Поиск

понедельник, 21 мая 2012 г.

Не верю!


В связи с тем, что мы в пятницу инициировали широкую встречуобщественных организаций региона (Гомельской области), на которой подняли ряд действительно острых и практических тем, мне в очередной раз приходится отвечать на вопросы типа «А как же политика, революция, змагарства?».

Есть круг людей, которые просто не понимают значимость развития гражданского общества для демократических перемен, и роль общественной активности в этом процессе.

Не поленюсь объяснить свою позицию ещё раз.

Видите ли, я не верю в то, что в Беларуси, как при любой диктатуре, возможна смена власти и построение демократии политическим путём. То есть по схеме «выдвинуть лидера или раскрутить политика, выиграть выборы или защитить их результаты на площади, въехать на белом коне в красный дом, обеспечить всем всеобщее счастье».

Диктатура сильно отличается от авторитаризма, и одно из этих отличий состоит в том, что при диктатуре все лазейки для мирной смены власти политическим путём перекрыты, а любая попытка сделать это пресекается через силовые действия. И диктатор, в отличие от автократа, никогда не стесняется пускать силу в ход. В отличие от автокарата, который, может быть, иногда и стесняется…

На практике это означает, что любая прямая политическая альтернатива действующему режиму, в виде конкретной партии, лидера, иной структуры, обязательно будет уничтожена, в прямом смысле или переносном, как только станет понятно, что она может каким-то образом конкурировать (или пытаться конкурировать) с диктатурой. Это уже не теоретические рассуждения, у нас есть, к счастью, живые, примеры: Санников, Козулин, ряд других политиков, либо примеры, к сожалению, скорее всего, неживые: пропавшие без вести реальные конкуренты Лукашенко.

Рассчитывать на то, что диктатор когда-либо одумается, и позволит кому-то с собой поконкурировать с шансами на победу, увы, не приходится.

Отсюда и вывод о том, что действовать в этом направлении, это всё равно, что подражать мифическому Сизифу, который, проклятый богами, был обречён на то, чтобы бесконечно толкать в гору тяжеленный камень: как только он доходил до вершины, камень неминуемо срывался и всё приходилось начинать заново.

У сегодняшней Беларуси есть только один возможный путь, только один реальный сценарий стать современной демократической правовой державой.

У термина «гражданское общество» есть множество определений. Одно из них, далёкое от формализма, звучит примерно так: «люди и группы людей, которым не всё равно».

Все сегодняшние проблемы Беларуси состоят в том, что почти всем почти всё – всё равно.

Тот же Лукашенко (хотя  и не о нём здесь речь), до экономического кризиса, объективно был президентом большинства, хотя и не такого большинства, о котором заявляла Ермошина.

Люди живут каждый сам по себе, каждый сам за себя. Люди не обмениваются информацией, потребляют новостной «продукт» из государственных СМИ, разучились критически мыслить и оценивать.

Да, я соглашусь с тем, что процент активных либо потенциально активных людей в Беларуси такой же, как и в любой другой стране. Это – аргумент критиков, которые говорят о том, что работа в «третьем секторе» реально ни на что не влияет.

Да, процент активных либо потенциально активных примерно такой же. Но у этих активных есть существенное отличие. Беда белорусского общества в том, что оно гораздо больше, нежели любое иное европейское, готово подчиняться, и гораздо меньше готово защищаться. Защищать свои права, например.

На этом стоит диктатура, и на этом стоит сегодняшний «статус-кво», фактически замороженного у нас советского строя, с одной лишь разницей: вместо партии у нас тут – «семья».

Как только белорусы окажутся готовы и способны защищаться и воспринимать чиновников не как царей и царьков, общество само отвергнет существующие порядки. Не важно, в какой форме это произойдёт: в виде какой-нибудь революции «без лидера», как это было, например, в Египте, или в виде круглого стола, как в Польше, где власти, увидев, что весь народ поддерживает «Солидарность», были вынуждены сесть за стол переговоров.

Важным тут является тот фактор, что весь народ репрессировать невозможно, а общество, когда приходит к какому-то единому пониманию, готово расставаться с прошлым просто для того, чтобы освободиться. Монархии свергались без каких-то политических партий и без альтернативных претендентов на должность «царя».

Однако, чтобы придти к единому знаменателю, людям необходимо наладить нормальные коммуникации между собой, нормальный информационный процесс, и вести открытый общественный диалог. Тогда, действительно, выработка позиции большинства станет возможна. В такой ситуации как сейчас, ни один Народный сход и ни один бойкот парламентской кампании качественно ситуацию не решат, потому что они остаются и останутся «вещами в себе», актуальными для исключительного меньшинства. А меньшинство, тем более, неактивное, погоды ни в одном государстве не сделает.

