Поиск

пятница, 20 февраля 2015 г.

Судьба Беларуси решается в Казахстане

В условиях военного противостояния между Россией и Украиной, углубляющейся политической и экономической изоляции России, общеевропейской неопределенности в сплетении различных экономических и политических проблем, судьба Беларуси, которая выстроила «открытую» (по словам А. Лукашенко) экономическую и закрытую политическую систему, выглядит все более неопределенной.

Пресловутая «открытость» экономики означает лишь ее критическую зависимость от внешних факторов: спроса на российском рынке и цен на углеводороды. За последние два десятка лет в стране созданы лишь единицы новых, конкурентоспособных производств, и страна, по сути, живет лишь тремя статьями доходов: продажа продукции на рынке России, перепродажа российских углеводородов, когда в переработанном, а когда и – нет, виде, в Евросоюзе, плюс кредиты. Конфигурация более чем ущербная, поскольку, в случае малейших внешних изменений, совершенно не оставляет пространства для маневра. Наш западный сосед, Польша, с которой мы находились на одних позициях в начале 90-х, даже в период мирового кризиса 2008-2009 гг. не познала рецессии, поскольку могла опираться на малый и средний бизнес, производящий конкурентоспособную продукцию. У Беларуси такой возможности нет.

Не надо даже особо вглядываться, чтобы понимать, что критическая зависимость от внешних факторов – это, в первую очередь, критическая зависимость от России: если ее рынок не будет поглощать нашу продукцию, никому в мире она даром не нужна. В Евросоюзе хватает своей, лучше и дешевле, а наладить поставки и без того нерентабельных товаров в далекие уголки мира вряд ли возможно с заметной прибылью. Точно так же, исключительно благодаря России, могут существовать и другие источники поступления в страну валюты: нефтегазовый сектор и кредитование. Не даст Россия – взять неоткуда.

Между тем, РФ сегодня скатывается во все более глубокий экономический кризис, выхода из которого не видно в ближайшие годы, а выхода без существенных потерь не видно вообще. Это уже отлично поняли партнеры Москвы по Таможенному союзу – Лукашенко и Назарбаев, оба, практически синхронно, начав интенсивные внешнеполитические игры с другими игроками: странами Запада, и Китаем. Причем, наладить сколько-нибудь существенные отношения с Китаем у Минска шансов практически нет, зато для Астаны они – вполне реальные.

Геополитическая ситуация Казахстана очень сильно отличается от ситуации Беларуси. Беларусь практически не имеет пространства для маневра: либо Москва, либо Брюссель с Вашингтоном. У Казахстана есть третья возможность: Китай. Пекин сегодня кровно заинтересован в установлении своей гегемонии, как политической, так и экономической, со странами среднеазиатского региона, на который, одновременно, имеют виды и Запад, и Россия, хоть возможностей у нее становится все меньше и меньше.

В силу этого фактора у Назарбаева есть отличный шанс обезопасить и свою страну, и себя – во главе. В условиях региональной конкуренции между предсказуемыми игроками, если ему удастся обеспечить консенсус и баланс интересов, наладить эффективное, но без «острых углов» сотрудничество и с Западом, и с Китаем, долгосрочные перспективы страны видятся весьма устойчивыми, а сам казахский президент – фигурой, которая всех устраивает.

Другой вопрос состоит в том, что при таком раскладе Астане становится не нужен Таможенный Союз, главный локомотив которой – Россия, все больше дистанцируется от цивилизованного мира, противопоставляя себя всем, даже ООН. Тесное политическое сотрудничество с ней практически обеспечивает статус изгоя, а углубление экономической интеграции гарантирует экономический (а, следом, и - политический) коллапс. Надо ли оно Астане, если у них под рукой возможность обеспечить благоприятную для страны как экономическую, так и внешнеполитическую коньюктуру, найдя «золотую середину» между действительно сильными игроками: Западом и Китаем? Ответ совершенно очевиден.

