Поиск

пятница, 29 июля 2011 г.

Власть не верит в своих ментов?..


Второй день и жук, и жаба обсуждают законопроект, согласно которому изменяются условия пикетирования. Если коротко: власть подводит законодательную базу под то, чтобы иметь право хватать людей, даже ничего не делающих. Мирно прогуливающихся. Ну, как во время РЧСС.

Пытаясь рационально осмысливать эту инициативу властей, я всё никак не могу понять: а зачем это нужно властям? Закона в Беларуси нет, как известно. Нету даже Конституции. Вот Лукашенко нарушил Конституцию, например, после выборов, сместив Сидорского не дожидаясь инаугурации, и ничего! Не надо было её менять.

Или так: во время РЧСС людей хватали и без поправок в закон – и опять ничего! То есть, когда власти надо, она эти законы в упор не замечает.

И, с другой стороны, с 1996 года всё равно в Беларуси нет ни одного легитимного законодательного органа, все законы в дальнейшем подлежать ревизии. Так чего ж огород городить?

Но тут мне пришла в голову одна мысль…

Когда людей хватали на РЧСС, то давать им «сутки» и штрафы было только одно основание: лжесвидетельствования со стороны милиционеров. То есть, не было ни одного осужденного за нарушения порядка проведения массовых мероприятий – ибо порядок нарушен не был. Приходилось рассчитывать на ментов, что они, в нужный момент, не подведут, составят такие протоколы, как надо, и в суде не постесняются соврать.

Если введут предложенные поправки к закону о массовых мероприятиях, то нужды привлекать лгущих против «мычащих» не будет. Судьи будут штамповать приговоры и без лжесвидетелей.

Мне вот интересно. Ввести такой «закон» означает окончательно дискредитировать себя в глазах международной общественности, которая до сих присматривается к тому, что в нормальных странах называется «правовое поле». Это минус для власти. Плюс же в том, что это даст судьям повод спокойно давать нужные приговоры.


До сих пор судьи спокойно давали свои приговоры на основании показаний ментов. В принципе, да: пусть лжесвидетели совестью мучаются, если таковая ещё имеется, а судья сам себя всегда успокоить мог: я всего лишь поступаю так, как учили - выслушиваю свидетелей.

Так что заставляет власти идти на меры, которые принесут ей только лишний негативный имидж среди мирового сообщества, да и среди населения тоже?

Неужели риск и опасения того, что у судей может исчезнуть существовавший до этого повод выносить несправедливые приговоры? И Необходимость перестраховаться и ввести ещё одно основание?

Неужели власть сомневается, что её верные бойцы будут и дальше спокойно врать в судах?..

среда, 27 июля 2011 г.

«Служба и опасна и трудна…». Недорого.


Я вчера общался с одним гомельским отставным сотрудником внутренних дел.

По совести говоря, в Беларуси не бывает бывших не только среди КГБ-стов, но и, в общем-то, среди других профессий тоже. Все сохраняют какие-то служебные связи, общаются с друзьями, и всегда в курсе дел той конторы, где раньше работали.

Этот человек (по понятным причинам, не могу называть его фамилию), поведал мне два интереснейших факта, связанных с работой гомельской (а, может, и не только?) милиции по подавлению «молчаливых» акций в совершенно недавнем прошлом.

Не верить ему у меня нет никаких причин, хотя бы потому, что у него нет никаких причин врать. И, если бы намеренно врал, с целью дезинформации, небось, придумал бы что-нибудь погорячее.

Итак, факт первый, КУРЬЁЗНЫЙ. Это так, что называется, для затравки.

Маразм работы милиции по подавлению мирных гуляющих граждан зашкалил в Гомеле в одной невообразимой ситуации. Когда «хапун» (не то 22-го, не то 29-го июня) в городе над Сожем проходил на проспекте Ленина, куда толпа перемещалась после центральной площади, ОМОН перекидывал задержанных специальным сотрудникам, которые уже и составляли протоколы.

Так вот, одному из таких сотрудников пришлось составить протокол на… женщину, которая была свидетельницей у него на свадьбе много лет назад!

Он, при этом, пытался сопротивляться, и даже переспросил у начальника, действительно ли эта женщина может быть нарушительницей. Начальственная мотивация убила наповал: «Ты видел её паспорт?! У неё же есть Шенген! Вот у меня нет Шенгена!»

Ну, скажу я вам, с такими подходами есть вероятность, что и никогда не будет.

Идём дальше.

Факт второй, ВОЗМУТИТЕЛЬНЫЙ.

Знаете, сколько стоит в Беларуси сотрудник милиции? Как выяснилось, недорого.

По словам источника, который является вполне осведомлённым, отношение к участию в подавлении подобных акций у гомельских милиционеров двоякое. Одни – наотрез отказываются.

А другие – сами просятся.

Премия для них за участие в карательной операции составляет 400 тысяч белорусских рублей. И есть ещё прибавки за каждого задержанного. Это что касается обычных ментов.

Что касается омоновцев, то тут информации точной нет. Известно лишь, что им разрешено (устно, естественно) применять любой вид, уровень и степень физической силы. Всё равно – прикроют. То есть, фактически, делать что угодно. Наверное, по логике властей, для этого вида сотрудников само по себе разрешение творить что заблагорассудится – приличная мотивация.

