Поиск

воскресенье, 23 сентября 2012 г.

Неполноценные

Когда я был международным наблюдателем в России, я сидел с избирательной комиссией за столом при подсчёте голосов. Всё видел, мог и руками потрогать.

Когда я был международным наблюдателем в Украине, я стоял прямо за спиной членов комиссии, которые считали голоса. Они озвучивали результаты каждого бюллетеня, потом поднимали его, чтобы я мог видеть, что всё озвучено правильно.

Белорусские "выборы" традиционно славятся тем, что к столам, на которых находятся бюллетени, никого не подпускают на пушечный выстрел. Увидеть, кто там за кого проголосвал - просто невозможно.

Сегодня наш наблюдатель ПИСЬМЕННО потребовал у комиссии обеспечить ему право присутствовать на расстоянии 50 см. от стола, чтобы видеть, что есть такое "выборы по-белорусски".

Идея с письменным обращением совсем неплоха.

Посмотрите, ЧТО ему накатали в ответ.



Понимаете ли, нахождение наблюдателя на расстоянии 50 см. от стола создаст комиссии "технические трудности".

То есть русским, когда я вообще у них за столом (0 см. расстояние) - никаких трудностей.

Украинцам, когда я в 10 см. от стола дышу в затылок - никаких трудностей.

Всё познаётся в сравнении. Вроде бы - родственные народы. Братья славяне. Но только у наших появляются непреодолимые трудности там, где украинцы и россияне чувствуют себя как рыба в воде.

Честно, я не верю в то, что наш народ в целом чем-то хуже.

Я просто  думаю, что, может, в комиссии берут каких-то не тех... людей? Неполноценных?

Может, в следующий раз лучше взять оппозиционеров? ;)

четверг, 20 сентября 2012 г.

Простые и сложные решения очевидных проблем


Беглый просмотр главной страницы «БелПартизана» открыл мне глаза на состояние дел в белорусской оппозиции.

Я выяснил для себя, что в оппозиции у нас есть «предатели», «соучастники», «дуры», «не мужчины» ну и т. д. и т. п. А я ведь открывал только материалы, располагающиеся на главной странице… А если покопаться?

И это ведь такой наборчик у нас только из людей, представленных в СМИ, людей публичных, значит, с разной степенью тяжести – лидеров. А если покопаться?..

Я задаю себе вопрос: а есть ли смысл обижаться на Лукашенко, когда он сыплет в адрес оппозиции оскорблениями с телеэкрана, если оппозиция сама на себя сыплет ничуть не хуже?

И ещё я задаю себе вопрос: можно ли ждать, что к оппозиции повернутся лицом избиратели, если оппозиция сама поворачивается друг к другу исключительно тем местом, в которое потом нацелен поджопник?

Может, и вправду, лучше бы борщ варили? Честно, борщ – позитивнее поджопника… Или нет?

Сегодня в Беларуси рейтинг власти менее 30%, рейтинг оппозиции – такой же, а между ними – больше половины населения, которое не верит ни тем, ни другим и воспринимает жизнь (status quo) такой, какова она есть. Это значит, что ситуация «по умолчанию» сохранится и дальше. Ситуация «по умолчанию» выгодна сами знаете кому.

Что делать?

Массовое сознание не разбирается в деталях. Массовое сознание создаёт для себя типичные виды определённых групп и деятелей, которые становятся стереотипами и действуют на уровне рефлекса.

Сегодня у массового сознания есть типичный вид - «власть». Его основными характеристиками являются: занимается разборками на внешнем фронте и дерибанит нефтяные или растворительные деньги.

И у массового сознания сегодня есть ещё один типичный вид – «оппозиция». Его основные характеристики состоят в следующем: занимается разборками между собой и дерибанит иностранные гранты.

И у обоих видов есть одна общая черта: обоим плевать на народ. Поэтому народу наплевать на обоих. И на власть, и на оппозицию.

