Поиск

суббота, 20 декабря 2014 г.

Первая ласточка

Рабочая суббота 20 декабря принесла байнету прекрасную возможность почесать языки: Минторг объявил о закрытии домена onliner.by и, собственно, сразу его и закрыл.

Таким образом, белоруссский интернет лишился крупнейшей «барахолки» и одного из самых популярных национальных сайтов.

Удивила реакция публики. Некоторые вспомнили о «нагнетании» онлайнером в связи с девальвационными нашими делами. Очень многие в соцсетях адресовали свои комментарии непосредственно руководителю новостной службы портала Д. Блищу, впоминая ему известный выпад против «змагаров» несколько лет назад. Нашлись и такие, кто ситуацию с закрытием онлайнера принялся рассматривать через призму недавно принятого закона «О СМИ», предписывающего информационным ресурсам работать по одним правилам с иными средтвами массовой информации.

И не попалось мне ни одного высказывания, трактующего произошедшее в русле иначе, как событие на информационном рынке.

Такое впечатление, что онлайнер был закрыт министерством информации и печати, а не Минторгом.

Министерство торговли в последние недели с неожиданном азартом, прямо-таки залихватски, закрыло десятки магазинов – «Электросила», «Мегатоп» и иже с ними, даже «Евроопт» где-то задело. И объяснило это на днях вполне буднично, в стиле почтальона Печкина: «Это у меня просто раньше полномочий таких не было, а то бы…»

Произошедшее с онлайнером надо рассматривать через призму происходящих в стране именно экономических, а не информационных процессов. Надо быть слепым, чтобы не заметить, что происходит.

А происходит, надо сказать, вот что: в стране начинается невиданный ранее и беспрецедентный шторм. Именно так это можно назвать, как по-другому – что-то я не подберу.

На Востоке, в Москве, бушует огромной силы экономический кризис, который, надо сказать, только набирает обороты, и даже по оптимистично-вральной оценке Путина, и то, продлится никак не менее 2 лет.

В Беларуси ситуация не лучше: предприятия закредитованы, ЗВР падает каждый месяц, новых поступлений не предвидится, и вопрос коллапса, вслед за Москвой, кажется уже решенным. Вопрос не в том, случится это или не случится, вопрос в том, когда это случится.

Но буквально завтра – 2015-й год, год президентских выборов Лукашенко на… какой там?.. 5-й? 6-й срок? Я уже запутался, но это и не суть важно. Важно то, что власть, по всей видимости, набралась решимости, собралась и намерена во что бы то ни стало отстоять экономическую «стабильность» хотя бы на один год.

Они, видимо, считают, что сделали надлежащие выводы из предыдущих кризисов, и эти выводы, судя по всему, состоят, как обычно, в том, что, чем больше контроля, тем все стабильнее. Это единственно понятная нашей власти стратегическая линия – контролировать, или, иначе говоря, «запрещать и не пущать».

При первых признаках валютных колебаний, на рынке были введены просто драконовские меры. Меры, которые развалят экономику, но размышления о перспективах экономики, не укладывающиеся в парадигму «запрещать и не пущать» не допускаются. Считается, что эти меры собьют спрос на валюту и, как следствие, предотвратят девальвацию. Считается, что это – задача номер один.

Задача номер два в этой ситуации – предотвратить инфляционный рост. И тут как раз хорошо понятно, что произошло с онлайнером. Онлайнер был крупнейшей в стране «барахолкой», где все цены подсчитывались в у.е. Которые, у. е., со вчерашнего дня онлайн продавцами считались по 16 тыс. Как бы все понятно…

Не будучи в состоянии в одиночку влиять на экономику страны, онлайнер, тем не менее, во многом, именно в этой сфере, был законодателем моды. Решение по нему для Минторга далось легко и непринужденно: ему тут как раз какие-то предупреждения выносили, на которые он не совсем так отреагировал, или не отреагировал вообще. Поэтому процедура закрытия носила уже чисто технический характер – как раз для субботнего дня: вроде и дело сделали, и не перенапряглись.

Важно понимать, что случилось: онлайнер – первая ласточка. Озверевший Минторг, ополовинивший «Мегатоп» и фактически уничтоживший некоторые другие крупные торговые сети, против он-лайн игроков не дрогнет. В ближайшее время нас ожидает мощнейший удар по интернет-торговле, и это будет полностью в рамках логики «антикризисных» мероприятий, которые реализует сейчас власть («запрещать и не пущать», ну, или, «держать под контролем»).

