Поиск

вторник, 25 февраля 2014 г.

О насилии в Украине. Вопрос «Кто первый начал?» - не праздный

Известный в Гомеле человек, активист Партии «Зелёные» и предприниматель, организующий туры в Чернобыль и Припять, Пётр Филон, написал у себя в facebook пост, осуждающий украинских повстанцев.

Не хочется пересказывать, но гвоздевая мысль там следующая: зачем, мол, было свергать Януковича насильственными методами, если выборы в Украине – через год, а проходят они, как правило, весьма демократично. Можно, было, мол, подождать. И вообще, мол, все неправильно, начиная с первого камня, брошенного на Грушевского.

В связи с этим очень хочется подать голос и высказать пару реплик.

Первая реплика состоит в том, что, оценивая произошедший в Украине конфликт, вопрос «Кто первый начал» - не праздный и не детский. А начал, напомню, Янукович. И камень, брошенный на Грушевского, был не первым актом насилия, а лишь ответным.

В Украине 20-летняя традиция политических протестов на Майдане. Янукович – четвёртый уже президент. И при нём, при первом, на демонстрантов подняли руку, 30 ноября, разгоняя белорусскими методами студенческий Евромайдан. Который отнюдь не был массовым, уже готов был разойтись, и ни в каком случае не был радикальным. Мы все привыкли к Майдану праздничному, яркому, песни-пляски, Джигурда и т. п. Никогда не разгоняла протесты милиция, и демонстранты, доселе, никогда не начинали столкновений с правоохранителями. Но произошла эскалация насилия, и спровоцировала это насилие исключительно власть. 4 попытки силового разгона, применение огнестрельного оружия, похищения и пытки активистов.

Если в тёмном переулке вас останавливает преступник, который пытается силой отобрать у вас кошелёк, имеете ли вы право защищаться, в том числе, отвечать на насилие – насилием? Имеете. Имеете ли право насильно обезвредить этого преступника, чтобы отдать его под суд? Имеете. Право на свободу мирных собраний, равно как и право на свободу слова – такие же неотъемлемые гражданские права человека, как и право на неприкосновенность частной собственности. Украина, как и Беларусь, признали их главенство, подписав Пакт о гражданских и политических правах ООН. Разгон мирного митинга – точно такое же преступление, как и грабёж. Почему же защищаться от грабежа, применяя все возможные средства, в том числе, отвечая насилием на насилие, можно, а защищаться от насильственного разгона – нельзя? Почему грабителя можно обезвреживать насильно, а Януковича – нельзя? Надо ждать ещё год? «Чёрная бухгалтерия», найденная в его резиденции в Межигорье, прекрасно иллюстрировала, зачем Януковичу был нужен ещё год. Каждый день – баснословные деньги, украденные у народа. Конечно, годик не помешает. Но есть ли, был ли у Украины этот год?

Реплика вторая. В частности, она о том, что, мол, все равно «через год выборы».

Так вот, нет никаких сомнений, что, если бы украинцы молча проглотили первый разгон Евромайдана 30 ноября, учиненный по белорусскому стандарту, и сами повели бы себя, как ведут в последнее время белорусы, тихо разойдясь, то и выборы через год у них были бы точно такие же – белорусские.

Нет никаких сомнений в том, что, впервые за 20 лет отважась применить против граждан силу, Янукович начинал репетиции белорусского сценария для своей страны, примеряя на себя тогу пожизненного правителя (возможно, под прикрытием операции «приемник» на каком-то этапе).

Нет никаких сомнений в том, что если бы украинцы не ответили на силу – силой, их бы подчинили и растоптали, и всем их мечтам о справедливом европейском государстве был бы положен конец. Эти мечты были бы погребены под властью мелкого уголовника Януковича, а то, как ему дорога Украина, народ и закон, прекрасно видно по фоторепортажам из его резиденции и из ознакомления с найденной там же «чёрной бухгалтерией» - ярким и очень наглядным свидетельством того, как воровство и злоупотребления могут быть единственной целью и единственным смыслом жизни людей, называющих себя «президентами» и стремящихся к безграничной и неподконтрольной власти.

