Поиск

среда, 31 августа 2011 г.

"Народная программа" в действии!


Друзья!

Завершился первый этап мини-кампании «Народная программа» в действии!», которую в Гомельской области проводят совместно Движение «За Свободу!», Гражданская инициатива «Гомельский Демократический Форум» и экспертное Учреждение «Агентство регионального развития «Стратегическая мысль».
Напомню, в чём суть проекта.
Мы взяли для нашей работы одну конкретную тему из «Народной программы» (prahrama.by): “Либерализация рынка труда и гарантии по безработице”. С этой темой мы работаем следующим образом:
- посредством экспертной работы адаптируем вопрос к реалиям конкретно нашего региона;
- через сотрудничество с региональными СМИ и через социальные сети знакомим с наработками общественность;
- проводим круглый стол, на который приглашаем всех желающих высказаться по этой теме, после чего наиболее жизнеспособные предложения простых людей будут внесены в разработанную платформу противодействия росту безработицы в нашем регионе;
- готовый вариант платформы распространяем среди людей, как позитивные предложения общественности и демократических сил, доводим до властей, и, если они остаются глухи к голосу разума, то мы, вместе с заинтересованными активными людьми, будем планировать общественные кампании лоббирования этой программы.
Таким образом, получается многоступенчатая работа, которая направлена на
А) Подготовку реальных предложений, как защитить простых людей в условиях жестокого кризиса;
Б) Предложение такие политики простым людям от имени демократических сил, что существенно улучшает наш имидж и повышает доверие;
В) С нашими предложениями выходим на новые аудитории, находим новых активных людей. С ними потом мы будем планировать и осуществлять кампании общественного давления на власти, с целью принятия экстренных мер на рынке труда, чтобы не допустить роста безработицы.
Мы не занимаемся популизмом, мы делаем конкретные предложения и доносим их до людей. Уверены, что именно так и должны действовать ответственные люди, желающие развития и процветания своей стране.
В самое ближайшее время мы пригласим всех на круглый стол. Пока же я предлагаю всем, кому это может быть интересно, ознакомиться с наработками наших экспертов.

Ссылка

Одна бабка сказала…


Реакция оппозиции и около-оппозиционных кругов на заявления Лукашенко о предложении некоего диалога, несколько обескуражила.

Все так настырно бросились обсуждать, на каких условиях надо идти на диалог, кто там должен быть и что там надо обсудить, как будто все обсуждающие уже получили на этот «круглый, квадратный стол» именные приглашения. Ну, открытки такие, как на свадьбу.

Между тем, я вот, например, совершенно не понимаю: как можно обсуждать настолько практически, вплоть до уже начинающихся оскорблений невидимых оппонентов одной из сторон, того, чего нет?

Я вот попробовал себе представить, как это может всё выглядеть. Ну, идёт сейчас политическая дискуссия по перечисленным вопросам, идёт она в стане оппозиции. Если представить себе невероятное, что все сумели договориться до какого-то общего знаменателя. Дальше что? Вот Калякин – он за диалог без условий. Приходит Калякин в администрацию Лукашенко и говорит дежурному: «Здрасьте, я пришёл поговорить!»? Так?

В официальных стенограммах выступления Лукашенко, где прозвучало это «предложение», что на сайте, что в «Совбелии» - ни слова о «диалоге». И Калякину в АП спокойненько так отвечают: «Вы что, уважаемый, белены объелись?»

Версий, зачем Лукашенко это ляпнул, оторвавшись от бумажки, может быть множество. Но точно среди этих версий не может быть такой, что, вот, оппозиция ныне выросла настолько, что власть решила с ней провести переговоры. Что стоит за этим «диалогом»? Вчера Лукашенко его сделал, а позавчера оппозиция провела какую-то оглушительную акцию, которая заставила режим дрогнуть? Нет… Больше скажу: и не предвидится. Вот в Ливии: полгода повстанцы воевали с Каддафи, взяли его столицу, тот заговорил о диалоге. Верю. Но не в нашем случае, к сожалению. Надеюсь, пока.

Непосредственно оппозиции режим не боялся и не боится, это аксиома.

А боится он полного краха экономики и народного бунта. Это тоже, между прочим, аксиома. Но оппозиция ему спасти экономику не поможет, даже если и захочет, ибо её программы, будь они тысячу раз спасительными, означают автоматический крах этой системы, чего, понятное дело, Лукашенко никогда по доброй воле не допустит.

Помочь ему сохранить какое-то подобие стабильности, влив сюда энное количество настоящих дензнаков, могут лишь Россия или Запад. Которых, кстати, в своём «предложении», Лукашенко тоже упомянул. Можно допустить, что он сейчас пытается добиться от этих сторон каких-то переговоров. Но оппозицию в этом процессе он может использовать только как ширму. И даже не саму оппозицию (её, как всегда, никто никуда не позовёт), а лишь саму декларацию о готовности диалога с ней. Вот, мол, нету у нас внутренней напряжённости, разговаривать собрались…

Это – лишь одна из версий, один из возможных сценариев. Можно предполагать, что он действительно попытается втянуть всех в какой-то переговорный процесс, но, опять же, целью этого процесса, независимо от того, позовут туда оппозицию или нет, не будет являться гражданский диалог. Просто потому, что та оппозиция, которая восприняла приглашение на «круглый, квадратный стол» на свой счёт, в самый острый для общества период экономического кризиса, весной, когда у людей был настоящий шок и они готовы были выходить на улицы, пролежала на печи, фигурально выражаясь, и на сегодняшний день не имеет общественной легитимности кого-то представлять. Не уверен, что Народный сход этой легитимности прибавит.

Втянув в диалог Россию, ЕС и какую-нибудь массовку, Лукашенко может рассчитывать выиграть время, совершить имитацию, декорацию – что угодно. Но, повторюсь, там не будет цели договориться с оппозицией. Просто потому, что он её не боится. Понимая лишь язык силы, сегодня у него нет оснований считать, что за конкретными персонами из демократического лагеря эта сила есть.

Какие именно планы двигают им – угадать сложно. Скорее всего, они, эти планы, есть. Но они не берут в расчет оппозицию, это точно. Если же они берут в расчёт ЕС и Россию, то разговоры о диалоге будут вестись в закрытом режиме, и мы их видеть и слышать не будем.

Так что же тогда прозвучало из уст Лукашенко как «приглашение к диалогу» и что так и не вошло в официальные стенограммы выступления? Уверен, что мы имеем дело с довольно простым и примитивным «вбросом». Ляпнул, и смотрят на реакцию: кто как выскажется? Кто на что готов? Подрастает ли там новый романчук?

Но и не только такой мониторинг является позитивным для властей результатом вброса. Наметившаяся новая волна раскола в оппозиции. Низкокультурная полемика, в стиле «сам ты овощ от политики». И, главное: Лукашенко вновь над политическими схватками. Он вновь доминирует в публичном пространстве, и все обсуждают только его «чих».

Вот это и есть – реальная политическая победа над оппонентом. Когда инициатива у тебя, когда все вокруг только тебя и обсуждают, когда на каждый твой «чих» реагируют как на эпохальное событие. Даже если за этим «чихом» ничего не стоит, как в нашем случае…

Умные и респектабельные политики отреагировали бы на слова Лукашенко ровно так, как они того и заслуживают. А именно: «Одна бабка сказала…». Как Евросоюз весной, когда диктатор обзывался на главу Еврокомиссии Баррозу: «Мы не комментируем высказывания частных лиц».

Особенно если за ними явно ничего вразумительного для адресатов (оппозиции) не стоит.

понедельник, 29 августа 2011 г.

От души :)))))


Экономический кризис, а также связанные с ним события и дискуссии, иногда заставляют от души смеяться. Ну, конечно, если забыть на минутку, что всё это непосредственно касается нашей же жизни… Так вот, если забыть, получается местами и временами очень даже смешно. Смешно – от души :)))

Читаю на сайте «Белорусский партизан» увлекательнейшую статью: о том, какой #pizdecby ждёт Беларусь и её синеокую во всех смыслах экономику с того самого момента, как полноценно заработает ЕЭП. То бишь, уже через несколько месяцев: с 2012 года.

Там статья, мысли, рассуждения и оценки такого вот уровня:

«С 1 января 2012 года в Таможенном союзе должно заработать Единое экономическое пространство. Это означает, что сразу или постепенно вступит в силу ряд соглашений, которые принципиально меняют сложившуюся систему экономических координат для субъектов хозяйствования. В том числе эксперты прогнозируют усиление конкуренции в рамках ТС.

Смогут ли белорусские предприятия на равных конкурировать с российскими и казахстанскими в новых экономических условиях?

Этот вопрос был главным в повестке заседания деловых кругов. Как подчеркнул председатель БНПА Александр Швец, создание ЕЭП не означает, что конкуренция между странами таможенной "тройки" исчезнет. Напротив, она еще более усилится.

Наиболее критичные позиции, с которыми столкнется белорусская экономики в ЕЭП, - привлечение инвестиций, вопросы налоговой политики, антимонопольное регулирование. Здесь Беларусь сильно отстает от России и Казахстана. "Но если раньше была одна ситуация, то с созданием ЕЭП риски для отечественных предприятий возрастают в разы", - подчеркнул А. Швец.

