Поиск

среда, 24 августа 2011 г.

Власть должна меняться


Развязка событий в Ливии (а можно не сомневаться, что она уже близка, если ещё не свершилась), по моему мнению, является прекрасной иллюстрацией к новой парадигме глобальной политики.

Дискуссия на темы «А хорошо это или плохо», «Империалисты или освободители», «За нефть или за свободу?» не является темой этого текста. Как есть, так есть, а как будет – покажет время. Я хочу взглянуть на итоги гражданской войны в этой африканской стране с позиции сегодняшнего дня и с позиции доживающего последние дни на свободе Муаммара Каддафи.

Ещё до недавнего времени лишь абсолютное меньшинство стран мира можно было хотя бы условно причислять к демократическим, если под демократией понимать в первую очередь свободные выборы и, как следствие, сменяемость властей. В большинстве государств мы могли наблюдать или откровенно диктаторские режимы, или имитационные демократии, когда власть становится по сути уделом одной, или нескольких, закрытых групп, которые «переизбираются» между собой. При этом страны Запада, постоянно критикуемые якобы за склонность к политике «насаждения демократии» или «мировой жандармерии», откровенно закрывали глаза на такие режимы, несмотря на все злоупотребления. Залогом пассивности «золотого миллиарда» была стабильность в регионах /диктатуры/, что, чаще всего, выражалось в бесперебойных поставках нефти либо других ресурсов.

Страны «арабской дуги», пожалуй, были самым красноречивым примером того, уже канувшего в Лету, времени.

События последних нескольких месяцев, как раз на примере этих стран, показывают, что старый миропорядок, условно основанный на стабильности и неких кулуарных личных договорённостях, уже неактуален.

Первый и главный урок, который должны вынести из краха африканских режимов ещё остающиеся диктаторы, состоит в том, что власть обязательно должна меняться.

В современном мире находиться у власти бесконечно можно разве что в совсем уж диком племени. Там, где цивилизация хотя бы чуть-чуть «потопталась» или «переночевала», люди уже не готовы терпеть одного правителя всю жизнь.

Это правильно, безусловно. Азбучная истина, что качество рождается в конкуренции, и качество госуправления – не исключение. Также, гарантии пожизненного нахождения на своём престоле неминуемо развращают правителей, превращают их из нанятых чиновников в единоличных властителей не только имущества, но и жизней граждан. Каддафи ли у власти 40 лет, Лукашенко ли – 17, или Мубарак – неважно, суть одна: человек не может находиться у руля столько времени бессменно, не нанося непоправимого вреда своей стране и своему народу.

Так вот, один из главных уроков «арабской весны», заканчивающейся уже практически осенью, состоит в том, что до большинства народов эти прописные истины стали доходить. Власть должна меняться. В конце концов, переход от средневековья к современности начался именно с революций, которые были направлены против несменяемых монархий. Потому что в сменяемости властей – залог конкуренции в сфере госуправления, и, больше того – гарантия добросовестности руководителей, которым, после смены, придётся отвечать за содеянное (если что).

Второй урок – это уже персонально от полковника Каддафи. В отличие от большинства диктатур, которые падают при тотальном народном сопротивлении, даже если это – исключительно мирное сопротивление, Каддафи решил сыграть в самого отмороженного, и ударил по безоружным демонстрантам с МИГов. Нет сомнения в том, что им руководили исключительно соображения выживания. Перед полковником был пример его коллег из Туниса и Египта, которые отказались от власти. Логика решения бомбить и стрелять понятна, но она устарела. Лукашенко пользуется точно такой же, и она основывается на убеждении, что есть внутренние дела некоего государства, в которые никто не в праве вмешиваться. Однако сегодня это не совсем так.

После Второй мировой войны была создана Организация Объединённых Наций, которая, как-раз таки, вправе вмешиваться и во внутренние дела государств-членов, в том случае, если обстановка там грозит дестабилизацией на международном уровне. Тем, кто этого не понимает, поясню. Вторая мировая многому научила человечество. В частности, она научила его тому, что бывают режимы, которые, пользуясь поначалу народной поддержкой, потом могут стать угрозой в мировом масштабе, а сами народы, сделавшие глупость и избравшие таких правителей, потом оказываются не в состоянии от них избавиться. Декларация прав человека, равно как и нормы, позволяющие совершать военные операции в отдельных странах, это, в первую очередь, механизмы по недопущению таких ситуаций. Ну да, многим они могут не нравится. Вот Лукашенко, например, их не переваривает. Но тут ведь всё просто: не нравится – выходи из ООН, и дело с концом. Почему-то не выходят… А, если не выходят, надо принимать такой порядок.

Ещё относительно недавно, в историческом масштабе, реализация ливийского сценария международным сообществом была бы невозможной. Мир был разделён на два лагеря, которые находились в состоянии «холодной войны». Вмешательство одного лагеря в дела другого приводило к эскалации напряжения в мировом масштабе. Поэтому противостояние шло по линии «США - СССР». Сегодня этой линии нет. И крупным международным игрокам уже ничто не мешает, действуя под «крышей» ООН, решать вопросы таких парней, как Каддафи.

Хорошо это, или плохо, повторюсь, я оценок давать не буду. Но так есть, и с этим надо считаться. Каддафи попробовал проигнорировать, а, скорее всего, просто не учёл особенностей новой реальности. За что и поплатился… И в этом состоит второй урок ливийских событий для всех диктатур: в современном мире нельзя просто так издеваться над людьми, бомбить их с самолётов и расстреливать пулемётами. Современный мир глобален, и в нём за людей, выходит так, что есть кому заступиться.

