Поиск

пятница, 29 октября 2010 г.

Лукашенко расправится с "радикалами"?..


Большой резонанс вызвала на этой неделе презентация лидером кампании «Говори правду» Владимиром Некляевым своей экономической платформы.

Даже самые сдержанные люди не смогли удержаться и заметили: поэт явно предлагает Беларуси пропасть. Пропасть экономическую. Пропасть социальную. Пропасть коррупционную.

Суть программы Некляева можно выразить тремя словами: всё продать России! Я не буду подробно разбирать все детали, есть кому это сделать и без меня. Вот, например, что пишет об этом «Наша Нива».

Лидер «Говори правду», как видим, решил стать не только более русским, чем Лукашенко. Он решил стать более русским, чем Березовский в своё время, или даже – более русским, чем сами русские.

Моё мнение таково, что Некляев, как всегда, если не оскандалился (каждый может предлагать что угодно – это его право, равно как и наше право делать выводы), то уж опозорился – точно.

Его кампания пытается позиционироваться как самая профессиональная и самая технологичная. Они, якобы, идут на выборы и идут за победой. «За победой» - это значит, надо понравится большинству избирателей. А в белорусских условиях, так ещё и мобилизовать этих избирателей на защиту результатов выборов, буде электоральная победа всё же будет достигнута.

В какое го*но откровенно вступил Некляев? Его «российскость» - слишком пафосная, слишком громкая, слишком радикальная, слишко… Слишком не для белорусов.

Если бы он выступил с подобной инициативой в середине 90-х годов, уверен, его бы очень многие поддержали. Но за последний десяток лет в Беларуси качественно изменилась ментальность. Здесь живёт теперь, хоть и дезориентированный, но всё же – независимый народ. Официальная пропаганда, сам Лукашенко, оппозиция – все уже много лет твердят одно: не пускать российский капитал: это – криминал, это – коррупция, это – мафия! Не пускать их в нашу тихую и синеглазую!.. Синеокую, то бишь.

Такая ментальность для современных белорусов – это как последний рубеж обороны, в навязанной государственной идеологией модели мировоззрения «осаждённой крепости». Каждый, кто поддерживает Лукашенко в его стремлении «не продавать», чувствует себя маленьким героем-панфиловцем, и полноценным белорусом.

Человек, который предлагает сегодня продавать собственность любому зарубежному капиталу – политический самоубийца. Человек, предлагающий в качестве зарубежного капитала российский капитал – политический самоубийца вдвойне. В глазах психически здоровых людей он становится предателем Родины в самом, что ни на есть, «махровом» смысле.

И- наоборот – как выигрывает от таких «соперников» действующий президент Лукашенко! Карта для него легла просто идеально! Если бы «Говори правду» на самом деле не было, я думаю, администрация президента должна была её придумать!

Ведь теперь основными соперниками Лукашенко становятся как раз те, кого так боится белорусское общество: радикалы.

Радикалы-националисты. Это те, кто декларирует про-Западную риторику. Пусть они давно никаким радикалами не являются. За 16 лет госпропаганды ярлык приклеился очень крепко, и никуда от этого имиджа уже не деться.

Таких Лукашенко смело обыгрывает, что называется, «валит», на раз-два. Не любят наши люди радикалов, не доверяют наши люди Западу, не понимают наши люди белорусского языка. К большому сожалению, кстати.

Однако в сегодняшних условиях победы лишь над одними «отморозками-националистами» для поддержания имиджа «хозяина Беларуси», защитника и «Батьки», Лукашенко было бы уже маловато. Всё сильнее давит Россия, и всё явственнее в ней просматривается образ внешнего врага.

И вот тут и появляется в Беларуси Владимир Некляев, с его «более русской, чем у Лукашенко» экономической программой: всё продать России!

Таких «отморозков-радикалов», что с Запада, что с Востока, белорусский правитель будет «мочить» легко и уверенно. При полной поддержке общества.

Выйдет из этой битвы победителем, с довольной улыбкой: «Защитил народное добро!».

А толпа ему будет рукоплескать.

Карта легла…

Что-то я FEMEN не понимаю...


Девочки из украинского движения FEMEN – очень симпатичные. Я бы даже сказал: красивые.

Любой их политический протест – это голая грудь. Это понятно: лучшего способа привлечь внимание прессы и общественности не придумаешь. Разве что, если бы ещё попки оголили.



Но вот в последнем случае я их не понял. Приезжает Путин, а ему на встречу выходят красивые девочки с плакатами: «Украина – не Алина», «Кремлёвским карликам не дадим!», «Нас не трахнеш!»

Ну, ладно, не давать – право каждой женщины, равно как и давать. Но зачем тогда голыми перед ним сверкать?

Или это чтобы он понял, в чём ему отказывают? ;)



Фото с сайта otvali.ru

четверг, 28 октября 2010 г.

«В безуспешном поиске альтернативы», или «Ловушка для считающих себя умными»


На носу очередные выборы президентом Беларуси Александра Лукашенко.

В обществе накаляются дискуссии: стоит или не стоит его поддерживать? С одной стороны, круг сторонников бессменного рулевого сжался, как мошонка от холода. Нет больше толп восторженных почитателей, воинственных бабуль, и просто экзальтированных слушателей. Те, кто ещё как-то поддерживает, стыдливо молчат в общественном транспорте, очередях.

С другой стороны, число сомневающихся всё ещё остаётся слишком большим. Сомневающихся, и вопрошающих: «Да, конечно, этот уже надоел хуже похмельной отрыжки, но кто, если не он?». Эти люди – так называемое «болото» (по терминологии политтехнологов, это не мой термин), и есть, в конечном итоге, та сила (или её отсутствие?), которая позволяет Лукашенко рассчитывать ещё на один срок.

Это – люди, которые считают себя умными. Они анализируют, задаются вопросом, не находят на него ответа, и предпочитают оставить всё, как есть.

Я себя шибко умным не считают. Не считаю себя настолько умным, чтобы искать тёмную кошку в тёмной комнате, даже если она там и есть. Я свой выбор давно сделал, и знаю, «кто, если не он».

Мистер Х. Вот кто.

При Сталине огромная и могущественная империя, которой являлся СССР, не представляла, «кто, если не он». Был живой Бог, остальные – серость, массовка. Но «Бог» умер, а страна осталась, и оказалось, что тот же Сталин был такой же серостью, только серостью злой и кровавой, да ещё и у власти. Другая серость, пришедшая ему на смену, ничего в его системе не испортила, а даже наоборот. Но для того, чтобы всё понять о Сталине, понадобилось, чтобы он умер – и только так оставил верховную власть.

В любом обществе, где есть единоличная власть диктатора, всегда существует вопрос: «Кто, если не он». И любая диктатура выстраивает свою внутреннюю политику прежде всего исходя из принципа: «Незаменимый есть». Цель этого принципа – спрятать, загнать в подполье, а лучше – уничтожить, любую более-менее вменяемую альтернативу. И разрешить «светиться» на публике кругу лиц, которые по многим параметрам уступают действующему правителю, создают выгодный для него фон.

«Закручивание гаек» - это, во многом, именно про этот пунктики. Репрессивными мерами общественная активность, чего-то стоящие люди или уничтожаются (через это мы уже прошли в современной истории Беларуси), или ставятся в такие условия, когда реализовать себя и показаться обществу в неискажённом свете просто невозможно. В ход идут все инструменты, какие только может изобрести человеческий разум, но цель одна: люди, которые считают себя умными, которые ставят вопросы – они не должны находить на эти вопросы ответов. И тогда будут предпочитать оставить всё, как есть.

Диктатор в такой стране – это сантехническая заглушка, не более. Пока он существует, шансов на то, чтобы увидеть альтернативу, просто нет. Он всегда будет смотреться мудрее, умнее, красивее, сексуальнее, порядочнее, честнее, усатее чем те, кто составляет ему конкуренцию.