Главная проблема - неравные условия.

Правительство пока озабочено проблемами, вызванными валютным кризисом, и мало думает, с чем придется столкнуться белорусским предприятиям через несколько месяцев.

Между тем первые результаты девальвации - резкое снижение прибыли, вымывание оборотных средств и т. д., подтверждают, что кризис в Беларуси носит системный характер. При этом даже рост объемов производства на 40-50% не способен ликвидировать дефицит в торговле товарами, отметил эксперт БНПА Александр Обухович.

В то же время в ТС заметно нарастить экспорт в Россию белорусские экспортеры не смогут. Ибо, по мнению эксперта, для российских компаний вытеснение белорусских, украинских и других производителей - чуть ли не единственная возможность увеличить на рынке свою нишу. Тем более что финансовая господдержка российских производителей несоизмерима с белорусской, а по темпам модернизации многие российские предприятия обогнали белорусские.

Вместе с тем кредиты белорусских банков в качестве источника инвестиций будут снижаться. Заметного притока прямых иностранных инвестиций в Беларусь тоже не ожидается: валютный кризис заставил заморозить свои проекты даже тех инвесторов, которые уже имеют бизнес в Беларуси.

Не стоит также слишком уповать на приход крупных российских инвесторов, так как они склонны уводить денежные потоки в оффшоры - вывозить капитал, отметил А. Обухович.

С ним согласился член совета РОО "БНПА" Георгий Гриц. В России, по его словам, действительно очень большая доля полутеневой экономики: по неафишируемым данным, через оффшорные компании проходит 40% всего российского экспорта.

Другой выступающий, представитель частного предприятия, категорично заметил, что говорить о равных условиях в ТС не приходится по нескольким причинам. В Беларуси отсутствует право частной собственности на землю. И хотя Кодекс о земле предусматривает частную собственность на землю, однако чтобы реализовать это право, нужно выходить на главу государства.

Еще одна проблема: невозможно сотрудничать с инвестором напрямую, всегда это приходится делать через посредника - государство. Сохраняется чрезмерное влияние госорганов на деятельность частных предприятий, несмотря на обратную риторику: цены отменили, но сохранились рекомендации, кому отгружать продукцию и т. д.

Один из выступающих рассказал о собственном опыте привлечения инвестора. Он хотел совместно с французским инвестором наладить в Беларуси производство элитных сыров. И получил отказ: местные власти сослались на отсутствие в стране сырьевой базы для реализации данного проекта - "потому что все молоко распределяет райисполком".

Да, сказал еще один участник заседания, ТС - это шанс стать богаче, но при условии, что все предприятия будут работать в равных условиях. "Но как конкурировать с российскими предприятиями, если у них, в отличие от наших, нет проблем с доступом к валюте? Или с Казахстаном, где в 2 раза ниже налоги?" - задал он риторические вопросы.

Выступающие обратили внимание на то, что в Беларуси, в отличие от России и Казахстана, в экономике по-прежнему доминирует госсобственность. По этой причине неразвито антимонопольное законодательство, нет независимого антимонопольного органа и т. д.

Как отмечалось, в Беларуси при отсутствии этой базы и современной практики антимонопольного регулирования приглушена конкуренция. В то же время ФАС России и антимонопольный орган Казахстана - это хорошо структурированные организации, обладающие современной методикой работы.

"Эти организации держат в тонусе свои предприятия. Поэтому белорусским предприятиям, не готовым работать в новой среде, не миновать "ударов" при запуске ЕЭП", - подчеркивали выступающие.

"Если в ТС не произойдет унификации налоговой, денежно-кредитной политики, антимонопольного регулирования, не удастся стабилизировать ситуацию на валютном рынке, то белорусский рынок будет захвачен российским и казахстанским капиталом, поскольку он более сильный", - сделал вывод представитель частного бизнеса»

Читать статью полностью

Но, дойдя до определённого места, я вдруг обнаружил, что позиции правительства в этом споре не были совсем уж безнадёжны! Ведь его (ну, правительство) надёжно защищала собственным интеллектом не кто иной, как замминистра сельского хозяйства, госпожа Надежда Котковец!

Я, как это прочитал, так дальше читать уже не смог. Я сразу вспомнил, что же это за замминистра, Надежда Котковец, и представил её в этой дискуссии. И мне стало по-хорошему, по-доброму смешно…

 


Ну и, да, отсмеявшись, почитал всё же, что она сказала на Республиканском совете деловых кругов: «…не могу сказать, кто из нас впереди, кто сзади, мы догоняем, обгоняем, мы вместе идем", - уверяла Н. Котковец.

Догоняем, обгоняем, вместе идём. Да не вопрос, кто б сомневался…

МВД в роли самостоятельной карательной организации


Иногда, чтобы стала очевидной суть вещей, приходится пристально вглядываться в детали.

Мы давно привыкли за всеми кознями режима просматривать руку КГБ. Конечно, мы представляем, что в Беларуси предостаточно и других карательных структур. Собственно говоря, все госучреждения нашей страны сегодня могут выступать в роли карателей: от учреждений образования до военкоматов и налоговых инспекций.

Однако всех их мы привыкли воспринимать как «пособников» диктатуры, оставляя в своём сознании нишу непосредственно «палачей» исключительно одной структуре. Надо заметить, что примерно так же, в роли «пособников», а не непосредственно палачей, играющих своё соло, мы привыкли воспринимать и структуры МВД. Которые, кстати, даже чисто по закону координируются в подобных делах госбезопасностью.

Ничуть не умаляя «заслуг» КГБ на поприще борьбы с инакомыслием и свободно мыслящими гражданами, хочу подробнее остановиться на роли и месте в репрессивной машине государства как раз милиции.

Сегодня в Гомеле будет суд над общественным активистом Игорем Случаком. Его забрали в пятницу вечером, будто бы он публично ругался матом, и до суда бросили в следственный изолятор.

Задержание Случака – это был лёгкий шок для любого знающего ситуацию человека. Дело в том, что Игорь – активист-одиночка. Долгое время он появлялся на страницах СМИ как человек, единолично ведущий кампанию «Справаводства па-беларуску»: писал письма в государственные учреждения и требовал, чтобы ему отвечали на языке вопроса. То есть, по-белорусски.

Весь опыт оппозиционной и общественной деятельности говорит о том, что такие люди априори не воспринимаются властью всерьёз, как угроза. Режим воспринимает их, как безобидных чудаков, которые доставляют некоторый «геморрой». Правда, иногда их деятельность даже приносит властям пользу. Отвечая на их безобидные требования конструктивно, можно вполне изображать из себя приличных людей, в ущерб имиджу «отомороженной» власти, который всё больше ширится даже среди обывателей.

Какой смысл сажать такого «на сутки»? Эту меру, мы все хорошо знаем и понимаем, власть применяет только к людям, от кого ждёт для себя каких-то неприятностей: публичных выступлений, острой критики, организационных каких-то действий, способных куда-то подвигнуть пусть даже и небольшие, но массы. Но Случак, с его «Справаводствам па-беларуску»? Это смешно…

Смешно, если не вглядываться в детали.

Объясняя задержание активиста, независимые Интернет-СМИ поспешили сделать акцент на том, что на субботу он запланировал пресс-конференцию, на которой намеревался сделать публичный отчёт о кампании, которую уже, судя по всему, посчитал завершённой. Так что, его бросили в ИВС, чтобы не дать рассказать о том, как он писал чиновникам письма и требовал белорусскоязычного ответа?

На самом деле, такая трактовка мотивации властей – поверхностная и легкомысленная. Я специально делаю акцент на этом деле, потому что оно хорошо иллюстрирует одну достаточно занимательную тенденцию, которую нельзя обойти вниманием.

На субботней пресс-конференции, помимо рассказа о кампании «Справаводства па-беларуску», Игорь Случак запланировал ещё и обсуждение одного из вопросов «Народной программы» Движения «За Свободу!», а именно: «Вопросы реформы системы МВД: опыт соседей и вызовы для Беларуси». Именно ради этого были приглашены на встречу представители местных ОВД, а не для того, чтобы слушать про белорусское делопроизводство.

«Народная программа» - это такой проект общественной коалиции, куда входит много субъектов гражданского общества Беларуси, и который координируется Движением «За Свободу!». Кампания направлена на разработку консенсусной позитивной альтернативы для будущей Беларуси – в противовес существующему сегодня безграмотному мракобесию. В дискуссии принимают участие профильные эксперты, представители целевых групп, простые граждане, и, конечно же, приглашаются представители профильных ведомств.

Примечательно, что все мероприятия проекта проходят относительно гладко, и не встречают сопротивления со стороны властей. Видимо, режим относится к общественной дискуссии примерно так же, как и к «справаводству па-беларуску»: пусть, мол, разговаривают и обсуждают что хотят, абы на улицы не ходили.