Это можно сравнить со штормом, потому что, рвя жилы в стремлении «навести порядок», белорусские карательные службы, как экономического, так и силового характера, будут крушить все вокруг, что не будет им понятно или не будет укладываться в простую картину экономики, от первого до последнего винтика подчиняющейся не экономическим и рыночным законам, а директивам президента. И процесс этот, в определенный момент, может принять стихийный характер.

Онлайнер – первая ласточка в онлайн торговле, и одна из первых, по-настоящему крупных, в Беларуси вообще. Продолжение, без сомнения, следует. Что не уничтожит девальвация и общеэкономическая стагнация, будет уничтожено борцами за «порядок».


И новостная служба онлайнера тут совершенно не при чем. Оставьте Блища в покое…

пятница, 19 декабря 2014 г.

Предновогодний забег в заданном настроении

Лукашенко сказал: «Хотите обвала – бегите в обменники».

Можно добавить: «Не хотите – не бегите, останетесь ни с чем».

Вся эта бравада относительно того, что нам нет надобности девальвировать свою валюту вслед за Россией – она, интересно, на чем основана?

На понимании того факта, что белорусский рубль привязан к корзине из трёх валют: доллара, Евро и российского рубля? И, соответственно, если какая-то валюта в «корзине» падает, другие должны пропорционально подрастать и наоборот, для того, чтобы «корзинка» сохраняла устойчивость и, не дай Бог, не опрокинулась?

Или, может, у беларусских товаров есть какие-то иные значимые рынки сбыта, кроме России? В кризис 2008-2009, когда российский рынок для беларусских производителей схлопнулся, Лукашенко, помнится, собрал послов и приказывал им «сахар по чайной ложке по всему миру продавать». По чайной ложке можно продавать хоть сахар, хоть комбайны, однако до сих по наша экономика не демонстрировала способности столь экзотическими методами продаж существенно пополнять золото-валютные резервы.

Правда состоит в том, что девальвация российского рубля делает девальвацию белорусского абсолютно неизбежной. И вопрос не в том, случится это или не случится, вопрос лишь в том, когда и в какой на этот раз форме это случится.

Лукашенко прекрасно знает беларусский народ, хоть уже больше 20-ти лет у них – разные интересы. И он отлично понимает, что, когда говорит: «Не хотите обвала – не бегайте по обменникам», его никто не послушает, или послушают, но сделают наоборот – как раз в заданном направлении и побегут. Оно, в принципе, уже так и получилось.

Когда он это говорит, он лишь создает для себя возможность сказать потом: «Я вас предупреждал, сами виноваты».

Хотя бегуны по обменникам в случившемся будут виноваты меньше всех.


Больше всех будут виноваты те, кто за очень-очень много лет палец о палец не ударил для того, чтобы снизить зависимость беларусской экономики от российской.

пятница, 12 декабря 2014 г.

«Интеграционная реальность»: российский рубль больше даже не региональная валюта?

Любопытное сообщение об очередном витке «развития интеграционных процессов на пост-советском пространстве» опубликовал сайт belarusinfocus.info. Со ссылкой на Министерство сельского хозяйства и продовольствия Беларуси, сайт пишет о том, что с 3-го декабря Беларусь устанавливает минимальные рекомендуемые цены на экспортируемые молочные и мясные товары… в долларах США!


Сообщается, что девальвация российского рубля приводит к существенным потерям для беларусских экспортеров, а, поскольку Беларусь собирается увеличивать поставки молочной и мясной продукции, это, неминуемо, приведет к еще большим потерям. В результате можно ожидать снижения поставок сырья для переработки, а еще (видимо, этого беларусские власти особенно опасаются, но это – так, на уровне предположения)  - снижения цен для внутреннего потребителя.

Все мы помним, что еще какой-нибудь год назад разговоры между «партнерами» по Таможенному союзу о том, что российский рубль – региональная валюта, были абсолютной нормой. На полном серьезе озвучивались планы все без исключения межгосударственные расчеты перевести на него, исключить доллар и т. д. – и на тебе! Главные «союзники» заявляют о необходимости перехода на валюту главного «врага».