И действительно умным людям стоило бы ставить вопрос по другому: «Верю ли я, что в нашей прекрасной стране, нет никого мудрее, умнее, врасивее, сексуальнее, порядочнее, честнее и усатее, чем это ничтожество, приватизировавшее все рычаги управления?».

Нет, не верю! Я – точно!

Я знаю, что в Беларуси есть тысячи людей, которые бы справились с обязанностями президента лучше, качественнее, добросовестнее, чем Лукашенко.

Но, одновременно, я точно знаю, что мне будут неизвестны их фамилии до тех пор, пока у власти тот, кто сейчас.

Одна фамилия мне известна: это Александр Милинкевич. Но он не участвует в этих выборах. Одна из причин как раз та, о которой я писал: у него просто нет на сегодняшний день возможности предстать перед обществом в неискажённом виде, таким, какой он есть: умный, мужественный, порядочный, честный. Власть сделала всё, чтобы поставить его в такие условия, и, к сожалению, ей помогли (по разным причинам) многие из тех, кого принято считать демократической оппозицией. А также очень много людей, считающих себя умными. Шибко умными.

Так за кого мне голосовать на предстоящих выборах? Кого поддерживать?

Да не буду я вообще ни за кого голосовать! Не буду никого персонально поддерживать. Я буду участвовать лишь в том сценарии, который приведёт к отставке Лукашенко, буде такой сценарий мне кто-нибудь предложит.

Я знаю: для того, чтобы общество могло увидеть альтернативы во всём их блеске, нужно лишь одно. Нужно сорвать эту долбанную сантехническую заглушку, коей является Лукашенко, и выпустить на свет весь наш, белорусский, потенциал: чтобы свободные и умные люди предстали перед нами в объективных СМИ, чтобы они, не опасаясь физического уничтожения, могли смело говорить, всё, что думают, и чтобы, когда мы их будем выбирать, голоса считались честно.

Тогда, когда не будет Лукашенко, в стране появится столько альтернатив, столько мы увидим прекрасных людей, что голова пойдёт кругом. Нам надо лишь разорвать порочный, замкнутый круг вопросов «Кто, если не он». Потому что этот вопрос нам навязывают пропагандисты и обслуга режима из числа прикормленных идеологов и спецслужб. Потому что, при существующем раскладе, этот вопрос – ловушка для считающих себя умными людей.

Тот, кто задаёт себе этот вопрос, на всю жизнь обречён голосовать только за Лукашенко. Потому что положительного ответа на существующие у него сомнения он не получит никогда. Для этого существует сантехническая заглушка.

понедельник, 25 октября 2010 г.

Мне стыдно...


И что, можно сказать, что этот мультик не отражает действительности?

Пусть: художественные преувеличения, комедийность и даже какая-то гротескность. Но ведь правда же по сути! Уже сколько лет - так... По миру, с протянутой рукой.

Не знаю, как кому, но лично мне стыдно, что президент моей страны ведёт себя подобным образом, за что и стал всемирным посмешищем. Не забываем: президент обладает высшей представительской функцией. Вместе с ним так себя ведём и мы - пока терпим. И вместе с ним, посмешищем стали и мы.

воскресенье, 24 октября 2010 г.

Раздельный сбор мусора по-гомельски


Что в Беларуси давно реализуется программа по организации раздельного сбора мусора – ни для кого не секрет.

Равно как не секрет и то, что злые языки поговаривают: реализуется она «для галочки». На самом деле, раздельно собирать отходы имеет смысл лишь с точки зрения их последующей утилизации и переработки, в Беларуси же подобных возможностей ещё нет. Они планируются, и ООН, совместно с ЕС и другими донорами даже вроде как выделяют под это дело деньги, но пока ещё – нет.

И поэтому «раздельный сбор» на сегодняшний день заключается в написании коммунальными службами на мусорных контейнерах надписей: «Стекло», «Пластик», «Пищевые отходы» - ну и так далее, насколько у кого хватает фантазии.

Таким образом выдерживается хотя бы внешнее приличие: вот, мол, мусор у нас собирается раздельно, мы таким образом идём в ногу с планетой всей. А идти в ногу с планетой в этом направлении нам ой как необходимо: несколько лет назад та же ООН выделил Беларуси грант на организацию этого процесса. Я уже сейчас не помню: не то $5 млн., не то $50 млн. Я не помню и намеренно не ищу точной информации потому, что нет никакой разницы, какова точно была эта сумма. Какая разница, какой она была, если она потрачена очевидно не по назначению.

На фото ниже – снимок мусорных контейнеров, которые располагаются прямо у меня во дворе. Как видим, требования ООН «для галочки» выполнены и здесь. На каждом контейнере написано, что уда нужно кидать. А уж насколько такой сбор получается «раздельным» - судите сами…



Кликните для увеличения

Какая разница, 5 миллионов баксов или 50 миллионов баксов получили от ООН на это дело? Ясен пень, что на покупку краски для раскрашивания весёлыми надписями мусорных контейнеров этого явно многовато… Где разница? Уж точно не в этих контейнерах.

PS Кстати… Буквально вчерашняя новость: ЕС выделяет Беларуси на этот раз 5 млн. Евро на проекты в области защиты окружающей среды. На развитие нормативной базы (!!! – ведь за это чиновникам и депутатам платят налогоплательщики), обращение с отходами, сохранение биологического разнообразия. Короче, ждём новых контейнеров…

суббота, 23 октября 2010 г.

Господа офицеры?


Гомельские офицеры решили вмешаться в ход кампании президентских выборов.

Прошедшая конференция областного отделения организации «Белорусский союз офицеров» приняла судьбоносное для страны решение: повысить активность своего участия в чрезвычайно важной политической кампании.

Господа офицеры решили, что в сегодняшних условиях им просто необходимо сформировать оперативный штаб.

А штаб этот будет заниматься разъяснительной работой с населением. Казалось бы, что могут разъяснять далёкие от политики люди, каковыми традиционно считаются военнослужащие, простым гражданам? А вот:

«Члены областной организации Белорусского союза офицеров будут вести разъяснительную работу среди населения “об истинных целях оппозиции и их попытках совместно с внешними силами дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в стране”, - пишет газета «Гомельская правда».

Уважаемые господа офицеры, кажется, в своей политической продвинутости, превзошли собственно оппозицию, которую они собираются разоблачать.

Уже, как раньше любил говаривать президент, коню понятно, что никаких единых целей у белорусской оппозиции (образ-то употребляется очень даже собирательный) нет, и тем более – «истинных». О каком-то «совместно с внешними силами раскачать…» вообще речи идти не может: тут люди квартиры продают, чтобы подписи собрать.

О чём же собираются толковать с людьми «господа офицеры»?

Впрочем, что это я заладил: «господа, господа». Такое понятие, как «честь офицера», которое было присуще тем самым господам, не предусматривает ложь. Тем более – массовую и организованную.

среда, 20 октября 2010 г.

Ночной пост: безопасность наших улиц


Прошёлся по ночному Гомелю.

На меня никто не напал. Хотя пьяных на улице – предостаточно.

Может, права журналистка российской газеты «Ставропольская правда», которая пишет большую хвалебную статью Лукашенко, и, ничтоже сумняшеся, ставит ему в заслугу, что в Беларуси живут "спокойно, на улицу даже в Минске и ночью выйти не страшно". Что там в Минске, даже в Гомеле, оказывается, не страшно.

Может, и права.

Если бы не тот факт, что милиции я тоже не встретил. Ни одного представителя государственной власти на улице мне не попалось.

Просто: на меня никто не напал. Ни один пьяный человек. Хотя, если бы кому вздумалось – помешать государство (слуги Александра Григорьича) не смогло бы.