Все мероприятия проходят гладко, кроме одной темы. Да, именно этой: «Вопросы реформы системы МВД: опыт соседей и вызовы для Беларуси». Ещё в самом начале «Народной программы» соответствующий круглый стол был брутально разогнан в Минске. Тогда задержали семь человек, в том числе гражданку России, трёх граждан Украины (все иностранцы, видимо, как раз должны были участвовать с целью осветить опыт соседей), а также белорусские правозащитники: Олег Гулак («Белорусский Хельсинский Комитет»), Людмила Исакова (Комитет помощи репрессированным «Солидарность»), экс-министр труда, социолог, Александр Соснов.

Многое становится понятным, если вглядываться в детали. В частности, эта история даёт нам право сделать следующие выводы.

Если все мероприятия «Народной программы» прошли гладко, а дискуссии, посвящённые реформированию МВД сорваны, причём сорваны жёстко, через аресты, это говорит только о том, что само МВД крайне не заинтересовано в общественной актуализации проблем его же реформирования.

Но даже не это главное.

Даже из общедоступных фактов мы имеем представление о сути взаимоотношений между КГБ и МВД. Больше чем уверен, что чекисты просто не стали бы заниматься таким делом, как «проучить Случака, чтобы не выпендривался». Мелковато, глуповато, да и касается это дело только ментов. Как говорится, их проблемы.

То есть, все эти срывы дискуссий «Народной программы» - дело рук сугубо структур и карателей МВД. А вот то, что они решаются на такие операции самостоятельно, уже говорит о многом. Потому что, чтобы такое провернуть, надо иметь в руках все рычаги влияния на другие механизмы репрессивной машины. Надо иметь возможность самостоятельно решать вопросы с судьями, надо вести собственную оперативную слежку за демократическими активистами, возможно даже – иметь свою агентуру.

А это, в свою очередь, свидетельствует о том, что в деле подавления инакомыслия, белорусское МВД играет свою собственную, сольную роль. Чаще всего интересы спецслужб совпадают, и они поют в унисон. Но, когда надо, менты могут и сами действовать. И имеют для этого все возможности и рычаги.

Казалось бы: ну и что? Для демократов это «открытие» практической пользы не имеет. Их как сажали, так и будут сажать. И, по большому счёту, нет разницы, кто именно это делает.

Да, для сегодняшнего дня это не имеет никакого значения. Но для будущей Беларуси – имеет, и большое. Как минимум, на уровне понимания:

а) Реформа МВД действительно назрела и необходима. Точно также, как и реформа КГБ. Ни одна силовая структура не может быть полностью закрытой, и не может иметь признаки карательной структуры;
б) После смены власти деятельность МВД должна быть подвержена на менее жёсткой ревизии, нежели деятельность КГБ. Относиться к ним в стиле «они же просто выполняли приказ» - верх легкомыслия

В общем, как говорится, берём на заметку…

среда, 24 августа 2011 г.

Власть должна меняться


Развязка событий в Ливии (а можно не сомневаться, что она уже близка, если ещё не свершилась), по моему мнению, является прекрасной иллюстрацией к новой парадигме глобальной политики.

Дискуссия на темы «А хорошо это или плохо», «Империалисты или освободители», «За нефть или за свободу?» не является темой этого текста. Как есть, так есть, а как будет – покажет время. Я хочу взглянуть на итоги гражданской войны в этой африканской стране с позиции сегодняшнего дня и с позиции доживающего последние дни на свободе Муаммара Каддафи.

Ещё до недавнего времени лишь абсолютное меньшинство стран мира можно было хотя бы условно причислять к демократическим, если под демократией понимать в первую очередь свободные выборы и, как следствие, сменяемость властей. В большинстве государств мы могли наблюдать или откровенно диктаторские режимы, или имитационные демократии, когда власть становится по сути уделом одной, или нескольких, закрытых групп, которые «переизбираются» между собой. При этом страны Запада, постоянно критикуемые якобы за склонность к политике «насаждения демократии» или «мировой жандармерии», откровенно закрывали глаза на такие режимы, несмотря на все злоупотребления. Залогом пассивности «золотого миллиарда» была стабильность в регионах /диктатуры/, что, чаще всего, выражалось в бесперебойных поставках нефти либо других ресурсов.

Страны «арабской дуги», пожалуй, были самым красноречивым примером того, уже канувшего в Лету, времени.

События последних нескольких месяцев, как раз на примере этих стран, показывают, что старый миропорядок, условно основанный на стабильности и неких кулуарных личных договорённостях, уже неактуален.

Первый и главный урок, который должны вынести из краха африканских режимов ещё остающиеся диктаторы, состоит в том, что власть обязательно должна меняться.

В современном мире находиться у власти бесконечно можно разве что в совсем уж диком племени. Там, где цивилизация хотя бы чуть-чуть «потопталась» или «переночевала», люди уже не готовы терпеть одного правителя всю жизнь.

Это правильно, безусловно. Азбучная истина, что качество рождается в конкуренции, и качество госуправления – не исключение. Также, гарантии пожизненного нахождения на своём престоле неминуемо развращают правителей, превращают их из нанятых чиновников в единоличных властителей не только имущества, но и жизней граждан. Каддафи ли у власти 40 лет, Лукашенко ли – 17, или Мубарак – неважно, суть одна: человек не может находиться у руля столько времени бессменно, не нанося непоправимого вреда своей стране и своему народу.

Так вот, один из главных уроков «арабской весны», заканчивающейся уже практически осенью, состоит в том, что до большинства народов эти прописные истины стали доходить. Власть должна меняться. В конце концов, переход от средневековья к современности начался именно с революций, которые были направлены против несменяемых монархий. Потому что в сменяемости властей – залог конкуренции в сфере госуправления, и, больше того – гарантия добросовестности руководителей, которым, после смены, придётся отвечать за содеянное (если что).

Второй урок – это уже персонально от полковника Каддафи. В отличие от большинства диктатур, которые падают при тотальном народном сопротивлении, даже если это – исключительно мирное сопротивление, Каддафи решил сыграть в самого отмороженного, и ударил по безоружным демонстрантам с МИГов. Нет сомнения в том, что им руководили исключительно соображения выживания. Перед полковником был пример его коллег из Туниса и Египта, которые отказались от власти. Логика решения бомбить и стрелять понятна, но она устарела. Лукашенко пользуется точно такой же, и она основывается на убеждении, что есть внутренние дела некоего государства, в которые никто не в праве вмешиваться. Однако сегодня это не совсем так.

После Второй мировой войны была создана Организация Объединённых Наций, которая, как-раз таки, вправе вмешиваться и во внутренние дела государств-членов, в том случае, если обстановка там грозит дестабилизацией на международном уровне. Тем, кто этого не понимает, поясню. Вторая мировая многому научила человечество. В частности, она научила его тому, что бывают режимы, которые, пользуясь поначалу народной поддержкой, потом могут стать угрозой в мировом масштабе, а сами народы, сделавшие глупость и избравшие таких правителей, потом оказываются не в состоянии от них избавиться. Декларация прав человека, равно как и нормы, позволяющие совершать военные операции в отдельных странах, это, в первую очередь, механизмы по недопущению таких ситуаций. Ну да, многим они могут не нравится. Вот Лукашенко, например, их не переваривает. Но тут ведь всё просто: не нравится – выходи из ООН, и дело с концом. Почему-то не выходят… А, если не выходят, надо принимать такой порядок.

Ещё относительно недавно, в историческом масштабе, реализация ливийского сценария международным сообществом была бы невозможной. Мир был разделён на два лагеря, которые находились в состоянии «холодной войны». Вмешательство одного лагеря в дела другого приводило к эскалации напряжения в мировом масштабе. Поэтому противостояние шло по линии «США - СССР». Сегодня этой линии нет. И крупным международным игрокам уже ничто не мешает, действуя под «крышей» ООН, решать вопросы таких парней, как Каддафи.

Хорошо это, или плохо, повторюсь, я оценок давать не буду. Но так есть, и с этим надо считаться. Каддафи попробовал проигнорировать, а, скорее всего, просто не учёл особенностей новой реальности. За что и поплатился… И в этом состоит второй урок ливийских событий для всех диктатур: в современном мире нельзя просто так издеваться над людьми, бомбить их с самолётов и расстреливать пулемётами. Современный мир глобален, и в нём за людей, выходит так, что есть кому заступиться.

Третий урок – также персонально от Каддафи. Множество наблюдателей и комментаторов, глядя на события вокруг вмешательства НАТО в ливийские дела, заостряли внимание на том, что полковник находился в неплохих отношениях с рядом западных лидеров, которые, в общем-то, первыми на него и обрушились. Берлускони, тот вообще лидеру Джамахирии руку целовал. Саркози, по слухам, за его деньги президентом избрался. Ну, а есть Россия и Китай, которые традиционно против активности Запада во внешней политике. Поэтому, конечно, у Муаммара были основания надеяться, что по его вопросу не будет полного единства, и это даст ему возможность расправиться с несогласными, как душа повелит. Однако – не вышло…

Тут важно понимать, всё же, в какую сторону сдвинулся мир, и почему люди, вчера целовавшие руку, сегодня способны бросать ракеты. Дело как раз в том, что власть должна меняться, о чём сказано выше. Запад и его лидеры – прагматичны до крайностей. И, из этого прагматизма исходя, они могут терпеть таких, как Каддафи, по 40 лет. Но это может длиться ровно до того момента, пока такого диктатора терпит сам народ. Тогда, вроде как, существует некий консенсус, которые позволят и западным лидерам сосуществовать с диктатором: кто-то деньги от него получает, кто-то – красивых тёлок. Но, если народ восстаёт, мотивированный как раз необходимостью смены вечного правителя, тут уж любой западный лидер становится заложником ситуации: поддержать несменяемого диктатора невозможно. Как раз из соображений того самого прагматизма.

