Поиск

понедельник, 19 декабря 2011 г.

19 декабря. Годовщина провокации режима против Беларуси


Сегодня мы отмечаем трагическую дату в новейшей истории Беларуси – годовщину разгона мирной акции протеста против сфальсифицированных президентских выборов.

Трагическая уникальность ситуации годовой давности даже не в том, что митинг был разогнан – этим делом белорусская власть занимается с упрямством, достойным лучше применения и так. Трагическая уникальность той ночи в том, что сценарий разгона был выстроен властями на провокации, которая оказалась направленной не против демонстрантов. Точнее, так: не только против демонстрантов. Ибо осколки снаряда, выпущенного по «декабристам», задели в итоге всех: и простых людей, и представителей власти, и оппозицию, словом, всю Беларусь.

Я думаю, все понимают, что, говоря о провокации, я имею ввиду эпизод, когда некие молодые люди били стёкла в Доме правительства, эпизод, который послужил предлогом для начала брутальных силовых действий против мирных в подавляющем своём большинстве демократически настроенных граждан.

Сегодня сомневаться в том, что эти действия, которые можно расценивать как хулиганство, а можно – и по-иному, инспирированы властью, не приходится. Возможно, кто-то придерживается иного мнения, но дураки есть везде. Ибо, чтобы в современном обществе не получить информацию по столь важному вопросу, как итоги президентских выборов, надо быть именно дураком. Надо не просто не владеть элементарнейшими технологиями, такими, как Интернет, надо ещё и по своему городу передвигаться с закрытыми ушами и глазами, чтобы не слышать и не видеть то, о чём говорят на каждом углу. Надо не просто находиться в информационном вакууме, но и хотеть в нём находиться – а это уже признак непроходимой дурости.

Тогда, 20-го, 21-го декабря и все последующие дни, все психически здоровые граждане Беларуси прильнули к Интернету. И что они там увидели? Да, власть рассчитывала свой сценарий, который, казалось бы, должен был принести ей не только физическую победу над безоружными демонстрантами, но и психологическую: подразумевалось ведь, что погромщикам сочувствовать никто не будет! Но власти, с присущей им отсталостью, совершенно не учли степень распространения в обществе такой современной штуки, как мобильный телефон с функцией видеозаписи. Если бы монополией на съёмки событий и дальше обладали исключительно телеоператоры, может быть, правда никогда и не вылезла бы наружу. Но гражданские съёмки – это объективно. Это всесторонне. И это – без «заказа», с какой бы то ни было стороны.

И когда на таких съёмках мы видим, как человек в штатском бьёт стёкла, его валит омоновец в форме, а другой в штатском, милицейский начальник, тут же наводит «порядок» окриком «Не трогать! Свои!» - всё как-то становится на свои места. И вправду, зачем протестующим бить стёкла? С политической точки зрения это совершенно бессмысленно, ибо погромщиков традиционно осуждают все страны мира, а уж «толерантные» (скорее, нездорово-миролюбивые) белорусы – тем более. Совершенно ненужная для оппозиции ситуация: потерять симпатии всех. О том, что политического эффекта в смысле захвата власти от мелко-криминальных поступков, вроде выбитого стекла, последовать не могло, даже говорить не приходится: ночью в выходной день в Доме правительства был только спецназ – откровенная засада!

Агенты в штатском, развязав это действо, конечно, спровоцировали несколько особо горячих голов из рядов оппозиции, которые поддержали. Абсурд ситуации состоит в том, что те, кто били стёкла, были с закрытыми лицами, значит, готовились к этому, всё было продумано. А оппозиционеров, которых осудили за участие в «массовых беспорядков», опознавали либо через принадлежность к высшим руководителям избирательных штабов кандидатов (этих хватали даже если они были в сотне метров от очага действия), либо по лицам, запечатленным на видео. Никто из тех, кто в реальности начинал погром, схвачен не был – все остались безнаказанными. Что и неудивительно, учитывая, чьи приказы они выполняли.

Говорить тут особо не о чем. Все люди, у которых на плечах голова, а не телевизор, разобрались в ситуации сразу. Тех, кто, находясь в информационном вакууме, хочет и дальше там оставаться, можно воспринимать лишь как людей, о которых надо позаботиться: сейчас о них заботится (как умеет, а экономический кризис нынешнего года показал, что - никак) действующая власть. Власть сменится, эти граждане никуда не пропадут, это, так сказать, тяжёлое наследие советского режима, заботится будем мы, ведь это всё равно наши люди.

Но нам давно всё понятно.

Понятно в том числе и то, что, произошедшее 19-го декабря прошлого года привело к таким последствиям для Беларуси, что назвать их даже «плачевными» - язык не поворачивается. Слишком мягко. Последствия просто катастрофические.

Провокация властей против собственного народа обернулась провокацией против всей страны, и воздействие оказала именно такое.

Один из результатов – тотальное падение доверия людей к самой власти и друг к другу. В обществе вдруг обнажились такие противоречия, о наличии которых никто и не помышлял, они были запрятаны глубоко в подсознание. Однако же был хрупкий баланс, который сам Лукашенко называл «хрустальным сосудом», имея ввиду Беларусь как маленькое и единое государство и присваивая себе право носить её, куда ему вздумается, в своих мозолистых крестьянских руках.

