Поиск

среда, 25 сентября 2013 г.

Новый избирательный кодекс: власть, народ и оппозиция

2 октября «палатка» будет рассматривать изменения в Избирательный кодекс, и, вроде бы, нет ни малейших причин сомневаться, что она их примет.

Там, среди предложений, немало всяких правок и корректировок. Я не буду их даже вспоминать. В подобных делах всегда важен один пункт, а остальные вводятся для того, чтобы рассредоточить внимание общественности. И я потому не буду вспоминать все остальные, что я определился с тем, какой пункт мне кажется ключевым.

Самое главное, на что надо обращать внимание в этих грядущих изменениях в Избирательном кодексе, это отмена государственного финансирования избирательных кампаний.

Возьмём за аксиому тот простой факт, что деньги на политическую деятельность в Беларуси найти – дело чрезвычайной сложности. И высказывания самого Лукашенко в адрес бизнеса о том, что «полезете в политику – головы пооткручиваем!» совсем не выглядят шуткой. Ну и, беря это за аксиому, можно порассуждать о том, что же принесут эти изменения на практике всем заинтересованным сторонам.

1)      Для оппозиции. Для оппозиции это означает, что вечный аргумент в пользу участия в выборах ради того, чтобы «провести агитационную работу за ресурсы государства» становится неактуальным. Это качественно меняет планку ответственности оппозиционных сил (если предполагать, что они хотя бы изредка вспоминают об ответственности). Ответственная политическая сила теперь должна подходить к выборам, как хороший бизнесмен к своему бизнес-плану. Некачественная кампания будет означать выброшенные ресурсы. «Резвиться» бесплатно теперь не будет возможным, и за агитацию придётся платить. Соответственно, нужно изо всех сил стараться профессионализировать команды и подходы, чтобы месседжи хотя бы частично достигали своего адресата.
Можно, конечно, проводить имитационные кампании. Выдвигать «кандидатов», которые ничего не будут делать, но, находясь в списках, будут служить для демонстрации «мощи» той или иной политической силы. Но это уже не политика, это – цирк, или театр. А мы тут о политике разговариваем.
2)      Для населения. Как не только теоретик, но и практик, поделюсь наблюдениями: практически каждая избирательная кампания в местные Советы либо «палатку» демонстрирует нам действительно независимых самовыдвиженцев, о политических помыслах которых ранее не догадывалась ни власть, ни оппозиция. На парламентских «выборах» для такого города, как Гомель, таких активистов может быть человека 3-4. На местных – больше.
Здесь ничего нельзя поделать: тягу людей к участию в управлении государством невозможно истребить, и пока хотя бы формально свободные выборы будут хотя бы прописаны на бумаге, такие желающие будут находиться. Видимо, для власти это нежелательно: больше они участвовать в политической жизни страны не смогут. Они либо будут вынуждены отказаться от своих амбиций, либо искать точки соприкосновения с оппозицией. Власть их выдвижение не поддержит – она свои сценарии пишет заранее и команды «кандидатов» формирует через тщательные фильтры.
3)      Для власти. Власть этим нововведением преследует несколько целей. Есть цель, например, поставить под тотальный контроль все возможные финансовые источники политической деятельности в стране. Даже если происхождение средств власть отследить будет не в силах, она будет в состоянии зафиксировать, через кого эти средства поступили в избирательный фонд и «взять на карандаш».
Но, на мой взгляд, эта сторона проблемы – техническая. Самое главное, чего добивается власть такими действиями – изолировать простых людей, из числа активных, но не принадлежащих к оппозиции, от политического действа. Человек, не принадлежащий ни к одной организованной силе, априори вызывает бОльшее доверие, особенно если он местный. И на местных выборах он вполне может получить большинство.
Значит ли это, что власть боится, что народ, в том случае, если выдвиженец от их двора наберёт большинство, но не будет назначен депутатом, возмутится? Вполне возможно.
Значит ли это, что власть опасается политической активизации ранее неизвестных и неподконтрольных ей граждан с непредсказуемыми последствиями? Вполне возможно.
Много может быть вариантов. Но самое главное: власть добивается замораживания ситуации на уровне противостояния «власть - оппозиция». Она всегда стремилась поляризовать общество, разделить на «чэстных» и «нячэстных», не принимая полутонов и действуя всегда в русле прямого, линейного конфликта. Можно предположить, что осложняющаяся социально-политическая обстановка в стране вызывает у властей опасения возможного зарождения « третьей силы» - реально народного политического движения. И первых желающих власть выталкивает напрямую к оппозиции, чтобы сохранить комфортную и удобную, привычную для себя модель «черно-белого» общества.