Вот примерно на этом держится силовая компонента фашистских карательных экспедиций против мирных граждан: вседозволенность и премия. В 400 тысяч белорусских рублей. Столько стоит честь и совесть. Курс, очевидно, средневзвешенный.

Недорого.

вторник, 19 июля 2011 г.

Борьба с тюремным режимом


Смешанные чувства посещают, когда обращаешься в мыслях к истории Никиты Лиховида.

Я вчера целый день занимался тем, что подтягивал наших людей, объясняя им необходимость участия во втором этапе акции Солидарности с Никитой – массовой (насколько это возможно) подаче заявок на проведение пикетов в его поддержку.

«Мы хорошо понимаем, что власти будут отказывать в 99% случаев минимум. Но это как раз та ситуация, когда подавать всё равно надо: такая заявка – как наше письмо власти, однако не просто письмо, а выражение гражданской позиции и готовности её отстаивать, законными методами, разумеется. И, хотя пикеты и запретят, но, чем больше будет заявок, тем сильнее будет сигнал властям, чтобы оставили парня в покое», - такими, или примерно такими, были вчерашние мои разъяснения активистам Движения «За Свободу!» в Гомельской области (которое инициировало кампанию) и нашим сторонникам и союзникам.

«Никто не оставит его в покое. Потому что он борется с тюремным режимом», - так прокомментировал мой месседж один из активистов. Правда, заявку всё равно написал и отправил.

Ну да… Находясь в тюрьме, Никита Лиховид борется с тюремным режимом. Впрочем, находясь на воле, он тоже боролся с тюремным режимом. Разве нет? Разве белорусская действительность – не тюремный режим? В некоторых аспектах лучше: ходить можно где угодно, например. А в некоторых – те же яйца, только в профиль.

Вот наша «администрация» придумала, какую музыку нам запретить слушать. Вот она указывает нам, куда тратить деньги, произвольно ограничивая экспорт-импорт. Вот ввела на границах КПП, и теперь я не могу, выезжая из «зоны», взять с собой столько сигарет, сколько мне надо исходя из планируемого времени поездки и моих личных нужд.

Моих личных нужд… Понимаете ли, у меня, как и у всех нас, 9 с лишним млн. жителей этой многострадальной страны, есть ЛИЧНЫЕ нужды. На свободе ЛИЧНЫЕ нужды такого порядка не ограничиваются.

20-ти летний Никита Лиховид оказался просто, по-мужски, последовательным: он боролся с тюремным режимом до суда, борется после суда… После «суда» - так правильно.

Бесконечно эта борьба продолжаться не может.

Никто из тюремщиков этого парня не имеет даже одной сотой той внутренней силы, которую имеет Никита. И тысячи – подобных ему. Они, тюремщики, отрабатывают пайку, а молодая, новая Беларусь – своё будущее.

пятница, 15 июля 2011 г.

«РЧСС»: что в лоб, что по лбу – всё едино?


Аналитики и политологи, по итогам вчерашней акции «Революции через социальные сети», в один голос говорят примерно следующее: «Это начало конца». Пускай разными словами, но суть остаётся одной: перспектив у кампании нет.

Долгое время в своих публикациях и комментариях я придерживался прямо противоположной точки зрения, доказывая (насколько мог - аргументировано), что движение ещё себя покажет и имеет огромный потенциал.

Однако сегодня пессимизм затронул и меня. И я попробую показать, в чём же дело.

Ещё две недели назад я писал, что формат акций надо менять, иначе движение выродится, и о нём забудут все. А кто не забудет, будет вспоминать лишь с разочарованием.

Дело просто в том, что власть нашла тактику, которая позволяет ей достаточно эффективно сбивать волну роста числа протестующих. Если коротко, то суть заключается в следующем.

Рост волны протестов в геометрической прогрессии ведёт к формированию той самой «критической массы» недовольных, которая заставляет силовые структуры воздерживаться от применения физической силы (ибо появляется неуверенность в завтрашнем дне и терзает вопрос: «А что, если я сегодня буду с ними драться, а завтра они всё равно придут к власти?»), что приводит к победе народа над диктатурой.

Однако формирование такой критической массы – вопрос не одного дня и даже не двух. Если проанализировать, как это происходило в разные времена в разных странах, то можно выделить «три кита», на которых и строится этот процесс. А именно:

- знать: люди должны знать, ЗА кого они или ПРОТИВ кого они;

- видеть: люди должны увидеть, что их много и

- верить: люди, увидев, как их много (большинство) должны поверить в то, что победа близка.

Тогда они выходят на Площадь и стоят там до конца.

Перечисленные факторы – чисто психологические, но не организационные. Скорее всего, именно из них и складывается то самое избавление от страха и неверия в свои силы, которыми поражены все общества, долгое время находившиеся под гнётом авторитаризма либо диктатуры и сохранявшие в силу этого известную пассивность.

Когда началась «Революция через социальные сети», после первых акций процесс пошёл действительно по нарастающей, и очень было похоже на то, что все перечисленные этапы избавления белорусов от психологических страхов и комплексов перед властью будут удачно пройдены.

