Поиск

вторник, 21 июня 2011 г.

Диалог диалогу рознь


Сегодня утром прочтение новостей вызвало у меня лёгкое чувство дискомфорта.

Как-то поразительно часто упоминалось в них слово «диалог». И всё в одном контексте: надо, мол, начинать диалог властей и оппозиции.

Автор предложения – поэт и экс-кандидат в президенты Владимир Некляев. Он и сам это говорит в своих комментариях. А ещё поддакивает его помощник Федута. А ещё как-то подозрительно синхронно о диалоге запели внешне независимые эксперты и аналитики.

Дежавю.

Потому что ещё год назад со стратегией диалога активно выступал лидер Движения «За Свободу!» Александр Милинкевич.

Только тогда весь байнет громыхал гневными возгласами: эк, мол, какой там диалог! С диктатором?! Да ни в жисть! Только революция! А Милинкевич – предатель.

Лично я как был сторонником диалога тогда, так остался им и сейчас. Разница только в том, какой это должен быть диалог.

Милинкевич, как и до него коалиция Объединённых Демократических Сил (ОДС) со своей Стратегией, выступали за диалог тогда, когда режим Лукашенко был на пике своего политического могущества. Оппозиция, хотя и была явно сильнее, чем сейчас (после 19-го декабря), но всё же и близко не могла рассчитывать на то, что в тотально замазанном и заглушенном белорусском политическом поле для неё появится хотя бы малюсенькая щелочка для манёвра.

В тех условиях артикуляция необходимости диалога, уверен, сыграла позитивный результат. Власти не могли (и не могут) пойти на открытый разговор с оппозицией. Но примирительная риторика значительной её части сделали возможным диалог режима с Евросоюзом, который отчасти (от большой части) отстаивал интересы как раз демократического сообщества. В конечном результате мы имели относительно мягкие (если не считать последних этапов) политические кампании 2008 и 2010 годов, снижение репрессий, возвращение независимых газет в «Белсоюзпечать», регистрацию нескольких значительных общественно-политических организаций.

И примирительную риторику Минска по отношению к Европе – тоже.

Если бы внутри Беларуси не было политических сил, призывавших к диалогу, у Евросоюза не было бы ровным счётом никаких оснований вести такие разговоры: а ради чего? Ведь все довольны. А если недовольны, то имеют своё видение и планы решения проблем. Чего вмешиваться?


Не стало ли это всё предпосылками того, что случилась Площадь-2010? А не заложился ли именно тогда фундамент того гражданского общества, которое сегодня проводит «Стоп-бензин», «Революцию через социальные сети» и другие акции народного сопротивления?

Вопросы риторические, ответить на них невозможно. Но лично я уверен, что, не в последнюю очередь сегодняшняя активность белорусов связана как раз с тем, что последние годы в «треугольнике» «власть – Запад - оппозиция» было относительное, пусть и незначительное, но потепление.

И, ради этого, безусловно, стоило занимать взвешенную позицию и призывать к диалогу.

Что мы наблюдаем сегодня?

Сегодняшние авторы стратегии диалога как будто живут в другой стране и в другое время.

Как будто не было 19-го декабря.

Как будто власть сегодня, как обычно раньше, «на коне»: имеет средства покупать лояльность граждан, пользуется их поддержкой и может спокойно давить всех инакомыслящих. А не дёргается в припадках: «А где сегодня рванёт протест?»

Как будто у Лукашенко, как и раньше, есть возможность манёвра между Западом и Востоком.

На самом деле, сегодня диалог если кому и выгоден, то это власти.

Если бы сейчас таковой диалог с оппозицией случился, выиграл бы только режим.

Это позволило бы «стравить пар» и сымитировать ориентацию на согласие перед собственным народом. Сбить протестную волну и разделить часть ответственности за настроения в обществе с оппозицией.

И, самое главное: диалог сейчас дал бы возможность режиму Лукашенко начать переговоры с Западом. Запеть песни о демократизации, конструктивности. Под эти песни выманить очередной кредит. Симулировать потепление. За счёт этого, опять же, надавить на Москву. Одним словом – сплошные плюсы.

Диалог диалогу рознь, и целесообразность диалога зависит от политического момента. Сегодня демократической оппозиции, как никогда, нужны крепкие нервы, чтобы выдержать «гроссмейстерскую» паузу, дождавшись хода властей: либо они сами предлагают диалог (!), тем самым гарантируя хотя бы минимальные позитивные изменения, либо они срываются на брутальные репрессии, и тем самым подписывают себе смертный приговор.

Сегодня психологическое преимущество на стороне демократических сил, власть же – в патовой ситуации. Зачем навязываться?..

Не спешите ловить меня на «противоречии»: мол, чуть выше написано, что остаюсь приверженцем диалога.

Да, остаюсь, но с учётом новых обстоятельств.

Сегодня власти должны предлагать переговоры. И только это станет достаточным основанием опять играть в эту игру. Потому что, предложив диалог, режим не может не сделать конкретных позитивных предложений. Нет, они-то, конечно, могут, но только пользы тогда не будет никакой от этой инициативы: никто не поверит, и бонусов состричь не удастся.

Таким образом, власть, опять же, в патовой ситуации: либо делать конструктивные шаги, которые приведут к неизбежным уступкам, либо оставаться зажатыми между европейским политическим молотом и российской экономической наковальней.

Правда, есть у власти один шанс выскочить из этой ловушки. Имя этому шансу – диалог.

И есть один шанс провести этот диалог так, чтобы, по традиции, обхитрить всех: и бонусы получить, и реальных уступок не делать.

Для этого достаточно лишь, чтобы диалог предложила сама оппозиция. Либо… агенты режима внутри оппозиции.

Тогда можно согласиться. Тогда власть сможет не предлагать ничего конкретного в смысле либерализации, а лишь реагировать на выставляемые ей требования. Когда-то – позитивно, а чаще всего – негативно. Тянуть время нескончаемо долго. И, попутно, «продавать» эту имитацию Западу как полноценную общественную либерализацию. За кредиты. А одновременно давить на Москву возможностью возвращения к европейскому вектору сотрудничества.

Нужен ли сегодня Беларуси такой диалог?.. Не уверен.

PS

Сами авторы концепции диалога в сегодняшних условиях особо не скрывают, на что она направлена.

Вот как комментирует недавнее введение ЕС дополнительных санкций по отношению к бизнесменам из окружения Лукашенко, помощник Некляева, г-н Федута:

«Боюсь, что Евросоюз может делать и последующие шаги в этом направлении. Говорят, существует список из 18-ти крупнейших предприятий Беларуси, в отношении которых могут быть введены санкции. И тогда они коснутся каждого рядового гражданина. И если Лукашенко волнует судьба белорусов, он должен думать о недопущении санкций, о защите своего народа.


И в этом плане весьма важное значение имеет концепция диалога, которую предложил Владимир Некляев. Если власть вступает в диалог с политической оппозицией, с гражданским обществом – это уже изменения, Евросоюз реагирует на такие вещи очень чутко».


Прибавить особо нечего. Кроме одного. Никакие санкции уже не в силах предотвратить полнейший крах режима, который приведёт экономику страны в состояние примерно начала 90-х годов. И вряд ли Федута этого не понимает. Скорее всего, фраза про народ вставлена…эээ… для маскировки. Или пафоса.

Комментариев нет:

Отправить комментарий