Чистота и безопасность улиц – один из главных пропагандистских мифов нынешней власти и купленных ею журналистов.

Может, хватит приписывать качества и достижения белорусского народа одному, не самому лучшему его представителю?

Самый бедный европейский народ


Что такое бедность все мы знаем с юности. Некоторые в теории, некоторые – очень даже не понаслышке.

Традиционное понимание бедности в головах большинства граждан блуждает вокруг различных форм и стадий нехватки финансовых ресурсов для обеспечения простейших нужд. Кто-то формулирует бедность как «Необходимость жить от зарплаты до зарплаты», кто-то считает, что бедность – это необходимость выбирать продукты подешевле (потому что нет возможности купить то, что хочется) –суть от этого не меняется: традиционно мы привыкли считать бедностью нехватку материальных ресурсов здесь и сейчас.

Современный мир, к слову, уже перешагнул критический порог: сейчас на планете голодают более 1 миллиарда человек. Таким образом, бедность стала мировой болезнью.

Мировой болезнью, которая касается всех: жителей «золотого миллиарда», индустриального Китая, нефтяных оазисов Азии, редконаселённых просторов Гренландии.. Я обращаю внимание: современная бедность – это беда мирового масштаба, такая, же, как и многие другие – глобальная.

«Что глобального в недостатке материальных ресурсов каждого в отдельности человека, даже если таких людей вместе взятых и миллиард?», - спросите Вы.

Всё в мире относительно.

Современное общество очень сильно отличается от того общества, которое было в XIX и даже ещё в XX веке.

Современный мир крайне технологичен, информатизирован и во главу угла его развития легла наукоёмкость. Современный мир развивается через всё новые и новые достижения в сфере высоких технологий.

Эта тенденция обозначила, в свою очередь, другую тенденцию: чем активнее используется человеческий потенциал, тем быстрее и интенсивнее идёт процесс развития человечества.

Упрощённо говоря: чем больше людей в мире имеют доступ к информации, технологиям и знаниям, тем больше в мире умных людей, и тем быстрее и динамичнее идёт развитие. Это с точки зрения интересов всего человечества и каждой страны в отдельности.

С точки зрения простого человека, он фактически обречён на выпадание из общемировых процессов эволюции, если он не имеет того же самого: доступа к информации, технологиям и знаниям. Такой персонаж в современном мире несчастен также, как был несчастен безземельный батрак ещё сто лет назад: у него просто нет основы для развития и для повышения собственного уровня благополучия. Он обречён на бедность и нищету. И, если сейчас ещё это не так заметно, то тенденция уже набирает обороты, и скоро это фактически станет аксиомой.

И вот именно это и есть бедность – современная бедность в полном смысле этого слова. Сегодня беднейшими странами (как раз теми, где находится этот голодающий миллиард) являются именно наименее технологичные державы. Беднейшими гражданами являются либо попросту асоциальные элементы, либо низкоквалифицированные кадры, оставшиеся вне процессов информатизации. Сегодня отсутствие доступного Интернета, качественного (не на уровне диплома-корочки, как это распространено в таких странах, как Беларусь, а именно качественного – конкурентоспособного и признаваемого во всём мире) образования можно сравнивать с отсутствием земельного надела в прошлые века.

Феномен современной бедности в том, что буквально все заинтересованы в том, чтобы её преодолеть – и мало кто прилагает к этому достаточно усилий. Чтобы процесс развития человечества пошёл быстрее и качественнее, недостаточно гуманитарной помощи голодающим странам в виде продуктов питания и одежды: туда надо доставлять технологии, образовательные программы, проекты для малого и среднего бизнеса. И тогда, вне всяких сомнений, потенциал всего населения планеты Земля многократно увеличится, процесс развития пойдёт быстрее.

Однако мировые державы и международные организации делать этого не спешат. Пытаются, но не очень вразумительно и внятно… Тому есть ряд причин, но не будем об этом.

Я, собственно, хотел в этом разрезе посмотреть на ситуацию в Республике Беларусь.

К превеликому сожалению, хочу отметить, что белорусы – едва ли не самый бедный (в современном понимании) европейский народ.

У нас практически самый дорогой в Европе Интернет. Да нет, не «практически» - самый дорогой. Я плачу в Гомеле за выход в сеть $50 в месяц – это неоправданно дорого даже по сравнению с соседними странами. Стоит ли говорить о том, почему это делается? Большинство граждан страны не имею такого уровня дохода, как я, и не могут себе позволить находиться в сети часто. Поэтому количество регулярных пользователей в стране крайне низко, и поэтому, надо сказать, средний кругозор белорусов достаточно узок.

В Беларуси нет качественного образования. Здесь есть массовое высшее образование. Это когда техникумы переделывают в институты, институты – в университеты, и огромное количество населения просто получает бессмысленные корочки, без приложения к ним качественных знаний. Белорусские дипломы не признаются нигде, кроме Беларуси. Беларусь ещё только подумывает присоединиться к Болонскому процессу. Совершенно очевидно, что по этой причине большинство наших сограждан также остаётся вне мировых процессов развития.

Белорусское общество последние годы живёт не развитием, а получением бесплатных материальных ресурсов из соседних стран, их распределением и перераспределением. Власть не заинтересована в том, чтобы люди массово выходили в Интернет и вливались в глобальные информационные и экономические процессы: тогда они станут независимыми, ведь власть не может контролировать Интернет. Власть не заинтересована в том, чтобы люди имели конкурентоспособные дипломы, ведь тогда они смогут работать в зарубежных компаниях, и, соответственно, тоже станут независимыми. Нынешняя белорусская власть заинтересована в том, чтобы среднестатистический белорус не мог жить своими силами, а мог лишь получать ресурсы из рук власти.

Фактически, нынешняя Беларусь стоит на пороге голода. В исторической перспективе. Мы теряем драгоценное время и лишаемся своих «земельных наделов» - основы для будущего развития и процветания. Белорусы – беднейший европейский народ, хоть на своей повседневной жизни мы этого пока и не ощущаем.

К тому моменту, когда Россия перестанет нас бесплатно снабжать, окажется, что в стране попросту нет технологически продвинутого, конкурентоспособного в мировых глобальных процессах населения.

И вот тогда мы с полным правом пополним голодающий миллиард ещё 9-ю миллионами граждан. Хотя, наверное, уже 8-ю миллионами.

Что будем делать? Ждать своей участи?

вторник, 19 октября 2010 г.

Пение в унисон


На самом деле: ничего личного. Просто смотрю и анализирую :)

Все мы знаем, как беспощадно борется с коррупцией Александр Григорьевич Лукашенко. На этой волне он пришёл к власти, и это же оружие достаёт каждый раз, когда ему нужно либо расправиться с неугодными ему чиновниками, либо повысить свой электоральный рейтинг.

Ещё свежи в памяти последние крупные дела, на которых Александр Григорьич делал себе шумный пиар. С грозным видом топорща усы, он распекал перед всей страной экс-прокурора Михаила Снегиря за наличие у того квартиры, дома и чего-то там ещё.

А ещё помнится «Охотничье дело» - как сажали гомельских ментов, которые построили себе баню, охотничий домик и стреляли там не то волков, не то – кабанов.

Тема попадающего за решётку чиновника – любимая тема для экзальтированного электората. Чиновник проворовался и бдительная /справедливая, народная и всё такое/ власть его усадила куда надо. Это ли не образец того, каким должен быть президент? Борец за народное счастье.

То, что у нас взяточник – каждый первый работник госорганов, при этом остаётся за кадром. Остаётся за кадром и то, что сидящие за решёткой коррупционеры, они, конечно, коррупционеры, но по сравнению с теми, кто остался на воле – так просто страдальцы от несправедливости режима. Ведь, при существующих в Беларуси порядках, чтобы сесть за коррупционное преступление, надо или не поделиться вовремя с кем-то, или отказаться отдать свою кормушку Вите Лукашенко.