Однако власть тоже не спала в шапку и придумала-таки противодействие.

Надо сказать, что белорусы, в большинстве своём (не менее 2/3 по последним социологическим исследованиям) уже прошли первый этап «Знать» и чётко представляют, что мешает стране развиваться: власть Александра Лукашенко. Осталось действительно воочию убедиться, что таких – большинство, поверить в свои (большинства) силы и выйти на «последний и решающий».

Сутью тактики организаторов «РЧСС» стали постоянные собрания. Надо сказать, что собрания действительно могут великолепно демонстрировать численность недовольных, укрепляя, таким образом, через визуализацию, их веру в успех и стимулируя к более решительным действиям. И в этом – одна из миссий акций протеста, и потому диктатура так решительно борется всю свою историю с митингами, шествиями и т. д.

Однако надо помнить и ёще об одной важной миссии собраний. Если на первом этапе они должны выполнять функцию визуализации количества недовольных, то, в конечном итоге, именно собрание людей – массовый выход на улицы - должно свергнуть диктатуру.

В этом, очевидно, и состоял замысел организаторов: от акции к акции протестующих должно становиться всё больше, и, в конце концов, должны пройти одна бессрочная акция, которая сметёт режим Лукашенко. Когда накопится критическая масса.

Проблема «Революции через социальные сети» в том, что власть не стала сидеть сложа руки, а взялась активно противодействовать. Она не могла применить силу массово против мирных граждан, когда они собирались на площадях – площади перекрыли. Поток людей рассеяли и расконцентрировали. Против более мелких и локальных групп стали применять тактику чрезвычайно жёстких задержаний. К чему это привело?

Это привело к тому, что исчезла видимая масса протестующих. Люди перестали ВИДЕТЬ как их много, следовательно, существенно поколебалась ВЕРА, которая только-только начала зарождаться. На акции ходит всё меньше и меньше людей, да, наверное, новых участников в течение последних двух сред уже и не было. А ряды тех, кто ходил постоянно, изрядно потрепали «сутками».

Кроме того, важно ещё и учитывать такой фактор, как психологическая усталость. Ходить на акции раз в неделю интересно, когда есть динамика, когда есть «драйв». А когда ты приходишь, а площадь перекрыта, надо искать и думать, что делать и куда идти, а, в конце концов, тебя ещё и арестовывают – это очень скоро надоедает. Смысла не видно. Если же случается такое, как в неделю с 29 июня по 6 июля, когда за 7 дней надо идти три раза (как на некоторые рабочие места, прямо), а эффект от этого всё тот же – тут и говорить не о чем.

Так неужели же власть, переиграв оппонентов тактически (создав условия, когда невозможно УВИДЕТЬ количество недовольных и, соответственно, ПОВЕРИТЬ в конечный успех), переиграла их и стратегически, нивелировав такие важные козыри, как использование новых технологий, в которых спецслужбы априори проигрывают гражданскому обществу, а также – тотальную непопулярность Лукашенко и рост протестных настроений, ростки самоорганизации?

Неужели нет и не может быть путей выхода из этого тупика?

Думаю, что есть. Но тут важно понимать суть происходящего и уметь на неё реагировать.

Если говорить о формате акции «по нарастающей», то мы видим, что постепенные и стабильные собрания, до того момента, как сформируется «критическая масса» протестующих, в этом сценарии играют одну лишь роль: мобилизационную.

Они призваны показать белорусам, что их, недовольных, большинство, и, тем самым, заставить поверить в собственные силы и в определённый момент выйти на площадь, чтобы разойтись оттуда уже при новой власти.

Последнее, самое важное собрание, может состояться даже если не будет этих предварительных, по средам, но при условии, что «критическая масса» сформируется и сама цель «Показать недовольным, как их много и заставить поверить в свои силы» будет выполнена.

Обязательно ли это может быть сделано только через регулярные собрания?

Сегодняшняя ситуация апатии большинства людей, подрыва веры в результативность еженедельных собраний, и контрмер властей, легко просчитывалась ещё на начальных этапах. Сразу после 3-го июля я, например, писал, что такие кампании надо заканчивать на пике, чтобы не доводить до разочарования и медленного удушения активности, ибо это приведёт лишь к потере сторонников и актива. В связи с этим не только я, но и многие другие думающие люди говорили о том, что формат акции надо менять.

Потому что против регулярных собраний власть нашла противоядие, и теперь они работают не на формирование «критической массы», а, наоборот – против, вызывая всё большее разочарование.

Говорили-говорили про необходимость изменения формата, и договорились… «Организаторы» решились и… «сменили» формат. Вместо одной встречи теперь в Минске проходит много встреч. Вместо встречи на одном месте в, например, Гомеле, она назначена на другое место.

Разве это – качественное изменение формата? Разве непонятно, что, если власти научились противодействовать собранию в одном месте, то точно также сделают это и в отношении собрания в другом?