Вся эта работа: по созданию каналов коммуникации, донесению информации, выработке единого видения – что это, как не работа общественного сектора?..

Вот здесь, имхо, ключ. И вот здесь – всё «змагарство».

3 комментария:

  1. ПОЧЕМУ ИДЕЯ СОЗЫВА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СОБРАНИЯ НЕ МОЖЕТ СТАТЬ ТЕМ П Р Е Д М Е Т О М СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ, КОТОРЫЙ В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ И СФОРМИРУЕТ ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ ПО ДУХУ «ПОЗИЦИЮ БОЛЬШИНСТВА»?
    Пётр Кузнецов: «Беда белорусского общества в том, что оно гораздо больше, нежели любое иное европейское, готово подчиняться, и гораздо меньше готово защищаться. Защищать свои права, например. […] Как только белорусы окажутся готовы и способны защищаться., общество само отвергнет существующие порядки. […] Общество, когда приходит к какому-то единому пониманию, готово расставаться с прошлым просто для того, чтобы освободиться. […] В такой ситуации как сейчас, ни один Народный сход и ни один бойкот парламентской кампании качественно ситуацию не решат, потому что они остаются и останутся «вещами в себе», актуальными для исключительного меньшинства. А меньшинство, тем более, неактивное, погоды ни в одном государстве не сделает».
    К какому же «единому пониманию» может прийти белорусское общество? Обнаружить приверженность одной определенной идеологии? Или же просто осознать, что выйти на путь устойчивого развития мы можем только ВМЕСТЕ? Не в том смысле, что станем вдруг мыслить едино, а в том, что решим восстановить в стране истинное народовластие. И солидарно потребуем созыва демократического народного собрания.
    Если меньшинство не будет настойчиво предлагать большинству вполне КОНКРЕТНУЮ и ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ по своей сути идею, если гражданское взросление общества не будет находить НАГЛЯДНОГО отражения в росте числа ее сторонников (в том числе, и списочным образом!), усилия Петра Кузнецова и его единомышленников будут иметь очень локальный и весьма незначительный эффект. А если говорить без околичностей, позиция «гражданского просветительства» основывается на презумпции незыблемости правящего режима – не только в среднесрочной, но и в долгосрочной перспективе.
    Петр, не нужно с вилами бросаться на танк! Пока мы действительно недостаточно сильны и сплоченны, чтобы проводить массовые мероприятия в поддержку идеи собрания. Но сосредоточить свое внимание и волю на ее продвижении, реально содействовать тому, чтобы всякие протестные настроения (как наличествующие, так и пока еще потенциальные) оказались «сфокусированы» в едином требовании, архиважно. И прежде всего – самому ПУБЛИЧНО высказаться в поддержку идеи собрания.
    А что касается возможной реакции властей, то стоит заметить: в обществе сейчас НЕТ другой идеи, противодействовать продвижению которой властям было бы столь же сложно и «несподручно». Просто НЕТ, понимаете? И дело лишь в том, чтобы совершенная законосообразность этого требования была по-настоящему осознана нами самими.

    ОтветитьУдалить
  2. "А если говорить без околичностей, позиция «гражданского просветительства» основывается на презумпции незыблемости правящего режима – не только в среднесрочной, но и в долгосрочной перспективе."

    Категорическая неправда.
    Такая позиция основана на осознании временности режима, и спешке, подготовиться к тому, чтобы, когда он падёт, за власть смогло конкурировать нормальное общество, а не общество образца 1994 года, готовое поверить любому популисту, обещающему "стабильность". Ради смены одного диктатора на другого не стоит ни жить, ни работать.
    Наша позиция более глобальна, нежели стремление просто свергнуть Лукашенко, и ведёт к тому, чтобы Беларусь, избавившись от одного лиха, твёрдо стала на нормальный путь.

    Что касается Вашей идеи собрания, Александр, то мы с Вами обсуждали уже эту тему. Я не могу поддерживать либо не поддерживать что-то серьёзное в одиночку, поскольку принадлежу к неким структурам. Вы, в свою очередь, к структурам не принадлежите, и, если говорить без околичностей, ничего реального для белорусского общества, кроме выдвинутой идеи, не сделали. И для меня лично не удивительно, что структурированные политические и общественные силы не спешат за Вами. Поскольку это просто нелогично. Один "чалавек из народа" в РБ уже есть.
    Если Вы действительно серьёзно настроены работать со своей идеей, то не с того конца Вы начали, имхо.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ЛУКАШЕНКО ОБХОХОЧЕТСЯ
      Основатель «Гомельского Демократического Форума» ОТКАЗАЛСЯ поддержать идею созыва всебелорусского демократического гражданского форума.

      Удалить