Поиск

пятница, 27 января 2012 г.

"Сизифов труд" белорусских властей...


Спикер белорусской "палатки" некто Андрейченко пообещал, что к концу этого года средняя зарплата в Беларуси опять достигнет $500.

Комизм этой ситуации столь же очевиден, сколь и неоднозначен.

Обещание зарплаты в $500 все белорусы уже слышали, и некоторые даже успели такое жалование получить, однако чем это всё закончилось тоже все прочувствовали на себе, и прочувствовали не слабо. А сегодня от этой мифический цифры в реальности не осталось и следа...

Только в нашем государстве "для народа", можно из года в год ставить одни и те же цели и давать одни и те же обещания, исправно рапортуя об их достижениях и забывая рассказать, о провалах.

Впрочем, с этим пресловутым обещанием $500 всё достаточно символично. Само обещание, попользованное Лукашенко в 2010, перекочевало в уста человеку, занимающему место во властной иерархии, рангом заметно пониже. Эдакий бубль-гум б/у, популистический секонд-хэнд.

А ещё в связи с этим у меня возникает параллель с одним древнегреческим мифом.

Был там такой царь, назывался Сизиф. грешил он перед Богами, и Боги, за это, после смерти покарали его: он с тех пор вечно катит в гору камень, но, как только докатит, камень срывается вниз, и приходится катить его заново.

Похоже, пресловутые $500 зарплаты превращаются для белорусских властей в этот самый Сизифов и камень, и труд...

Кстати, разные есть версии, в чём же так грешил Сизиф, что заслужил такое страшное проклятие. По одной из них: постоянно грабил путешественников, проезжавших через его царство.

Вам эта версия ничего не напоминает в связи с Беларусью?

четверг, 26 января 2012 г.

Снег и дворники...


Гомель сотрясают "снежные" скандалы.

Сначала все мы посмотрели видео, как десяток милиционеров избивают и задерживают мирных граждан, которые просто убирали снег возле своего дома. произошло это на фоне призывов мэра Минска к населению подключиться к борьбе со стихией. Версии правохранителей и потерпевших от них, как всегда, разнятся. Однако казённые объяснения ментов, типа "на повторное замечание, что туда снег не бросай, они не реагировали..." не оставляют сомнения в том, кто именно виноват.

Сегодня уже государственное агентство БелТА, не пряча глаза от стыда, рассказало, что для уборки снежных завалов в Гомеле используют труд школьников. "Волонтёрские отряды", мол, созданы... Как государством создаются "волонтёрские" отряды, все мы прекрасно знаем. А тут ещё - о школьниках речь...

Короче говоря, все эти скандалы, весь этот шум, говорят об одном: город со снегом явно не справляется. Сейчас уже ситуация более-менее, но ещё пару дней назад всё это напоминало стихийное бедствие. Сил коммунальщиков явно не хватило... Как бы мы не хвалились своей чистотой и тем, что "Лукашенко навёл порядок".

На этом фоне очень оптимистичную информацию я получил сегодня о том, что вокруг дома гомельского мэра коммунальные службы убирают снег практически круглосуточно. И ходить там приятно, и ездить - тоже... Дом - частный. Вот на один конкретный участок города сил коммунальщиков не просто хватило - хватает постоянно, и до сих пор...

К слову, фамилия гомельского мэра - Дворник. Первый среди равных...

среда, 25 января 2012 г.

Где ждать развязки?..


Судьба экс-кандидата в президенты Андрея Санникова вызывает искреннее человеческое сочувствие. Однако для того, чтобы как-то противостоять происходящему, мало иметь на вооружении только упрощённые соображения вроде «Режим делает всё, чтобы убить Санникова». Нужно попробовать понять логику того самого режима…

С самого начала, как только завертелась вся эта каша, она у меня вызывала смутные ассоциации с делом заключения также экс-кандидата в президенты – Александра Козулина. Типажи Санникова и Статкевича чрезвычайно схожи в определённых моментах с их предшественником, как минимум в следующих качествах: они одинаково резки, одинаково лично ненавидят Лукашенко, и одинаково готовы идти до конца, не особо задумываясь о возможных последствиях (любых последствиях, как для режима, так и для них самих и их единомышленников, как говорится: цель оправдывает средства).