Качественно менять формат надо полностью! Если встречи больше не прокатывают, учитывайте свои стратегические козыри, такие, как рассеянность и тотальность протестов, современные средства коммуникации и готовность людей протестовать без политических лозунгов (что сковывает действия власти, либо, наоборот: если не сковывает, то подталкивает действовать брутально в том числе и против случайных людей, расширяя круг недовольных) и придумывайте что-то совсем новое, к чему режим не будет готов. Но не встречи, которые легко рассеиваются!

Это может быть любое действие, которое, повторюсь, будет содействовать достижению предварительных целей: визуализировать численность недовольных и, таким образом, заставить их поверить в свои силы.

Прямо сейчас, из головы, пример: в Украине 2004 года именно такие цели были достигнуты через повальное ношение людьми оранжевого цвета. Ленточки, шарфики, предметы одежды.

Люди видели, как их много, получали заряд позитивных эмоций, встречая «оранжевых» на улицах, и с каждым днём всё больше и больше верили в свои силы.

Пусть бы это не были ленточки – приравняют к символике. Пусть бы недовольные надевали, например, зелёные майки, рубашки, свитера, джинсы. Пусть бы ходили в таких цветах, или любых других. Но на каждой улице каждый недовольный видел бы своих единомышленников, верил бы, и «зрел». Так достигалась бы визуализация, которая пришла бы на смену регулярным собраниям.

И тогда по осени, когда многие справедливо ожидают роста протестных настроений, в Беларуси было бы уже другое общество: консолидированное вокруг идеи перемен, знающая свою численность и массовость, верящее в окончательную победу!

Что, власть запретила бы продавать зелёные майки? Абсурд чистейшей воды. Смогла бы арестовать всех в зелёных майках? Ну-ну… Небось, и кого-нибудь из госорганов бы прихватили.

Это могло бы быть любое другое действие, позволяющее любому гражданину, через систему условных знаков демонстрировать всем вокруг свою гражданскую позицию. Эта система знаков могла бы быть и должна была бы быть совершенно на первый взгляд невинной. Но такие действия полностью заменили бы регулярные собрания и поставили бы власть в полнейший тупик. Из которого она бы, если бы и выбралась, то с ещё большими потерями.

Но тут самое время вернуться к тому, с чего я начинал эту статью… Необходимость сменить формат «организаторы», судя по последним действиям, восприняли чересчур линейно и упрощённо: сменили места.

Я искренне надеюсь, что разум всё же возьмёт верх, и, на место механической реализации однажды придуманного сценария по принципу «что в лоб, что по лбу – всё едино», придёт понимание происходящего, в том числе и смысла каждого действия, и соответствующая гибкость.

И тогда будет смысл продолжать эту тему.

Но пока – как есть, так есть. И это вызывает разочарование.

понедельник, 11 июля 2011 г.

Вместо послесловия


Вчера прошло отчётное собрание Движения «За Свободу!» в Гомельской области.

Это уже второе такое собрание: первое мы провели летом прошлого года. Надеюсь, нам удастся сделать это традицией: в подобных формах общение с активом мало кто из демократических организаций в регионах практикует.

Подробно о прошедшем собрании можно прочитать здесь, я же хочу лишь сказать одну вещь.

В прошлом году было примерно столько же людей на собрании: порядка ста человек.



Но разница между двумя собраниями участникам обоих бросается в глаза.

В прошлом году большинство было представителей старшего поколения, молодёжь была, но её было примерно процентов 30.

В этом году пропорция изменилась с точностью до наоборот.



Радоваться этому или огорчаться?

Я порадовался.

Не тому, что «старые» уходят, нет. То, что они уходят – процесс объективный. Исторический, если можно так сказать. Большинство этих людей боролось с режимом более десяти лет. За это время накапливается огромное количество чисто бытовых проблем, связанных с безработицей, постоянными штрафами, заключениями, голодовками, другими проблемами, которые с удовольствием создаёт диктатура для инакомыслящих. Формируется колоссальная усталость от постоянных неудач.

Минувшая президентская кампания, по моим наблюдениям, стала «лебединой песней» для минимум 50% активистов, старше 40 лет. Большинство из них было практически невозможно, либо очень трудно, «раскачать» даже на неё. После брутальных подавлений активность «ветеранов» стала стремительно отмирать. К сожалению. Но, повторюсь: это процесс объективный. По изложенным выше причинам.

Большинство оппозиционных структур, объективно, не в состоянии привлекать новых людей. Именно поэтому основной состав всех команд и не менялся более десятка лет. И политологи, аналитики и комментаторы сплошь комментируют: после неудачи на последней президентской кампании и последовавшей волны репрессий оппозиция до сих пор не пришла в себя. Структуры парализованы.

И поэтому я радуюсь тому, что на нашем собрании людей было столько же, сколько и в прошлом году. И пускай пропорция поменялась: ведь это же естественный процесс!

Идёт омоложение нашей областной структуры, вливаются новые люди, свежая кровь, идеи, мысли, подходы и технологии!

И я радуюсь тому, что мы можем людей привлекать. Тем более – молодых. Ведь за ними будущее. Наше общее будущее!

вторник, 5 июля 2011 г.

«Молчаливая революция»: Движение – жизнь!


