет примерно та же картина, которую мы наблюдаем сейчас: абсолютный, не прекращающийся ни на секунду «срач» всех со всеми.

А тут уж см. пункт первый – такой «срач» оказывает на всех сторонников перемен исключительно деморализующее влияние.

Но и это ещё не всё. Оппозиционные политики, загнанные властью в политическое гетто, основа которого – гетто информационное (оппозиционный сегмент Интернета), и сами, в общем-то, являются катализатором такого взаимного уничтожения дискредитацией. На узкой Интернет-площадке конкуренция обострена до невозможности, и никто не упускает случая «опустить» конкурента. Вспомним хотя бы «творчество» Подоляка в «Народной Воле» против Милинкевича. Все тогда сошлись на мнении, что это – политический заказ, сделанный «коллегами» по оппозиционному цеху.

В таких условиях власть может вообще ничего не делать: просто наблюдать, как в узком пространстве оппозиционные силы сжирают сами себя. Увлекательное зрелище!

3. ОППОЗИЦИОННЫЙ ИНТЕРНЕТ УБИВАЕТ ГРАЖДАНСКУЮ АКТИВНОСТЬ

И, наконец, самый важный пункт: оппозиционный интернет убивает гражданскую активность населения.

Не буду далеко ходить за примерами. Сплошь и рядом случаются оппозиционные акции, на которых собирается людей меньше, чем в интернете, на сайтах, которые эти акции освещают, комментариев типа: «Я тут в поликлинике, но я с вами!!!». Да не было бы Интернете – бросил бы ты свою поликлинику и побежал бы на акцию! А так, гляди-ка ты, солидарен! Дело сделал, не остался в стороне!

Когда не было Интернета, люди толпами шли на любые мероприятия, на которых можно было получить альтернативную информацию. Сейчас достаточно просто заглянуть на сайт, и ты не только всё узнаешь, но ещё и «поприсутствуешь»: «Я с вами!». Всё это очень удобно: можно «оппозиционировать» в кресле дома, с бокалом пивка и в семейных трусах.

Любая встреча кандидата в президенты, если бы не было Интернета, собрала бы в 20 раз больше людей, чем с Интернетом. И не беда, что возможностей для распространения информации об этой встрече было бы меньше: народная молва делает своё дело лучше любого сайта.

Любое открытое партийное собрание посещала бы масса непартийных граждан, и, чем чёрт не шутит, возможно, вступала бы в партии – если бы не могла запросто, в тепле и в семейных трусах получать информацию дома.

Любой оппозиционный «боевой листок» ксерился бы и передавался из рук в руки как великая ценность, и оттого его содержанию было бы в 20 раз больше доверия, если бы не было интернет-сайтов. Сайтов, где информация если и подаётся объективно, то сотни ангажированных комментариев так «срут» в головы простых людей, что те уже и не знают, как к этому относиться.

В конечном итоге, оставаясь дома, в тепле, на диване, в семейных трусах и с пивом, один на один с безграничным потоком информации, человек всё же остаётся ОДИН. На любом массовом мероприятии он бы чувствовал поддержку стоящих рядом людей, здесь же он лишь видит, что собралось «опять мало», и «самому зачем идти с кучкой недовольных», ведь можно, в конце концов, и дома свой протест выразить…

И этот протест, таким образом, распыляется по сотням тысяч квартир, вместо того, чтобы в один момент консолидироваться на площадке перед администрацией президента…

Вкупе со всеми описанными выше деморализующими факторами – это оказывает решающее влияние.

Вот поэтому власти никогда не закроют оппозиционный интернет. Он им очень и очень выгоден. Непрямой, но чрезвычайно весомой выгодой.

5 комментариев:

  1. усё гэта вельмі падобна на праўду, акрамя таго, што закрыцьцё інтэрнэту канчаткова ператварыла бы апазыцыю ў дысідэнтаў і аніякага ўплыву яны б ужо ўвогуле не акзавалі б, бо загнаныя ў жыстачайшае гета і інтэрнэт гэта адзінае месца якое дапамагае апазыцыі выжываць.
    Што да разьяднанасьці і гаўнакамэнтаў, дык зьнішчэньнем інтэрнэту гэта пытаньне ня вырашыць. Як гаварыцца, срач у галовах, а не ў інтэрнэтах. Інтэрнэт гэта інструмэнт, якім проста трэба ўмела карыстацца..

    ОтветитьУдалить
  2. рациональная мысль здесь конечно же есть, но в то же время это и камень в огород политструктур, которые так и не научились работать в условиях информационного общества. новые реалии требуют новых форм работы, а белорусский политикум (да и не только белорусский) предпочитает работать в условиях 19-го века.

    ОтветитьУдалить
  3. Ну, так не отрицаю - ни того, ни того :)
    интернет, безусловно, великолемный инструмент, просто, на сегодняшний день ощущение, что власть им научилась пользоваться, а оппозиция - нет. соответственно, власти он приносит пользу, а оппозиции - нет...

    ОтветитьУдалить
  4. Мне кажется, белорусский интернет просто отражает ту разробленность, которая присутствует в рядах белорусской оппозиции... С помощью интернета великолепно можно организовывать различного рода акции, флэшмобы чему свидетельством. Если бы у оппозиции было вокруг кого объединиться, вполне можно было бы при помощи интернета организовывать народ в его поддержку. Помимо этого, у интернета есть ещё мощный ресурс "негативного" объединения людей, по принципу "против чего-либо". Вот в России оппозиционно настроенная часть общества этим пользоваться научилась: там не реже двух раз в месяц разгорается какой-нибудь грандиозный скандал, берущий своё начало в блогосфере. Последний пример - публикации Навального о хищениях в "Транснефти". Не всегда удаётся добиться решения поднятой проблемы, это правда, но по крайней мере понервничать власть удаётся заставить почти всегда. Отбрехиваются, комментарии дают, как могут "отмазываются", по поводу лесных пожаров когда в интернете шум поднялся - даже Путину лично пришлось выступать, чтобы успокоить общественное мнение. И такое, повторюсь, происходит не реже двух раз в месяц.

    И в Беларуси оппозиционно настроенная часть общества тоже могла бы пользоваться этим инструментом: нет, ЗА кого объединяться, ну так объединялись бы хоть ПРОТИВ чего-нибудь. Но у нас таких подвижек что-то вовсе незаметно.

    Подытоживая: пост умный и грамотный, и в нём совершенно верно замечено, что у интернета есть определённое дезактивирующее влияние. Но как у всякого явления, у интернета есть как минимум две стороны. И существуют способы, при помощи которых интернет может, наоборот, пробуждать и консолидировать общество. Главное - находить их и использовать. А если у общества не наблюдается такого желания... Что ж, в конечном итоге всё зависит от самого общества.

    ОтветитьУдалить
  5. Я ж не спорю :))
    Но это всё - теория, я же писал исходя из того, какой он, белоруссский интернет, есть, и почему он в таком виде властям выгоден... И, судя по тому, сколько теоретических замечаний посыпалось, каким бы позитивным влиянием он мог обладать, этот Интернет, всё правильно про негативное я написал :)

    ОтветитьУдалить