Можно было бы в очередной раз обвинить беларусские власти в вероломстве, если бы не одно НО: позиция Минска в данном случае достаточно нетривиально обоснована. Как указывается в том же сообщении, если российской стороне не нравится платить за беларусские мясо и молочку в долларах, то Беларусь может предложить и за нефть и газ также рассчитываться «деревянными».

Бесконечные торговые войны, неравноправие в расчетах, отсутствие твердых валют и гарантий по ним, разнобой в национальных законодательствах, несогласованность торговых политик, нескончаемые потоки контрабанды, подчинение долгосрочных экономических интересов стран и народов – сиюминутным политическим амбициям правителей, и так далее, и так далее – вот это вот, это, на сегодняшний день, главные отличительные черты того «интеграционного образование», которое Путин обещал сделать не менее весомым, чем Евросоюз, ради того, чтобы вступить с тем же Евросоюзом в переговоры на основе равноправия.


По-моему, нами правят или дураки, или патологические лжецы. 

пятница, 5 декабря 2014 г.

Что не так?

Изучение фоторепортажа с областного конкурса школьныхповаров принесло следующие результаты:

1) Кальмары в сметанном соусе, по версии "Гомельского комбината школьного питания", находятся на 5 месте в топ-10 НЕлюбимых школьниками блюд;



2) Первое место в топ-10 любимых школьниками блюд, по версии того же составителя рейтинга, уверенно занимает компот  (он же чай) с булочкой;



3) Котлета с колбасой (!!!???) "Сюрприз" (котлета с колбасой это даже для меня, не школьника, который разное видал и едал, определённо - сюрприз) имеет место быть, но ни в один топ почему-то не входит;



4) Такие блюда, как желе, капуста тушёная с колбасками, гарнир «Овощное ассорти» (не салат, а именно гарнир), пирожок с вишневым и никаким иным джемом, солянка сборная «Школьная» - вот этот вот благородный набор из ещё моего детства, он назван «меню будущего».



Мне кажется, или у нас со школьным питанием что-то не так? Что-то не так, даже если оценивать крайне поверхностно, исключительно по конкурсу поварского мастерства, и исключительно по обработанным в фотошопе фотографиям. А если не на конкурсе, и не на фото, нос в кастрюлю сунуть?..

На самом деле, мне ничего не кажется.

Я пишу этот пост, находясь в крайне раздражённом настроении.

Я вчера заболевшей дочке купил белорусский яблочно-виноградный сок в магазине «Родная сторона» - я полагаю, страна должна знать своих героев.

И меня дома попросили попробовать: что-то он и дочке кажется странным, и всем остальным, но, может, только кажется?

Я попробовал, и, надо сказать, мне он странным не показался: нормальное такое сильно забродившее бырло, слегка отдающее виноградом, но это вкус начисто теряется на фоне ароматов «плодово-ягодного», основу которых составляют гнилые яблоки.


Я срок хранения посмотрел – нормуль. То есть производитель такое дело заливает в детский сок. А магазин покупает у него опт, чтобы потом втюхивать, в том числе, и мне и моим детям.

И я вспомнил все: и неформальный эксперимент по замеру уровня радиации в детском молоке, проведённый одним моим знакомым и показавший уровень загрязнения в несколько раз выше. И результаты замеров радиации в организме детей после отдыха в «оздоровительном» лагере на белорусском питании – точно также, в несколько раз выше, чем ДО лагеря. И ржавчину в детских мясных консервах Оршанского комбината, консервах, которые отказывался есть мой кот. И, и, и многое-многое другое…


Сколько раз я клялся не покупать продукцию белорусского производства, хотя бы детям… На этот раз я своего обещания больше не нарушу. 


четверг, 4 декабря 2014 г.

На уровне предположения: аукнется ли стрельба в Грозном в Беларуси?

Ответственность за нападение на Грозный взяли на себя боевики из группировки «Имарат Кавказ».

Это несколько не то, что я предположил по-началу. Первая мысль была, что это, в том или ином виде, ИГИЛ, который клялся развязать в России войну. Кадыров, в ответ, клялся уничтожить ИГИЛ, ну вот, логичным представлялся такой расклад, на первых порах.

Хотя, почему «несколько не то»? Исламский террористический интернационал – понятие вполне себе сформировавшееся. У самого непосредственно ИГИЛа сейчас и своих забот полон рот. Однако же, это – самая богатая террористическая группировка, имеющая просто огромное финансирование.

Не имея исчерпывающей информации, вполне уместно позаниматься гаданием на кофейной гуще: почему нельзя предположить, что атака совершена при непосредственной поддержке ИГИЛ?