Прошедшие в минувшее воскресенье очередные акции «Революции через социальную сеть» оставили несколько двоякое впечатление. И уж точно – кучу вопросов и сомнений, в которых нужно было бы разобраться.

РЕВОЛЮЦИЯ ЗАХЛЕБНУЛАСЬ?

Одна из распространённых рефлексий на последние события, с которой мне приходилось сталкиваться, состоит в том, что «революция», вроде как, «захлебнулась». Если на первых акциях бросался в глаза хороший позитивный «драйв», количество участников неизменно прибавлялось, а власть явно чувствовала себя в положении статиста, не зная, что делать, то на последних сборах уже и численность не увеличивалась, и как-то акцентировано проявлять себя не удавалось, да и власть вела себя чересчур активно и агрессивно. В общем, добиться отставки Лукашенко, как заявляли организаторы, пока не получилось.

Эффективность любого мероприятия, любого действия стоит оценивать по тем целям, которые были поставлены: достигнуты они, или нет. Но белорусское общество столь долго было в состоянии летаргического застоя, что это объективный критерий явно не всегда применим.

Можно ли добиться отставки диктатора выступлениями лишь одной части общества, преимущественно – образованной, компьютеризированной молодёжи? Можно ли постоянно наращивать присутствие в условиях тотальной репрессивности и агрессии? Можно ли акцентировано проявлять себя, когда людская масса рассекается, не допускается на нормальные площадки и просто – не может собраться?

Это объективные условия, по которым в нынешнем виде «Революция» и не могла стать всенародным протестом, способным заставить Лукашенко уйти.

Однако на ситуацию можно и нужно смотреть с другой стороны.

Давно сказано и написано: молодёжь – барометр революций. Не сама революция, но барометр. Она остро улавливает все тонкости и всю специфику ситуации, и первая идёт «на баррикады». Молодёжь показывает пример, молодёжь будет массы, и молодёжь, своими первыми выступлениями, заставляет власти делать ошибки.

Разве не это мы сейчас наблюдаем в Беларуси? «Революцию» обсуждают все без исключения. Большинство тайно завидует смелости молодых, многие из тех, кто постарше, восхищаются и поддерживают. И уж точно это значит, что скоро дозреют и все остальные. Самое главное – в общество поступил важнейший сигнал, показан пример, и многие, очень многие уже готовы ему следовать. Важен лишь дальнейший импульс, хороший, позитивный и яркий. И он, не сомневаюсь, обязательно последует.

Можно говорить, что власть, сбив динамику количества протестующих, одержали победу. Однако не является ли эта победа «Пирровой»? В предыдущей статье на эту тему я писал, что все стратегические козыри в выбранном формате на руках у людей: у власти нет своего сценария, у власти нет физически людских ресурсов для синхронного подавления протестов во всех регионах страны.

Должен сказать, что все эти наблюдения оказались совершенно правильными. Власть действительно не смогла предложить своего сценария. Больше того, даже её традиционный праздник – День Республики, оказался недостаточно мощным и привлекательным, явно проиграв в сознании людей «Молчаливой революции». Власть сама лучше других понимает, в каком она положении оказалась, и поэтому логично предположила (совершенно верно), что, даже среди собравшихся на парад, большинство будут составлять недовольные. Поэтому Лукашенко произнёс речь под гробовое молчание слушателей – никто не хлопал. Диктатура поняла: если будут аплодисменты, большинство из них будут ироничные и насмешливые, поэтому лучше их вообще пресечь. Не это ли свидетельство того, что властям навязать свой сценарий так и не удалось? А, наоборот, пришлось даже на свой праздник, «наклоняться», в ущерб собственному имиджу?

Сотрудники КГБ как пытались ногами «переходить» Интернет, так и пытаются дальше, но много ли это приносит толку? Информация распространяется всё шире, всё больше людей сочувствующих протестам, и всё больше надобность перекрывать площади, чтобы не допустить национальной эскалации. Кампания, которую начали спецслужбы в Интернете, вызвала лишь насмешки людей, и пришлось прибегнуть к испытанному, но катастрофически старому методу: блокировки. Они, к слову, не помогли, так что тут власть тоже проиграла.

В предыдущей статье я отмечал, что у власти, по всей видимости, нет людских ресурсов (несмотря на то, что Беларусь – самое полицейское государство, где, по статистике, количество сотрудников правоохранительных органов превышает средний показатель по миру в 4 раза!) для подавления протестов одновременно во всех городах Беларуси. Я приводил пример Гомеля, где на одной из первых акций было лишь 8 спецназовцев и не было задержаний: такого количества просто физически мало, чтобы разбить толпу и выдёргивать людей. Предполагал, что остальные были брошены в Минск. В тот день по всей стране были задержания, кроме Гомеля. Исходя из этой логики, я прогнозировал, что в следующий раз в Минск будет отправлен спецназ из какого-то другого города, и в Гомеле задержания будут, но не будет где-то в другом месте.