Мне всегда казалось, что это – очевиднейшая вещь: власть делает пиар на «посадках» чиновников, отрабатывает образ Лукашенко, как хозяйственного, честного и принципиального человека, пускает пыль в глаза простым людям, утверждая, что «бояре плохие» (взятки берут), а «царь хороший» (как узнает – так сразу и посадит). Но, оказывается, я всю жизнь ошибался!

Кампания Владимира Некляева «Говори правду!» запустила свой новый проект: «Власть в тюрьме». В рамках этого проекта подробно рассказываются судьбы посаженных за коррупцию чиновников: мол, чтобы неповадно было.

Повадно – неповадно, а надо сказать одно: такой проект – это очевидное продолжение шоу на БТ с распеканием прокурора Снегиря и ментов-охотников.

Претендующие на оппозиционность «активисты» попросту пиарят власть, которая посадила плохих чиновников.

А почему бы не рассказать о фактах коррупции на местах, которые очевидны, но за которые никто не понёс наказания? Впрочем, понятно, почему: на позитивный имидж Лукашенко это никак не повлияет. На отрицательный – повлияет. Отрицательный вырастет. Но кампания Некляева, который во всеуслышание заявлял, что Лукашенко надо поставить памятник, не для того создавалась, чтобы рейтингу президента мешать динамично расти.

И шпарят активисты «ГОПа» в унисон Белорусскому Телевидению: бояре – плохие, а царь – хороший. Кто не верит – посмотрите: все плохие в тюрьме.

К величайшему сожалению, приведённый пример – далеко не единственный случай, когда месседжи БТ и ГОПа полностью совпадают (только «окрашиваются» чисто косметически по-разному: некляевцам ведь надо же хоть немножко косить под оппозиционеров, иначе их миссия провалится).

Совсем недавно по БТ прошёл большой сюжет о деятельности «Говори правду!». Не было там ни слова про прошлое Некляева, не было там ни слова о том, как ныне ГОП скупает СМИ и команды других оппозиционных организаций. Вся передача была посвящена тому, как хорошо живут там люди: сколько денег получает один человек за пустяковую работу, сколько – за работу потруднее, сколько зарплата у координатора, сколько заплачено флористу за украшение офиса. Обрамляя это в обидные слова, БТ-шники, тем не менее, как будто специально нашёптывали оппозиционно-настроенным гражданам: идите в ГОП, там есть деньги, там вкусно кормят.

И, опять же, совсем недавно (это уже пару дней назад) по всем СМИ уже демократического спектра была растиражирована новость о том, как некляевцы по всей стране кормят членов инициативных групп других кандидатов ухой и блинами с икрой.

Я уже молчу о том, как это унизительно, когда люди из весьма сомнительной политической кампании предлагают своим конкурентам пайку, а те, голодные, берут. На этом фоне, не побоюсь сказать своё личное мнение, тётки из группы Лукашенко, что возле ГУМа, отказавшиеся от сего угощения, выглядят весьма достойно. Ладно… Пусть.

Но ведь, вдуматься: месседж – тот же самый, что и у БТ! Ребята, дуй все в ГОП, будете есть уху и красную икру! И не голод товарищей хотели они утолить той икрой: были бы у них благородные цели, не тягали бы они за собой свору журналистов! СМИ в этом сценарии нужны были для того, чтобы

А) показать всем ничтожность оппозиции, бросающейся на кусок хлеба;
Б) довести до той же самой оппозиции простую истину: идите все к нам, у нас много денег, икры и ухи!


После этой акции стало очевидно: показ по БТ фильма о богатстве ГОПа и угощение обедом – две части одного сценария, и режиссируется он, скорее всего, из одного кабинета.

Стратегическая цель властей в реализации кампании «Говори правду»проста, как пять копеек: все (рядовые) оппозиционные активисты должны быть в ГОП. Чтобы реальным оппозиционерам-лидерам не на кого было опереться. А, оказавшись в ГОПе, демократический актив, за деньги, естественно, будет пиарить Лукашенко по сценариям, наподобие «Власть в тюрьме». Скрыто и тем более эффективно.

К счастью, не все продают идеалы за блины…

понедельник, 18 октября 2010 г.

Мелкой рыбы тут не водится


Часто приходится слышать: в Беларуси, по сравнению с Украиной, Россией и кучей других стран, коррупция практически побеждена.

При этом главный аргумент в пользу этой точки зрения до наивности прост и очевиден: гаишники тут взяток не берут.

О чём-то подобном написала сегодня и белорусская Интернет-газета «Ежедневник». В числе не берущих указаны также врачи, преподаватели ВУЗов и прочие, объективно говоря, простые граждане.

Спорить с очевидным смысла нет: действительно, ни на дорогах, ни в ВУЗах подаяния уже не в моде. За это могут и посадить, и очень много сажают. Я от себя ещё добавлю: договориться с украинским или российским пограничником или таможенником можно, причём недорого, а вот с белорусскими – лучше не соваться. Бесполезно.

Но вот ведь вопрос, который всё равно на поверхности: можно ли на основании этого считать, что в Беларуси нет коррупции?

По данным международной организации Transparency International, наша страна находится на 184 (!!!) месте в мире по индексу восприимчивости к коррупции. Этому способствует буквально всё: авторитарный режим (сосредоточение властных полномочий в руках узкого круга лиц), зависимость от исполнительной власти правохранительных органов и спецслужб, подчинённость судов непосредственно той же исполнительной власти, крайне ограниченная аудитория и неразвитость независимых СМИ, которые в другой ситуации могли бы осуществлять функции гражданского контроля.

Как может такое быть, что в такой стране коррупции может не быть?

Буквально всё способствует тому, чтобы чиновники и менты брали взятки, и взятки по-крупному: всё в их руках, и ничего помешать не может. Кто хочет заниматься бизнесом и что-то зарабатывать – должен делиться!

И вот ответ на этот вопрос.

Последние несколько лет антикоррупционную программу в стране реализовывал Комитет государственного контроля. По какому-то наитию свыше заглянули туда сотрудники КГБ.

В течение последних месяцев уголовные дела по факту коррупционных преступлений заведены на 5 высших должностных лиц (от подполковника) КГК, и как раз именно тех, кто борьбой с коррупцией и должен был заниматься!

«Ежедневник» пишет, что не только врачи и преподаватели перестали брать взятки, но и чиновники: мол, не слышно в последние годы о крупных делах!

Позвольте, а у кого же тогда брали взносы вот эти вот «борцы», которые отправляются за решётку сейчас? Как может быть такое в стране, что коррупция существует только в антикоррупционных органах? Для того, чтобы взятку дали антикоррупционному следователю, надо чтобы до этого кто-то также её получил, и, видимо, немаленькую! Да и почему о делах не слыхать – тоже, ведь, понятно: как о них может быть что-то слышно, если как раз через самое главное антикоррупционное ведомство проходили огромные деньги – за что? Только за то, чтобы не вылезли «хвосты» других мздоимцев!

Откуда же будет слышно?

А граница, про которую я упомянул? Да, на белорусских рубежах двадцаточку погранцу за проезд без очереди не всунешь – не возьмут. Мелочь. Зато следователь прокуратуры Светлана Байкова, которая распутывала клубок дел, связанных с огромными партиями контрабандного товара, нелегально, с позволения высших чинов Погранкомитета и того же КГБ, пересекавших границу, до сих пор сама находится под следствием.

Все соседние страны, и большое количество белорусских бизнесменов знают, какого размаха достигает коррупция на белорусской границы: но, только, в крупном размере. Там, где дело идёт о фурах товара и сотнях тысяч долларов. А по-мелочи… Да, не берут.