В таком случае, де-факто, это может означать начало (возобновление) системной «работы» исламистов на территории Чечни. А, значит, опять же, фактически, речь может идти о начале Третьей чеченской войны.

У России, после Олимпиады в Сочи и аннексии Крыма, целая череда прекрасных и красочных этапов «вставания с колен»:

1)      Украинская война, уносящая жизни солдат тысячами и требующая огромных денег, влекущая за собой шлейф тяжелейших политических и дипломатических издержек;
2)      Экономические санкции за эту же войну, вкупе с целенаправленной кампанией по снижению цен на нефть. С какой-то неожиданной даже для пессимистов быстротой эти события просто хоронят российскую экономику;
3)      Китай, прекрасно чувствующий и понимающий слабость РФ, тихой сапой продвигающий свои экономические интересы в Дальневосточном регионе, в первую очередь – за счёт интересов Москвы;
4)      Третья чеченская - ???

Просто, если поставить все это в один ряд, даже без сомнительной ещё «Третьей чеченской» (время покажет), ближайшее будущее путинского режима выглядит ни разу не радужнее, чем итоги СССР. У государства совершенно ясно просматривается перспектива потери всех ресурсов и рычагов управления огромной и крайне неоднородной территорией, возможностей «покупать» население – население, которое, не чета северокорейцам, за последнее время попривыкло к относительно неплохой жизни.

Теряя рычаги управления в условиях все нарастающего уровня недовольства, путинский режим неминуемо столкнётся с перспективой открытого противоречия собственных интересов и интересов большинства населения. А, поскольку, так уж исторически сложилось, решать подобные вопросы в России без крови как-то не принято (не прижилась традиция), то очень мало сомнений, что мы ещё понаблюдаем в России повторение событий 1989-19993, с горячими точками, локальными конфликтами, московскими путчами, самоубийствами генералов и  т. д.

Наивно было бы предполагать, что подобные события в стране, с которой у нас фактически нет границы, никак не скажутся на Синеокой. Скажутся, и без сомнения. Но как?

Рискну предположить, что – очень плохо и очень вяло.

Сначала сценарий «нулевой». Есть у нас в стране люди, которые думают, что Запад склонен помогать Лукашенко оставаться у власти. Нынешнее потепление отношений Минска с ЕС и США служит для них дополнительным аргументом. Однако они не понимают, или не хотят говорить, что движения навстречу, подобные сегодняшним, являются исключительно тактической мерой для обеих сторон. Лукашенко выгоден Западу сегодня как хороший контрабандист. Путин вводил экономическое эмбарго, рассчитывая на возмущение европейских производителей продовольствия, а западные политики очень зависят от общественного мнения и настроений бизнеса. Однако руководитель Беларуси свёл все эти усилия на нет. Европейская продукция прекрасно поступает в Россию через наши не необъятные просторы. В итоге в Европе российских «санкций» даже не почувствовали, а вот в России существенный рост цен на продукты стал, пусть – не решающим, но фактором, влияющим на инфляционные и девальвационные процессы.

Как только надобность в контрабандисте отпадёт, Запад забудет, кто такой Лукашенко, и лучше бы так и было, ибо, если не забудет, то все произойдёт ещё быстрее. Если же просто забудет, то надо понимать: никакой экономической помощи, существенной в стратегическом масштабе, Беларусь от Запада не получит. Брюссель не озолотил даже явно про-западную Украину, а до вечно мечущегося и говорящего сегодня одно, а завтра – другое, Лукашенко ему и вообще дела не будет.

Одним словом, стратегические расчёты на экономическую помощь Запада не имеют никакого основания и не стоит их принимать во внимание. Исходить надо из того, что с крахом российской экономики, крах экономики Беларуси неизбежен так же, как Новый Год.

И вот, исходя из этого, опираясь на исторический опыт последних десятилетий, осознание истинного уровня развития наших государственных институтов, общественных связей, гражданского общества, национального сознания, личностной и коллективной мотивации белорусов, рискну предположить следующие варианты нашего несветлого будущего на ближайшие лет эдак, минимум, 15-20.