3-го июля этот прогноз полностью оправдался. В Гомеле ОМОН был явно на месте и во всеоружии. По всей стране прокатились задержания. Кроме Бреста и Бобруйска. Там задержаний не было. В обоих городах есть части милицейского спецназа. Не говорит ли это о том, что брестские и бобруйские были на усилении в Минске? Точных данных нет, но можно полагать, что так и было. В итоге, некоторое послабление получили эти города. И, ещё раз в итоге: мы наблюдаем эффект «тришкиного кафтана». Власть стягивает силы в одно место – обнажается другое. И так может быть до бесконечности, но подавить все протесты у них пока нет возможности. Если волна будет нарастать – возможность и не появится.

Ну и самая катастрофическая ошибка для власти заключалась в применении силового варианта. Они, конечно, прекрасно понимали, что бросать против не идентифицирующихся протестующих строй спецназа со щитами, как это бывает на Площади, невозможно: просто будут отлуплены обычные граждане, которые сразу станут оппозиционерами. И власть придумала новую тактику: снарядила своих псов в штатское и отправила в толпу. Там, мол, смотрите, и хватайте активных.

Однако – не помогло. Наделали столько глупостей, что не только себе имидж испортили окончательно, но и, уверен, наплодили новых оппозиционеров не меньше, чем это делает Интернет. В Гомеле прогоняли с остановки бабку с клюкой, в Минске вязали прохожих с детьми на плечах, повязали брата участницы парада, который хлопал сестре, где-то ещё - дедушку с внуком, где-то ещё – внука без дедушки, и, в конце концов, вязали даже самих себя. Понять механику таких действий нетрудно: андроид в угаре, ему надо хватать, люди сопротивляются, женщины визжат, ситуация не контролируется (это же не «римским» строем людей дубинками молотить, надо ещё как-то ориентироваться), вот и хватали почём зря.

Итог таких действий понятен: в ситуации, когда невозможно отличать «своих» от «чужих», власть попыталась создать механизм эффективного реагирования, но это оказалось нереализуемым. Наступили на «мозоли» массе простых людей. Не сомневаюсь: все эти простые люди, в большинстве – ранее не знавшие толком Интернета, стали оппозиционерами. Они, их родственники, друзья и знакомые, и все, кто узнал о случившемся по слухам.

Власть попробовала выйти из ситуации цугцванга (позиция в шахматах, когда каждый последующий ход может лишь ухудшить ситуацию), но это у неё явно не получилось.

Так захлебнулась ли «Революция»? Если иметь ввиду отставку Лукашенко, то – да.

Если же смотреть на вещи объективно, то ни в коем случае! Она:

1) Разбудила людей;

2) Показала беспомощность и неэффективность репрессивных механизмов в современных условиях;

3) Активизировала провинцию (как верно заметил политолог В. Карбалевич);

4) Родила новых локальных лидеров (яркий пример: гомельчанин Руслан Устименко, которого случайно задержали на одной из первых акций, оштрафовали, после чего он стал известным и уважаемым среди молодёжи в регионе, не сбавил активности. Сейчас, правда, «на сутках», но ведь выйдет же!)

Разве этого мало??? Это – целый плацдарм! Это – барометр. Барометр настоящей революции…

РЕВОЛЮЦИЯ СЛУЧИЛАСЬ!

В результате всех этих акция, я бы даже сказал, что, в каком-то смысле, революция всё же состоялась.

Революция в умах людей. И ещё: революция в отношениях власти и народа.

Подавив аплодисменты силой, власть сама загнала себя в страшную ловушку.

Аплодисменты – символ благодарности, одобрения, радости и счастья! Но теперь Лукашенко выступает и не получает от публики ни первого, ни второго, ни третьего, ни четвёртого! Люди не радуются ему, не благодарят, не одобряют. Те, кто одобряет – их единицы, и голос их власть уже не берёт в расчёт. Для неё стало главным подавить радость и счастье людей, которые предчувствуют перемены!

И власть оказывается действительно вне социума: можно говорить сколь угодно речей, но тебе не будут аплодировать, или будут это делать иронично. Можно распинаться и обещать, но одобрять будет только проверенная публика. Делай что угодно, но – моральная изоляция!

Аплодисменты могли бы стать символом перемен в нашей стране! Да, именно аплодисменты, как выражение радости и счастья, благодарности и одобрения. Счастья от предвкушения Свободы и Перемен. Одобрения друг друга. Благодарности друг другу за поддержку, и за то, что все мы – есть, и что все мы хотим одного и того же!

Хорошо бы было, чтобы аплодисменты звучали теперь именно в таком качестве на каждой акции протеста, на каждом застолье или встрече единомышленников, на оппозиционном собрании или просто в очереди у обменника! Звучали как символ близких перемен, как позитивная альтернатива: счастье в противовес тупой агрессии!

И, став народным символом перемен, аплодисменты уже стали бы недопустимыми для демонстраций официоза: разве можно по БТ показывать аплодисменты, если именно так выражают свою гражданскую позицию недовольные???

И пусть Лукашенко выступает в безмолвных аудиториях, пусть Ярмоленко поёт «Слухай батьку» под гробовое молчание зала – пусть они и дальше борются с аплодисментами, и это станет лучшей иллюстрацией их места в новой реальности, в новой Беларуси! Той Беларуси, которая хочет перемен!

А новая реальность неминуемо вытеснит старую, просто как неактуальную, негодную, ненужную, устаревшую.