Из всего вышесказанного можно сделать три вывода.

1)      Вывод первый состоит в том, что у оппозиции теперь сужается пространство для маневра и разнообразие сценариев действий в ходе электоральных кампаний. Ситуация, варианты теперь, опять же, полярны: или работать качественно, или имитировать (не работая вообще). К чему это приведёт – время покажет, прогнозировать трудно.
2)      Вывод второй состоит в том, что у оппозиции появляется дополнительная возможность укрепить свои ряды за счёт потенциальных самовыдвиженцев, которые сами теперь ничего сделать не могут. Кто этим сможет воспользоваться и как – время покажет.
3)      Вывод третий состоит в том, что власть, как видно, побаивается политической активизации населения, и это внушает надежду на то, что такая политическая активизация есть и на сегодняшний день уже существуют её симптомы.


Вполне возможно, что нововведение в итоге сыграет отнюдь не на руку властям. Потому что оно ставит и существующую оппозицию, и потенциальных политиков в качественно новые условия. Ситуации «расслабона» и безответственности, когда можно потренироваться «заниматься политикой» бесплатно, больше не будет. А это значит, что надо искать новые подходы и точки всеобщей кооперации. Либо расписываться в бессилии – рано или поздно, очевидной становится правда даже про гениальных имитаторов…

среда, 18 сентября 2013 г.

Реальные итоги визита Сечина

После ареста Баумгертнера разразилась т. н. "калийная война", и на этих фронтах со стороны российского правительства прозвучала угроза сокращения поставок нефти в Беларусь.

Однако на прошлой неделе Минск посетил с визитом друг Путина и глава "Роснефти" Игорь Сечин. По итогам его встречи с Лукашенко местный агитпроп поспешил заверить, и заверяет до сих пор, что в "калийной войне" Минск одержал полную победу и никаких санкций со стороны России не будет - одни уступки. И поставки нефти, мол, не сократят.

Самое интересное, что такую же позицию озвучило большинство независимых аналитиков, которые точно также итоги этого визита и расценили.

Тем не менее, вот, с российской стороны прозвучало заявление о том, что сокращение поставок все же будет. Причем заявление официальное, и заявление,, сделанное после визита Сечина.

http://www.ej.by/news/economy/2013/09/17/rossiya_vse-taki_sokratila_postavki_nefti_v_belarus.html

Я вот не знаю, куда смотрели наши аналитики, когда комментировали визит Сечина и его итоги, как победу Лукашенко.

Потому что даже Сечин сказал о том, что, мол, Россия не будет сокращать поставки и будет исходить из имеющихся обязательств.

При этом, никаких обязательств по балансу на 4-й квартал тогда не было, но в течение всего года было 2 позиции: белорусская (что должно быть в общем 23 млн. тонн) и российская (18,5 млн. тонн)

В итоге белорусская позиция пролетела, сокращения в последнем квартале по сравнению с предыдущими - 41%, при этом, официально Сечин и др. вполне могут говорить, что ничего Россия не сокращала, а сделала то, что и задумано.

Но такой исход - это не победа, это поражение Минска, который весь год воевал за одовой баланс в 23 миллиона, и, надо сказать, на отдельных отрезках (кварталах) своих целей добивался, потому что в предыдущие кварталы Россия поставляла как раз столько, сколько нужно для удовлетворения белорусских запросов.

И только в последнем квартале, на фоне дела Баумгертнера, под рассказы о том, как ничего сокращаться не будет, резко изменила свою позицию.

Что-то мне подсказывает, что и по другим вопросам возможны такие решения: "без шума и гама", как говорил Путин, но в ущерб официальному Минску.

понедельник, 16 сентября 2013 г.

Палецкис обескуражил во второй раз…

Прочтение интервью евродепутата Юстаса Палецкиса, автора доклада по Беларуси, обескуражило.

Доклад этот уже можно называть злополучным. Сразу после его появления разразился скандал: беларусское гражданское общество было возмущено мягкими до некорректности формулировками, описывающими ситуацию в Беларуси. Из них, например, можно было делать выводы о том, что репрессии в нашей стране уменьшаются, хотя все, кто «в теме», прекрасно знают, что это не так.