В таком случае прагматизм уже упирается в личную карьеру и личное состояние дел. Что скажу избиратели на то, что их президент или премьер-министр в открытую поддерживает кровавую диктатуру? И как скажется их мнение на будущем голосовании, если идеи демократии и всеобщего избирательного права в этом обществе пользуются незыблемым авторитетом? Я думаю, если бы Саркози вышел и сказал: так и так и так далее! Я брал деньги у Каддафи, поэтому он должен остаться. То Каддафи, может быть, и остался бы (хотя – вряд ли), но уж Саркози – точно нет.

Суть третьего урока заключается в том, что современный глобальный мир практически не оставляет сильным мира сего шансов на кулуарное решение дел. Сегодня на Западе любой политик зависит от общественного мнения, общественное мнение зависит от представлений о чести и свободе, а уж диктаторы, чаще всего, всё равно зависят от благосклонности Запада. Вот так и правит миром тот самый «Золотой миллиард» - исходя из своих представлений о правах человека. Хорошо это, или плохо, не мне судить. Я же могу лишь констатировать: третий урок краха Муаммара Каддафи состоит в том, что диктаторы больше не могут рассчитывать на кулуарные договорённости с лидерами сильных стран. На договорённости, завязанные на каких-то личных интересах. Потому что личный интерес в карьере и благополучии, репутации, для западного лидера всегда будет сильнее, чем необходимость получить тёлок со двора одиозного лидера.

На Россию или Китай, кстати, в таких ситуациях рассчитывать тоже наивно. В России Путин провернул такую махинацию, которая даёт ему возможность навсегда войти в приличное общество мировых лидеров, где на него, конечно, будут коситься, но и не принять не смогут. Я говорю как раз о сменяемости власти. Пусть очень условно и формально (из-за чего на него и будут коситься), но в России он это условие соблюл, и это даёт ему полное моральное право причислять себя к респектабельной элите. Ну а респектабельным политикам поддерживать кровавых отморозков вовсе ни к чему.

В Китае ситуация несколько иная. Но там правит партия. Партия, которую, опят же, терпит народ. В обществе есть некий консенсус, и основа власти там никто не оспаривает. К тому же, Китай сегодня – один из мировых экономических центров. И заступаться за режимы, которые подпадают под международные санкции, не может чисто из экономических соображений. Поэтому тут тоже – надежды для диктаторов мало.

Вывод из этих уроков прост: современный мир меняется. Меняется динамично и уверенно. Меняется в сторону большей открытости и респектабельности. Народы, трансформирующиеся в открытые общества, всё чаще доходят до простейшей истины, которую европейцы познали ещё на закате средневековья: в сменяемости власти есть залог процветания. А международное сообщество больше не остаётся в стороне и далеко не всегда позволяет «плохим парням», вроде Каддафи, вершить на своё усмотрение суд и расправу. Упирается это тоже – в открытое общество. Но уже в то, Западное общество, с универсальными правами человека. Пространства для палачей и узурпаторов в этом мире всё меньше. Зато пространства для простых людей – всё больше.

Ну и, конечно же, невозможно не сказать ещё одну вещь. Все уроки ливийских событий крайне актуальны и для Беларуси. Здешний режим так же, как и Каддафи, решил находиться у власти вечно. Здесь так же он уже надоедает (и сильно) людям. Местная власть – такая же отмороженная, как и ливийская, и не останавливается перед брутальными методами подавления населения. Правда, пока не перегибая палку, но пока ещё и серьёзных выступлений не было. И местная власть так же, как и ливийская, склонна придерживаться устаревших понятий о невозможности вмешательства во внутренние дела «удельного княжества», в противовес прогрессирующим реалиям глобального мира. И также склонен насчитывать на некие кулуарные «гарантии», преимущественно, от российских руководителей.

Хотелось бы, чтобы эти уроки были проанализированы властями: без понимания происходящего и новых основ мировых международных отношений, невозможно совершать адекватные действия. Если уроки Каддафи режим Лукашенко не примет к сведению, хорошо не будет никому. Никому, в том числе – и самым отмороженным…

вторник, 23 августа 2011 г.

Единственный путь приблизить перемены


Утреннее прочтение новостей не порадовало: очередная акция «Стоп-бензин» провалилась.

Ну, конечно, как посмотреть. Артём Шарков вот говорит, что не провалилась, потому, что власть предприняла серьёзные меры /своей/ безопасности. С этой точки зрения – да. Но, с другой точки зрения, любая акция протеста предполагает наличие собственно протестующих, в случае же, если их, как вчера, нет, то нет и акции. К слову, власть ведь пустыми площадями не изменишь.

Перед белорусами, жаждущими перемен, снова во всей своей красе встают вопросы, типа «И что теперь делать?» или «Ну почему этот народ такой пассивный?». Потому что, вот РЧСС «завалилась», «Стоп-бензин» сдулась по тихому, на «Народный Сход» и вовсе, несмотря на всю медийность, надежды мало… А в стране – кризис, а в стране – молчаливый протест /на каждой кухне/, в стране, вроде как, все ждут перемен.

Что до меня, то лично я не вижу никаких сюрпризов. Не вижу и трагедий никаких.

Разочарование сейчас постигает тех, кто по горячности своей думал, что, вот, пришёл экономический кризис, и власть теперь рухнет за несколько месяцев.

Система, которая создавалась 17 лет, держится не только на каком-то уровне бытового благополучия, но на совокупности факторов. Ожидать действительно серьёзных народных сдвигов, даже чисто в теории, можно под влиянием таких вещей, как

1) Существенное ухудшение уровня жизни, практически обнищание;
2) Сдвиг в общественном сознании в пользу определённого ценностного выбора (свобода, права, уважение, честь и гордость вместо рабства, унижения и беспомощности, например).

Ни секунды не сомневаюсь, и никогда не сомневался, что в Беларуси чисто «экономическая» революция невозможна. Да, кстати, и не нужна особо. Ещё несколько лет назад в дебатах со сторожилами гомельской оппозиции, уповавшими на то, что придёт кризис с «Лука слетит», я неоднократно говорил, что экономическая составляющая должна быть детонатором, но сама по себе смена власти должна иметь другую мотивацию, да и возможна только при другой мотивации. Сейчас, по прошествии времени, мои слова подтверждаются.

Почему заглохли все спонтанные протесты, вызванные резким ухудшением уровня жизни? Да просто потому, что у белорусов начался период адаптации и привыкания. Этот период может, кстати, длиться годами, если не десятилетиями, и лишь накапливать раздражение в обществе. Но не факт, что это раздражение будет выливаться в политическую плоскость. Оно может канализироваться в бытовых вопросах (хамство, злоба, падение нравственного и культурного уровня, рост криминала и пьянства, наркомании и т. д.). Давайте вспомним закат СССР: экономическая стагнация длилась десятилетие, и лишь совокупность факторов привела к падению державы.

Рассчитывать на то, что в Беларуси экономический кризис может сыграть решающую роль , как минимум – наивно. Большинство всегда может и умеет адаптироваться к бытовым трудностям, стравливая недовольство в альтернативные политике сферы. Кстати, ведь и такую форму, как «экономический протест», тоже никто не отменял: история знает множество истинно народных движений, чьи требования ограничивались чисто экономическими вопросами и не могли привести к смене устоев.

Поэтому происходящее сейчас в Беларуси – достаточно закономерно. Был период первого шока, и был момент стихийных выступлений, которые были обусловлены, скорее всего, именно шоковой реакцией на происходящее. В самом деле: получать сегодня зарплату в $500, а завтра - $250 – больно… Но в настоящий момент люди поостыли. Включились другие рефлексивные центры, иные мотивации.

Означает ли это, что мы, как и при СССР, обречены теперь ждать не менее 10-ти лет, пока экономическая стагнация не приведёт к стагнации самое системы, которая проржавеет и, в конце концов, рухнет сама?

Ни в коем случае – нет!

Как я писал уже выше, действительно глобальные общественные изменения могут быть лишь при условии изменения парадигмы ценностей в обществе, либо при глобальном экономическом коллапсе.

Уникальность Беларуси в том, что чисто экономические мотивы здесь не сработают. По историческим причинам. Так уж повелось, что белорусы привыкли переживать и не такие трудности.

Уверен, что качественное изменение ситуации в нашей стране возможно лишь при стечении комплекса факторов, а именно, в первую очередь – именно этих двух: ценностного и экономического. При этом экономическому кризису имеет смысл отдать роль именно детонатора, на тот момент, когда общее недовольство действиями властей во всех сферах жизни достигнет критического уровня.