Разве всё это – не революция?

Разве это – не революция в наших головах?

Разве это не революция в общественных отношениях? Разве не меняются таким образом власть и недовольные местами? Разве можно после этого надеяться, что прошедшие события канут в Лету?..

ДВИЖЕНИЕ ЖИЗНЬ

Правда, можно :( Можно быть уверенными, что, при определённых условиях все последние события не оставят значимого следа в жизни белорусов.

Давайте зафиксируем стратегические достижения «Революции»:

- формат и механизмы реализации не позволяют власти применять свои сценарии и манипулировать кампанией, поворачивая её в свою пользу;

- у власти нет возможности манипулировать общественным мнением – не владеет инструментами, скатывается до примитивных блокировок, которые неэффективны;

- власть не имеет возможности для силового подавления протестов, а те методы, которые она использует, приводят к росту протестов среди сторонних людей, ранее к движению не относящихся.

Всё это, безусловно, огромные плюсы.

Но необходимо отметить, что с тактической точки зрения, власть нашла сиюминутное спасение.

Применяемая методика закрытия площадей, блокировки подходов к ней привела к «размыванию» протестной массы, невозможности собраться и проявить себя акцентировано.

Я думаю, что это – один из факторов (а их, конечно же, несколько), почему динамика прироста протестующих фактически сошла на нет. Теперь ведь просто непонятно: куда ходить? Что там делать? Куда идти?

Власть, не имея возможности противостоять стратегически (сценарий, инструменты, реагирование), тем не менее, нашла тактический ключик к тому, чтобы постепенно вывести «молчаливые протесты» из «моды». Что называется, сбить людей с панталыку, вызвать растерянность, разочарование.

Я уверен: если в формате ничего не изменится (с сохранением основных стратегических преимуществ, естественно), то «Революцию» ждёт вырождение: люди просто перестанут туда ходить. Такие акции надо заканчивать на «пике», когда люди на подъёме, воодушевлены и хотят дальнейшей /успешной/ деятельности. Если не предложить качественно новых шагов, то старый формат после «пика» начинает приедаться и вырождаться, да и просто – надоедать.

Одновременно к нему полностью приспосабливается власть, потихонечку принимая контрмеры, используя «тактику мелкого фола», и, в конце концов, волна сходит «на нет».

Что-то подобное было в 2006 году, когда после выборов прокатилась волна флэш-мобов, поначалу воспринятая молодёжью с большим энтузиазмом. Однако определённое время она не эволюционировала качественно. Власть же приспосабливалась и потихонечку, как умлеа, реагировала. В итоге волна «сдулась».

Можно ожидать, что такое может случиться и с «Революцией», а можно даже говорить, что тенденция уже налицо (основной формат уже практически не притягивает новых людей), если не будет качественных новых предложений.

В этом случае – да… В конце концов может случиться «пшик».

Но, опять же, позитивная уникальность «Революции» в том, что она практически не подвержена манипуляциям со стороны спецслужб. Поэтому её судьба – в её руках. В руках организаторов, и в руках всех тех местных лидеров, которые проявились.

Самое главное, всегда помнить: ДВИЖЕНИЕ – ЖИЗНЬ!

пятница, 1 июля 2011 г.

Будь как все!


Построить общество, в котором все – «как все» - сверхзадача для любой диктатуры.

Как вы думаете, зачем Лукашенко, даже очевидно побеждая на выборах 2001 или 2006 годов, «рисовал» себе «элегантные» и «неевропейские» проценты?

Да, мотивов много, но один из них – морально подавить оппонентов, чтобы каждый чувствовал себя в ужаснейшем меньшинстве и не мог ничего делать. Ощущал себя «белой вороной» - не таким, «как все».

А какой смысл загонять насильно всех в БРСМ или «Белую Русь»? Наверное, понятно. Чтобы подчинить себе индивидуальность каждого, навязать «волю большинства» и, опять же, парализовать любые индивидуальные стремления.

Какой смысл в постоянных, бесконечных, тупых и бессмысленных демонстрациях по телевидению всем довольных граждан? Какой смысл в парадах, массовых шествиях и утомляющих глаза щитах «За сильную и какую-то-там-нибудь Беларусь»?

Примеров множество, но суть – одна. Послушным и одинаковым стадом легче управлять. Подавляется воля, уничтожается индивидуальность, и создаётся послушная серая (часто даже в буквальном, по цвету одежды, например) масса. Которая куда скажут – туда и пойдёт.

Мы, свободные люди, как можем сопротивляемся этому. Кто-то внутренне, а кто-то открыто посылает БРСМ нах… Кто-то – на кухне в разговорах, а кто-то, кто посмелее и порешительнее, так и на митингах, и на сутках.

Мы боремся за свою индивидуальность, за свои лица, за свои судьбы, которые у каждого – свои. И, благодаря этой борьбе, мы остаёмся людьми.

Но… Парадокс! Бывают моменты, когда не «быть как все» нельзя! Это будет предательство, слабость и трусость. Если идет война, то заявить «Я не поддамся стадному инстинкту и в бой не пойду, а обсужу это на кухне – в этом моя индивидуальность», значит, предать и отступить.