Я всем сердцем рад за Украину, за украинский народ, восхищён их мужеством, решимостью, Солидарностью и готовностью на жертвы ради справедливости. Не сомневаюсь, что они действовали так, как только могли в этой ситуации, и вся ответственность за пролитую кровь, разрушенный центр города и искалеченные судьбы множества людей лежит исключительно на уголовнике Януковиче и его «сподвижниках».


И я абсолютно уверен в том, что, пока наш народ не научится отличать зёрна от плевел, сами мы лучше жить не будем. В Украине все будет ОК. Сейчас им будет неимоверно трудно. Ближайшие лет, минимум, 5. Мы будем иметь возможность смотреть и думать, какие мы молодцы, что умеем сидеть и не высовываться. Но потом это пройдёт. Там все наладится и будет хорошо. А наша перспектива – отсутствие перспектив. 

четверг, 20 февраля 2014 г.

Почему не зарегистрировали Галину Кравченко?

В Беларуси – местные, так сказать, «выборы». Кампания незаметная и ничего не значащая. Но на их фоне проходит ещё одна кампания – «довыборы». В 2012 году в Новобелице не смогли избрать назначить депутата Палаты представителей. И это уже событие другого уровня – национального.

Сегодня стало известно, что избирательная комиссия не зарегистрировала кандидатом в «депутаты» Галину Кравченко. Представителя Движения «За Свободу!», которую поддерживала общественно-политическая коалиция из 8 ведущих региональных демократических структур, включая само «За Свободу!», Партию БНФ, кампанию «Говори правду!» и других.

Официальной причиной отказа названы якобы некачественно собранные подписи. Однако это – ерунда. Кто хотя бы минимально интересуется беларусской «политикой», прекрасно знает, что формальные признаки, в том числе и подписи, играют при принятии решений минимальную роль. Широко известно мнение, что в 2010 году из десятка кандидатов в президенты настоящих 100 тыс. подписей собрали лишь несколько, но тогда властям был выгоден и нужен «парад кандидатов» и все были зарегистрированы. И, наоборот: в 2004 году, когда кандидатами в тот же «парламент» регистрировали лишь единиц, к вопросу подписей подходили совершенно по-иному: можно сказать, мол, «столько-то подписей было поддельными», не показать их и отказать в регистрации. После чего суд скажет: считаем доводы комиссии убедительными. Никаких графологических экспертиз не производится, и даже сами подписи, которые, якобы, поддельные, никто никому не показывает. Просто – слова, и их бывает достаточно.

На самом же деле, Галину не зарегистрировали сразу по целой совокупности причин.

Во-первых, она – единственный из претендентов, кого знают в районе. Полгода общественной кампании «Новобелица», более десяти решённых местных проблем. Решённых вместе с людьми и для людей. Претендент, который на вопрос «А что вы сделали для людей или только говорить умеете?» может ответить. Претендент, который на фоне остальных кандидатов выглядит своим, позитивным, нужным и полезным, являясь при этом… демократическим. Нужен ли такой власти?

Одновременно, Галина Кравченко – региональный политик, который для этой кампании имел самые большие возможности для агитации. Постоянное взаимодействие с местными новостными сайтами, самая большая команда (коалиция из почти десятка организаций!), навыки работы в социальных сетях и многое другое. То есть, существующая известность должна была очень стремительно расшириться и превратиться в популярность и поддержку.

Галина Кравченко – единственный из претендентов, кто намеревался и имел для этого все возможности, покрыть все участки округа наблюдением. Это очень важный момент. Потому что на местных «выборах», по закону, явка значения не имеет. Сколько пришло, столько и пришло. А вот на парламентских, если явка менее 50%, «выборы» считаются несостоявшимися. Если не состоялись «выборы», то и назначить никого нельзя. Поэтому оставить округ без наблюдения – прямой интерес местных властей. Можно сколько угодно манипулировать, в том числе и с явкой избирателей  - всё равно наблюдать будет некому.

