Поиск

пятница, 29 мая 2015 г.

Как вырождается нация

Потенциал и темперамент беларусов в их борьбе за свои права меня иногда поражает…

Я люблю ездить общественным транспортом, люблю ходить пешком, люблю находиться в толпе, в общепите… Ну, наверное, не очень люблю, но стараюсь не отклоняться от такой линии поведения, потому что считаю: очень важно постоянно чувствовать пульс беларусов в массе. Не отгораживаться.

Элементарные вещи и поступки в чисто бытовых сценах очень часто заставляют задумываться о более масштабных процессах в нашем обществе. Принято считать, что беларусы не очень заботятся о защите своих прав. Ничуть не бывало! Правда, защита эта – довольно неоднозначная…

Твердокаменная уверенность граждан в своих правах лучше всего видна в общественном транспорте, где никто никогда никому ничего не уступит. Ну, может, изредка, в качестве исключения, найдется менее темпераментный, как правило, молодой человек. Апофеоз борьбы за свои права – это посадка в автобус на конечной остановке на вокзале (рядом с нашим офисом, почему я с этим явлением постоянно и сталкиваюсь).

Если судьба заставляет этих бабушек и дедушек, с дачными мешками и телегами, садиться в троллейбус или автобус где-то в другом месте, они заходят внутрь немощными и беспомощными. И это логично. Потому что на конечной остановке автобус открывает свои двери, будучи абсолютно пустым. И здесь начинается битва (или – ралли?) в погоне за свободные места. Здесь немощность и беспомощность – не преимущество, здесь это – слабость. Немощные в других местах города граждане здесь тебя просто сомнут и уничтожат, растопчут, но они всегда победят в своей борьбе за свои, как им кажется, права.

В очереди в билетную кассу на железнодорожном вокзале люди, стоящие у окошка и покупающие билет «на 30 февраля до Белыничей и обратно» никогда не уступят свою очередь тому, у кого поезд отходит через 15 минут – потому что они уверены и знают свои права! Правда, в этом случае они своим «правом очереди» злоупотребляют, поскольку на вокзале пассажир, покупающий билет на отходящий состав, обслуживается вне очереди. Мало кто об этом знает (объявления читать у нас тоже не сильно любят), но, если кто-то уж в курсе, тут не потеряет своего уже он.

Иногда (как, например, вчера со мной было) становишься свидетелем абсолютно безобразных сцен в супермаркетах и магазинах, где беларусы, хорошо знающие свои права, просто изводят продавцов идиотскими требованиями и претензиями, постоянно словесно хватаясь за оборот «принесите жалобную книгу». Вчера в «мартине» один покупатель отжигал, будучи недовольным тем, что креветки расфасованы по пакетам. И никогда я не забуду сцену из «Родной стороны», где другой подобный поборник прав потребителей требовал жалобную книгу за то, что продавец положила его колбасу в прозрачный полиэтиленовый пакет, а не завернула в пищевую пленку. Тут, понимаете, просто пленка у продавца закончилась, и он не хотел задерживать клиента походом за новым рулоном…

Мелочность, помноженная на хамство, злобу и немотивированную воинственность, дает в итоге тот самый, безумный темперамент, который было бы неплохо использовать в более конструктивном русле. Пока что он находит для себя пути реализации в самых абсурдных, и, далеко не самых обязательных, формах и ситуациях.

Думаю, многие, почти все помнят, что, по правилам этикета, если один человек входит в дверь, а другой выходит, то тот, кто входит, должен уступить тому, кто выходит. Тут фишка не только в этикете, это, вообще-то, правильно, потому что иначе кроме столпотворения и толкучки ничего не получается.

Я думаю, все помнят об этом, если напомнить, просто потому, что раньше нас этому учили и в детсаду, и в школе, и в семье.

Несколько лет назад я начал замечать дискомфорт в моих перемещениях по городскому пространству, и не сразу понял его причину. Окончательно она стала мне понятна в момент, когда я пытался выйти со стаканом кофе из одной кулинарии. Двери – тамбур, то есть две двери с промежутком между ними. Я прошел одну дверь, оказался в тамбуре, но тут с улицы очень напористо и энергично стала заходить парочка, вполне, казалось бы, пожилых и пристойных людей. Мы оказались на одном квадратном метре втроем, с открытым (крышечки для кофе «с собой» в Гомеле стали появляться совсем недавно) стаканом кофе, и мне пришлось продемонстрировать чудеса гибкости, чтобы этот кофе не оказался на вот этих вот самых… входящих.

В тот момент я начал обращать внимание, и заметил, что в мозгах беларусов произошел какой-то сдвиг, и в самых разных помещениях страны началась неистовая борьба между «входящими» и «исходящими» - везде, за исключением, слава Богу, общественного транспорта. Чересчур темпераментные беларусы, в какой бы роли они не оказывались в каждый конкретный момент, никогда не хотели уступать. Каждый «исходящий» стремился во что бы то ни стало выйти, каждый «входящий» стремился во что бы то ни стало войти.