Чтобы в заключении умер экс-кандидат в президенты, это невыгодно даже такому отмороженному политическому режиму, как режим Лукашенко.

Но чтобы он умер в заключении «политической смертью» - это вполне.

Козулина не выпускали из заключения даже после того, как он был явно морально надломлен беспрецедентно длинной и безрезультатной голодовкой и последующей смертью жены.

Выпустили его только после того, как провели спецоперацию по отторжению у Козулина его политического инструмента – партии, поставив туда на руководство свою «шестёрку» Левковича.

У Санникова нет внятных и серьёзных политических структур, кампания «Европейская Беларусь», как бы не пыжилась, на эту роль не тянет ни при каких обстоятельствах даже в масштабах Минской области. Про остальные регионы, я, находясь непосредственно в регионе, вообще молчу.

Зато у Санникова есть замечательный инструмент мобилизации, который помогает, в случае надобности, организовать работоспособные команды непосредственно под конкретную кампанию – сайт «Хартии». Информационная ценность «Хартии» невелика, это – исключительно политический инструмент. Это инструмент мобилизации потенциально активных людей, который сработал под президентские выборы великолепно, дав штабу Санникова за очень короткое время то, чего многие политики не могут добиться годами – команду.

Недавняя спецоперация, попытка спецслужб уничтожить эту самую «Хартию», очень гармонирует с тем фактом, что прошение о помиловании, под давлением и пытками, было подписано ещё 20 ноября.

Санникова, конечно же, хотят выпустить – зачем эта гиря на ногах? Поэтому и добивались от него прошения о помиловании. Но прошение – лишь одна из составляющих частей всего комплекса необходимых, с точки зрения режима, мер.

Прошение они выбивают для того, чтобы морально надломить опасного человека.

Но после этого стремятся ещё и «гарантировать» себя от возможных сюрпризов, через «политическую кастрацию» - отчуждение главного политического ресурса потенциально опасного противника.

Так было с Козулины, и, очень похоже, что что-то подобное разыгрывается и с Санниковым…

Режим Лукашенко – бесчеловечен, но это не всё. В своей бесчеловечности он ещё и чрезвычайно целеустремлён, и это делает его просто адским.

Безболезненного выхода из этой ситуации, сказать по правде, не просматривается. Будем, впрочем, надеяться, что он есть и обязательно найдётся.

Иначе многое вообще теряет смысл…

понедельник, 23 января 2012 г.

Первый видеокомментарий: "Особенности и суть региональной политики и может ли коснуться её обещанная Лукашенко модернизация политической системы?"

Дорогие друзья!

Стараясь не оставаться в стороне от развития технологий, делаем попытки активнее осваивать новые формы общения с людьми.

Ранее мы не использовали в своей работе видео-комментарии, обходясь текстами.

Предлагаю на Ваш суд первую попытку, сделанную в рамках работы по анализу и экспертизе региональной жизни Гомельской области экспертной организацией "Стратегическая мысль".

Особенности и суть региональной политики и может ли её коснуться обещанная Лукашенко модернизация политической системы?

понедельник, 16 января 2012 г.

… и дальше будут давить по одиночке…


Некоторые события прошедшей недели заставили (в который уже раз!) серьёзно задуматься: во что трансформируются протестные настрои населения и насколько велика потенция этих самых настроений, а также тех общественных и политических лидеров, которые, по идее, в их (настроений) росте должны быть заинтересованы.

Я говорю, в первую очередь, о событиях в Могилёве, где бригада каменщиков высказала, поначалу, невиданную солидарность по отношению к своему коллеге, который подвергся репрессивному увольнению за излишнюю активность. 15 человек, вся бригада, подписала заявления об увольнении в знак поддержки. Однако, прошло всего пару дней и радужная, по началу, картина, рассыпалась в прах.