И, наконец, ещё один фактор. Галина Кравченко – молодой политик новой волны. Тут кстати будет упомянуть, что не зарегистрировали ещё одного молодого претендента – А. Тенюту. Замечено, что власть не слишком-то радуется, если в оппозиции к ней появляются новые лица. «20 лет одни и те же и никто сделать ничего не может» - такая реакция обывателя на альтернативного претендента для действующего режима наиболее приятна.

Вкупе все эти факторы можно сформулировать очень коротко и ясно: если бы в стране были настоящие выборы, Галина Кравченко стала бы депутатом.

Но, даже в стране, где выборов нет, не став депутатом, по итогам кампании большинство бы проголосовало за неё. А если болььшинство голосует, обманывать его можно, но – чревато. Это можно сделать один раз, два раза, три раза, четыре… Но нельзя – до бесконечности. Зачем рисковать?

Рисковать власть не будет. До чего доводит постоянный обман народа, мы сейчас можем наблюдать на примере Украины… И Лукашенко неоднократно говорил: «Душить в зародыше».


На стадии регистрации – это как раз «в зародыше».

пятница, 14 февраля 2014 г.

Страна вне экономических законов

Сегодня утром, при прочтении новостей, меня ждал сюрприз. Что бы мы не думали и не говорили, как бы не охали над нестабильностью курса и затоваренными складами, а, оказывается, беларусские чиновники знают экономические законы.

СМИ облетела новость о том, что власти хотят забрать у пивоваренной компании Heineken завод в Бобруйске, который те приобрели несколько лет назад.

Проблемой озадачился вице-премьер Михаил Русый, который вдруг разглядел, что производство работает в убыток.

«Согласно экономическим законам такие предприятия должны закрываться либо продавать свои активы более успешным компаниям», - заявил экономически подкованный чиновник.

Вывод сделан блестящий, но наталкивает на некоторые размышления. Быть может, в Беларуси грядёт грандиозная распродажа? Вот, ниже, топ-20 беларусских предприятий, которые также на протяжении многих лет работают в убыток. Это только верхушка айсберга, и только по итогам 2013 года.

1.       Борисовский мясокомбинат: минус 94 млрд. рублей
2.       «Красносельскстройматериалы» (Гродненская область): минус 90,7 млрд. рублей
3.       «Могилёвхимволокно»: минус 75,1 млрд. рублей
4.       «Слуцкий мясокомбинат» (Минская область): минус 65,6 млрд. рублей
5.       «Барановичхлебпродукт»: минус 58,5 млрд. рублей
6.       «Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат»: минус 55,8 млрд. рублей
7.       «Витязь»: минус 54,1 млрд. рублей
8.       «Гомельский мясокомбинат»: минус 47,5 млрд. рублей
9.       «АФПК Жлобинский мясокомбинат»: минус 42,8 млрд. рублей
10.   «Оршанский мясоконсервный комбинат»: минус 40,9 млрд. рублей
11.   «Кричевцементношифер» (Могилёвская область): минус 39,9 млрд. рублей
12.   «Белкоммунмаш»: минус 37,1 млрд. рублей
13.   «Бобруйский мясокомбинат»: минус 33,8 млрд. рублей
14.   «Глубокский мясокомбинат»: минус 32,9 млрд. рублей
15.   «Витебский мясокомбинат»: минус 32,1 млрд. рублей
16.   «Могилёвский мясокомбинат»: минус 29,9 млрд. рублей
17.   «Слонимский мясокомбинат»: минус 29,2 млрд. рублей
18.   «Калинковичский мясокомбинат»: минус 28,2 млрд. рублей
19.   ОАО «Криница»: минус 27,7 млрд. рублей
20.   «Гомельстекло»: минус 27,1 млрд. рублей.