После множества поправок, документ все же был вынесен на рассмотрение Европарламента и на днях одобрен большинством фракций.

В последнем интервью, которое заставляет задуматься, г-н Палецкис, в частности, разъяснил Радио «Свобода» смысл своего доклада.

"Главная мысль этих рекомендаций, - что в случае освобождения политзаключенных нужно интенсифицировать отношения с Беларусью на всех уровнях: особенно это касается поддержки гражданского общества и оппозиции, но и с теми официальными лицами, которые не принимали участие в репрессиях. Ну, и создать лучшие возможности для контактов между людьми: уменьшить очереди на пограничных пунктах и ​​в консульство стран ЕС. Много таких рекомендаций, которые способствовали бы переменам настроений в обществе, а это возможно только через широкие контакты. А тогда будут изменения и в самой Беларуси в сторону демократии и уважения прав человека. И эта линия была поддержана".

Вот тут вот я, честно говоря, не понял.

Предлагается интенсифицировать отношения с оппозицией и гражданским обществом после того, как ВЛАСТЬ выпустит политзаключенных? А это возможно? А какой прок от этого властям? А почему отношения Евросоюза с гражданским обществом и обществом вообще должны зависеть от действий властей, которые не вписываются как раз в систему ценностей Евросоюза?

Ожидается, что можно будет наладить диалог с теми чиновниками, которые не принимали участия в репрессиях, после того, как ВЛАСТЬ выпустит политзаключённых? Но ведь, пардон, вопрос свободы политзаключённых как раз находится в компетенции тех, кто не просто принимает участие в репрессиях, но и является их прямым заказчиком.

Здесь с логикой что-то явно не так, и, если евродепутат правильно выразил свои мысли, а переводчики правильно их передали, у документа, похоже, есть все шансы остаться бесполезным. Просто потому, что не даёт ответа на вопрос «Почему власти должны это делать?» и, более того, наводит на следующий вопрос: «Неужели кто-то рассчитывает, что власти пойдут на уступки ради того, чтобы простые граждане смогли более свободно пересекать границу с ЕС?»

Насчёт пересечения границы с ЕС самый главный на днях выразился недвусмысленно. И у него, как раз, с логикой всё ОК – в его измерении, конечно.


А что до логики Палецкиса, то она напоминает логику литовских таможенников, которые не далее, как минувшим летом, пытались добиться от своих, литовских властей, повышения зарплат, создавая очереди… с белорусской стороны границы.

пятница, 13 сентября 2013 г.

Касается каждого


Идея о пошлине на шоппинг была только идеей, а если бы просто была осуществлена, стала бы просто очередным маразмом. Но после того, как на этот счёт стали высказываться ведущие чиновники нашего чуда-государства, стало понятно, что из темы власть устраивает пропагандистское шоу.

Это может показаться парадоксальным, ведь эта инициатива, мягко говоря, вызывает недовольство очень многих сотен тысяч людей. Однако в этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что Лукашенко и его система в своей электоральной политике всегда делают ставку на раскол в обществе, разжигании чувств вражды, ненависти, злорадства и зависти между отдельными группами. В  данном случае пропагандистское шоу рассчитано как раз на представителей той части общества, которая всегда была самой верной опорой режима: неинформированных, слабообразованных, немобильных людей с заниженной самооценкой и планкой ожиданий от жизни. Таких людей, которые в сегодняшних трудных условиях предпочтут лучше снизить собственные запросы, чем пытаться найти альтернативу (хотя бы в виде заграничного шоппинга). И это шоу должно, по идее, дать эффект перед грядущими политическими событиями, в очередной раз раскалывая общество.

Вообще же, ничего принципиально нового нам эта ситуация не приносит. Хотите убедиться в этом? Белорусская власть – рекордсмен по принятию самых нечеловеческих и абсурдных решений. И ничего, пипл хавает. Сначала кажется: это же невозможно, это – маразм. А потом – привыкают, и живут. Ну вот, давайте посмотрим.