Администрация предприятий, как сообщали СМИ, начала вызывать работяг по одному и проводить с ними идеологические беседы, давя на психику. И это простейшее действо имело замечательный эффект: как минимум (по последним сообщениям) 11 каменщиков отозвали свои заявления, и от массовой солидарности не осталось и следа.

Приём удивительно простой и удивительно не новый. Вспомнилась книга «Цусима» Новикова-Прибоя, которую довелось прочитать в детстве. Там была описана похожая ситуация. Команда одного из кораблей взбунтовалась после того, как на обед подали тухлое мясо. Бунт выражался очень просто: после построения матросы отказались расходиться, оставшись стоять на палубе. Командование сначала было в ступоре, однако потом нашло выход, против которого не созревшая к полноценной революции матросская психика оказалась бессильной: команду «разойтись» начали отдавать отделениям по одному, и они отрывались от команды и безвольно расходились по местам.

А есть ещё народная притча о том, что сломать руками целый веник невозможно, а изломать все прутья по отдельности – легко и приятно. Добавить к этому уже вообще нечего: против правды не попрёшь.

Все приведённые примеры, как нельзя лучше, иллюстрируют простую мысль: чтобы победить диктатуру, власть силы, или, наоборот, силу власти, нужно, чтобы в обществе функционировали сильные сообщества. Как польская «Солидарность», например. Или чтобы само общество вдруг дозрело настолько, чтобы, воспользовавшись в один прекрасный момент новыми возможностями, типа социальных сетей, почувствовало себя единой группой людей, объединённых общими интересами, которые можно и нужно отстаивать. Чтобы психика была готова к тому, что необходимо до последнего держаться друг за друга, поддерживать один одного, и действовать сообща.

Последний пример с каменщиками хорошо говорит о том, что в Беларуси общество ещё себя такой группой не чувствует, и сильных сообществ пока не видать. И, даже сталкиваясь с открытым протестом, власть вполне может ломать веник, изламывая прутья по одиночке.

В таких условиях главной стратегической линией тех, кто заявляет о своих политических амбициях и политическом лидерстве, должна была бы быть работа по построению сообществ. Работа долгая, кропотливая и незаметная: надо общаться с людьми, находить для них мотивацию, завоёвывать среди них авторитет и уважение. Это повседневная работа, которая требует ума, энергии, самоотдачи и готовности к тому, что тебя будут обвинять в бездействии: понятно, что СМИ о том, со сколькими ты сегодня людьми переговорил и сколько убедил, не напишут, в отличие от одиночной громкой акции в стиле «шоу», которая, со страниц независимых сайтов вполне может смотреться как геройство, но на деле иметь ровно нулевой эффект.

На той же самой, прошлой, неделе, независимые СМИ облетело сообщение о том, что глава Гомельской областной организации ОГП, вместе с другим независимым активистом, были задержаны при раздаче информационных бюллетеней.

Сюжет захватывающий, но, если вдуматься, то о чём он говорит? В областной организации ОГП, коли уж такая существует, только в списках, по скромному счёту, должно быть пару сотен людей.

И, ежели глава областной организации, самолично попадается с пачкой бюллетеней при их раздаче, это, конечно, говорит о том, что человек он самоотверженный, за демократию борется и всё такое, но только ли об этом?

Или это ещё говорит о том, что

А) У него просто нет людей для того, чтобы выполнять эту работу;

Б) Он просто не выполняет своих функций идейного вдохновителя и руководителя на месте тех пары сотен активистов, которые у него есть в списках.

Потому что, коль скоро ты руководитель большой группы людей, то главная твоя функция, с точки зрения эффективности, состоит в том, чтобы вдохновить, организовать этих людей на коллективные действия. Если уметь это делать, и тратить на это занятие то время, которое уходит на беготню с газетами, то эффект будет куда больше: из этих пары сотен будет вырастать команда (сообщество), и бюллетеней будет распространяться куда как больше!

