Поиск

среда, 31 августа 2011 г.

Одна бабка сказала…


Реакция оппозиции и около-оппозиционных кругов на заявления Лукашенко о предложении некоего диалога, несколько обескуражила.

Все так настырно бросились обсуждать, на каких условиях надо идти на диалог, кто там должен быть и что там надо обсудить, как будто все обсуждающие уже получили на этот «круглый, квадратный стол» именные приглашения. Ну, открытки такие, как на свадьбу.

Между тем, я вот, например, совершенно не понимаю: как можно обсуждать настолько практически, вплоть до уже начинающихся оскорблений невидимых оппонентов одной из сторон, того, чего нет?

Я вот попробовал себе представить, как это может всё выглядеть. Ну, идёт сейчас политическая дискуссия по перечисленным вопросам, идёт она в стане оппозиции. Если представить себе невероятное, что все сумели договориться до какого-то общего знаменателя. Дальше что? Вот Калякин – он за диалог без условий. Приходит Калякин в администрацию Лукашенко и говорит дежурному: «Здрасьте, я пришёл поговорить!»? Так?

В официальных стенограммах выступления Лукашенко, где прозвучало это «предложение», что на сайте, что в «Совбелии» - ни слова о «диалоге». И Калякину в АП спокойненько так отвечают: «Вы что, уважаемый, белены объелись?»

Версий, зачем Лукашенко это ляпнул, оторвавшись от бумажки, может быть множество. Но точно среди этих версий не может быть такой, что, вот, оппозиция ныне выросла настолько, что власть решила с ней провести переговоры. Что стоит за этим «диалогом»? Вчера Лукашенко его сделал, а позавчера оппозиция провела какую-то оглушительную акцию, которая заставила режим дрогнуть? Нет… Больше скажу: и не предвидится. Вот в Ливии: полгода повстанцы воевали с Каддафи, взяли его столицу, тот заговорил о диалоге. Верю. Но не в нашем случае, к сожалению. Надеюсь, пока.

Непосредственно оппозиции режим не боялся и не боится, это аксиома.

А боится он полного краха экономики и народного бунта. Это тоже, между прочим, аксиома. Но оппозиция ему спасти экономику не поможет, даже если и захочет, ибо её программы, будь они тысячу раз спасительными, означают автоматический крах этой системы, чего, понятное дело, Лукашенко никогда по доброй воле не допустит.

Помочь ему сохранить какое-то подобие стабильности, влив сюда энное количество настоящих дензнаков, могут лишь Россия или Запад. Которых, кстати, в своём «предложении», Лукашенко тоже упомянул. Можно допустить, что он сейчас пытается добиться от этих сторон каких-то переговоров. Но оппозицию в этом процессе он может использовать только как ширму. И даже не саму оппозицию (её, как всегда, никто никуда не позовёт), а лишь саму декларацию о готовности диалога с ней. Вот, мол, нету у нас внутренней напряжённости, разговаривать собрались…

Это – лишь одна из версий, один из возможных сценариев. Можно предполагать, что он действительно попытается втянуть всех в какой-то переговорный процесс, но, опять же, целью этого процесса, независимо от того, позовут туда оппозицию или нет, не будет являться гражданский диалог. Просто потому, что та оппозиция, которая восприняла приглашение на «круглый, квадратный стол» на свой счёт, в самый острый для общества период экономического кризиса, весной, когда у людей был настоящий шок и они готовы были выходить на улицы, пролежала на печи, фигурально выражаясь, и на сегодняшний день не имеет общественной легитимности кого-то представлять. Не уверен, что Народный сход этой легитимности прибавит.

Втянув в диалог Россию, ЕС и какую-нибудь массовку, Лукашенко может рассчитывать выиграть время, совершить имитацию, декорацию – что угодно. Но, повторюсь, там не будет цели договориться с оппозицией. Просто потому, что он её не боится. Понимая лишь язык силы, сегодня у него нет оснований считать, что за конкретными персонами из демократического лагеря эта сила есть.

Какие именно планы двигают им – угадать сложно. Скорее всего, они, эти планы, есть. Но они не берут в расчет оппозицию, это точно. Если же они берут в расчёт ЕС и Россию, то разговоры о диалоге будут вестись в закрытом режиме, и мы их видеть и слышать не будем.

Так что же тогда прозвучало из уст Лукашенко как «приглашение к диалогу» и что так и не вошло в официальные стенограммы выступления? Уверен, что мы имеем дело с довольно простым и примитивным «вбросом». Ляпнул, и смотрят на реакцию: кто как выскажется? Кто на что готов? Подрастает ли там новый романчук?

Но и не только такой мониторинг является позитивным для властей результатом вброса. Наметившаяся новая волна раскола в оппозиции. Низкокультурная полемика, в стиле «сам ты овощ от политики». И, главное: Лукашенко вновь над политическими схватками. Он вновь доминирует в публичном пространстве, и все обсуждают только его «чих».

Вот это и есть – реальная политическая победа над оппонентом. Когда инициатива у тебя, когда все вокруг только тебя и обсуждают, когда на каждый твой «чих» реагируют как на эпохальное событие. Даже если за этим «чихом» ничего не стоит, как в нашем случае…

Умные и респектабельные политики отреагировали бы на слова Лукашенко ровно так, как они того и заслуживают. А именно: «Одна бабка сказала…». Как Евросоюз весной, когда диктатор обзывался на главу Еврокомиссии Баррозу: «Мы не комментируем высказывания частных лиц».

Особенно если за ними явно ничего вразумительного для адресатов (оппозиции) не стоит.

1 комментарий:

  1. Приятная статья, только фон такой что глаза очень устают когда читаешь.

    ОтветитьУдалить