Суть любой диктатуры в том, что у власти находится узкая группа людей, реализующих свои узкоклановые интересы. В эти интересы не входят мелочные поборы обычных гаишников – от этого нет толковой прибыли никому, а простой народ всё замечает и недовольствует. Здесь надо по-другому: совсем немного людей имеют доступ к материальным благам. Эти люди: власть и её аппарат, и узкий круг готовых вечно «отстёгивать» бизнесменов. Всякие там рядовые пограничники и преподаватели в этот круг не входят со своими «двадцаточками» - высшей власти проку от этого никакого, а простые граждане страдают.

Простых граждан все эти дела вообще не должны касаться. Все эти дела, которые подразумевают деньги.

Деньги между собой распределяют те, кто «ближе к Богу». Простые граждане же должны жить и работать. Получать за свой труд мизер, и набивать карманы господствующей клике: бизнесмены-монополисты реализуют им свои товары и услуги (как правило, втридорого – сравните цены в Беларуси и хотя бы в Польше), после чего «откатывают» часть денег во власть (а без этого они не будут монополистами, да и вообще работать не смогут).

И так «подведомственный» народ доится, доится и доится – до бесонечности, прозябая в нищете, кормит союз диктатуры и скрытой олигархии. Успокоенный тем, что «гаишники тут взяток не берут». Правильно, не берут! Они – такие же, как вы!

Мелкой рыбы в омуте диктатуры не водится…

пятница, 15 октября 2010 г.

Дзюдо или лоховство?..


На какой-то момент я, признаюсь, потерял дар речи.

Президент России Дмитрий Медведев вдруг разразился словами, которые совершенно однозначно можно толковать лишь как попытку примирения с Александром Лукашенко.

Не буду цитировать, но все, у кого есть охота, могут ознакомиться с капитуляционными заявлениями здесь.

Смысл, если кратко его подсуммировать, получается такой: «Милые бранятся – только тешатся. Ну ладно, поругались, с кем не бывает. Давайте дальше жить дружно».

Подобные капитуляции перед нашим председателем совхоза для «вставшей с колен» России не впервой: вспомнить хотя бы, как резко Кремль пошёл на попятную в приснопамятной «молочной войне», стоило лишь Лукашенко прибить на границе фанерку с надписью «граница». Но сейчас?... Сейчас он даже этого не сделал…

Я, как Медведева почитал, я сразу захотел задать Дмитрию Анатольевичу пару вопросов: «Уважаемый пока ещё ДАМ! Вы, правда, согласны дальше жать руку человеку, которого считаете убийцей и мозаичным психопатом? Уважаемый всё ещё (хоть уже и меньше) ДАМ! Вы, действительно, считаете, что можно налаживать партнёрские отношения с человеком, который обокрал сначала всю Беларусь а потом пол-России?! Уважаемый (всё меньше) ДАМ! Это я не из головы взял эти самые поверхностные и простые характеристики: это Вы нам устами телеканала НТВ так Александра Григорьича живописали! Просто ДАМ! Не говорите мне, что это была инициатива журналистов, у которых «лопнуло терпенье» - не поверю!..»

В общем, я был уверен, что точка невозврата в отношениях нынешнего руководства Кремля и Александра Лукашенко – пройдена. Ну невозможно после показа «Крёстных батек» (фактически, публично озвученных обвинениях в коррупции, клановости, кумовстве, воровстве, убийствах, «кидалове», и даже, прошу прощения, в невменяемости) без ущерба для собственного имиджа (ущерба, боюсь, на грани политического самоубийства) жать руку белорусскому диктатору, да и вообще – иметь с ним какие-то дела.

А тут – такое! Мир перевернулся: кто сидит в Кремле? Последние лохи? Обидно тогда за наших соседей россиян: у нас хоть и брутальный крестьянин в Минске, но явно – не лох…

И тут я вспомнил, что главным врагом Лукашенко в Москве всегда был не Медведев, а Путин. И, без сомнения, эскалация конфликта с Лукашенко во многом - его заслуга и стиль. И, скорее всего, он всем этим процессом и дирижирует.

А ещё я вспомнил множество статей, в которых аналитики подозревали нынешнего главу российского правительства в том, что он, дзюдоист, стиль единоборства переносит и в свои политические дела. Точнее, в политические схватки с противником.

Дескать, любит он так: то усилить хватку, то ослабить, то поднажать, то отступить, перенести центр тяжести и т. д. Дезориентирует противника, и в этом есть его стратегия, в этом есть его «фишка».

Может быть, в последней словесной эскападе Медведева, на самом деле, никакой капитуляцией и не пахнет? Может быть, кремлёвский тандем «переносит центр тяжести» и «дезориентирует противника»?

Тут вариантов остаётся только два, и, надеюсь, в недалёком будущем мы всё же получим ответ на вопрос: что же сейчас мы наблюдаем? Кремлевское дзюдо, или кремлёвское лоховство?..

четверг, 14 октября 2010 г.

Ситуация становится комичной :)


Внимательно наблюдаю за активностью оппозиционных претендентов на президентское кандидатство и начинаю понемногу улыбаться.

Просто в силу привычки улыбаться даже тогда, когда надо (не хочется, а именно – надо!) плакать.

Конечно, никто из них, претендентов, не признается в этом, но для здравомыслящих людей давно очевидно: при существующем раскладе в белорусской политике, ни у кого из них нет шансов свергнуть Лукашенко. Для этого необходима полная консолидация: самих претендентов, их финансовых, интеллектуальных, организационных ресурсов. В противном случае получается совсем иная картина. Власть, кстати, её уже заметила и даже решила подыграть: предложила претендентам участие в теледебатах. Так вот, в этом самом, противном, случае, получается, что оппозиционеры конкурируют друг с другом.

После снятия с выборов Милинкевича, который /единственный/ был готов участвовать в кампании только и исключительно для победы и ради победы (собственно, потому и снялся, что хорошо понимал всё, что написано выше), получается, что они пытаются конкурировать друг с другом за лидерство в оппозиционной среде. Есть шанс использовать кампанию, в условиях, когда явный демократический лидер в ней не участвует и вынужденно находится «в тени» для того, чтобы попробовать изменить оппозиционные тренды, что называется, «половить рыбку в мутной воде».

И, если таких политиков, как Алесь Михалевич, Рыгор Костусев и Юрий Глушаков в деструктивности обвинить трудно (всё же, подписали соглашение о координации и каждая кампания в отдельности теперь работает на общую цель – усиление национально-ориентированных демсил), то ко всем остальным сентенция о «рыбке в мутной водичке» вполне подходит. Лидерство – оно, хоть и в оппозиционном лагере, а всё равно – лидерство. Как Цезарь: «Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме».

Потому, главной задачей для каждого рыбака в мутной воде сегодня является сбор заветных 100 тысяч подписей. Потому что это – единственный реальный индикатор, который можно предъявлять партнёрам и оппонентам, доказывая свою политическую и организационную состоятельность. Все дальнейшие этапы избирательной кампании с этой точки зрения никакого значения не имеют: агитируй – не агитируй, всё равно получишь… шайбу. Ну, или протокол от Ермошиной. Фальсифицированные цифры голосования ничего никому о лидерском потенциале того или иного претендента не скажут.

Так что же вызывает у меня улыбку?

Грустную улыбку вызывает то, как лихо пошло у них дело. Уже сегодня известно, что Некляев собрал (по крайней мере, об этом заявляет) те самые 100 тысяч подписей. Романчук, Санников, Рымашевский, некто Терещенко, Костусев – перешагнули экватор (параллельно с экватором временным, соответственно, тоже на 100 тысяч выходят). Как активный участник кампании Алеся Михалевича, который пока цифры республиканского сбора держит в секрете, могу приоткрыть завесу тайны и сказать: наша команда тоже уже больше половины собрала. За Михалевича тоже будет более 100 тысяч избирательских автографов.