В 2007 году в Беларуси были отменены практически все социальные льготы. Почти ничего государство на этом не выиграло. Просто раньше они были гарантированы, а теперь  не гарантированы. Вот даст временные льготы на проезд пенсионерам в летний сезон – спасибо, Александр Григорьевич! Не даст: ну, так их же и нету… В Европу приезжаешь, видишь, как студентам продают льготные билеты на транспорт. У нас – нет, у нас они богатые. Ничего, проглотили, привыкли, живут как-то…

Беларусь – страна, наиболее пострадавшая от Чернобыля. Но «чернобыльские» льготы у нас тоже поотменяли. Украина и Россия пострадали  в десятки раз меньше, но люди там в десятки раз лучше ощущают озабоченность государства преодолением проблемы. У нас нет проблем. И радиации уже почти нет. Сдуло.

Ещё по Чернобылю. У нас ликвидировали ликвидаторов. Белорусы, которые непосредственно в Чернобыле спасали мир, ничем теперь не отличаются от тех же белорусов, которые просто живут в загрязнённой зоне. Вот дядя Вася на реакторе горел, а дядя Ваня в это время бухой под забором валялся – они одинаковые в нашем «государстве для народа», равный статус имеют, равные права. Ничего, схавали. В Украине при попытке чуть урезать льготы ликвидаторы под президентскими дверями голодовки устраивали, а вся страна гудела в их поддержку. У нас – тихо. Ну, хотя, в принципе, у нас ведь и ликвидаторов теперь вообще нет. Только пострадавшие. Ещё вопрос, от чего больше.

Человек с удостоверением участника войны в Афганистане, даже если он – белорус, и в России, и в Украине будет получать льготы. В Беларуси – нет. Наше государство как бы не в ответе за СССР. «Мы тебя туда не отправляли». Ок.

Каким идиотизмом и бредом мы считали, как смеялись и как были уверены в том, что это решение не продержится и полгода, когда вводилось ограничение на выезд за границу на личном автотранспорте, один раз в 8 дней. А, ведь, совершенно незаметно, привыкли. Ну, нормально.

В 2013 году белорусов заставили вторично выкупать своё жильё. Если не приватизировал – государство тебе больше ничего не гарантирует. Это – его, государства, жильё, ты, пока живёшь, будешь платить арендную плату. Это особенно интересный вопрос, потому что подавляющее большинство нашего жилфонда построено при СССР. Выходит, за Афганистан и Чернобыль власть не в ответе, потому что это до неё было. А жильё – о, не, тут другая история, деньги на бочку! Это совершенно замечательно ещё и потому, что в советские времена, когда это жильё строилось и выделялось, люди только думали, что оно – бесплатное. На самом деле, ничего бесплатного в этом не было, потому что из зарплаты советского человека делались отчисления в том числе и в жилищный фонд. То есть, человек, реально, эту квартиру покупал. Сейчас должен купить во второй раз. Иначе, государство ему ничего не гарантирует. Хотя там, в Конституции, и по-другому написано.

Но вообще, даже если ты квартиру и выкупил, и даже если сделал это во второй раз, никто тебе ничего не гарантирует, и вообще, частная собственность в нашей реальности понятие весьма относительное. Вот приняли чиновники очередное постановление. Оно пока не применяется, но оно существует. Любые ремонтные работы в доме надо проводить только по согласованию с ними, чиновниками, любимыми. Ламинат захотел положить? Создай проект, утверди, согласуй, там ещё посмотрят, можно тебе или нельзя в своей же квартире положить свой ламинат, ну и… видно будет, короче.

Список можно продолжать вечно. Вот как раз позитивная новость из Америки пришла. Идиотизм власти наконец-то получил мировое признание в виде Шнобелевской премии. За очередное блестящее ноу-хау двухлетней давности: арестовывать за аплодисменты.

На этом фоне пошлина в «сотку с носа» за шоппинг не выглядит чем-то сверхъестественным, наоборот – вполне логичным.

Но власть, тем не менее, устраивает из этого логичного идиотизма пропагандистское шоу. Она знает, зачем это делает. Одни должны ненавидеть других, другие должны злорадствовать над первыми, и они ни в коем случае не должны понимать главного.

А главное заключается в том, что «проблем одних» и «проблем других», на самом деле, не существует. Есть только одна проблема, которую надо по-настоящему, в масштабе страны, осознать и решить.

Почему я не подписываю никаких он-лайн петиций? Потому что они сегментируют недовольство. В итоге каждый борется с отдельной проблемой (которая его волнует), и фокус его внимания просто не в состоянии уловить главную, действительную, настоящую проблему, которая порождает все остальные. На самом деле, вместо многочисленных петиций по отдельным бедам и маразмам, нужно создать всего одну-единственную, но общенациональную петицию.

