Поиск

пятница, 17 июня 2011 г.

«Порванная верёвка»


В народе есть поговорка: «порванную верёвку как ни вяжи, а всё равно узел будет».

15 миллиардов долларов, которые режим Лукашенко намеревается выручить от продажи национального достояния, без сомнения, кажутся ему спасительным кругом в борьбе за власть.

Хотя, казалось бы: сегодня никто персонально с узурпатором не борется. О какой борьбе может идти речь?

Но Лукашенко борется не персонально. Как нищий за выживание, он борется за власть с самой жизнью. Историей. Народом.

Потому что надоел. Потому что довёл «до ручки». Потому что невозможно больше терпеть его и его семейство.

Но он этого не понимает. За всю свою президентскую карьеру Лукашенко использовал лишь две, относительно позитивные (о репрессиях и страхе я не говорю, это отдельная тема) стратегии взаимоотношений с людьми: обещать и давать.

Не работать, не зарабатывать, не общаться, не слушать, не понимать, не видеть – лишь обещать и давать.

Когда на заре его президентства давать было особо нечего, работала его политическая харизма: он щедро обещал, и люди ему верили.

Истощение этой спасительной харизмы в начале «нулевых» годов совпало с началом нефтяного оффшора – беспрецедентного в истории дотационного режима со стороны России. Практически ему дали столько ресурсов, чтобы он мог спокойно покупать лояльность граждан, ни о чём особо не заботясь. Он не принял никаких ответственных экономических решений, не провёл ни одной значимой реформы, не привлёк сколько-нибудь заметных инвестиций, не построил эффективных предприятий, но в стране появились деньги. Дала Россия.

И, если бы был он настоящий ПРЕЗИДЕНТ, а не банальный ДИКТАТОР-ПОПУЛИСТ, то думал бы о стране, народе и исторической перспективе. И эти деньги были бы потрачены на структурные реформы национальной экономики, так, чтобы детям и внукам осталась действительно успешная страна и хозяйство.

Но этого сделано не было. А был колоссальный популизм: «дожинки», ледовые дворцы, и необоснованные повышения зарплат на неэффективных производствах и колхозах. Популизм, целью которого было завоевать дешёвую популярность. Популярность тем более дешёвая, что он этих денег не зарабатывал, их никто не зарабатывал, их выкачивали из русской земли в виде нефти.

Вот в этом и была стратегия «давать». Как добрый барин, который печётся о холопах. Лукашенко не создавал условий для малого бизнеса, для нормальных трудовых отношений. Он не делал ничего для того, чтобы люди могли сами зарабатывать побольше. Ведь в этом случае они были бы независимы. Он хотел именно ДАВАТЬ, чтобы выглядеть барином. А другие, в при таком раскладе, обязательно чувствовали бы себя холопами.

Но… кончилось, что «давать». Покупать покорность больше не за что. И по стране покатилась волна протестов.

Закон формирования волны всегда один: от едва заметной ряби на поверхности, до 9-го вала. И он хорошо понимает, что именно начинается в стране и чем конкретно это ему грозит.

Но ничего, кроме как «обещать» и «давать» он не умеет. Ну, не научила жизнь… Может, не хотел учиться.

Он попробовал было обещать. И что девальвации никакой не будет, и что через неделю-другую забудем обо всех проблемах, и что «живите как жили».

Да только не выходит ничего. Во-первых, жить как жили чего-то не получается. И, во-вторых, харизма уже не та: не верит народ. Народ теперь верит только, если ему что-то дают.

Приходится бросаться во все тяжкие. Продаётся самое лучшее, самое большое и прибыльное предприятие страны: «Беларуськалий». Одно из ведущих в мире в своей отрасли. Продаётся за большие деньги: $15 млрд.

Цель – понятна: «дать». Снова купить лояльность людей. Получить деньги на руки, чтобы сделать «как было».

Страшно даже подумать, какую цену платит наш народ за такую «забаву»: пребывание у власти семейки Лукашенко. Ради того, чтобы ещё годик они спокойно доили страну, мы лишаемся национального достояния, которое могло бы, в хороших руках, быть залогом хотя бы минимально стабильной жизни наших детей и внуков. Вот захотелось ему продать – он продаёт. А кому, как, за сколько и куда вырученные деньги пойдут, это уже, вроде как, и не наше дело.


«Стоп-бензин», Брузги, «Революция через социальные сети»: верёвка-то, явно порвалась.

На что он рассчитывает? Собирается продать «Беларуськалий», потому что «На эти деньги можно три таких предприятия построить и ещё людям останется» (как он сам сказал по этому поводу)?

Рассчитывает, что «Беларуськалии» можно, как огурцы или редиску, выращивать и продавать?..

Ну-ну…

Лукашенко хочет снова «дать», ок. Но в народе есть чудесная поговорка: «порванную верёвку как не вяжи – всё узел будет».

Комментариев нет:

Отправить комментарий