Я вот представил себе, как долго Ленин бы делал революцию, если бы самолично распространял свою «Искру», и мне результат не больно понравился. Как говорится: из пушки нельзя стрелять по воробьям.

Но в белорусской оппозиции такое практикуется, и даже считается в определённой степени нормой. И это наталкивает на неутешительные выводы: разовые акции, по шкале ценностей определённой прослойки оппозиционных менеджеров, куда ценней, нежели кропотливая работа с собственными людьми, командами, team-building. О том, что глава областной организации политической партии должен иметь ещё и кой-какой идеологический и информационный потенциал, то есть, грубо говоря, вместо того, чтобы разносчиком газет работать, людям что-то говорить, я уже молчу…

Есть ещё один пример, который очень хорошо иллюстрирует всю эту ситуацию.

В период подготовки «Народного Схода», я несколько раз выступал с критикой методов и стратегий, которые использовали организаторы. Анализируя то, как шла подготовка, легко было предположить, что, вместо обещанных десятков тысяч людей на улицах, нас ждёт банальный и привычный провал.

Примерно в это же время, на одном из мероприятий, в кулуарах, довелось мне переговорить с одним из главных организаторов того мероприятия, который задал мне простой, казалось бы, вопрос: «Зачем вы нас критикуете, мы же с вами ни в чём не конкурируем, деятельность наша не пересекается и вообще…»

Я искренне ответил, что я не конкурирую, и не критикую, а всего лишь показываю действительность такой, какая она есть: если говорить правду о будущем мероприятии, то, после провала (который неизбежен), те новые люди, которые были притянуты к подготовке (напомню, что к подготовке Народного Схода тогда присоединились активисты их инициативы «Революция через социальную сеть»), будут шокированы бесполезностью усилий в меньшей степени, меньше станут плеваться в оппозицию, и, может, кто-то из них всё же останется… Такая вот у меня была мотивация: если ты ответственный человек, и заинтересован в людях (а не хочешь использовать их один раз, как известное изделие), то и говорить им надо правду, полностью отвечая за свои слова, а не манить молочными реками и кисельными берегами, с неизменной сухой пустыней «на выходе».

На эти свои соображения я получил исчерпывающий ответ по сразу двум направлениям.

Во-первых, мне было ответственно заявлено, что никакого провала никогда не будет, а от меня было потребовано, чтобы, если я мужчина, то, после того, как на Бангалор выйдет десять тысяч человек, также публично, как предрекал провал, покаялся в том, как был не прав.

Я, как мужчина, конечно же, согласился. Впоследствии выяснилось, что мне, как мужчине, каяться оказалось не в чем. А вот тот человек, который обещал толпы людей на улицах, не знаю, как мужчина ли он поступил, или не как мужчина, но ещё долго потом делал хорошую мину при плохой игре, постоянно заявляя о том, как у него всё получилось и как ещё лучше получится во дворах. Пока не пропал из эфира окончательно…

Но это – ладно. Второе направление, по которому я получил ответ, меня по-настоящему впечатлило, и, не скрою, несколько разозлило.

Сказано было буквально следующее: «Почему вас должно волновать, если они разочаруются? Все ведь взрослые люди и должны понимать, что делают и во что ввязываются».

Ну да, они-то, 18-летние, впервые влезшие в политику, взрослые, и должны всё понимать, а вот кто-то, 50-летний, находящийся в политике годика эдак 23, не взрослый, и может заявлять о планируемых десятках тысячах людей на улицах, а на выходе получать 600? Так получается?

В общем-то, в этом, последнем ответе, и кроется та системная ошибка, которой грешат многие представители сегодняшнего оппозиционного движения: громкие заявления в СМИ, как и громкие, но разовые акции, имеют в их глазах бОльший вес и смысл, чем кропотливая и постоянная, ответственная работа с людьми.

