Поиск

воскресенье, 24 марта 2013 г.

Пост о «настоящих мужчинах»


Гендерные вопросы – скользкая и неблагодарная тема. Всегда найдутся те, кто не согласится, даже если ты будешь говорить тысячу раз правильные вещи. Но, несмотря на то, что тема этой заметки так или иначе будет всё же касаться вопроса взаимоотношений полов, суть предлагаемой проблемы – совсем не в гендере.

Думаю, многие со мной согласятся, хотя это и чисто умозрительное заключение, что в моменты, когда в нашем обществе становятся очевидными какие-то кризисные проявления, сразу актуализируется вопрос наличия либо отсутствия среди нас т. н. «настоящих мужчин».

За последние пару лет, с того самого момента, как рухнула финансово-государственная пирамида 2010-11 гг. и жизнь в Беларуси, с экономической точки зрения, стала невыносимой, мне уже десятки раз пришлось наблюдать, как эта же проблема («настоящего мужчины») актуализировалась в различных семьях.

Выглядит это примерно так: «Ты почему такой-сякой с работы своей за полтора миллиона уволился и новой найти за 4-5 млн. не можешь, дома сидишь». Или вот так: «Ты почему на своей работе сидишь за 2,5-3 миллиона, вон все соседи в Москву разъехались, по тысяче долларов домой в семью привозят». Или вот так: «У себя на работе ты один неудачник, не можешь выдвинуться, сидишь, абы что, все деньги гребут, один ты неудачник». Ну и десятки подобных вариаций.

Резюме всегда одно, хоть и в разные фразы обрамлённое: «Настоящий мужчина всегда может обеспечить семью и заработать для семьи!». Ну а кто попал под раздачу по одной из приведённых выше схем, тот, понятное дело – мужчина ненастоящий. Ну или будет объявлен ненастоящим, если в ближайшее время ситуацию не изменит.

К слову сказать, разделяю негодование практически во всех случаях, и разделяю мнение о том, что настоящий мужчина должен обеспечивать свою семью. В нынешних же реалиях у меня есть только одно замечание. «Настоящих мужчин», какие бы они не были в Беларуси, воспитывают женщины.

О том, что мужчина должен обеспечить семью, потому что он – «настоящий мужчина» (следовательно, я так понимаю, и – «глава семьи») у нас принято вспоминать лишь тогда, когда очень сильно припрёт. И только в данной конкретной ситуации: припёрло. В общем контексте на ситуацию никто не смотрит.
А общий контекст, между тем, приблизительно таков. В детских садиках у нас воспитатели – женщины. В школах учителя – тоже. В ВУЗах преподаватели, в большинстве – тоже. В семьях у нас руководят женщины (по крайней мере, на роль хранительницы и, следовательно, распорядительницы семейного бюджета претендует, с разной степенью успешности, 90% именно женщин).

Обогульняя в голове и свой личный опыт (на основе воспоминаний из жизни, начиная с детсада – что сохранилось), то, что приходится наблюдать со стороны, делаю вывод: в процессе воспитания мужской части белорусов, во всех институциях, есть множество критериев того, что такое «настоящий мужчина». Но есть среди них 2 (два!) которые есть в любом более широком наборе таких критериев. Два совершенно универсальных, обязательных, всепоглощающих критерия.

Итак, в любом случае, независимо от того, кто формирует личность мужика в процессе жизни, обязательным для «настоящего мужчины» у нас считается:

1)      «Настоящий мужчина» не обижает женщину;
2)      «Настоящий мужчина» «имеет руки», то есть умеет забить гвоздь, прочистить тросиком сантехнику, прицепить карниз и тд.

Всё остальное – преходящее и уходящее, но эти два критерия для «настоящего мужчины» - они обязательны. О том, что он – глава семьи и обязан обеспечить семью, вспомнят во время кризиса. О том, что «защитник» - во время нападения, и т. д. Но что он обязан «иметь руки» и «не обижать женщину», ооооо, об этом воспитатели, начиная с детского сада, не забудут никогда.