Веселенький список, в который вошли 10 (!) мясокомбинатов – 50%!

Ещё список интересен тем, что там присутствует предприятие, которое все привыкли считать одним из успешных - «Витязь». Ну и ещё обращает на себя внимание 19 позиция «Крыницы» - так же, как и Heineken, пивного производства. Наличие среди топа неудачников «Кричевцементношифера», практически сразу за модернизацией всех цементнопроизводящих предприятий, заставляет нервно хохотать. Модернизировать ради того, чтобы оно приносило лишь убыток  - это, безусловно, от знания экономических законов…

Предприятий, работающих себе в убыток, на самом деле – значительно больше, здесь приведён лишь топ. И это, повторюсь, по итогам 2013 года. Есть ещё один любопытный параметр: по итогам этого же года в среднем выручка белорусских производителей упала на 40%! Почти на половину! Динамика, что и говорить, утешающая..

Согласно большого знатока экономических законов Михаила Русого, все эти предприятия должны быть или закрыты, или проданы другим, более эффективным, нежели наше государство, собственникам.

Однако в этом случае законы, как видим, не действуют. Как тут не вспомнить поговорку: «Дуракам закон не писан!»

Это простое сопоставление (отношение властей к частному инвестору и государственному  своему и родному - аутсайдеру), наводит на два выводы.

Вывод номер раз. Даже наши чиновники вынуждены признавать, что по экономическим законам убыточные предприятия не имеют права на существование. Однако совершенно при этом не делают никаких шагов для того, чтобы избавиться (продать эффективному собственнику, закрыть, или, в конце концов, реформировать и сделать рентабельным) от убыточных предприятий. Это значит, что предприятия-аутсайдеры продолжат существовать за государственный счёт – за счёт средств, изымаемых у более успешных, у налогоплательщиков, за счёт средств, получаемых в виде российских дотаций.

Ну, то есть, в такой стране совершенно нет стимула становиться умнее и честнее, работать эффективнее – всё равно у тебя заберут излишки и отдадут тому, кто умнее и честнее становиться не торопиться.

Вывод номер два. Учитывая, как наша экономическая власть умеет применять (а не только говорить) экономические законы (см. выше), очень мало сомнений в том, что эти песенки поются ради подготовки почвы перед тем, как производство у хайнекена отобрать. В том, что беларусские власти на это способны, сомневаться не приходится: примеры «Форда» , «Балтики», «Спартака» и «Коммунарки» и многие другие, очень даже свежи в памяти.

А ведь «Хайнекен», надо полагать, в это производство вкладывался: ставил своё оборудование, внедрял технологии… И, если с ним поступят также, как и с названными брэндами, это будет точно такой же, банальный, «кидок». «Кидок» этот будет уже далеко не первым, не единичным, и не исключением из правил. И «народная тропа» инвестора в нашу экономику, вследствие такой политики, уже давно и надёжно зарастает даже не травой – бурьяном и буреломом.


Как бы, все понятно. Но есть вопрос: у вас есть ещё ожидания хорошего будущего? В экономическом смысле: благосостояния, стабильности, процветания, довольства? В стране, где законы экономики властями применяются выборочно, где грабят инвесторов, отпугивая других, где поддерживают дураков и лентяев за счёт трудолюбивых и умных? При таком отношении к законам экономики – есть ещё надежда на нормальную жизнь? Пусть даже не для себя, пусть – для детей? Есть? А?..

четверг, 13 февраля 2014 г.

Вещь в себе

Для того, чтобы понять истинную цену государству, в котором живёшь, необходимо лишь воображение. Для того, чтобы суметь представить себя в роли потерпевшего.

Именно потерпевшего. Не бенифициара (получателя регулярной «пусть маленькой, зато без задержек» пенсии или какого-нибудь пособия), а потерпевшего в какой-нибудь простой, банальной, бытовой, повседневной, в общем – ситуации. Потому что «маленькая, зато без задержек» пенсия теряет всякий смысл, если её получатель прекращает своё физическое существование.