Собственно, стоит ли после этого удивляться, что в структуры, которые возглавляют такие лидеры, годами не приходят новые люди, и ряды оппозиции всё сужаются и сужаются?..

Сегодня общая картина политической, информационной, пропагандистской работы выглядит крайне неприглядно, если смотреть на неё со стороны демсил: работой по построению групп и сообществ серьёзно занимается дай Бог чтобы пара республиканских политизированных НГО, а также с десяток молодежных инициатив в социальных сетях. Этого, конечно, крайне мало и недостаточно, чтобы переломить тренд в республиканском масштабе.

Политические партии и лидеры в этой работе не замечены.

Они не слазят со страниц независимых СМИ с громкими заявлениями и разовыми, совершенно неэффективными акциями.

Вывод, который хочется сделать, банален и понятен: пока не изменится подход, пока люди, а не громкость выкрика «с места», не станут во главу угла, расширения организованного сопротивления диктатуре ожидать не приходится.

И, значит, каменщиков и дальше будут психологически давить по одиночке…

среда, 11 января 2012 г.

Последняя гастроль…


Летом 2010 г. мы рассуждали о том, что отношения Лукашенко и российского тандема прошли точку невозврата, и теперь-то, мол, ему капец.

Делали такие выводы на основании «Крёстных батек», а также блоготворчества г-на Медведева.

К сожалению, мы мало думали, что в мире «серьёзных» людей такие штуки – дела «несерьёзные». И последующие события нам, мягко говоря, заткнули рот: Россия сначала поддержала кой-кого на «выборах», а потом ещё спасла от неминуемого экономического коллапса путём потока невиданного количества подачек.

Однако не всё так однозначно оказалось в этом раскладе, и новости последних дней – серьёзный сигнал как для режима Лукашенко, так и для его оппонентов, так и для обычных людей.

В чём дело, думаю, большинство уже читали в СМИ:

«- потребление закупаемого у ОАО "Газпром" газа исключительно на территории Беларуси;

- беспрепятственная и бесперебойная транспортировка по территории Беларуси природного газа, подаваемого с территории России;

- исключительное право "Белтрансгаза" на закупку природного газа, вывозимого с территории России и предназначенного для потребителей Беларуси;

- неиспользование специальных прав по управлению ОАО "Белтрансгаз", которые бы нарушали или ущемляли объем прав, предоставленных акционерам "Белтрансгаза" в соответствии с применимым законодательством о хозяйственных обществах, включая введение особого права ("золотой акции") на участие в управлении белорусским газотранспортным предприятием;

- отсутствие не санкционированного собственником природного газа отбора из потоков газа, транспортируемых через территорию Беларуси;

- неизменность условий пользования земельными участками под объектами недвижимого имущества белорусского участка газопровода Ямал — Европа в соответствии с законодательством Беларуси, действующим на дату подписания соглашения»

Перечисленное – условия, на которых Россия купила у белорусского пока-ещё-руководителя «Белтрансгаз». Честно говоря, для меня, как гражданина Беларуси, было чрезвычайно унизительно это всё читать.

Из перечня этих условий выходит, что наша страна для России – никакой не партнёр, а какой-то проходимец, от которого настолько ждут в любой момент «кидалова», что не ленятся любой возможный сценарий прописать, чтобы застраховать себя, свои деньги и свои интересы.

Я не могу представить, чтобы подобные условий «возврата» были прописаны между Россией и, скажем, Германией.

Наличие этих условий, свидетельствует, на мой взгляд, о том, что Россия, дожав Лукашенко экономически, в наибуквальнейшем смысле даёт ему последний шанс. Она изучила все его фокусы, прекрасно понимает, кто перед ней, допускает возможное кидалово, и прямо говорит, что, в случае чего, она ему этот «Белтрансгаз» в … засунет, и $5 миллиардиков обратно затребует.

А это уже будет для кой-кого смерти подобно…

Из всей этой истории каждая заинтересованная сторона может делать свои выводы.