Надо быть готовыми к тому, что система, которая строилась 17 лет, кропотливо и усердно, с направлением в неё всего государственного ресурса, не может рухнуть одномоментно. Надо сосредоточиться на том, чтобы кропотливо и тщательно менять мировоззрение белорусов на происходящее, повышать уровень ответственности людей за своё будущее и будущее своих детей.

Гражданское образование, информирование, дискуссии, организационная работа, приводящая к консолидации малых и средних групп, локальные акции протеста с глобальным освещением, вовлечение новых активных людей, установление контактов с бизнесом, чиновниками и силовиками (начиная от рядовых) – это лишь некоторые из действий, которые именно сейчас должны делаться наиболее ответственными и активными людьми. Кто не знает, с чего начать, может находить «центры притяжения» у себя на местности, устанавливать контакты, втягиваться в эту, общественную, по сути, работу, с тем, чтобы быть частью одного, нового белорусского общества, которое очень скоро вытеснит старую реальность, как неактуальную. Другого пути, кроме такой, гражданской, подготовительной работы – нет. Вилами танк не подобьёшь, и спонтанными акциями протеста серьёзную систему не свергнешь.

Можно возразить, мол, вся такая работа проводилась уже давно, многими людьми и организациями, а сейчас, дескать, пришёл момент активно действовать.

Я на это могу ответить лишь следующее. Все предыдущие годы белорусы жили в позе страуса: зарыв голову в песок. Ни одна работа не достигала в полной мере своих адресатов, просто потому, что большинству не была интересна: позитивная динамика роста, удовлетворение первичных амбиций и потребностей убаюкивали и расслабляли.

Сегодня для страны совершенно уникальный момент. Пусть – люди оказались до конца не готовыми решительно протестовать. Зато в обществе резко вырос спрос на альтернативную информацию, на экспертные оцени и мнения, на предложение альтернатив, на возможности для социализации, консолидации, Солидарности. Кризис не смог пока смести эту власть, но он смог разжечь у белорусов интерес к новому, потребность в переменах, искру движения поиск перспектив.

Так рождается наше новое общество: если сейчас этот спрос будет удовлетворяться, власти Лукашенко конец может придти очень скоро, уже года через два. Потому что, при такой общественной активности и заинтересованности, которую сейчас, под влиянием кризиса, демонстрируют белорусы, уже через это время в стране возникнет новая реальность, и в ней просто не будет места устаревшей недо-советской системе.

Если же мы и дальше будем уповать на то, что сможем спонтанными акциями самых просвещённых сломить режим, не втягивая в нашу орбиту непросвещённых, то это, уверен, путь к тотальному разочарованию. Большие победы начинаются с малых успехов, а сегодня малые успехи, это увеличение тиражей листовок и аудиторий сайтов, рост численности локальных групп и он-лайн сообществ, появление альтернатив и интеллектуальных дискуссий. И через эти маленькие достижения можно придти к большому успеху. А попытки с налёта взять неприступную крепость малыми силами лишь будут приводить к таянию этих и без того малых сил.

PS Движение «За Свободу!», Гражданская инициатива «Гомельский Демократический Форум», в которых я работаю в границах Гомельской области, постоянно реализует несколько проектов, направленных на повышение информированности людей, их знаний и уровня ответственности, на вовлечение новых активистов в общественную жизнь.

Если Вы, прочитав статью, согласны с автором – присоединяйтесь. Убеждён, что только так мы приблизим перемены!

Ищите меня

в Twitter: @pkuznetsoff

«ВКонтакте»: id7082016

«Facebook»: id=100001544978175

вторник, 16 августа 2011 г.

Тайные механизмы подавления РЧСС или обычный «развод» на бабки?


Сегодня мне подсказали один, скажу прямо, неинтересный в целом, сайт. Интерес вызывает лишь один документ, опубликованный на нём…

О прошедшей в течение предыдущих двух месяцев кампании «Революция через социальные сети» сейчас напоминают лишь граффити на асфальте, да редкие комментарии политологов о том, как инициатива войдёт (или уже вошла) в историю.

Казалось: ряд факторов («не сезон», ошибки координаторов, брутальное поведение властей и т. д.) свели усилия сетевых «революционеров», по крайней мере, временно, «на нет».

Но, оказывается, и политологи, и мы сами, грешные, ошибались, оценивая обстановку. Оказывается, вот это вот движение, которое претендовало на то, чтобы стать общенародным (и, в какой-то момент даже казалось, что у него есть на это шансы), было разгромлено в результате спланированной сетевой войны некими… российскими «активистами»!

Оказывается, «бацка Лукашенко» был всё это время абсолютно беззащитен, и если бы не российскиеи ли про-российские волонтёры из какого-то малопонятного «общественного клуба», то по Беларуси уже расползлась бы «оранжевая» зараза.

Сегодня мне подсказали один, совершенно неинтересный, на мой взгляд, сайт: http://eot.su

Сказать честно, я так и не разобрался, что же за люди за ним стоят, чего они добиваются и как. Наверное, я не внимательно смотрел. Потому что всё моё внимание привлёк один документ, опубликованный на этом сайте. А именно

Белоруссия: июнь-август. Отчет о проделанной работе.

Я его скачал и… аж обалдел! Передо мной был, не много, не мало, отчёт о том, как в интернете (вообще) и в социальных сетях (в частности), группа энтузиастов, преимущественно из России (хотя есть там товарищи и из сопредельных государств), подавляла в Беларуси «оранжевую революцию», то бишь – «Революцию через социальные сети».

Всем рекомендую не лениться, а скачивать сие «отчёт» и читать его внимательно. Пусть вас не пугает объём (38 страниц): большая его часть занята фотографиями и printscreens, так что чтение, даже внимательное, содержательной части, занимает от силы час.

Ссылка для скачивания.

По итогам прочтения несколько минут я думал: как же к этому относиться? А потом, как-то само собой, выделились четыре ключевых момента, по которым уже, имхо, можно делать все выводы.

Итак.

1) Явное несоответствие приписываемых заслуг с масштабами деятельности

Если верить авторам «отчёта», то их именно СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ (ибо они охотно рассказывают о том, как информировали население, какими месседжами пользовались, что конкретно разъясняли) сбила накал страстей и потушила протестную волну.

Между тем, совершенно очевидно, что это – чушь. Кто прочёл «отчёт» мог заметить, что, например, все образцы «информационных» твитов там принадлежат одному лишь пользователю твиттера @morning_by. Я, если честно, так и его присутствия в сегменте особо не замечал, что и неудивительно: невозможно было в этом пространстве заметить «глас вопиющего в пустыне». Ботов-спамеров заметили все, а вот просветительской некоей работы, в таких масштабах, чтобы она могла повлиять на общественное мнение просто не было. Тут авторы «отчёта» явно искажают реальность. Один в поле не воин, даже если это поле – виртуальное.

Либо так: общереспубликанская группа этого закрытого клуба сетевых «бойцов» насчитывает едва 2800 человек, причём, замечу, большинство из них (подавляющее большинство, замечу) – либо неактивны, либо не проживают в Беларуси. В обсуждениях у них 72 темы. Вроде бы и не мало. Но, для сравнения: в группе «Революция через социальную сеть» почти 30 тысяч активных людей, и (а это уже – качественный критерий), в ходе событий обсуждалось почти полторы тысячи тем.

Очевидно: выиграть информационную войну, распространяя в 20 раз меньше информации, да ещё и распространяя её вне поле боя (если большинство участников группы не живут в Беларуси) – невозможно.

Коротко говоря: масштабы деятельности товарищей «контрреволюционеров» явно не тянут на то, чтобы повлиять на ход событий.

2) Абсолютная маргинальность и «оторванность» названных фигур от реальности

Ещё одним важным показателем можно считать абсолютную маргинальность тех, кто, по их словам, противостоял РЧСС, и их полную оторванность от местных реалий. Приведу лишь два примера.

В гомельской группе «Мы против оранжевой "революции" в Беларуси (Гомель)» сайт «Сильные новости» - odsgomel.org (самый популярный сайт Гомельского региона, откровенно поддерживающий демократическое движение) называется «сайтом местного представительства ОДС», что – откровенная чушь. Да, такой вывод можно сделать, исходя из аббревиатуры названия, но г-н Жан Чубуков, который живёт в Гомеле и ведёт группу, мог бы знать, что сайт этот не только не представляет интересов ОДС, но даже ОДС (когда ещё они, сайт и коалиция, были как бы вместе) принимал решение о том, чтобы ресурс закрыть. Эту историю знают в Гомеле многие даже те, кто пользуется сайтом нерегулярно, а политикой интересуется опосредованно, но не знает г-н Чубуков. Видимо, просто не интересуется происходящим. А информационные войны собрался выигрывать.

Второй пример: в «отчёте» упоминается пользователь твиттера @_jeweller, притом упоминается как «лидер оранжевых». При всём моём уважении к @_jeweller, человек он хороший, но вот называть его «лидером» как-то язык не поворачивается. Активный человек – да. По жизни, может, и лидер. Но вот в этих событиях – никак.

Казалось бы, мелочь. Но мелочь эта – свидетельство того, что авторы «отчёта» публикуют явную ложь.

3) Масса логических нестыковок и противоречий по тексту документы

И третий фактор, который бросился мне в глаза после прочтения – откровенная глупость авторов, невнимательность и неумение выстраивать логические цепочки при построении документа. Выразилось это в огромной массе неувязок b противоречий.

