Поиск

четверг, 4 декабря 2014 г.

На уровне предположения: аукнется ли стрельба в Грозном в Беларуси?

Ответственность за нападение на Грозный взяли на себя боевики из группировки «Имарат Кавказ».

Это несколько не то, что я предположил по-началу. Первая мысль была, что это, в том или ином виде, ИГИЛ, который клялся развязать в России войну. Кадыров, в ответ, клялся уничтожить ИГИЛ, ну вот, логичным представлялся такой расклад, на первых порах.

Хотя, почему «несколько не то»? Исламский террористический интернационал – понятие вполне себе сформировавшееся. У самого непосредственно ИГИЛа сейчас и своих забот полон рот. Однако же, это – самая богатая террористическая группировка, имеющая просто огромное финансирование.

Не имея исчерпывающей информации, вполне уместно позаниматься гаданием на кофейной гуще: почему нельзя предположить, что атака совершена при непосредственной поддержке ИГИЛ?

В таком случае, де-факто, это может означать начало (возобновление) системной «работы» исламистов на территории Чечни. А, значит, опять же, фактически, речь может идти о начале Третьей чеченской войны.

У России, после Олимпиады в Сочи и аннексии Крыма, целая череда прекрасных и красочных этапов «вставания с колен»:

1)      Украинская война, уносящая жизни солдат тысячами и требующая огромных денег, влекущая за собой шлейф тяжелейших политических и дипломатических издержек;
2)      Экономические санкции за эту же войну, вкупе с целенаправленной кампанией по снижению цен на нефть. С какой-то неожиданной даже для пессимистов быстротой эти события просто хоронят российскую экономику;
3)      Китай, прекрасно чувствующий и понимающий слабость РФ, тихой сапой продвигающий свои экономические интересы в Дальневосточном регионе, в первую очередь – за счёт интересов Москвы;
4)      Третья чеченская - ???

Просто, если поставить все это в один ряд, даже без сомнительной ещё «Третьей чеченской» (время покажет), ближайшее будущее путинского режима выглядит ни разу не радужнее, чем итоги СССР. У государства совершенно ясно просматривается перспектива потери всех ресурсов и рычагов управления огромной и крайне неоднородной территорией, возможностей «покупать» население – население, которое, не чета северокорейцам, за последнее время попривыкло к относительно неплохой жизни.

Теряя рычаги управления в условиях все нарастающего уровня недовольства, путинский режим неминуемо столкнётся с перспективой открытого противоречия собственных интересов и интересов большинства населения. А, поскольку, так уж исторически сложилось, решать подобные вопросы в России без крови как-то не принято (не прижилась традиция), то очень мало сомнений, что мы ещё понаблюдаем в России повторение событий 1989-19993, с горячими точками, локальными конфликтами, московскими путчами, самоубийствами генералов и  т. д.

Наивно было бы предполагать, что подобные события в стране, с которой у нас фактически нет границы, никак не скажутся на Синеокой. Скажутся, и без сомнения. Но как?

Рискну предположить, что – очень плохо и очень вяло.

Сначала сценарий «нулевой». Есть у нас в стране люди, которые думают, что Запад склонен помогать Лукашенко оставаться у власти. Нынешнее потепление отношений Минска с ЕС и США служит для них дополнительным аргументом. Однако они не понимают, или не хотят говорить, что движения навстречу, подобные сегодняшним, являются исключительно тактической мерой для обеих сторон. Лукашенко выгоден Западу сегодня как хороший контрабандист. Путин вводил экономическое эмбарго, рассчитывая на возмущение европейских производителей продовольствия, а западные политики очень зависят от общественного мнения и настроений бизнеса. Однако руководитель Беларуси свёл все эти усилия на нет. Европейская продукция прекрасно поступает в Россию через наши не необъятные просторы. В итоге в Европе российских «санкций» даже не почувствовали, а вот в России существенный рост цен на продукты стал, пусть – не решающим, но фактором, влияющим на инфляционные и девальвационные процессы.

Как только надобность в контрабандисте отпадёт, Запад забудет, кто такой Лукашенко, и лучше бы так и было, ибо, если не забудет, то все произойдёт ещё быстрее. Если же просто забудет, то надо понимать: никакой экономической помощи, существенной в стратегическом масштабе, Беларусь от Запада не получит. Брюссель не озолотил даже явно про-западную Украину, а до вечно мечущегося и говорящего сегодня одно, а завтра – другое, Лукашенко ему и вообще дела не будет.

Одним словом, стратегические расчёты на экономическую помощь Запада не имеют никакого основания и не стоит их принимать во внимание. Исходить надо из того, что с крахом российской экономики, крах экономики Беларуси неизбежен так же, как Новый Год.