19-го декабря прошлого года он сам этот свой «сосуд» разбил. Даже те, кто ещё верил ему, узнавая, что произошло, открещиваются от своего ещё вчерашнего проводыря, как от Гитлера, приказавшего поджечь Рейхстаг (с той же целью – получить предлог для уничтожения оппозиции). Сегодня общество раскололось на народ, людей, с головами на плечах, и на команду Лукашенко, в которую входит семья, силовики, чиновники и фальсификаторы выборов. Первые, чудесно поняв после 19-го декабря самую суть этого режима, хотят жить свободными от этой хевры, вторые – любой ценой сохранить власть. Силовая составляющая пока что ещё очень сильна, и первые поделать с ней ничего не могут. Однако жизнь в таком обществе подобна сидению на пороховой бочке с зажжённым фитилём: рано или поздно – рванёт. До 19-го декабря многие ещё надеялись, что сценарий передачи власти в нашей стране может быть, скажем так, разумным, после 19-го – не надеется никто. Это уже патология, болезнь, и виноваты в ней только те, кто отдавал приказы в ту роковую ночь.

Провокация 19-го декабря 2010 года имела, между прочим, не только психологические, социальные либо политические последствия. Сегодняшняя нищета белорусов, это также – прямое следствие, звон тех самых разбитых стёкол.

То, что белорусская экономика, в том виде, в котором она существует сегодня благодаря Лукашенко, не может жить без дотаций, давненько не секретик для следствия. Но до сих пор режиму удавалось поддерживать её на плаву, получая дотации то с Запада, то – с Востока, и всё это под видом геополитических диалогов и внешнеполитических процессов. Дотации должны быть постоянными, иначе эффект получается такой же, как если в мозг несколько секунд не попадает кровь: лишённые кислорода клетки безвозвратно отмирают, умирает и сам человек.

В результате 19-го декабря 2010 года современная Беларусь закрыла для себя Западное направление крепко и надолго. Таким образом она лишилась огромных денежных сумм, которые предлагались, и могли быть потрачены, на реформы и модернизацию – то, чего так не хватает нынешней пост-советской Беларуси!

Россия, постоянный донор белорусской диктатуры, выжала из ситуации максимум. Да, конечно, она могла бы и сразу после выборов предоставить Лукашенке те дотации, которые подкинула под конец 2011-го года. В этом случае кризиса бы в экономике не случилось, и все получали бы 500-долларовые зарплаты и сегодня, превознося своего вождя. Но зачем? Зачем русским заботится о Лукашенко, если ему некуда деваться, и альтернативный вектор он сам себе закрыл? Чтобы, получив российские деньги, на них продолжать строить иллюзию преуспевающего государства под своим чутким правлением, и «тыкать» этим перед российскими журналистами российской же правящей элите, отбирая у них голоса сомневающихся? Нет, там в Кремле не романтики сидят.

Они, со своими ехидными улыбочками, вдоволь потешились над стагнирующей белорусской экономикой, лишённой кислорода в виде дотаций, пока не убедились, что больше эта экономическая модель не возродится. Пока не стали уверены, что разница между их Россией и Беларусью Лукашенко стала слишком очевидной, притом – не в пользу последней. За это время белорусы успели обнищать, экономика – придти в полутрупное состояние, а сам Лукашенко – ещё больше облысеть и поседеть. Но это ведь его проблемы, а не Путина с Медведевым. Они – хозяева российских денег, им решать, когда и кому давать, а когда и кому не давать, это их право, и это справедливо: не мы же, в конце концов, и не Лукашенко, можем распоряжаться чужими ресурсами.

Когда Беларусь дошла до отчаяния, да, денежек подкинули, но ситуацию они уже не спасут. Скорее, наоборот. Это как со смертью Майла Джексона, который не мог жить без очередной дозы обезболивающего – наркотика, а врач мог решать: давать, или не давать. Дать – значит, «заморозить» ситуацию с риском смерти клиента. Не дать – обречь клиента на страдания, но получить вероятность того, что его организм перестроится и предпримет усилия для восстановление. Майкл Джексон умер в итоге, правда, умер безболезненно – лекарство ему всё же дали.

Беларуси Россия тоже подкинула под конец года рубликов, но ситуацию это уже не спасает. Даже проесть их вкусно никто не сможет. Прогноз на следующий год для белорусской экономики такой, что можно с уверенностью сказать: и сейчас нищие, и в 2012 г. будем нищими. И всё это – последствия той геополитической ловушки, в которую загнали нас власти своей провокацией 19-го декабря. Которая лишила Беларусь доступа к деньгам для реформирования и модернизирования страны. Которая заставила страну, находящуюся на перекрёстке цивилизаций, фигурально выражаясь, «лететь с одним крылом».

19-го декабря прошлого года Лукашенко собственноручно, своими мозолистыми крестьянскими руками, разбил свой «хрустальный сосуд». Носить ему теперь нечего: только осколки остались от былого доверия населения, хрустальная пыль – от социально-экономической модели, вообще ничего – от стабильности. Назвать стабильной страну, в обществе которой вопросов больше, чем ответов, язык не повернётся даже у дурака, живущего в информационном вакууме и предпочитающего там оставаться.

Лично у меня нет сомнения: всё это мы преодолеем. Склеится, забудется, и Беларусь, конечно же, будет и счастливой, и процветающей, а 19-го декабря, как и весь 2011 год, мы будем вспоминать, как дурной сон.

Только будет это не сразу. И у власти будут совершенно другие люди. Которые предпочитают склеивать, а не разбивать с размаху.

3 комментария:

  1. Отличный пост. Дзякую. Печатать бы и раздавать ляхторату которому "и так сойдет". Думаю перемена все ж настанет вовсе не с уходом лысины а с изменением пораженского мышления самих беларусов.

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за отзыв. Я думаю, среди электората эта статья тоже распространится, и знаю, кто этому поможет :)

    ОтветитьУдалить
  3. хотел сам писать в годовщину, но лучше дам ссылку на эту страницу)

    ОтветитьУдалить