Например, путём «анализа» делается вывод о том, что, как бы ни развивались летом события, всё равно это ведёт к укреплению власти Лукашенко. При этом остаётся загадкой, зачем тогда было «контрреволюционерам» усердствовать, если и без них у власти всё складывалось удачно?

Или, пишется, что цель их активности была в том, чтобы удержать Беларусь в рамках влияния России, а чуть позже – что на «Белоруссии» им просто надо было тренироваться.

Может, надо было перечитывать черновики, перед публикацией?

ЧТО ИЗ ЭТОГО СЛЕДУЕТ?

Имхо, анализ опубликованного «отчёта» наталкивает на следующие выводы.

То, что авторы документа приписывают своим заслугам, они были просто не в состоянии совершить, и это очевидно прослеживается даже по сегодняшнему положению вещей и дел (хотя РЧСС и потерпела явное тактическое поражение).

«Отчёт» стряпался наскоро, а количество ошибок и противоречий говорит о низком пороге добросовестности и профессионализма автров.

Авторы явно не владеют даже ситуацией в байнете, допускают грубейшие ляпы и неточности, а их «клуб» в белорусском сегменте сети не пользуется никаким влиянием.

Что это значит?

Всё очень просто.

Любая диктатура склонна искать поддержку у верных и преданных ей сил, не особо обращая внимание на профессионализм и добропорядочность. Типичный пример – много лет Лукашенко в огромных масштабах за счёт народа поддерживает буквально ни за что (если не считать собачьей преданности) БРСМ. Только лишь за лояльность.

Мошенники всех рангов хорошо видят фобии диктаторов, и, когда положение тех начинает пошатываться, используют эти фобии на полную катушку для личного обогащения. Типичнейший пример мы видели совсем недавно: когда в Беларуси грянул кризис, Лукашенко явно был в панике, и тут же вылез из небытие некто Сергей Мавроди (помним ещё такого?), предложивший враз решить все проблемы. В его расчёте, кстати, был смысл: могло и «прокатить».

«Сетевых революций», к слову, Лукашенко боится, как чёрт ладана.

И ещё один штрих.

Буквально на днях, в результате встречи ОДКБ, было заявлено, что организации – члены этого объединения, будут создавать совместные силы для «отражения атак» в киберпространстве. А это уже, не много, не мало, может пахнуть и реальными деньгами.

Что до меня, лично я уверен, что мы в этом случае имеем дело с весьма своеобразной «заявкой на грант». Группа международных мошенников удачно встроилась в коньюктуру, изобразила некое подобие деятельности, и теперь пытается довести до Лукашенко (поражённого всеми диктаторскими фобиями) свой месседж: пока что пронесло, но пока что мы помогали добровольно, вот дальше будет тяжелее, так что – раскошеливайся!

Учитывая склонность диктаторов доверять любым проходимцам, обещающим им безопасность и спасение от потери власти, их расчёт не так и наивен.

PS Какое до всей этой мышиной возни дело нам? Ну, в принципе, особо никакого, кроме одного: мошенники всех мастей слетаются к диктаторам тогда, когда те, буквально, дышат наладан. Есть шанс поживиться на фобиях и остаться безнаказанными за нецелевую трату средств, поскольку «заказчик» (если таковым станет) – всё равно во власти не жилец.

С этой точки зрения появление этого «отчёта» для Беларуси – хороший симптом…

понедельник, 15 августа 2011 г.

УРА!!!


Когда-то мне довелось услышать одну из версий происхождения слова «ура». Весьма спорно, но вспомнить стоит. По одной из версий, слово «Ура!» (наверное, именно так: с большой буквы и с восклицательным знаком) с языка одного из древних плёмен, населявших наше безграничное славянское пространство, переводилось как «мясо».

Сомневаюсь, что это правда, но живо себе представляю: увидь кто-нибудь сейчас прилавки, полные мяса, в нашей стране торжествующего экономического чуда, точно мог бы с полным основание кричать «Ура!». И, да, именно так: с большой буквы и с восклицательным знаком.

Кто виноват в том, что столь нужный продукт вдруг, в одночасье, исчез с прилавков?

На обывательском уровне нам твердят: русские. Вот такая вот, восточная саранча, слетелась из своей Московии, и скупила всех наших свиней. Не всегда на экологически чистых кормах выращенных. И с криками «Ура!», небось.

Что до меня, то мне такая постановка проблемы кажется столь же инвалидной, сколь инвалидной всю жизнь казалось наше, не побоюсь этого слова, экономическое «чудо».

Я вот вспоминаю совсем недавние времена, когда в близкой и где-то родной нам Украине всё было тотально дешевле, причём дешевле – в разы. Ну, и мясо в том числе. По статистике, в то героическое время, из 1,5 млн. (примерно) жителей Гомельской области, примерно один миллион хотя бы раз в год выезжал в Чернигов на шопинг. Из всей Беларуси тоже ехали, но из Гомельской области – вот так. 2/3.

Вне зависимости от времени года, погоды и настроения ТНП, с утра в субботу и воскресенье на границах всегда были огромные очереди на выезд из Беларуси, а по вечерам – аналогичные очереди, из тех же самых машин – на въезд. В Беларусь, соответственно. Стабильно, как всё в нашей стране.

Я специально никогда не ездил, но нелёгкая частенько заносила меня в сопредельную по своим делам, и, конечно же, грех было, возвращаясь домой, не пробежаться по магазинам. Чем и пользовался.

Так вот, я почему-то не помню в новейшей истории Чернигова ни одного случая, когда бы этот небольшой город поразил тотальный дефицит хоть какого-нибудь продукта. Ну – не было такого. И басенок о «северной саранче», скупающей тушки бройлера, тоже не было. И ограничений на вывоз – не было, и нет.

Мы же столько лет гордились мощью нашего сельского хозяйства, а, как гром грянул, так и перекреститься не успели, и уже без пяти минут – голодаем. Я не знаю, если мерить эффективность сельского хозяйства способностью поглощать и проедать ресурсы, наверное, мы действительно впереди планеты всей. Проблема только в том, что задача села – не прожирать, а, как раз наоборот – кормить. Кормить, между прочим, не одних нас: не зря же Лукашенко называл сельхозпродукцию «нашей нефтью». Рассчитывал, небось, на многое…

На самом деле, социализм, хоть с человеческим лицом, хоть с нечеловеческим, всегда одерживает триумф. Но триумф этот – над собственным потребителем.

Если украинская экономика радовалась покупателям, ибо это повышало экспорт, давало стране лишние деньги и рабочие места, то такая экономика, как наша, не радуется никому. Ибо она просто не в состоянии удовлетворять спрос. Она сколько запрограммирована, столько и произведёт. Ни рогом, ни копытом больше.

И финал такого триумфа тоже – всегда один. Я вспоминаю конец СССР. Тогда в продаже не было ничего, зато на руках у населения было много денег. Потом СССР не стало, и в первые же годы товар начал появляться. Только людям он был уже не по карману. Такой вот триумф над потребителем: так, чтобы были и деньги, и товар, и всё это счастье одновременно – так просто не бывает.

Наш премьер-министр Мясникович вот говорит: решим проблему и будет мясо. И решим её, мол-де, очень просто. Потихонечку поднимем цены до уровня российских, и не будет у восточных соблазна ездить за нашим мясцом. При этом, заметили все, о повышении зарплат речи не идёт. О чём это он?

Он о том, что сейчас, как в конце 80-х, товара нет, но есть деньги. А условно завтра – товар будет, но будет по такой цене, что будешь своими деньгами слюни и слёзы утирать. И не утрёшься. Всё это мы уже видели. Для проведения прямых исторических аналогий не обязательно быть президентом-историком.

Что же теперь делать?..

Да ничего, в общем-то… Кричать: «Ура!». Мы жеж за социализм всё время голосовали…. За стабильность.

УРА!!!

пятница, 12 августа 2011 г.

Популизм в качестве оружия: имеет ли смысл?


Решение администрации «Революции через социальную сеть» присоединиться к инициативе Ивашкевича «Народный сход» естественным образом вызывает у сторонников РЧСС ряд вопросов относительно формата акции, и, естественно, её перспектив и содержательного наполнения.

Можно даже не обращаться к вечно актуальной для белорусской оппозиции теме потенциала организаторов той или иной акции. Для того, чтобы оценить возможности и перспективы «Народного схода», достаточно просто взглянуть на его содержательную часть. Которая, если говорить откровенно, просто отсутствует.

Судите сами.

Цитирую сайт «МЫ»: «В своей программной статье один из руководителей оргкомитета Народного схода Виктор Ивашкевич пишет, что к идее проведения акции подтолкнуло «бандитское ограбление всего народа» (девальвация белорусского рубля, рост цен), «не менее бандитское насилие над людьми» (заключение в тюрьмы кандидатов в президенты, аресты и штрафы в отношении участников молчаливых акций протеста), а также безнаказанность власти.
Ивашкевич полагает, что в такой ситуации населению следует не смотреть молча на происходящее, а стать на защиту своего имущества, семей, прав и достоинства.