И вот, исходя из этого, опираясь на исторический опыт последних десятилетий, осознание истинного уровня развития наших государственных институтов, общественных связей, гражданского общества, национального сознания, личностной и коллективной мотивации белорусов, рискну предположить следующие варианты нашего несветлого будущего на ближайшие лет эдак, минимум, 15-20.

Первый возможный сценарий. Экономика Беларуси рухнула вслед за российской, что неизбежно. Лукашенко у власти. В Москве – смута, эхом отражающаяся в Минске. Изголодавшийся народ, наконец, психует и выходит на улицы. Психует он ещё и потому, что, кроме голода и холода, есть серьёзный фактор для психования – не сменяющаяся несколько десятилетий власть сама по себе давно достала, её терпят «за стабильность», но на нет – и суда нет: нет стабильности – какое терпение? А тут, опять же, есть хочется, как тут не психануть?

Сам по себе наш народ обычно не выходит, но если люди выходят в Москве, нашим тоже начинает казаться, что – можно и нужно, и они тоже выходят. Вспомнить 1991. Люди выходят, Лукашенко сопротивляется, но его, с относительно малой кровью (без крови Лукашенко не может), но не такой, как на Майдане, сметают. Кровь будет малой потому, что большинство его защитников будут прекрасно видеть, что происходит в Москве, и даже они поймут, куда ветер дует. В Киеве, как раз наоборот, при полной поддержке Москвы, силовики палили без ограничения, уверенные в безнаказанности. В нашем случае такого не будет – москва будет уже не т. Те же, кто не способен понимать очевидного, прекрасно ориентируются в экономически-бытовых вопросах, и, видя перед собой экономический кризис уровня развала СССР, положение всего населения, тоже вряд ли захотят сильно стараться погибать. Кто-то – да, однако этого будет явно недостаточно.

После народной отставки Лукашенко никаких легитимных органов власти в стране не будет. Не будет и временного правительства от оппозиции – все вполне пройдёт и без неё. Кто-то из номенклатуры возьмёт на себя ответственность и объявит выборы.

Москва к этому времени, как в 1994 году, не будет уже иметь статуса главного легитимизатора в регионе, поэтому выборы пройдут относительно честно (над будет оглядываться на Запад): голоса все же, худо-бедно будут считать и агитировать тоже будет можно. Однако у номенклатуры будет свой ставленник, который будет пользоваться админресурсом и мелкими подтасовками при подсчёте голосов – как Кебич в 1994. Снаряд дважды в одну воронку не попадает, поэтому, скорее всего, какого-то несистемного горлопана-харизматика-демагога, как Лукашенко в 1994, не появится, и предсказуемо победит ставленник админресурса – представитель номенклатуры (таким должен был стать Кебич в 1994, однако в процесс вмешалась насмешка истории в виде исторической случайности).

В условиях затяжного и тяжелого регионального кризиса, не умея мыслить по-новому и не имея чётких геополитических установок, белорусское общество, вместе с избранным номенклатурным президентом, в этот исторический период будет обречено на долгие и мучительные поиски нового качества и новой самоидентификации. Старая, завязанная на Россию, окажется бесполезной и ненужной ввиду отсутствия самое России в прежнем виде. Новой ещё не будет – чтобы она была, её надо формировать сейчас, причём, в первую очередь, среди номенклатуры. Этого не происходит.

Лет через 10 после этого момента (приблизительно лет 15 с сегодняшнего дня) Беларусь, измученная экономической разрухой и неопределённостью, если ещё сохранится как суверенное государство, возьмёт последовательный курс на сближение с цивилизованным миром и пойдёт по тому пути реформ, по которому сегодня идут Грузия, Украина и Молдова. И по которому мы могли бы пойти сейчас. Но мы не идём, поэтому нормальная жизнь в перечисленных странах наступит лет на 20-25 раньше, чем у нас. Печально, но, скорее всего, так и будет.

А вот сценарий второй. Он, в сущности, точно такой же, за одной маленькой поправкой: надо допускать, что, под гнётом проблем, Лукашенко возьми да и помре! Мало ли. Сердце не выдержит у человека. Уже не молодой.

Если это случится, дальше все будет точно также, как и в первом сценарии после его сбрасывания распсиховавшейся от голода и однообразия толпой. Все точно также, но – без крови.

Будучи по натуре оптимистом, я всегда верю в лучшее. И вот эти два базовых сценария развития событий мне кажутся оптимистичными. Пессимистичные включают в себя мировую и гражданскую войну, ядерную катастрофу, бактериологические войны и тому подобные крайности. О них даже думать не хочется – оно нам надо?

Попрозябали в летаргическом сне, допрозябались до наступления таких вот… суровых и непредсказуемых времён, и будем пожинать плоды: ещё минимум пару десятков лет, проходя через кризисы, возможно – конфликты, и, в любом случае – не через лавры и розы, мы, опять же, будем прозябать.


Хотя могли бы жить…

Комментариев нет:

Отправить комментарий