Война закончилась через пару лет полной победой «входящих». Это удивительно, но вы понаблюдайте: сегодня в Беларуси не принято уступать выходящему из здания, наоборот: все выходящие сначала ждут, пока войдут «входящие». В теории все знают, что должно быть ровно наоборот, но на практике народное стремление войти куда-нибудь раньше другого и тем самым доказать свое превосходство на вот этом вот одном квадратном метре, оказалось намного сильнее. Победа «входящих» оказалась настолько ошеломительной, что порой они, в эйфории, теряют почву под ногами. Так, например, вчера, в Администрации Советского района Гомеля, я не мог выйти из лифта, поскольку неизвестная чиновница настойчиво и напористо старалась туда войти раньше, чем я выйду.

Вся эта мелочность, между тем, имеет вполне очевидную и понятную природу – и это как раз и есть тот случай, про который я сказал выше: отдельные поступки в самых простых бытовых ситуациях дают повод для размышлений о более масштабных процессах.

Беларусский народ, если приглядеться, сегодня обложен таким количеством запретов со стороны государства, что хуже, наверное, только в Северной Корее. Которую мы считаем близкой нам по духу страной, а, значит, имеем все шансы раньше или позже догнать.

Вы знаете, что такое «налог на автомобили»? Налог на автомобили – это запрет ездить по дорогам. «Налог» - это плата за разрешение. «Налог на тунеядство» - это то же самое: беларусам запрещено даже не работать.

На этой неделе общественность вздрогнула: в Гомеле у врача конфисковали домашний бар, потому что, оказывается (а об этом ведь никто не знал!), беларусам запрещено хранить дома алкоголь! Те нормы, которые разрешены – это не разрешение хранить, это разрешение иметь в холодильнике для пьянки на выходных, не более того. 5 литров импортного алкоголя, пофиг, с чеками или без… То есть, понимаете, в мире есть такая мода, коллекционировать спиртное. Так вот, это – в мире. В Беларуси ты можешь коллекционировать разве что этикетки от него. И то, при большом желании, могут сказать: раз есть этикетки, значит, было и бухло – и оштрафовать задним числом.

На фоне запрета на хранение дома алкоголя, большинство не знает, а многие подзабыли, что в Беларуси существуют правила, согласно которым даже укладку в квартире ламината или паркета необходимо согласовывать с чиновниками. Как и в случае со спиртным, подобное – ни в какие рамки здравого смысла не лезет. Какой еще запрет выдумают и как глубоко и интимно он будет вторгаться в нашу частную жизнь? Единицы, не отвыкшие думать, еще задаются этим вопросом…

На фоне такой «житухи», для рядового гражданина, победить в «ралли за свободное место в автобусе», или оттолкнуть кого-то возле входа в здание – неосознанный и неосмысленный, но вполне логичный акт самоутверждения. Тот, кто не может ударить сильного, всегда ищет кого-нибудь послабее, чтобы на его фоне сказать себе: «Вот, как я могу».

В этом смысле мы, конечно, проявляем временами завидный темперамент. Отказавшись от борьбы за свои основные, гражданские, политические, конституционные права, беларусы сосредоточились на борьбе за мелкие бытовые бонусы, которые, по всей видимости, дают им больше морального удовлетворения, нежели преимуществ в реальной жизни.

И это – национальная катастрофа. Так вырождается нация.

У биржевиков есть поговорка: «Мелкие игроки разоряются, неся большие убытки, крупные – получая маленькую прибыль».


Отказ от гражданских прав в обмен на возможность третировать продавщицу жалобной книгой за пакет вместо пленки – это как раз «маленькая прибыль». И это же, на самом деле, самый большой из возможных убытков. 

1 комментарий:

  1. Сардэчна запрашаем Томас пазыкі кампаніі, мы прапануем наступныя крэдыты фізічным асобам, прыватны / дзяржаўны кампаніі Камерцыйная Крэдыты (Secure і незабяспечаных) крэдытаў Адміністрацыі малога бізнесу (SBA), (Secur і незабяспечаных) Асабістыя Крэдыты (Secure і незабяспечаных) крэдытаў Жылы (Secure і незабяспечаных) Іпатэчныя крэдыты (Secure і незабяспечаных) і многія іншыя працэнтная стаўка 2%; ўжываць на працягу мінімум 100.00 100,000,000.00 рублёў, даляраў, фунтаў, еўра і г.д. Зацікаўленыя кандыдаты павінны калі ласка, звяжыцеся з намі сёння для вашага інтэрнэт-хутка і лёгка крэдыту без закладу радовішчаў. Электронная пошта: thomascreditfirm@gmail.com

    шчыра,
    Томас Б. Доўсан

    ОтветитьУдалить