В этом раскладе позиции власти выгоднее и предпочтительнее: когда всем на всё плевать, сохраняется status quo. Оппозиция, если хочет что-то изменить, чего-то добиться, должна ситуацию менять.

Массовое сознание, раз создав для себя «типичный вид», не может отказываться от него быстро, оно – инертно, и этому типичному виду обеспечены долгие годы проживания в среднестатистических мозгах.

Но наука доказала: массовое сознание всегда готово создать рядом с «типичным видом» «нетипичный подвид» той или иной группы. Которому оно охотно верит, потому что этот «подвид» становится исключением из правил.

Если верить социологии, то белорусы сегодня не хотят революций, а хотят перемен. Притом, в первую очередь – экономических. Там под 80% таких желающих. В этом их интерес.

Чтобы нарушить status quo, оппозиции нужно сделать несколько очень простых и очень сложных шагов одновременно: создать «подвид», который разрушит те негативные характеристики «вида», о которых сказано выше. То есть, не будет заниматься внутренними разборками и будет говорить исключительно с народом. Говорить об экономике и переменах. Как руководитель избирательного штаба одного из кандидатов в президенты США в прошлом веке, который, чтобы не забываться, наклеил у себя над столом напоминание: «Это экономика, придурок!». И всегда ему следовал.

Если он будет так делать, вопрос грантов отойдёт на тридцать третий план. Тогда большинство, которое сегодня сохраняет не устраивающий нас status quo своей пассивностью, поверит «подвиду» и захочет перемен. Ну, а если режим окажется не в состоянии, или просто не захочет, пойти этим путём, тогда уже организованное большинство найдет, как решить этот вопрос в свою пользу. Всегда находило, всю историю человечества, и, хочется верить, что белорусы – не самый безнадёжный народ. В конце концов, у нас же была когда-то героическая история…

Видите, как всё, оказывается, просто? Даже не надо выяснять, что лучше: «бойкот» или «участие»?

Наоборот, выгоднее этого просто не делать. Выгоднее обратиться не к себе подобным, а к простым людям, и сказать: «Я, такой-то такой-то, бойкотирую «выборы» потому, что этот режим довёл экономику до кризиса и не способен из него выбраться. Надо делать так-то и так-то, тогда будет толк. Но власть так делать не будет, поэтому мы бойкотируем».

Или так: «Я, такой-то такой-то, участвую в «выборах», чтобы по телевизору сказать вам такую вещь. Мы живём крайне хреново, хуже всех вообще, экономика в стагнации, и режим не в состоянии ситуацию исправить. А мы в состоянии, мы предлагаем то-то и то-то, тогда будет толк».

Просто ведь, правда? Перестать заниматься разборками и поговорить с людьми о том, что ИМ интересно. Всего-то.

Все лидеры оппозиции, без сомнения, читали Карнеги, который советует: «Если хотите расположить к себе собеседника, говорите с ним о том, что ЕМУ интересно». Но почему-то все лидеры оппозиции отказываются от этого простого правила в общении с избирателем. И потом надеются, что их «бойкот»  или «участие» смогут что-то изменить без поддержки населения. Которому они неинтересны.

ОК, разобрались. В теории всё просто.

А сложно – на практике. Здесь у нас стоит, устойчиво, как Эверест, несколько глобальных вопросов: «Кто сотрудничает с режимом?», «Кто предатель?», «Кто соучастник?», «Кто дурра?», «Где деньги?» и т. д. и т. п.

Хотя в теории, где всё просто, таких вопросов стоять просто не должно, их там нет, не существует.

В теории, где всё просто, первым должен стать вопрос: «Мы хотим изменить status quo? Если хотим, почему тогда мы занимаемся хернёй?»

Место – свободно. Место – вакантно. Это место нетипичного «подвида», который сможет теорию сделать практикой. И разрушить status quo.

 Есть желающие среди «дур», «предателей», «соучастников» и «не мужчин» его занять?

Для блога на сайте "Белорусский партизан"