Первый возможный сценарий. Экономика Беларуси рухнула вслед за российской, что неизбежно. Лукашенко у власти. В Москве – смута, эхом отражающаяся в Минске. Изголодавшийся народ, наконец, психует и выходит на улицы. Психует он ещё и потому, что, кроме голода и холода, есть серьёзный фактор для психования – не сменяющаяся несколько десятилетий власть сама по себе давно достала, её терпят «за стабильность», но на нет – и суда нет: нет стабильности – какое терпение? А тут, опять же, есть хочется, как тут не психануть?

Сам по себе наш народ обычно не выходит, но если люди выходят в Москве, нашим тоже начинает казаться, что – можно и нужно, и они тоже выходят. Вспомнить 1991. Люди выходят, Лукашенко сопротивляется, но его, с относительно малой кровью (без крови Лукашенко не может), но не такой, как на Майдане, сметают. Кровь будет малой потому, что большинство его защитников будут прекрасно видеть, что происходит в Москве, и даже они поймут, куда ветер дует. В Киеве, как раз наоборот, при полной поддержке Москвы, силовики палили без ограничения, уверенные в безнаказанности. В нашем случае такого не будет – москва будет уже не т. Те же, кто не способен понимать очевидного, прекрасно ориентируются в экономически-бытовых вопросах, и, видя перед собой экономический кризис уровня развала СССР, положение всего населения, тоже вряд ли захотят сильно стараться погибать. Кто-то – да, однако этого будет явно недостаточно.

После народной отставки Лукашенко никаких легитимных органов власти в стране не будет. Не будет и временного правительства от оппозиции – все вполне пройдёт и без неё. Кто-то из номенклатуры возьмёт на себя ответственность и объявит выборы.

Москва к этому времени, как в 1994 году, не будет уже иметь статуса главного легитимизатора в регионе, поэтому выборы пройдут относительно честно (над будет оглядываться на Запад): голоса все же, худо-бедно будут считать и агитировать тоже будет можно. Однако у номенклатуры будет свой ставленник, который будет пользоваться админресурсом и мелкими подтасовками при подсчёте голосов – как Кебич в 1994. Снаряд дважды в одну воронку не попадает, поэтому, скорее всего, какого-то несистемного горлопана-харизматика-демагога, как Лукашенко в 1994, не появится, и предсказуемо победит ставленник админресурса – представитель номенклатуры (таким должен был стать Кебич в 1994, однако в процесс вмешалась насмешка истории в виде исторической случайности).

В условиях затяжного и тяжелого регионального кризиса, не умея мыслить по-новому и не имея чётких геополитических установок, белорусское общество, вместе с избранным номенклатурным президентом, в этот исторический период будет обречено на долгие и мучительные поиски нового качества и новой самоидентификации. Старая, завязанная на Россию, окажется бесполезной и ненужной ввиду отсутствия самое России в прежнем виде. Новой ещё не будет – чтобы она была, её надо формировать сейчас, причём, в первую очередь, среди номенклатуры. Этого не происходит.

Лет через 10 после этого момента (приблизительно лет 15 с сегодняшнего дня) Беларусь, измученная экономической разрухой и неопределённостью, если ещё сохранится как суверенное государство, возьмёт последовательный курс на сближение с цивилизованным миром и пойдёт по тому пути реформ, по которому сегодня идут Грузия, Украина и Молдова. И по которому мы могли бы пойти сейчас. Но мы не идём, поэтому нормальная жизнь в перечисленных странах наступит лет на 20-25 раньше, чем у нас. Печально, но, скорее всего, так и будет.

А вот сценарий второй. Он, в сущности, точно такой же, за одной маленькой поправкой: надо допускать, что, под гнётом проблем, Лукашенко возьми да и помре! Мало ли. Сердце не выдержит у человека. Уже не молодой.

Если это случится, дальше все будет точно также, как и в первом сценарии после его сбрасывания распсиховавшейся от голода и однообразия толпой. Все точно также, но – без крови.

Будучи по натуре оптимистом, я всегда верю в лучшее. И вот эти два базовых сценария развития событий мне кажутся оптимистичными. Пессимистичные включают в себя мировую и гражданскую войну, ядерную катастрофу, бактериологические войны и тому подобные крайности. О них даже думать не хочется – оно нам надо?

Попрозябали в летаргическом сне, допрозябались до наступления таких вот… суровых и непредсказуемых времён, и будем пожинать плоды: ещё минимум пару десятков лет, проходя через кризисы, возможно – конфликты, и, в любом случае – не через лавры и розы, мы, опять же, будем прозябать.


Хотя могли бы жить…