Главное требование Народного схода политик формулирует как «верните людям то, что у них украли». В частности, планируется требовать, чтобы зарплаты и пенсии в долларовом эквиваленте были подняты на уровень начала года. Другие требования — остановить рост цен, дать людям возможность свободно обменивать валюту и возвращать валютные кредиты в белорусских рублях, пишут Naviny.by»

Очень познавательно и занимательно. Что тут скажешь? Положа руку на сердце, мы имеем дело с откровенным популизмом, популизмом чистейшей воды, за которым, кроме попытки сыграть на естественных чувствах людей, мало что стоит.

Но критиковать за это организаторов вряд ли имеет смысл: в определённых условиях политический популизм – грозное оружие влияния на общественное мнение. Популизм способен не только приводить к власти определённых людей, но и долгое время их на вершине пирамиды удерживать. Александр Лукашенко – лучший тому пример. Гениальный популист.

Но вот тут-то и возникает коллизия, которая заставляет меня сомневаться в эффективности месседжей «Народного схода» для большинства политически неангажированных людей.

Дело в том, что популизма за это время «наелись» от непосредственно Лукашенко. Наелись до того, что у людей выработался своеобразный иммунитет от такого пустозвонства. Белорусы уже давно не верят в трёп: ни от власти (моментально реагируют потребительской паникой, скупкой валюты или снятием вкладов), ни от оппозиции (никак не реагируют просто на самое её). Возведя популизм в ранг государственной политики, Александр Лукашенко сделал нашему обществу в этом плане очень даже полезную прививку: ну не катит больше у нас популизм!

И на этом политтехнологическом багаже (давно отработанный диктатором-популистом приём, который просто-таки приелся общество и раскусывается на «раз-два») Ивашкевич и Ко хотят «вернуть белорусам то, что у них украли»? Что-то мне подсказывает, что имело бы смысл поискать что-то поновее и пооригинальнее.

Есть тут и ещё один аспект. Давайте даже представим, что политический популизм всё ещё востребован в Беларуси. Скажите, есть ли шанс у Ивашкевича перебить популизмом Лукашенко – признанного мастера этого приёма, усиленного, к тому же, телевидением, госгазетами и повсеместными растяжками «За Беларусь»? Что до меня, то я лично ни секунды не сомневаюсь, что Лукашенко – лидер по популизму мирового масштаба, и не Ивашкевичу с ним тягаться.

Азбука политтехнологий предписывает тщательно анализировать в комплексе свои ресурсы, возможности и сильные стороны с ресурсами, возможностями и слабыми сторонами соперника. И «бить» потом именно своими сильными сторонами по слабым сторонам противника. Ну это естественно, это – как в единоборствах.

Организаторы «Народного схода», приняв на вооружение приём популизма, автоматически обеспечивают себе поражение, ибо они хотят по состязаться с Лукашенко в том, в чём равных ему просто нет. Будучи в конкретном виде борьбы в десятки раз слабее оппонента, они предлагают этому оппоненту поединок именно в этом виде борьбы. Я бы сказал, что это – маразм.

На этом фоне совершенно не удивительно, что в социальных сетях (после решения администрации РЧСС всё это – дело и социальных сетей тоже) люди всё чаще задаются вопросом: а есть ли у организаторов Схода план действий на день акции? У всех ещё свежи в памяти события 19 декабря, и вряд ли кто-то хочет их повторения (оказаться ягнёнком на заклании). В то же время, избранная организаторами Схода стратегия информационной работы, основанная на популизме, практически не оставляет сомнения в том, что акция широкие народные массы не привлечёт. И, я так подозреваю, большинство это если не мозгом понимает, то нутром чует.

Сегодня у Ивашкевича он-лайн конференция в группе РЧСС «ВКонтакте», и там такие вопросы уже есть. Подождем чуть-чуть: может ли он дать на них такие ответы, в которые можно будет поверить.

суббота, 6 августа 2011 г.

Арест Тимошенко: дикость не по сценарию?


Честно говоря, совершенно не верил, что судилище над лидером украинской оппозиции Юлий Тимошенко может закончиться тем, что она окажется под стражей.

Это скорее белорусская традиция: кандидаты в президенты после выборов оказываются в тюрьме. Янукович же, несмотря на своё откровенно криминальное прошлое, соответствующее окружение, и феноменальное знание языков, политической респектабельности окончательно ещё не терял. До ареста Тимошенко.

Я был уверен, что этот судебный процесс затеян ради того, чтобы, так сказать, в чистом виде, а не через СМИ («война компроматов») довести до украинского избирателя факты, которые, по мнению инициаторов процесса, должны дискредитировать такого тяжеловеса, как Тимошенко, окончательно. Чего стоят хотя бы спектакли с озвучиванием сумм, потраченных на шубы (как будто человек такого уровня должен в секонд-хэнде одеваться).

Но арест… Арест показывает, что Янукович с командой двигаются по пути Лукашенко значительно быстрее, чем от них можно было ожидать. А, может, и вправду «вшивости хватает у нынешнего руководства Украины», как откровенно высказался на этот счёт Александр Григорьич?

Как бы то ни было, произошедшее – просто дикость.

Дикость в первую очередь потому, что за Юлию Тимошенко на президентских выборов проголосовали более 45% избирателей. Притом, что за самого Януковича – более 48%, можно смело говорить о том, что половина страны видит Юлию Владимировну в качестве президента страны.

«Закрывать» человека при таком уровне электоральной поддержки – открыто бросать вызов половине страны.

Но бросать вызов половине страны можно только, если ты уверен и рассчитываешь на силовые возможности. Нам-то казалось, что в Европе один такой дикарь остался… Ан нет…

Лукашенко последовательно наживает себе личных врагов


Не стоило бы литовцам косить под дурачков и прикидываться, будто выдача ими персональных данных 400 белорусов, в том числе – деятелей оппозиции и гражданского общества – что-то нормальное и естественное. А Беляцкого, который является флагманом правозащитного движения Беларуси, и который после подставы северных соседей, оказался за решёткой, они будто бы вовсе в этом списке не заметили. Ну, или не идентифицировали.

В любой стране мира, даже самой демократичной, подобный список, перед передачей, обязательно проштудируют спецслужбы. И в этом ничего ненормального нет, кстати. Ибо банковская информация априори секретная, и может обнародоваться лишь тогда, когда дело касается нарушителей закона, подпадающих под криминальное преследование. Но с какой радости какой-то там литовский Минюст будет знать белорусских правонарушителей, или иметь прямые механизмы выяснения?

Особо тёплые отношения диктатора Лукашенко с Далей Поликарповной Грибаускайте известны давно. Точно также известно, что наиболее влиятельные бизнесмены соседней страны находятся с ней в тёплых отношениях, и, по совместительству, имеют большие интересы в Беларуси. Случайно это или нет, но на таком фоне госпожа Грибаускайте давно является главным адвокатом Лукашенко на международной арене, и обменивается с этим товарищем визитами вежливости.

Абсолютно уверен, что передача банковской информации оппозиционеров белорусским спецслужбам произошла не случайно. Это, конечно же, был жест. Но, одновременно, уверен, что литовская сторона ни на секунду не могла заподозрить, что этот жест может привести к арестам: стыдобище теперь – ой мама дорогая. От такого позора отмыться не просто нелегко – практически невозможно, и, конечно же, сознательно на него пойти Грибаускайте не могла. Её чиновники – тоже.

Скорее всего, в дружеской беседе за рюмкой чая белорусская сторона попросила эту информацию «для ознакомления», чтобы в курсе быть, так сказать. И служители Грибаукайте, конечно же, не могли отказать: какой может быть взаимовыгодный бизнес, если конкурентов и врагов друг другу не сдавать? А, если предупреждён – значит, вооружён. Вполне прагматичный подход.

В связи с этим я думаю, что от этой истории определённое, весьма условное, но моральное удовлетворение должны получить Гидо Вестервелле и Радослав Сикорский. Удовлетворение это может быть сформулировано примерно так: «Ну, слава Богу, не мы одни оказались дураками». Эти господа, напомню, тоже пытались договариваться с Лукашенко прагматично: предложили ему несколько миллиардов Евро за честные (или хотя бы пристойные) выборы, получили твёрдое обещание, попытались пропиариться на этой теме у себя в Евросоюзе, но в итоге сели в глубочайшую калошу. Ибо «честность» и «пристойность» прошедших в Беларуси выборов после 19-го декабря не обсуждал разве что ленивый. И избиратели, конечно же, вправе спросить с Сикорского и Вестервелле об эффективности их политики.

Обиженный Сикорский, к слову, сегодня является едва ли не самым жёстким оппонентом официального Минска на международной арене. Оно и не удивительно: после такого «кидка» тяжело сохранить лицо, если просто вытирать с этого лица подобные плевки.

Но вот этой историей с Беляцким Лукашенко кинул официальный Вильнюс ещё жёстче. Алесь Беляцкий – не просто белорусский правозащитник. Он ещё и один из руководителей Международной Федерации прав человека, да и вообще, в этом движении – человек-легенда. Международный авторитет у него колоссальный, и оно, кстати, заметно: после его ареста Европа буквально «взорвалась».