Под Веткой горел рейсовый автобус. Двери были заблокированы, люди и спасатели выбивали окна. Пассажиры подверглись смертельной опасности, слава Богу, все целы. Могло быть иначе. За последнее время это уже далеко не первый случай, когда самые обычные люди подверглись смертельной опасности в самой обычной ситуации. Почему важно посмотреть на это с государственной точки зрения? Потому, что умные люди на ошибках (и других форс-мажорах) учатся и делают всё, чтобы они не повторялись. Но то – умные люди. У нас в государстве все немножко по-другому. Лично у меня нет ни малейших сомнений, что по результатам проверки этого инцидента не будет выявлено ни одного виновного. А техника, скажут, она исправная была. Трагическая случайность, с кем не бывает.

Когда в минском медицинском центре умерла пациентка, молодая девочка Юлия Кубарева, виновные нашлись моментально. Были выявлены и представлены перед судом, а частный центр, на всякий случай, национализирован. Подобную расторопность правоохранительных органов в деле наказания виновных можно только приветствовать (хотя наксолько адекватна мера с национализацией медцентра – вопрос очень спорный). Это мы видим на примере борьбы с угрозами, исходящими от частных предприятий.

Зато вот несколько месяцев назад несколько десятков школьников отравились в Мозыре глазированными сырками. Они в школе обедали и отравились просроченными сырками, поставленными с комбината школьного питания. Была проведена проверка и заведено дело. Проверка – проверкой, но дело вскоре закрыли, объявив общественности, что: «невозможно установить виновных».

То есть на государственном предприятии продукты получаются, отгружаются и т. д. – без всяких ведомостей, без контроля, накладных и т. д.? Так? Никто нигде не расписывается. ШофЕр привез, сгрузил, увёз, раздал – «и ваших нет». Нет виновных, НО: все дети пострадали, и любой из детей мог бы и умереть, не дай Бог. Но виновных нет, потому что это вам не частный «Экомедсервис», а вполне себе государственный комбинат школьного питания.

После этого надо со спокойной душой отправлять детей в школы и детсады и ни о чем не волноваться. Приходится, потому что выбора нет – это наше государство, другого нет. Как и виноватых.

Другой случай, взбудораживший город. У водителя автобуса № 17 случился припадок эпилепсии, не где-нибудь под пивной, а вполне себе на рабочем месте, да ещё и в одном из реально людных мест. За припадком эпилепсии случился выезд полного автобуса с проезжей части, въезд его же в Пионерский скверик, где отдыхали люди. Женщина погибла.

Никаких сюрпризов: виноватых тоже нет. У водителя, оказывается, был «единичный приступ эпилепсии», необъяснимый, притом, как следует из опубликованного диагноза.

«Эпилепсия — хроническая, болезнь, характеризующаяся рецидивирующими расстройствами деятельности мозга, чаще в форме приступов потери сознания с судорогами или без них и сопровождающаяся разнообразными изменениями личности» 

- определение эпилепсии. Хроническая болезнь. Что такое «единичный случай» - мне google не выдал таких материалов, где бы это было. Словосочетание встречается в паре с другим возможным диагнозом: синдром. НО синдром – это тоже своего рода заболевание, которое диагностируется.

Ни один из врачей, с кем приходилось беседовать, не смог ни сказать, ни вспомнить из практики других случаев «единичных и необъяснимых» приступов эпилепсии. Особенно у водителей за рулём государственных автобусов.

И вот имеем ситуацию: за рулём автобуса, принадлежащего автопарку, контрольный пакет акций которого в собственности государства, находится водитель, у которого случается приступ эпилепсии в результате чего гибнет человек. Вариантов всего два: или выдумывать небылицы, или поставить вопрос ребром: как эпилептик получил права, как он вообще оказался на этой работе?