1) Александру свет Григорьичу надо усвоить, что, кажется, шутки закончились, и подобные условия, по шкале ценностей «серьёзных» людей из Кремля, это, как говорится, последнее китайское
2) Оппонентам власти надо чётко понимать, что заинтересованность РФ в Лукашенко свелась к нулю, и поддерживает она его только потому, что, несмотря на все его, мягко говоря, странности, альтернатив не видит ни в каком смысле. Важный факт и его стратегам нужно учитывать.
3) Населению уже пора понять: да, доверия нет Лукашенко, но пока мы его терпим тут, он – какое бы ни было кривое, но наше лицо, и вместе с ним эту чёрную метку получили и мы. Ни о каком выходе из кризиса можно даже не мечтать, если ситуация не изменится. Можно сколько угодно прятать голову в песок, делая вид, что политика и экономика напрямую могут не соприкасаться, но факт остаётся фактом: если тебя не воспринимают как договороспособную сторону, то даже покупки страхуют вдвойне. О каких инвестициях (когда инвестор должен просто доверить свои средства), о какой модернизации может идти речь??? А в современном, глобальном мире, строить экономику без сотрудничества с международным сообществом можно, разве что, по образцу Северной Кореи. Какой из нас партнёр для международного сообщества, даже самого, казалось бы, близкого, такого, как Россия, с которой и границ-то нет, можно вполне сделать вывод из приведённого перечня условий.

Короче, вывод один: все мы получили «последнее китайское». Власть – о том, что пора перестать дёргаться. Оппозиция – о том, что она в глазах мира сего настолько несерьёзна, что даже недоговороспособный Лукашенко представляет для мира бОльшую ценность.

А население – о том, что, раз скатились в нищету, то так нищебродами и останемся. Пока не решимся что-то (кого-то) поменять…

понедельник, 9 января 2012 г.

Рецепт от Сталина


Мысленно я нередко возвращаюсь в те, далёкие уже времена, когда мне довелось принять участие в украинской Оранжевой революции в Киеве.

Много картин запомнилось, буквально, врезалось в память мне из тех событий. Но одна, пожалуй, вспоминается наиболее часто.

Я не помню уже подробностей, по какой улице я шёл и какая улица её пересекала, но в общем это было так: справа от меня, с перекрёстной улицы, на главную, шла огромная толпа молодёжи. Шла она явно на Крещатик (а куда же ещё?) в прекрасном настроении, шутя и радуясь: смех, гул, гам, красивые молодые лица…

Над толпой были яркие транспаранты: «Филологический факультет», «Математический факультет», «Физический факультет» и так далее. А впереди толпы шли взрослые люди, и общее впечатление было такое, что это деканы возглавили шествие своих подопечных на Революцию.

В связи с этим, проецируя эту ситуацию на белорусские реалии, я часто удивляюсь, с чего вдруг задаваться вопросом: «А почему это индивидуальным предпринимателям не разрешают иметь наёмных работников, ведь в этом нет никакого экономического смысла».

Белорусские реалии таковы, что, перед лицом главно-председателя всея Беларуси, экономика – это лишь приложение к политике, а политика – это лишь процесс удержания у власти семьи. Экономического смысла, конечно, нет, в ограничении малого бизнеса: налоги меньше, пошлины меньше, продажи меньше, товарооброт валовый меньше и т. д. и т. п. – до бесконечности.

Но самый главный экономический смысл в этом для власти в том, что никто из малого бизнеса колонну своих работников на пути на Площадь не возглавит. «Вшивые блохи» будут оставаться и дальше «вшивыми блохами», а созданный расклад, когда все сферы влияния, от распределения энергоресурсов, до «авторитета» на лавочке под подъездом, делятся исключительно между семьями – чрезвычайно выгоден той семье, которая как раз распределение ресурсов и захватила.