Что получается? Получается, что, по результатам сбора подписей, мы будем иметь как минимум 6 новых оппозиционных «лидеров» с примерно одинаковыми шансами и показателями. Не менее, чем 6 человек предъявят общественности 100 тысяч подписей в свою поддержку и будут претендовать на новый статус в оппозиционном бомонде.

И тот факт, что у Некляева будет подписей больше всех, никаких преимуществ ему не даст. Просто потому, что у него нет структур, организации и, соответственно, командного потенциала. Выходить на лидерство с купленной у других субъектов оптом и в розницу инициативной группой – это глупость. Заявив себя на политическом поле, Некляев остаётся лидером гражданской кампании, которая строится исключительно на коммерческом фундаменте. А это, в свою очередь, значит, что ни о каком лидерстве «среди равных» говорить не приходится: всем очевидна неустойчивость его конструкции, которая, без сомнений, развалится при первой же задержке финансовых выплат.

Да, претенденты на оппозиционное лидерство, по итогам сбора подписей окажутся перед фактом: их, новых лидеров, как минимум – шесть человек.

Но, извините, это же даже больше, чем было сопредседателей в почившей в Бозе коалиции Объединённых Демократических Сил. Шесть лидеров –это просто отсутствие каких бы то ни было лидеров вообще. Это провал стратегии их всех по отдельности. Каждый из них останется «при своём» - на той же самой ступеньке, с которой начинал кампанию.

И как тут не вспомнить Александра Милинкевича? Выйдя из этого забега за эфемерным лидерством, он остался над схваткой. И останется на ближайшие годы единственным реальным лидером свободных белорусов.

среда, 13 октября 2010 г.

Демократия и экономика: мазать или накладывать на хлеб?


На днях у меня снова вышла дискуссия на тему: «Причём тут демократия и какие-то права человека к экономическому развитию?!».

Наш народ продолжает, к сожалению, руководствоваться представлениями, уходящими корнями в идеологию СССР: первичные и самые главные права человека – это право на труд, право на жилище, право на отпуск. Широкого понимания истоков истинного благополучия общества и каждого гражданина в отдельности как не было, так и нет.


Люди искренне убеждены: демократию на хлеб не намажешь. И, к сожалению, любителей намазывать что-то на хлеб, у нас подавляющее большинство. О том, что, как в старом анекдоте, масло можно на хлеб накладывать, никто даже не осмеливается мечтать.

Между тем, такой подход – стратегическая ошибка. Как раз-таки демократия и есть самый главный двигатель развития, в том числе, и экономического.

Самым мощным ресурсом любого движения вперёд является человеческий потенциал. Не газ и нефть, как любит повторять Лукашенко, а люди. Экономика Японии, где каждый человек на своём месте, образован, вносит свой вклад в развитие, в десятки раз сильнее экономики России, сидящей на газе, и равнодушной к судьбам миллионов собственных безработных и спивающихся граждан. Таких примеров – десятки, если не сотни.

Ведущие места в рейтингах экономического развития и экономической свободы занимают одни и те же страны. Это практически аксиома: там, где можно работать свободно, там люди работают лучше.

Демократия, неукоснительное соблюдение прав и свобод личности, свобода слова и высказываний, открытость всех ветвей власти, независимость их же друг от друга (система «сдержек и противовесов») – вот те совершенно не экономические категории, которые, тем не менее, являются двигателем экономического развития, и, значит, нашего благополучия.

Страны с авторитарным строем практически всегда не имеют возможностей для динамичного экономического развития, из-за естественных барьеров, связанных со стилем управления.

Коррупция. Страна, где органы власти не подконтрольны общественности через СМИ, правоохранительные органы подчиняются не закону, а конкретным людям, суды руководствуются «телефонным правом», высшие руководители не выбираются, а назначаются (соответственно, не несут никакой ответственности перед народом) чаще всего чрезвычайно коррумпированы. Ничто не может остановить чиновника-мздоимца, при условии, что он делится полученным с вышестоящим аналогичным чиновником-мздоимцем. Так выстраивается пирамида, в результате которой высший руководитель государства приходит к власти, одетый в костюм с чужого плеча, а через несколько лет щеголяет в часах за 16 тысяч Евро. К слову, по индексу восприимчивости коррупции Беларусь при Александре Лукашенко опустилась на 184 место в мировом рейтинге международной организацити Transparency International. Этот показатель… Это ппц, выражаясь современным молодёжным сленгом.

Стоит ли говорить, что в коррумпированную страну никогда не пойдут серьёзные инвестиции? Стоит ли говорить о том, что местный бизнес никогда не будет развиваться, а наиболее предприимчивые люди скорее предпочтут развивать своё дело в сопредельных странах? Надо ли вспоминать о том, что и государственные производства, при таком раскладе, становятся лишь инструментом наживы для людей системы?

Отсутствие гарантий. Здесь всё очень похоже: зависимость судов, правоохранительных органов и законодательной власти от воли одного или нескольких лиц создаёт условия, когда в стране напрочь отсутствуют какие-либо правовые гарантии. Например, гарантии неприкосновенности частной собственности. Совершенно произвольно группа лиц имеет возможность конфисковывать приглянувшиеся ей экономические проекты, а владельцев просто отправлять в тюрьму. По многочисленным свидетельствам граждан Беларуси, такая практика у нас обрела очень широкий размах. Совершенно очевидно, что под такие риски, опять же, у страны фактически нет шансов заинтересовывать крупный капитал, привлекать инвестиции и технологии, да и просто – квалифицированные кадры. Свои же, местные активные люди, либо предпочитают вообще из страны уезжать, либо отсиживаются до лучших времён. Экономическая активность людей замирает. А без экономической активности и инициативы любая современная экономика неэффективна, лишена главного потенциала своего роста.

Вы знаете народную поговорку: «Одна голова – хорошо, а две - лучше»? Знаете. Этой мудрости, наверное, тысячи лет.

Так вот, описанные выше явления делают самое плохое для любой страны: они исключают из процесса экономической активности, экономического развития, бОльшую часть собственных граждан, а также фактически закрывают страну от мировых экономических процессов. Диктатура – власть меньшинства над большинством, остро нуждается в тотальном контроле над ресурсами, чтобы они, не дай Бог, не попали в руки потенциальным конкурентам за власть. И поэтому и процесс управления экономикой, и процесс распределения ресурсов попадают в «узкий круг ограниченных людей», которые, к слову, не всегда просто в силу собственной ограниченности, способны динамично и современно управлять страной.

В СМИ некоторое время гуляли воспоминания одного близкого к власти человека. Когда Лукашенко только пришёл к власти, он собрал всех управленцев (понятное дело, на тот момент это были сплошь советские люди), и сказал: «Ну, кто тут умеет работать по-новому? Никто? Так… Значит, будем работать, как умеем». Вот это вот хорошая иллюстрация отношения диктатуры к экономике: будем управлять абы как, лишь бы – сами и только сами.

Немного отвлеклись от вопросов практического влияния недемократичности строя на благополучие граждан.

Мы поговорили об ограничителях, которые создаёт диктатура на пути желания граждан реализовать свою активность, идеи, сделать вложения, в общем – отдать свой потенциал во служение одновременно своей семье и своей стране (идеальная формула, реализуемая, к сожалению, лишь в свободных странах).

А теперь важно остановиться ещё на одном явлении, уже вскользь упомянутом: ресурсы. Доступ и распределение.

Суть экономической политики любой диктатуры – в перераспределении доступных природных, национальных, финансовых и любых иных ресурсов.

Любая диктатура априори неконкурентоспособна на политическом поле. Собственно, поэтому-то она и диктатура: могла бы равноценно конкурировать с иными политическими силами, не было бы нужды идти на узурпацию власти.

Вот эта неконкурентоспособность приводит к тому, что опорой диктаторских режимов становятся низшие слои населения: наименее образованные, не имеющие жизненных перспектив, настроенные на постоянное получения от власти помощи. Люди, фактически не имеющие личностных ресурсов.