Очевиден он, судя по всему, и Назарбаеву. В то время, как между Беларусью и Россией нет ни границы, ни таможни,  другой их партнер по Таможенному Союзу, фактически завершил казахско-российскую границу. Буквально на днях власти страны объявили о планах уже в этом году самостоятельно вступить в ВТО – то есть, играть по общемировым правилам от своего лица, а не как часть ТС. В  течение последнего года подписано несколько стратегических соглашений с Китаем, а сами власти неоднократно намеками давали понять, что российское «евразийство» для них – не самоцель.

В то же самое время Москва, одной рукой затаскивая Казахстан в свои интеграционные проекты, другой активно его выпихивает, то угрожая бунтом солидной русскоязычной части населения, то, устами Путина, заявляя об отсутствии у Казахстана государственности до распада СССР. Как бы намекая, что, в общем русле российской направленности внешней политики, ориентированной восстановить пределы «советского мира» настолько, насколько это будет возможно, эта «ошибка» может быть и исправлена.

Этот клубок пока тихих и не выплескивающихся в громкие скандалы противоречий интересов и взглядов между Казахстаном и Россией, а также устойчивое положение Астаны на региональной и мировой аренах, уже в среднесрочной перспективе могут, с высочайшей долей вероятности, привести к тому, что Казахстан просто махнет Таможенному союзу ручкой, либо выйдя открыто, либо, оставшись формально, тихо саботируя его работу (за примерами ходить далеко не надо, сегодня не работает практически ни один интеграционный проект на пост-советском пространстве, начиная с СНГ, хотя все они на бумаге существуют).

А теперь самое время подумать о перспективах Беларуси.

Критически зависимая от Москвы, как это ни парадоксально, и на восточном векторе своей экономической политики (продажа товаров), и на западном (перепродажа углеводородов), она, как говорится, никуда не денется. Вопрос остается за тем, как долго и в каком качестве она будет Москве нужна.

А это уже вопрос без благоприятных для нас ответов. Экономически коллапсирующая Россия сегодня, судя по всему, единственный свой выход видит в победе над Украиной, восстановлении империи и вступлении в диалог с остальным миром в новом старом качестве – реанимированным СССР. Если отступиться от этого плана, то надо приступать к реформам по западному образцу, а этого себе позволить кремлевская верхушка уже не может без угрозы потерять власть.

Надежде на возрождение империи был нанесен сокрушительный удар именно отказом от таких планов Украины – именно поэтому Путин в нее так и вцепился. С бегством Казахстана, которое сегодня кажется более чем вероятным, в гроб этой мечты будет вбит последний гвоздь.

И, когда это случится, перед Беларусью встанет следующая реальность: как «единственный союзник» она просто перестанет быть нужна. Единственный союзник может быть нужен тогда, когда есть расчет, что он единственным быть перестанет. Крах имперских надежд и амбиций будет означать, что Москве выгодней и проще либо Беларусь аннексировать, либо бросить на произвол судьбы – любое из этих двух действий выглядит куда логичнее, чем простое субсидирование строптивого партнера без малейшей надежды на геополитический профит.

Если Беларусь будет аннексирована, то нас ждут все прелести российского падения и распада. Если брошена – будем, как Куба, десятилетиями находящаяся буквально под боком у США, прозябающая и никому не нужная.

Свои перспективы бывает полезно понимать на годы вперед – только так можно заниматься планированием и развитием. И сегодня они такие.

Вывод прост: если власть не прекратит заниматься ерундой, которая у нас тут называется «внешнеполитическое лавирование», не займется реальными экономическими реформами, ничего хорошего нас не ждет.


Или другой вариант: если беларусы не перестанут терпеть власть, занимающуюся ерундой, а власть заниматься ерундой не перестает, ничего хорошего нас не ждет…

Комментариев нет:

Отправить комментарий