Абстрагируясь от политики, пытаясь найти логику удушения малого бизнеса в чисто экономических категориях, мы часто обращаем внимание на коррумпированность системы, на жизненную /для неё/ необходимость сокращения влияния мелких групп в пользу групп крупных, платящих дань главной семье. Однако, следует ли тут так уж рьяно абстрагироваться от политики?
Та же конечная цель всё так же очевидна: контролировать крупный бизнес властям куда как проще, чем сотни тысяч мелких предпринимателей, а контроль на капиталом есть, в конечном итоге, всё равно, контролем над властью. Предпринимателей выдавливают с рынков, из крупных торговых центров, помещения которых приглянулись кому-то под гипермаркет, убрали с остановок, чтобы даже за жвачкой надо было бежать в магазин, и всё это – звенья одной цепи: денежные потоки должны быть крупными и хорошо просматриваемыми с одной, очень высокой колокольни.

Мелкий и средний бизнес, если приглядеться, поставлен в ситуацию, которая хорошо иллюстрирована одной историей времён товарища Сталина. Когда, во время одной из дружественных попоек в грузинском стиле с участием вождя, Иосифа Виссарионовича спросили (осмелев от выпитого), мол, как же это возможно, что вот народ нищенствует, голодный, под постоянной угрозой расстрела или ссылки, а всё равно боготворит предводителя, тот попросил принести ему, для ответа, живую курицу.

Сидели они на улице, на дворе было яркое солнце. Курицу принесли, и отец всех народов её собственноручно, живую, ощипал, полностью, до кожи, кое-где – и до крови. Ощипал – и бросил на землю.

Курица… Что ей делать? Ситуация, мягко говоря, не привычная: на солнце выйдешь – жжёт, до нестерпимости, в тень зайдёшь – холодно до дрожи. И жмётся, бедолага, к сапогам Сталина, трётся о них, и эта нехитрая операция позволяет ей хоть как-то создавать для своей кожи приемлемые ощущения.

Забрать всё, ощипать до голой кожи, чтобы оставалось только самое последнее, что очень страшно было бы потерять, и чтобы от сапог вождя, который распоряжается отныне твоей жизнью, страшно и больно было отойти – вот секрет успеха Сталина. А, разве не подобный феномен наблюдаем мы в случаях с белорусскими учителями, врачами, иными бюджетниками, которые, имея нищенскую зарплату, невыносимые условия труда и жизни, не просто остаются безмолвными, но и в буквальном смысле «трутся о сапоги», фальсифицируя выборы направо и налево в угоду «хозяину».

Трагедия состоит в том, что этот нехитрый приём действует, как оказывается, не только на пассивных бюджетников: даже активные и предприимчивые люди, вроде мелких бизнесменов, сами сделавшие свою жизнь, тяжёлым трудом и риском заработавшие относительное благосостояние, предпочитают лучше не выходить на жаркое солнце и не бежать в тень, оставшись без «кожи» в виде условий развиваться и гарантий защищённости своего бизнеса, но, предпочитая выбрать самый простой путь для сохранения того минимума, который им оставили: жить и возможность что-то делать.

О каких экономических интересах, приоритетах и стремлениях можно говорить в подобных случаях? Налицо – чистой воды психология, из которой уже, потом, выстраивается и экономика, и политика.

И возможность перемен в Беларуси, она сегодня зависит не от экономических реалий – увы! Она сегодня зависит от того, как скоро люди, что «пассивные бюджетники», что «активные предприниматели», перестанут воспринимать окружающий мир исключительно через призму «сохранить то, что оставили», и начнут стремится к тому, чтобы «приобрести» и «преумножить».

Как скоро они смогут выйти из порочного круга психологии «ощипанной курицы» и перейти к нормальным человеческим взглядам: ответственности за своё будущее и будущее своих детей, чувству собственного достоинства, гордости, честности? Оно-то, понятно, что «курица» сидит в нас уже много десятилетий.

Но, видит Бог, пока мы от неё не избавимся, на нормальную жизнь нам надеяться нечего.