Поиск

вторник, 27 марта 2012 г.

Темнота впереди…


Как вам не стыдно! Вам по 40 лет,
половина жизни уже прожита.
Что у вас позади? Что в настоящем?
Что впереди?
Мрак, грязь и ничего человеческого!
Опомнитесь, пока не поздно. Вот мой совет.


Доцент, к/ф «Джентльмены удачи»

Если жить, ни о чём особо не задумываясь, то проблем намного меньше.

Тогда все проблемы сосредотачиваются на сегодняшнем дне: как провести сегодняшний вечер что купить и приготовить сегодня на ужин, что посмотреть по телевизору, или, например, о чём и с кем почирикать сегодня в твиттере.

Насколько я понимаю, это и называется: «Жить сегодняшним днём». Хотим мы этого или нет, но сегодня вся наша страна живёт исключительно сегодняшним днём.

Не верите? Попробуйте представить себе, что будет в Беларуси, или в Вашем родном городе лет эдак хотя бы через 10? Получается? У меня, сказать честно, не очень…

Дон Вито Корлеоне, американский бандит итальянского происхождения, из криминальной саги «Крёстный отец», мечтал, чтобы его внуки выросли музыкантами, поэтами, или же «теми, кто дёргает за ниточки». Возможно, кто-то стал бы и президентом. «Ведь здесь, в Америке, нет ничего невозможного», - восклицал он.

Может ли кто-нибудь из нас строить планы на будущее своих детей и внуков в своей родной стране? Станет ли кто-нибудь из них музыкантом или поэтом? А это вообще возможно в стране, где культуры сведена до идеологического инструмента, призванного обслуживать правящую верхушку?

Станет ли кто-то «тем, кто дёргает за ниточки»? А это вообще возможно в стране, где расписание правления составлено на несколько поколений вперёд представителями одного, далеко не самого лучшего семейства?

Мы сегодня находимся в положении в тысячу раз хуже, чем кровавый гангстер, стоявший в Америке вне закона, в середине прошлого века. Мы, вполне законопослушные граждане, в XXI столетии, в своей родной стране.

Мы настолько утратили человеческое достоинство, что готовы мириться с тем, что не имеем возможности планировать будущее наших детей в своей собственной стране? Собственно говоря, именно это и называется «рабством»: завтра нас, если захотят, продадут. Сегодня не продают, и мы вкалываем за скудную пайку. Иначе назвать сегодняшний уровень жизни белорусов невозможно.

Наше будущее туманно, и мы сами в этом виноваты: тем, что допустили наше пустое настоящее.

Чем мы живём сегодня, может кто-нибудь вразумительно сказать? В стране есть какая-то здравая идеология? В стране есть какая-то понятная всем, адекватная система ценностей? В стране, извините за пошлость, есть какая-то мораль?

Советский Союз никогда не вернётся, это исторический диагноз, но мы, белорусы, вконец потеряв ориентиры, сегодня замерли как бы в ожидании, и все свои надежды возлагаем на тех, кто «за…». Не «ЗА сильную и процветающую Беларусь», например, а на тех, кто «за нашей границей». Одна часть связывает свои надежды с Россией, другая – с объединённой Европой. Третья часть вообще не ждёт исполнения своих надежд и мечтаний, а собирается и едет – в ту же Россию или Европу, и от этого положение дел не меняется: решать проблемы у себя дома никто особо не рвётся.

При этом мы просто не учитываем совершенно очевидных вещей: в Россию в нынешнем виде нам пути нет, мы всегда будем для них чужими, а они – для нас. Раз уж не стали своими за 200 лет нахождения в единой границе, то и период лукашизма, с постоянными истериками и личными обидами, этой разницы не нивелирует. Разве вы не чувствуете, насколько мы разные, и насколько мы не хотим в Россию, а Россия не горит желанием присоединять нас?