Скажите мне, где, в рамках описанной модели «настоящего мужчины» (с руками и без обид к женщине), заложены хотя бы в малейшей степени лидерские качества? Ответственность? Есть, нет? Я не вижу.

Первая функция – совершенно второстепенная, закладывающая пассивность. С детства именно женщины, начиная от воспитателей и мам, стремятся взять на себя решение всех вопросов, и мужчина не имеет права спорить. Вторая функция, если можно так высказаться – сервисная. Не более того.

Нет, я, конечно же, не претендую на то, чтобы мои оценки считались или выглядели всеобъемлющими и полностью объективными. Но, тем не менее, приведу ещё такой факт. В позапрошлом году статистика показала 980 разводов на 1000 браков, цифра катастрофическая. А в прошлом году где-то около 600. Социологи объяснили такую пляску цифр какой-то цикличностью, но никак не кардинальным улучшением положения. А в комментарии психолога, который публиковал телеканал БЕЛСАТ, было чётко сказано, что главной проблемой молодых семей, приводящей к разводам уже на ранней стадии, сегодня является ИНФАНТИЛЬНОСТЬ. То есть большинство молодых супругов надеются найти в партнёре замену родителям. Таков результат воспитания.

И я полностью согласен, что у большинства современных мужчин не хватает инициативности и ответственности – как раз тех качеств, которые позволяют стать полноценным главой семьи, который может выпутаться из сложной жизненной ситуации и никогда не будет пренебрегать интересами и положением своей семьи. Защищать мужчин сегодня нет никаких оснований. И в день 8-го марта мы не случайно слышим из всех щелей о том, как именно женщины играют сегодня главную роль в сохранении семьи, какую ношу они на себе тянут, как взваливают на себя обязанности, ранее им не свойственные. И это всё правда.

Но дорогим женщинам надо иногда задуматься: а так ли виноваты их мужчины в том, что происходит? А не случилось ли в нашем обществе каких-то перекосов, каких-то подмен понятий? Наверное, не стоит этого говорить и даже думать, но иногда такие мысли возникают: в относительно спокойное, бескризисное время (я имею ввиду настоящие кризисы, вроде войны или голода), роль мужчины, по сравнению с женщиной, снижается настолько, что это позволяет женщине всё более обоснованно заявлять о своём лидерстве, брать ответственность за воспитание будущих поколений, и воспитывать эти поколения, исходя из своих желаний, а не соображений того, какая же всё же вырастет личность из этого маленького мужчины.

Такой подход имеет право на жизнь, ведь мы вступаем в эру всеобщего равенства, в том числе – и равенства полов. Но тогда, если быть уже до конца последовательными, возникает вопрос: когда кризисы приходят, стоит ли требовать именно от мужчин, чтобы они вспомнили заложенные в них на протяжении веков гены лидеров, добытчиков и глав семей и бежали добывать мамонта? Гены – генами, но результаты социального воспитания тоже никуда никогда не денутся.

Все эти проблемы не стоили бы, на самом деле, выеденного яйца, если бы не одно НО: та же самая статистика разводов. Проблема в том, что подобные подходы, когда от одного члена семьи требуется то, что он, в принципе, обеспечить не в состоянии, поскольку всю жизнь его учили и приучали к другому, создают атмосферу дискомфорта и враждебности, что, как раз, нередко заканчивается разводами. В Беларуси проблемы разводов и демографические трудности приобрели уже угрожающе-критический характер. Так стоит ли закрывать глаза на очевидное? Или стоит, наконец-то, признать и взять за правило: тот, кто хочет счастливой семьи, должен как минимум адекватно оценивать своего партнёра по созданию этой семьи и не требовать от него невозможного?

Комментариев нет:

Отправить комментарий