Когда я начал поднимать этот вопрос в публичном пространстве и через обращения в автопарк и прокуратуру, мне позвонил заместитель директора АП № 1 Гомеля, который объяснял, что нет смысла поднимать шум, потому что водитель проходил все медкомиссии, все с ним было всегда замечательно, поэтому, действительно – виноватых нет.

Но кто сказал, что медкомиссию нельзя пройти и имея хронические заболевания? А коррупцию медиков кто-то отменял? В Витебске вон разоблачили одного, который тоже медкомиссиями занимался – целый взвод здоровых парней от армии освободил. Но с этим же разбираться надо! А разбираться, значит, признать, что в системе есть проблемы – не от хорошей жизни врачи взятки берут, ох, не от хорошей. И государство придумывает небылицу, и – виноватых нет.

Вот поэтому я ни секунды не сомневаюсь, что и по результатам возгорания автобуса под Веткой виноватых не будет. И с людьми все будет ОК, и техника, скажут, была в порядке. А объяснение… Ну… «Единичный и необъяснимый случай возгорания».

А это значит, что никто из нас не застрахован, просто идя по улице, по пешеходной её части, просто попасть под автобус. Просто съев что-то государственное, просто попасть в больницу. Просто отправляясь на работу, просто загореться в том же автобусе. И т. д. и т. д. и т. п. До бесконечности.

Роль государства, по идее, в первую очередь состоит в том, чтобы человека защищать. Само понятие именно так и появилось. Регулировать общественные отношения с тем, чтобы человек стал более защищённым: от преступников внутри сообщества и от внешних захватчиков. Это потом оно уже стало присваивать себе всё больше функций и полномочий – грех не пользоваться ситуацией, если на силовую (защитную, изначально) функцию у тебя монополия.

С точки зрения обеспечения гражданам безопасности, наше государство давно превратилось в вещь в себе. Правоохранительные органы работают, когда надо, ударно и по-стахановски. Когда не надо – тоже. Но когда дело касается ситуаций, в которых люди могут страдать, рисковать и даже погибать на «пустом месте», просто потому что где-то в дебрях государственной машины сидят разгильдяи, или сама по себе система – подгнила, тут всё и заканчивается. Государство у нас само себя виновным не признаёт и само себя не проверяет.

Неподконтрольное, закрытое от общества, оно существует само по себе: «Вот, мы тут есть, с такими автобусами и глазированными сырками, мы есть такие и такие и будем, а вас мы, в общем-то, в упор не видим. Мы можем вам не нравиться, но выбора у вас нет. Не верите – спросите. «Правоохранительные органы», которые работают у нас по-стахановски даже тогда, когда не надо и там, где не надо, убедительно всё объяснят.


Неподконтрольное, закрытое от общество, холодное и чужое. Вещь в себе.


Для блога на сайте "Сильные новости"

четверг, 6 февраля 2014 г.

Как строились Олимпийские объекты в Сочи

Ещё не успев открыться, Олимпиада в Сочи успела стать мировой сенсацией, порадовав людей с чувством юмора различными затейливыми штуками.

Например, парными унитазами...



Или унитазом с местами для жюри...



Или же розеткой под подушкой...



Или - вот: батареей под потолком...



А то (почему бы и нет) - идеальным горнолыжным туалетом, позволяющим почувствовать себя спортсменом в свободном полёте (пусть и со спущенными штанами).



Хотя, если приглядеться, то подобный финал эпопеи по организации Олимпиады должен был стать сенсацией для кого угодно, но только не для жителей России или любой другой русскоговорящей страны.

Ведь мы с вами, на самом-то деле, в течение лет могли наблюдать, как Сочи строился, чуть ли не в режиме он-лайн. Как и, главное, кем.

Например, вот так...



Или вот так...



Вот так..




Или, как утверждает автор видео, реально - вот так.



Есть над чем посмеяться. Но нет, чему удивляться.