Третий урок – также персонально от Каддафи. Множество наблюдателей и комментаторов, глядя на события вокруг вмешательства НАТО в ливийские дела, заостряли внимание на том, что полковник находился в неплохих отношениях с рядом западных лидеров, которые, в общем-то, первыми на него и обрушились. Берлускони, тот вообще лидеру Джамахирии руку целовал. Саркози, по слухам, за его деньги президентом избрался. Ну, а есть Россия и Китай, которые традиционно против активности Запада во внешней политике. Поэтому, конечно, у Муаммара были основания надеяться, что по его вопросу не будет полного единства, и это даст ему возможность расправиться с несогласными, как душа повелит. Однако – не вышло…

Тут важно понимать, всё же, в какую сторону сдвинулся мир, и почему люди, вчера целовавшие руку, сегодня способны бросать ракеты. Дело как раз в том, что власть должна меняться, о чём сказано выше. Запад и его лидеры – прагматичны до крайностей. И, из этого прагматизма исходя, они могут терпеть таких, как Каддафи, по 40 лет. Но это может длиться ровно до того момента, пока такого диктатора терпит сам народ. Тогда, вроде как, существует некий консенсус, которые позволят и западным лидерам сосуществовать с диктатором: кто-то деньги от него получает, кто-то – красивых тёлок. Но, если народ восстаёт, мотивированный как раз необходимостью смены вечного правителя, тут уж любой западный лидер становится заложником ситуации: поддержать несменяемого диктатора невозможно. Как раз из соображений того самого прагматизма.

В таком случае прагматизм уже упирается в личную карьеру и личное состояние дел. Что скажу избиратели на то, что их президент или премьер-министр в открытую поддерживает кровавую диктатуру? И как скажется их мнение на будущем голосовании, если идеи демократии и всеобщего избирательного права в этом обществе пользуются незыблемым авторитетом? Я думаю, если бы Саркози вышел и сказал: так и так и так далее! Я брал деньги у Каддафи, поэтому он должен остаться. То Каддафи, может быть, и остался бы (хотя – вряд ли), но уж Саркози – точно нет.

Суть третьего урока заключается в том, что современный глобальный мир практически не оставляет сильным мира сего шансов на кулуарное решение дел. Сегодня на Западе любой политик зависит от общественного мнения, общественное мнение зависит от представлений о чести и свободе, а уж диктаторы, чаще всего, всё равно зависят от благосклонности Запада. Вот так и правит миром тот самый «Золотой миллиард» - исходя из своих представлений о правах человека. Хорошо это, или плохо, не мне судить. Я же могу лишь констатировать: третий урок краха Муаммара Каддафи состоит в том, что диктаторы больше не могут рассчитывать на кулуарные договорённости с лидерами сильных стран. На договорённости, завязанные на каких-то личных интересах. Потому что личный интерес в карьере и благополучии, репутации, для западного лидера всегда будет сильнее, чем необходимость получить тёлок со двора одиозного лидера.

На Россию или Китай, кстати, в таких ситуациях рассчитывать тоже наивно. В России Путин провернул такую махинацию, которая даёт ему возможность навсегда войти в приличное общество мировых лидеров, где на него, конечно, будут коситься, но и не принять не смогут. Я говорю как раз о сменяемости власти. Пусть очень условно и формально (из-за чего на него и будут коситься), но в России он это условие соблюл, и это даёт ему полное моральное право причислять себя к респектабельной элите. Ну а респектабельным политикам поддерживать кровавых отморозков вовсе ни к чему.

В Китае ситуация несколько иная. Но там правит партия. Партия, которую, опят же, терпит народ. В обществе есть некий консенсус, и основа власти там никто не оспаривает. К тому же, Китай сегодня – один из мировых экономических центров. И заступаться за режимы, которые подпадают под международные санкции, не может чисто из экономических соображений. Поэтому тут тоже – надежды для диктаторов мало.

Вывод из этих уроков прост: современный мир меняется. Меняется динамично и уверенно. Меняется в сторону большей открытости и респектабельности. Народы, трансформирующиеся в открытые общества, всё чаще доходят до простейшей истины, которую европейцы познали ещё на закате средневековья: в сменяемости власти есть залог процветания. А международное сообщество больше не остаётся в стороне и далеко не всегда позволяет «плохим парням», вроде Каддафи, вершить на своё усмотрение суд и расправу. Упирается это тоже – в открытое общество. Но уже в то, Западное общество, с универсальными правами человека. Пространства для палачей и узурпаторов в этом мире всё меньше. Зато пространства для простых людей – всё больше.

Ну и, конечно же, невозможно не сказать ещё одну вещь. Все уроки ливийских событий крайне актуальны и для Беларуси. Здешний режим так же, как и Каддафи, решил находиться у власти вечно. Здесь так же он уже надоедает (и сильно) людям. Местная власть – такая же отмороженная, как и ливийская, и не останавливается перед брутальными методами подавления населения. Правда, пока не перегибая палку, но пока ещё и серьёзных выступлений не было. И местная власть так же, как и ливийская, склонна придерживаться устаревших понятий о невозможности вмешательства во внутренние дела «удельного княжества», в противовес прогрессирующим реалиям глобального мира. И также склонен насчитывать на некие кулуарные «гарантии», преимущественно, от российских руководителей.

Хотелось бы, чтобы эти уроки были проанализированы властями: без понимания происходящего и новых основ мировых международных отношений, невозможно совершать адекватные действия. Если уроки Каддафи режим Лукашенко не примет к сведению, хорошо не будет никому. Никому, в том числе – и самым отмороженным…

Комментариев нет:

Отправить комментарий