Если все твои знакомые, друзья, братья, сёстры, родители стоят на площади Тахрир, Таньмэнь, Майдан или Октябрьская, а ты проявляешь свою индивидуальность в кабаке с кружкой пива, ты – слаб, и вряд ли заслуживаешь хорошего будущего.

В этой ситуации всё наоборот. В этой ситуации единственный путь сохранить себя, сохранить своё лицо – быть как все.

Режим Лукашенко слишком долго хотел сделать нас «как все». На это были брошены такие ресурсы, которых бы трижды хватило, чтобы избежать любого экономического кризиса.

Но сегодня почти все (как минимум, 2/3, как говорит независимая социология) устали от Лукашенко и его своры. «Достал!», «Надоел!», «Невозможно больше терпеть!» - вот, что говорят все. Говорят… Или думают.

Приходит момент, когда, для того, чтобы стать свободным и счастливым, надо будет просто на короткое время стать «как все».

Это значит – не остаться в стороне!

Это значит, проявлять Солидарность!

Это значит – идти в одну сторону.

В ту самую сторону, в которую Лукашенко обещал нас не вести: в сторону цивилизованного мира.

У нас впереди, думаю, несколько моментов, когда оставаться в стороне будет нельзя.

3-го июля – один из таких дней.

Просто: будь как все!

Может, пора перестать?..


Баламутить людей.

Был немало удивлён «деятельностью» некоторой части гомельской оппозиции.

В частности, очень меня смутило и даже возмутило сообщение, которое передало «Радио Рация» о том, что гомельская оппозиционная коалиция «Наша Альтернатива» готовит 3-го июля митинг. Митинг протеста против понижения уровня жизни населения.

Оно всё бы ничего… В принципе, каждый может проводить какие хочет митинги, где хочет и когда хочет. Если бы не пара обстоятельств, которые бросаются в глаза.

Первое: некий Сергей Дворецкий (вот сколько я в оппозиционном движении, а ведь даже и не знаю, что это за человек!), называющий себя координатором этой коалиции, почему-то напрямую связывает акции «Молчаливой революции» со своей, имхо, весьма сомнительной инициативой.

Вот что он говорит радиостанции: «Улёткі былі раскіданыя ў паштовыя скрыні і паклееныя па горадзе. На 3 ліпеня у Гомелі запланаваны мітынг у абарону сацыяльнай стабільнасці і сацыяльных гарантый грамадзян. Улёткі заклікаюць прыходзіць і вырашаць свой лёс самім, каб не нехта за нас нешта вырашаў, а мы вырашалі самі. У пазамінулую сераду былі затрыманні і ў мінулую сераду выйшла болей народу. Там я лічу, што затрыманні калі і паўплываюць дык толькі у лепшы бок.»

Выходит, что все выступления граждан на протяжении нескольких последних сред организовала «Наша Альтернатива» во главе с Сергеем Дворецким? Ладно, люди сами ответят для себя на вопрос: так ли это.

Но самое потрясающее в том, что они, эти деятели, распространяют по городу листовки, в которых призывают людей 3 июля приходить не на центральную площадь города, а на… площадку перед Дворцом Культуры Глухонемых, что в захолустье микрорайона «Старый Аэродром»! Это такой аналог минской площади Бангалор, если кто не в курсе.

У меня сами собой возникают несколько вопросов.

Зачем своими действиями ломать устоявшийся формат? Какой смысл в том, чтобы часть людей увести от центральной площади в захолустье? Растянуть протестующих, чтобы обе группы выглядели как кучки маргиналов? Облегчить задачу спецслужбам? Зачем??? По глупости, или это – задание? Или просто попытка сделать что-то «своё», чтобы «попиариться», даже в ущерб общему делу?

Второй вопрос ещё больше меня волнует.

Акция «Нашей альтернативы» назначена на 16.00, в то время как «Молчаливая революция» традиционно проходит в 19.00. Казалось бы: прекрасно, можно успеть и туда, и туда. Но не всё так просто.

Подвох в том, что организаторы «митинга» возле ДК Глухих подавали в горисполком именно заявку на проведение именно митинга. И получили отказ. Это значит, что, если «Революция» проходит как прогулка, и у милиции нету оснований арестовывать участников (поэтому пакуют не всех и вынуждены придумывать обвинения в хулиганстве), то участников «митинга» будут налегке «принимать» уже имея основания: как участников несанкционированного массового мероприятия (митинга!).

Если учесть, что из слов Сергея Дворецкого вытекает, что ориентируются они в основном на как раз участников «Молчаливой революции», то картина получается не очень приятная. Если их призывы будут услышаны, то собираться в 19 часов может быть уже просто некому.

Всё это похоже на космического масштаба глупость, либо космической же подлости провокацию. Я надеюсь, что это – глупость. Поэтому очень хочу, чтобы их призыв НЕ БЫЛ УСЛЫШАН И ПОДДЕРЖАН! Чтобы все те, у кого есть голова на плечах, если увидят такого рода листовку, просто её проигнорировали!

PS Коллег по оппозиционному цеху прошу не осуждать меня за резкость, а впредь думать, что делают!