Другим диктатура не нужна, она мешает им реализовывать свой потенциал, ограничивает и не даёт развиваться. А вот люмпенизированным гражданам, не способным самостоятельно идти к процветанию, диктатура нужна: она снимает с них всякую ответственность за собственную судьбу, и, заинтересованная в поддержке, постоянно старается «подкормить».

Вот отсюда-то и возникает самая главная опасность для любой экономики, сформулированная ещё Шариковым: «Взять всё – и поделить!».

Чтобы кормить свой электорат, который не способен заботиться о себе самостоятельно (а это не только наименее развитые граждане, но ещё и силовые структуры, чиновничьи армады и пр.), диктатуре остро нужны деньги . Где их взять? Понятно: изъять из реального экономического процесса.

Налоги. Беларусь занимает последнее место в мире по развитости налоговой системы. Налоговых платежей здесь столько, и система такая запутанная, что фактически любой хозяйственный субъект находится «на крючке» у налоговиков, и изъять у него можно столько денег, сколько нужно, и в любой момент. Опять же, для бизнеса, привлечения инвестиций и технологий – это смерть.

Пункт второй. Собственно перераспределение. В разных странах оно принимает самые разные, но всегда причудливые и абсурдные формы. В Беларуси есть несколько фондов при президенте, куда изымаются огромные проценты выручки государственных предприятий, которые потом распределяются неизвестно как. Фактически, на эту прибыль хозсектор мог развиваться модернизироваться, покупать новые технологии и с ними завоёвывать новые рынки, НО: диктатуре надо кормить свою опору (чиновников, силовиков, судей, люмпенизированный электорат с открытыми в ожидании халявы ртами).

И в итоге получается очень непривлекательная картина: под бременем налогов, изъятий и судов не развивается частный бизнес, не идут в страну инвестиции и технологии. А государственные предприятия топчутся в своём развитии на одном уровне и не имеют возможности использовать на себя свои же средства – всё забирает с целью дальнейшего перераспределения диктатура.

И итог такого пути всегда один – как в Зимбабве. То есть, высшая коррумпированная власть богатеет и процветает. Остальное население нищает одинаковыми темпами, вне зависимости от личностных качеств человека: был ли он предпринимателем, или он был наихудшим работником наихудшего завода – все досталось одинаково, потому что у предпринимателя забрали, работнику отдали.

Теряются стимулы, тупеет население… Конечно же, экономического потенциала это стране не добавляет.

Это были негативные стороны влияния авторитарной системы управления государством на экономическое развитие, суть – на наше благополучие.

Альтернатива? Прямо наоборот.

Представьте себе страну, где нет коррупции: СМИ контролируют власть и правоохранительные органы, суды подотчётны народу, притом подотчётны не эфемерно, а очень реально – судьи выбираются. Экономическая активность человека приветствуется, ему даются правовые гарантии, что он работает на себя, а налоговая нагрузка нужна для того, чтобы обеспечить реально нуждающихся, а не раздутый в разы больше необходимого чиновничий штат. Предприятия вкладывают выручку в развитие и модернизацию, а не отдают на произвольное использование «в центр». Иностранные инвесторы видят прозрачность и правовой характер здешнего устройства и рвутся сюда вкладывать.

Вот такая экономика – будет развиваться?

Так чего мы хотим: намазывать на хлеб масло, отобранное диктатором у другого и разделённое на двоих, или накладывать на хлеб масло, заработанное нами самими?

Я свой выбор сделал.

понедельник, 11 октября 2010 г.

Имидж – ничто… Воистину – ничто


Сбор подписей за Александра Григорьича Лукашенко в Беларуси в этом сезоне повсеместно проходит под его официальным президентским портретом.

Портрет этот… В общем, провоцировал многих из нас на шуточки, вроде, как бы эти пикеты смотрелись, если бы портрет был с чёрной траурной ленточкой. Ну вот такой он! Стиль у него такой.

Ну, у нас портрета нету, и нам остаётся только подшучивать.

А вот ниже – две фоточки. Таким образом оформили пикет по сбору подписей члены лукашенковской «Белой Руси». Обратите внимание на стилистику оформления… Ничего не напоминает?



Безболезненная смерть лягушки


Я как-то прочитал ужасную вещь: как безболезненно убить лягушку.

Я только прошу всех, кто это будет читать, очень прошу, слёзно буквально: не надо пробовать, пусть это так и останется теорией.

Итак. Лягушка – существо холоднокровное. Это означает, что температура её крови адаптируется к температуре окружающей среды.

Если лягушку положить в кастрюлю с холодной водой, и включить под кастрюлей медленный, очень медленный огонь, лягушка будет чувствовать себя очень хорошо. Она плавает сначала в холодной воде, и вода очень медленно становится всё теплее. Поскольку температура растёт очень медленно, для организма не происходит шока, он успевает адаптироваться, и лягушка просто плавает и ловит кайф: тёпленькая водичка, всё такое…

Пока не сварится. Смерть.

С одной стороны, вроде как безболезненно, и это хорошо. С другой стороны – дрожь по коже… Пробирает… Как-то ужасно это всё.

Знаете, между безболезненной смертью лягушки и судьбой белорусского народа есть очень много общего.

Белорусам сейчас поднимут зарплату в среднем до $500 в месяц. Не надо большой смелости для того, чтобы дать прогноз, как будут развиваться события дальше.

Сразу после выборов случится «освобождение» курса доллара, естественно, в интересах производителей-экспортёров, в целях оздоровления экономики. Каждый день, совсем по чуть-чуть (чтобы мы успевали адаптироваться и продолжали ловить кайф от нашей тёпленькой водички) белорусский рубль будет падать.

Одновременно, каждый день, совсем по чуть-чуть, будут расти розничные цены – это уже очевидность. Граждане массово забирают из банков рублёвые вклады. Добавить к этому повышенные зарплаты и предугадать избыток денег в обороте нетрудно. Итог будет один: инфляция. Но – по чуть-чуть. Без шоков.

Максимум через полгода зарплаты белорусов вернуться на уровень $300-$350, как сейчас. Но – по чуть-чуть.

«Стабильность», «Зато нет войны», «Зарплаты вовремя» - тёпленькая водичка у нас тут вокруг, просто кайф…

Мы адаптируемся и не замечаем: ежедневный рост цен, внешний долг уже 45% от ВВП (нашего ВВП, который, по большей части, существует лишь в воображении Минстата), деградация культуры и системы образования, почти вымерший язык, постоянное сокращение численности населения, испорченные отношения со всеми соседними странами по периметру, алкоголизация населения, наркомания, 150 000 человек лжецов и холуёв в участковых избирательных комиссиях…

16 лет белорусская лягушка варится на медленном огне, озарённая «Закатом над болотом».

Сколько ещё?..

воскресенье, 10 октября 2010 г.

Смертная казнь: наказание или расправа?


Казалось бы, причём здесь США?

Почему-то, когда начинается дискуссия о том, нужна ли в какой-нибудь стране смертная казнь, или не нужна, поборники этого вида наказания сразу заявляют: «А вот в США…»

Да, в США существует смертная казнь.

Оставим пока в стороне вопрос, имеет ли право вообще существовать смерть под видом правосудия. Давайте разберёмся с этим самым «А вот в США!..»

В стране, где есть гарантия независимости, и, следовательно, объективности суда, условно говоря, даже смертная казнь может (допустим) рассматриваться как вид наказания. Потому что независимый суд, понятное дело, с гораздо большей вероятностью будет присуждать её тому, кто действительно заслужил (в понимании граждан этой страны).

На сегодняшний день только сумасшедший будет отрицать, что суды в Америке независимы.