И, желательно, не в он-лайн, а в реале. Где-нибудь в центре Минска.

Вглядитесь в список проблем, вызванных маразматическими решениями, который приведён выше. Я знаю, что каждый может его дополнить, я сказал: дополнять можно вечно. В усовершенствованной, дополненной версии мы получим списочек, который в той или иной степени затрагивает  всех и каждого.

Но проблемы разбиты на части, а недовольство властью – сегментировано. Для этого и нужны пропагандистские шоу. Чтобы люди из одного сегмента проблем потешались над людьми из другого. Завидовали, раздражались, злорадствовали, недоумевали, одним словом – не понимали.

И тогда общество бессильно.

На самом деле, первое и главное что нужно делать сегодня беларусам – вылазить из своих «сегментов недовольства». Шопоголики должны были заступиться за ликвидаторов, афганцы – за ИП, ИП – за студентов, и так далее, по кругу.

В стране, где есть одна большая общая проблема, все остальные, локальные проблемы, рождаются как следствие, и являются вторичными. В такой стране нет «чужих» проблем. Любая проблема – дело каждого. В стране нет локальных проблем. Любая локальная проблема – следствие глобальной. И это надо понимать.


А пока такого понимания в национальном масштабе не придёт, список бесчеловечных маразматических решений будет только пополняться, под пропагандистское сопровождение, ещё сильнее загоняющее нас в «сегменты недовольства».

суббота, 7 сентября 2013 г.

Кого из инвесторов в Беларуси "кинут" следующим?

Между прочим, несмотря на распространённое мнение о том, что белорусский режим, возглавляемый диктатором-самодуром, является непредсказуемым, я бы сказал, что, потихонечку, он как раз предсказуемым и становится.

===
Александр Лукашенко требует "безусловного выполнения" планов по развитию ОАО "Мотовело", сообщила пресс-служба президента по итогам его визита 6 сентября на предприятие.

"Мы должны видеть динамику каждый год: объемы производства и самое главное — деньги", — сказал он.

Белорусскому руководителю доложили о результатах финансово-хозяйственной деятельности и перспективах развития предприятия. Речь, в частности, шла о выполнении указа № 354 от 26 июля 2007 года, в соответствии с которым государственный пакет акций был продан австрийской фирме АТЕС Holding GmbН. 
 Одним из "наиболее важных условий" продажи было сохранение специализации ОАО "Мотовело" и вложение в 2007—2012 годах в его развитие не менее 20 млн. долларов США. Также планировалось, что предприятие в 2012 году выйдет на выпуск 500 тыс. велосипедов и 30 тыс. мотоциклов.

Однако поставленные условия выполнены "только частично". В 2008—2012 годах инвестор внес в уставный фонд общества более 20 млн. долларов, но лишь небольшая часть этой суммы была направлена на развитие производства.

Что касается объемов, то и здесь бизнес-план не выполнен, заявил председатель Мингорисполкома Николай Ладутько. В нынешнем году предприятие должно произвести только 200 тыс. велосипедов и почти 12 тыс. мотоциклов, а достижение запланированных показателей уже смещается как минимум на 2017 год.

По словам главы Администрации президента Андрея Кобякова, далеко не идеально и финансовое состояние предприятия, высок уровень дебиторской задолженности.

Лукашенко также обратил внимание на то, что не вся территория предприятия задействована под производство, как было условлено, и около четверти площадей сдается в аренду.
===

Это результаты сегодняшнего посещения не так давно "приватизированного" "Мотовело".

Ну и к чему это? По-моему, к тому, что "Мотовело" тоже, как и "Спартак" с "Коммунаркой", очень скоро у инвестора "отожмут".

В реальности процесс "приватизации" по-белорусски всё больше напоминает просто процесс приёма на работу наёмных управляющих. Им доводятся некие планы, чаще всего взятые даже не из головы и не с потолка, а, наверное, выковырянные из носа. Если не выполнил эти "планы" - давай, до свиданья.

Странный только процесс этот, наёма управляющих. В этом, видимо, и суть белорусской специфики. У нас не наниматель платит нанимаемому, а - наоборот, притом, довольно большие деньги, миллионы и десятки миллионов $. И долба**бы, которые согласны на такие условия, кажется, переводиться не собираются...