Да и в самой России всё далеко не так однозначно, как нужно было бы, если бы мы хотели связывать своим долгосрочные планы с этой страной. Не сегодня, так – завтра, там настанут перемены, она уже дозревает. В глобальном противостоянии «диктатура vs демократия» первая терпит крах в историческом и планетарном масштабе. Россию, без сомнения, ждут очень тяжёлые времена: времена реформ и реакции, строительства нового общества, и нам в этом вихре проблем делать явно нечего.

Нужны ли мы Европе? Нужны, безусловно, но, тоже – не в нынешнем виде. В нашем нынешнем состоянии, при полном отсутствии конкурентной промышленности и совершенно атрофированной деловой инициативе, белорусы – это огромная толпа потребителей, но отнюдь не производителей. Пройдут годы, если не десятилетия, прежде чем мы сможем предъявлять какие-то претензии на то, чтобы быть кому-то интересными.

Является ли решением проблемы трудовая миграция, временный или постоянный отъезд?

Не думаю.

Среди тех, кто решается на окончательную иммиграцию, лишь единицы находят своё счастье. Ровно настолько, насколько можно быть счастливым где-то, где ты никому не нужен. То есть – весьма условно.

Гастарбайтерство? У меня, не солгу, десятки знакомых, которые промышляют таким образом. Большинство из них воют от того, насколько им это опостылело. Они изнашиваются морально и физически, они чужие и там, и – здесь, приезжая на короткое время… Спокойно к этому относятся лишь те, кто стал на эту стезю недавно, и воспринимают это как временное явление, «чтобы заработать». Они не отдают себе отчёта в том, что нет ничего более постоянного, чем временное…

Я знаю людей, которые начали ездить на заработки в другие страны ещё в 90-х годах, и вот они-то уже, наверное, поняли, что такое «временно, чтобы заработать»: раз оторвавшись, практически невозможно вернуться на свою стезю. В свою колею.

А те, кто сейчас делает ставки «на Москву», если бы умели думать в перспективе, будущим, уже сейчас задумались бы о том, что вечный гастарбайтер, он по-любому обречён либо на то, чтобы досрочно загнуться, либо на то, чтобы в старости стать своей семье обузой.

Потому что у него не будет никакой пенсии. Сбережений, позволяющих жить на %, скорее всего – тоже, ибо сезонные заработки не дают возможности жировать, а позволяют лишь поддерживать более-менее пристойный уровень текущих расходов. Старея, такой человек оказывается в положении, когда он не может сам себя прокормить, и отнюдь не всегда взять на себя заботу о нём в состоянии его близкие.

Выход ли это? Ну, каждый решает для себя.

Наш диагноз – неутешительный.

Мы сегодня являемся страной без настоящего: у нас нет своей экономики, у нас нет достойного государства, у нас нет какой-то цивилизационной привязки (мы и не в Европе, и не в России), у нас отняли историю, наша общественная мораль – неоднозначна и весьма относительна.

Являясь страной без настоящего, мы являемся страной без будущего.

Мы – моральные и геополитические бомжи.

Потому что мы очень надеемся на то, что наши проблемы решит тот, кто «за…». Но ещё один симптом нашего диагноза: тем, кто «за…» наши проблемы не интересны.

Мы очень надеемся на тех, кому наши проблемы не интересны и не нужны, вместо того, чтобы самим наводить порядок у себя в доме.

В настоящем у нас – пустота.

В будущем у нас – темнота.

Что делать?

Брать на себя ответственность. Принимать серьёзные решения и выполнять их. Думать не только о настоящем, но и о будущем. Быть Солидарными. Быть умными и выдержанными. Быть активными и ответственными.

Не бояться темноты. Темнота развеется, если мы сегодня будем принимать правильные решения. Свои решения.

2 комментария:

  1. Петр,я с Вами полностью согласна и разделяю Ваше мнение-это так печально,когда начинаешь задумываться...

    ОтветитьУдалить
  2. у меня давно другая проблема: чтобы не сойти с ума, приходится искать другие темы, чтобы задумываться...

    ОтветитьУдалить