И совершенно иное дело такие страны как Иран, или, например, Беларусь. Если судья назначается, и полностью зависим от какой-либо политической, либо экономической, либо любой иной группировки, то такой судья априори необъективен.

И, если в стране с такой судебной системой, существует смертная казнь, значит, есть 90% вероятности, что она может использоваться как инструмент расправы.

И просто нет никакой гарантии, что не будет брошен в камеру смертников какой-нибудь бизнесмен, чьё дело захотел прихватить местный правитель. Или политический оппонент. Или что расстрельный пистолет не будет использован для работы «эскадронов смерти», как это было в Беларуси.

Там, где нет объективности, о правосудии говорить глупо…

четверг, 7 октября 2010 г.

Белорусские «медовые месяцы»: упущенная возможность


В политтехнологиях есть термин: «медовый месяц». Термин это не свадебный, а сугубо электоральный.

Если коротко, то так называют период интенсивной раскрутки нового для общества лица, которое, в силу своих личностных и профессиональных характеристик, а также наличия в обществе спроса и ожиданий, чрезвычайно востребовано. Поэтому продвижение такой фигуры идёт быстро, гладко, что называется, «на ура».

Из самых ярких примеров, которые мы могли наблюдать в новейшей истории, можно сказать, что именно на волне «медового месяца» к власти пришёл Путин. Помните, как стонала Россия от немощного Ельцина и царящего при нём бардака? Война в Чечне, опять же. Пришёл Путин – спокойный, твёрдый, все СМИ активно вертели темы, как он решает эти самые проблемы. И за пару месяцев ВВП из никому неизвестного человека превратился в национального лидера.

Самый яркий белорусский «медовый месяц», безусловно, это приход к власти Лукашенко в 1994 году. В общем, история близкая: бардак, коррупция, жаркая риторика – и в дамки. «Медовый месяц» там также был налицо.

Да… И был ещё один явный «медовый месяц» в новейшей белорусской истории. Оппозиционный. Это «медовый месяц» Александра Милинкевича в 2005-2006 гг.

Многие помнят историю рождения Александра Владимировича как политического оппозиционного лидера. Он был выдвинут Конгрессом Объединённых Демократических Сил в качестве «единого кандидата» от оппозиции. Случилось это в октябре 2005 года, и практически сразу началась работа по «раскрутке». Буквально в 2-3 месяца рейтинг Милинкевича достиг уровня в 25%. Потом, правда, на выборах, другой кандидат, использовавший оппозиционную риторику, Александр Козулин, примерно 5% на себя оттянул.

У того «медового месяца» была очень явная своя специфика. Беларусь тогда находилась на экономическом, и, можно даже сказать, политическом подъёме. Общество в целом, в принципе, нового президента не ждало. Большинство не ждало. Но в Беларуси, по самым разным оценкам, примерно 25% населения – стойкие и идейные сторонники демократического государственного устройства. То есть, базовый электорат демократической оппозиции. Тот самый базовый электорат, который, как правило, никто не слышит и не учитывает. По одной простой причине: он дезорганизован, не консолидирован, и не может высказать громкой политической поддержки оппозиции из-за постоянной раздробленности последней.

«Медовый месяц» Милинкевича сделал практически невозможное: в первый, и, пока, в последний раз, практически весь оппозиционный электорат был консолидирован. В результате была та самая Плошча-2006, которой и по сей день гордятся сознательные белорусы.

Если бы сразу после выборов в оппозиционном лагере не начался раздрай, инициированный лидерами политических партий, единственной целью которого было «задвинуть» Милинкевича («взять всё, и поделить»), то этот, консолидированный демократический электорат, мог бы сказать своё веское слово на парламентской кампании 2008 года, и, конечно же, на местных выборах 2010 года.

И, без сомнений, он сильно бы приумножился к нынешним президентским выборам, учитывая сегодняшнюю специфику политической обстановки, падение рейтинга Лукашенко. Однако этого не случилось.

И не в этом ли причина той остервенелой подковёрной борьбы с Милинкевичем, которую все эти годы вела власть, спецслужбы и их агенты влияния в оппозиционных структурах? Милинкевич, его популярность у простых людей, его способность объединять избирателей, вдохновлять их и вселять надежду – это была реальная угроза для власти. Угроза, которой не стало ровно в тот момент, когда о своих президентских амбициях начали заявлять все умеющие ходить оппозиционные деятели. Когда началось то, что я называю «парад кандидатов».

В общем, чего боялись, то и уничтожили. С чем власть можно поздравить, и посочувствовать оппозиции, которая свой «медовый месяц» посвятила не тому, чтобы наслаждаться его приятными моментами и умножать их, а, чтобы, фигурально выражаясь, «бить жениха».

И пару слов ещё об одном, не состоявшемся «медовом месяце».

«Медовом месяце» человека, чья кампания ныне претендует на лидерство в оппозиционной среде. Владимира Некляева.

Казалось бы, все базовые условия – налицо. Новая в политике фигура. Где-то даже привлекательная: поэт, как-никак, поэт-песенник, автор хита «Гуляць - дык гуляць». Застой в белорусской политике, опять же. Падающий рейтинг Лукашенко.

НО: год невиданных финансовых вложений, синхронной и не всегда добросовестной пропаганды в СМИ (в том числе и косвенной –через государственные медиа) принесли Некляеву… 5% электорального рейтинга. Это сейчас пишут, что 5%, а ещё 27 сентября «Белгазета» (не замеченная в неприятии поэта как политика) озвучивала и вовсе 1%.

И почему такой диссонанс: Милинкевич в 2005 без финансов – 25%, Некляев в 2010 – 5% (или вообще – 1%)?

Ответ прост: обществу не нужен Некляев. Убийство кошки, уголовное дело за растрату, членство в команде Лукашенко, участие в развале Союза писателей, клятва в верности КПСС, все эти факты его биографии – всё это можно простить поэту, потому что его стихи от этого не меняются ни в лучшую, ни в худшую сторону. Но политику – нет. Политику, который хочет нами руководить – тем более.

Возможно, в этом и был сценарий власти на эти выборы: скупить оппозицию для работы на заведомо непроходного кандидата, и обезвредить таким образом популярного и сильного? Возможно, это и есть истинное объяснения, ответ на набивший оскомину вопрос: «Откуда деньги у «Говори правду»? Может быть… Не утверждаю, размышляю.

Но сегодня ситуация такова: Беларуси не нужен Некляев. Лукашенко, кстати, тоже. Беларуси нужен Милинкевич.

понедельник, 4 октября 2010 г.

Дорожный прикол: «Ты что, ох*ел???»


Ехали мы в Киев…

Не доезжая до Чернигова тормознули нашу машину украинские гаишники. Водитель вышел, и тут началось:

- Ты чего это по крайней левой разлетелся? Документы всё давай! Все! А ты чего такой небритый? Может, у тебя проблемы? Может, ты наркоман???

- Да нет, какие проблемы, - спокойно так отвечает водитель. – Работы просто очень много.

- Баранку крутишь?, - спросили уже поспокойнее гаишники.

- Да, вот, кандидата в президенты вожу.

- Да что ты гонишь? Какого кандидата?, - осторожный уже смех представителей украинских правил дорожного движения.

А я сидел на переднем сидении, в пиджачке и беленькой рубашке, с видом человека, раздражённого напрасной потерей нескольких минут :)

- Ты что, ох*ел??? – повысил голос мой друг. – Кандидат в президенты Беларуси Пётр Кузнецов!!! Его вожу!

И всё это так серьёзно, так правдоподобно, и с таким осознанием собственной значимости, что…

Что дальше всё было молча. Молча гаёвые вернули документы. И, смотрю, побежали наискосок на другую сторону трассы: чтобы меня, значит, получше разглядеть :)

А то, и вправду, мало ли зачем «кандидат» в президенты Беларуси едет в Киев: к кому и о чём договариваться…