Не знаю, простит ли Грибаускайте Лукашенко за такую «подставу». Даже если внешне и простит, не думаю, что отношения сохранятся на прежнем уровне. Эта история, в политическом контексте, может привести лишь к потере режимом Лукашенко последнего относительно нормального (для себя) внешнего партнёра. Тут по периметру теперь – одни ЛИЧНЫЕ враги.

Трагедия Лукашенко состоит в том, что, если ещё лет 5-7 назад его расхождения с соседями описывались парадигмой ценностей и разницей в мировоззрении, то, за последние несколько лет его «народная дипломатия» успела перейти на личности так глубоко, что сегодня не найти руководителя соседнего государства, которого бы наш так называемый президент не кинул бы или, на худой конец, не оскорбил.

Больше всех достаётся, как не трудно заметить, русским: их он и кидает, и оскорбляет регулярно, с постоянством, заслуживающим лучшего применения. Виктор Хведоровыч Янукович – он теперь в понимании белорусского руководства «вшивый козёл», где-то рядом с белорусскими «вшивыми блохами» - предпринимателями. Представляя себе, из какого мира вышел Виктор Хведоровыч (вспомним его криминальное прошлое), можно вполне дать волю фантазии, как ему несладко приходится в неформальном общении с ближайшим окружением, после получения таких ярлыков.

Польша и Литва – это предметы особого разговора. Европейские страны, руководство которых поставило свой политический имидж, репутацию и перспективы на попытки договориться с диктатурой. Результаты – см. выше.

Остаётся подождать, пока Минск кинет ещё друга Уго и экзотического правителя Зимбабве Мугабе, и тогда точно можно будет сказать, что дуга внешней политики Беларуси устремляется всё выше и выше в космос. Потому что на Земле мест для такой деятельности всё меньше и меньше.

среда, 3 августа 2011 г.

Монополия на добрые дела


Каждый день читаю много новостей, и каждый день глаза мозолят одни и те же заголовки.

«Лукашенко подписал указ о помощи пострадавшим от теракта в метро».

«Лукашенко подписал указ о повышении пенсий».

«Лукашенко распорядился повысить кому-то там пособия»

И так далее, до бесконечности.

Подобная деятельность Александра Лукашенко, по подписанию от своего имени всех гуманных указов, с последующей пропагандистской волной – не новость. Уже давно напрашивается мысль о том, что в Беларуси существует своеобразная монополия на добрые дела. Со стороны безликого государства – когда дело касается местных дел и проблем, и со стороны лично Лукашенко – когда речь идёт о вещах национального масштаба.

Мы ещё пытаемся переубеждать пенсионеров в том, что пенсии им не Лукашенко «даёт», а они сами их за свою трудовую жизнь заработали. Но каждый день эти самые пенсионеры слышат по ТВ, что «Лукашенко подписал указ». И, при отсутствии навыков мыслить критично, человек принимает это за чистую монету: если бы не подписал, ничего бы и не было.

Уловка нехитрая, но действенная. Но проблема даже не в этом. Проблема в том, что под неё выстроена вся государственная система решения проблем. Делать что-то хорошее разрешено только безликому государству на местном уровне, и лично Александру Лукашенко – на государственном.

Такое положение дел привело к тому, что гражданское участие белорусов может выражаться только тогда, когда кто-то введёт шумную кампанию по сбору средств, например, на операцию. Если же что-то в стране, городе или регионе происходит что-то не так, гражданин это видит, то исправить – лучше и не пытаться.

Но в сутках – только 24 часа, а у Лукашенко много полномочий, но всего лишь две руки, две ноги, и одна, не побоюсь этого слова, голова. Это значит, что потенциал улучшения нашей с вами жизни – крайне ограничен. Есть некая планка, которая упирается в предел возможностей, но этот предел возможностей – не всей нации, а совсем небольшой группы лиц, возглавляемой незаконно удерживающим верховную власть, человеком. Группы лиц, которой жизненно важно выглядеть /хотя бы в собственных глазах/ лучше, умнее, грамотнее и активнее всего белорусского народа. Эдакие пастухи при неразумном стаде.

Вся страна – в заложниках амбиций этой группы лиц. Вся страна обречена всегда жить плохо. Потому, что не имеет права улучшать свою жизнь самостоятельно.

Монополия – это всегда плохо. Монополия на власть, которая существует в Беларуси – это страшно.

Но монополия на добрые дела, в которую выродилась система государственного управления нашей страны – это залог вечной нашей отсталости по всем направлениям.

Её надо разрушать. Последовательно и упорно. Мелкими шажками и локальными победами. Сажать деревья во дворе, помогать, хоть по чуть-чуть, бедным и слабым, рассказывать правду соседям о том, что происходит, и так – до бесконечности. Менять действительность, делать так, чтобы наша жизнь зависела только от нас. Пусть по чуть-чуть – капля камень точит.

Так появится новая реальность. Реальность, в которой не будет монополии малой группы людей на добрые дела. А следом за ней исчезнет даже сама возможность монополии на власть – любой группой. Охотно допускаю, что Лукашенко с его семейством уже не будет. Но только общество, нетерпимое к монополиям, способна противостоять их появлению в будущем.

И только такое, устойчивое, общество – гарантия развития и процветания белорусов в долгосрочной перспективе.

И, да: оно называется ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО.

вторник, 2 августа 2011 г.

Мальчики по вызову или Кто и зачем дискредитирует белорусскую милицию?


У меня такое впечатление, что во властных структурах засели люди, которые сознательно дискредитируют белорусскую милицию.

Вроде как ни для кого не секрет: правоохранительные органы финансируются за счёт госбюджета. То бишь – налогоплательщиков. Любой работающий человек делает соответствующие отчисления в бюджет. Да и неработающий – тоже, ибо в каждом товаре, который он покупает на территории Республики Беларусь, заложены солидные налоговые платежи. Которые и идут, не в последнюю очередь, на оплату работы милиции.

Именно поэтому правоохранительные органы во всём мире работают бесплатно.

Проходящий в Бресте суд над участниками акции протеста на погранпереходе Брузги, разогнанной ОМОНом, поражает воображение: МВД требует у обвиняемых… оплатить «услуги» милиции, которая била их палками по голове и травила газом. Сии старания оценены в, не много, не мало, 11 миллионов белорусских рублей. В этом случае цинизм граничит с маразмом: мало того, что население по определению не должно платить за работу милиции дважды (ибо всё уже оплачено из налогов), так здесь ещё и требуют, чтобы заплатили за действия против самих же потенциальных плательщиков!

Подозреваю, что ни с одного маньяка, серийного убийцы либо педофила власть взимать дополнительную пошлину за «услуги» ОМОНа по их задержанию не додумалась. Они, эти категории граждан, в её, власти, глазах, люди – куда более достойные нормального отношения, чем протестующие.

Этот случай – не единичный, это лишь – вершина маразма системы. Любой оппозиционер, кто хоть раз пробовал организовать массовое мероприятие, знает механизм, которым власть, чаще всего, мотивирует отказы. Мол, к заявке не приложены договора об оказании услуг в ходе массового мероприятия скорой помощью, коммунальщиками (для уборки после митинга) и той же самой милицией. Договора чаще всего не прикладываются потому, что названные службы ничего не хотят заключать без предварительного согласия исполкомов, а исполкомы не дают согласия без договоров. То есть, получается замкнутый круг.

Однако истории известны случаи и сбоев в системе. Бывали, даже на моей памяти, прецеденты, когда и милиция, с «скорая» договора заключали. Тогда властям приходилось экстренно придумывать другую «отмазку», но – не об этом речь. Речь о том, что, когда такие договоры заключались, то оказывалось, что работу милиции также необходимо дополнительно оплачивать! Причём, есть у них и прейскурант: работа офицера стоит больше работы рядового, в общем – рынок. В 2008 году такой прейскурант даже попал нам на руки и мы его опубликовали. Жалко, не могу его теперь найти: затерялся на просторах интернета.

Работа милиции, которая оплачивается гражданами в виде налогов, в тех случаях, когда власти хочется, оказывается, должна оплачиваться дополнительно. И где-то сидят люди, которые настойчиво такую систему внедряют в жизнь, делая белорусских милиционеров всё больше похожими на «мальчиков по вызову».

Не удивлюсь, если в скором времени в Беларуси найдётся креативный человек, который свою, например, свадьбу, оформит как массовое мероприятие, с соответствующим договором с милицией. Были бы деньги: всё можно оплатить и заказать. А почему бы и нет? В Королевстве кривых зеркал, телеэкранов и должностных инструкций и не такое возможно…

PS Несмотря на настойчивое стремление властей продать услуги милиции хоть кому-нибудь и хоть за сколько-нибудь, пока случаев, когда бы это удавалось, я не знаю. Массовых мероприятий с оплатой труда офицеров и рядовых пока не припоминаю. Суд над протестовавшими в Брузгах – ещё в разгаре. Сооответственно, коммерческий эффект таких прожектов пока равен нулю. Интересно, какой же сакральный смысл вкладывают авторы идеи в коммерциализацию милиции? Вероятность диверсии я бы не исключал. Уж слишком маразматична ситуация…