Поиск

среда, 27 июля 2011 г.

«Служба и опасна и трудна…». Недорого.


Я вчера общался с одним гомельским отставным сотрудником внутренних дел.

По совести говоря, в Беларуси не бывает бывших не только среди КГБ-стов, но и, в общем-то, среди других профессий тоже. Все сохраняют какие-то служебные связи, общаются с друзьями, и всегда в курсе дел той конторы, где раньше работали.

Этот человек (по понятным причинам, не могу называть его фамилию), поведал мне два интереснейших факта, связанных с работой гомельской (а, может, и не только?) милиции по подавлению «молчаливых» акций в совершенно недавнем прошлом.

Не верить ему у меня нет никаких причин, хотя бы потому, что у него нет никаких причин врать. И, если бы намеренно врал, с целью дезинформации, небось, придумал бы что-нибудь погорячее.

Итак, факт первый, КУРЬЁЗНЫЙ. Это так, что называется, для затравки.

Маразм работы милиции по подавлению мирных гуляющих граждан зашкалил в Гомеле в одной невообразимой ситуации. Когда «хапун» (не то 22-го, не то 29-го июня) в городе над Сожем проходил на проспекте Ленина, куда толпа перемещалась после центральной площади, ОМОН перекидывал задержанных специальным сотрудникам, которые уже и составляли протоколы.

Так вот, одному из таких сотрудников пришлось составить протокол на… женщину, которая была свидетельницей у него на свадьбе много лет назад!

Он, при этом, пытался сопротивляться, и даже переспросил у начальника, действительно ли эта женщина может быть нарушительницей. Начальственная мотивация убила наповал: «Ты видел её паспорт?! У неё же есть Шенген! Вот у меня нет Шенгена!»

Ну, скажу я вам, с такими подходами есть вероятность, что и никогда не будет.

Идём дальше.

Факт второй, ВОЗМУТИТЕЛЬНЫЙ.

Знаете, сколько стоит в Беларуси сотрудник милиции? Как выяснилось, недорого.

По словам источника, который является вполне осведомлённым, отношение к участию в подавлении подобных акций у гомельских милиционеров двоякое. Одни – наотрез отказываются.

А другие – сами просятся.

Премия для них за участие в карательной операции составляет 400 тысяч белорусских рублей. И есть ещё прибавки за каждого задержанного. Это что касается обычных ментов.

Что касается омоновцев, то тут информации точной нет. Известно лишь, что им разрешено (устно, естественно) применять любой вид, уровень и степень физической силы. Всё равно – прикроют. То есть, фактически, делать что угодно. Наверное, по логике властей, для этого вида сотрудников само по себе разрешение творить что заблагорассудится – приличная мотивация.

Вот примерно на этом держится силовая компонента фашистских карательных экспедиций против мирных граждан: вседозволенность и премия. В 400 тысяч белорусских рублей. Столько стоит честь и совесть. Курс, очевидно, средневзвешенный.

Недорого.

Комментариев нет:

Отправить комментарий